Новогодние украшения

Виталий Иванович Ячмень
Новогодние украшения

Новогодние игрушки

1

Лена давно упрашивала поехать с ней к дубу, а тут, вместо дорогого телефона, на День Рождения заказала в подарок фотосессию. Разве можно отказать будущей жене? Я назвал её «будущей женой»? Ну, в этом нет ничего странного, учитывая, что мы уже три года вместе, два из которых живём на съёмной квартире. Моей зарплаты программиста хватает и на оплату аренды, и на вкусности с кинотеатрами. Лена заканчивает последний курс и собирается стать «великим архитектором». Именно так, по-другому она никогда себя не называла. Её мама, Виолетта Павловна, высокая блондинка с красивой фигурой, назвала меня пару раз зятем, так что, считаю благословение лежащим у себя в кармане. Правда, отец, Пётр Сергеевич, бывший военный, а сейчас начальник охраны в одном из супермаркетов, все эти годы смотрел на меня, как на потенциального вора продуктов во вверенном ему магазине. Лена всегда смеётся, когда я высказываю мнение о его взгляде, отчего её курносый носик постоянно лезет вверх. В такие моменты её лицо мне кажется ещё более милым, чем оно есть на самом деле. Вы видели детей в возрасте десяти-одиннадцати лет? Конечно, видели, у меня и сомнений нет по этому поводу. Так вот, её лицо так и осталось детским, и временами на нём проскакивает озорливость, оставшаяся от не доигранных игр. Наша разница в пять лет не имеет для неё никакого значения, хотя, некоторые её подруги называют меня «старым». Мне кажется, что это всё от зависти – мало кто из них может похвастаться парнем, к тому же сумевшим свозить их в Испанию среди летних каникул, несмотря на такое нелёгкое для страны время.

В общем, как нетрудно догадаться, на жизнь я не жалуюсь. Детство было нелёгким, но сейчас всё «пучком». Я полный сирота с одиннадцати лет, и, вспоминая о смерти родителей, стараюсь считать, что это первое серьёзное испытание в моей жизни… и оно меня закалило крепче, чем самая жаркая печь кузнеца.

Лена любит фотографироваться. Я ей купил дорогой телефон и сейчас, как посторонний зритель, наблюдаю за её обновлениями в социальных сетях. Помню, как она упросила меня посетить контактный зоопарк. Скажу вам честно, судьбе зверушек, вынужденных терпеть по несколько снимков, пока не получится идеальный, я не завидую. А нашу поездку на море я буду вспоминать и на смертном одре… Да и как иначе, если, фотографируя свою любимую, я обгорел настолько, что меня пришлось вечером мазать специальными мазями, а оставшуюся часть отпуска я провёл в гостиничном номере.

Нет, скорее всего, вы меня неправильно поймёте. Я живу со всеми этими привычками любимой, и мне это нравится! Любовь… и тут добавить больше нечего.

Да, на этот день рождения Лена заказала фотосессию – странную, но такую желанную! Дело в том, что моя невеста очень любит фильмы ужасов. Если быть точным, то не только фильмы, но и книги, а также всё, что связано с мистикой. Вы знаете девушек, которые будут рады книге? Я знаю и даже знаю тематику этих книг! В комнате Лены стоит книжный шкаф, полностью заваленный мастерами её любимого жанра, и я очень рад, что эта комната находится в квартире её родителей.

Двадцать второй год Лена решила отметить с семьёй. Кое-кто из её подруг, сказал, что это прошлый век, но я только улыбнулся: мне начало казаться, что Лена входит в состояние семейной женщины. Самым главным здесь было то, что делала она это «мозгами», полностью осознавая свои решения.

«Женюсь!» – с лёгким смехом в звенящей от любви голове прокричало моё сознание. Я решил с ним не спорить, полностью поддержав ликующую душу.

Всякий раз я спрашиваю людей, что они хотят себе на подарок. Как-то так сталось, что, вручив несколько раз знакомым непонятные безделушки, я решил, что сам таких подарков не захотел бы. Только один из именинников, рассматривая статуэтку коня, поднял томный взгляд и похлопал меня по плечу. Можно было ничего не говорить – тут и так всё было ясно.

Лена долго не признавалась, что хочет на подарок. В очередной вечер, когда я уже отчаялся добиться какого-либо ответа, она, укрывшись под тёплым одеялом от зимних холодов, тихонько проронила:

– Фотосессия у дуба висельника…

Фраза прозвучала спокойно и очень обыденно. За месяц до этого разговора, я уже спрашивал у неё про это место.

2

За полтора месяца до своего дня рождения Лена, начитавшись очередных форумов с мистическим содержанием, с упоением рассказывала мне новую историю, вызывая скептические вопросы.

– Дуб висельника? Что это? – проронил я, делая очередной глоток. Чай парил, источая по кухне лёгкий аромат альпийских трав. Ну, мне хотелось в это верить, так как денег за стограммовую пачку пришлось отвадить не мало.

Тогда, сидя на кухне и поедая шоколадное пирожные, Лена рассказывала мне очередную «весёленькую» историю, вычитанию в интернете. Да, лучше бы я не спрашивал…

В разных странах есть места, на которые молятся любители мистики и ужасов. Кому-то повезло больше, и у них для этого притаилась старинные замки или полуразвалившиеся кладбища. Моей стране повезло меньше – масштабы не те. А что ещё сказать, если у нас, одним из самых известных мест, оказалась деревня Глубокий Выгон. Об этом я узнал, допивая чай и выковыривал из зубов альпийскую травинку.

Лена отрезала очередной кусок пирожного, а её глаза сияли радостью. К сожалению, не сладость разместила на её лице улыбку, а рассказываемая история, от которой волосы на моей, начавшей лысеть, голове, медленно поднимались к потолку.

Для обычного обывателя деревня Глубокий Выгон могла показаться очередным смешным топонимом на теле нашей родины. Небольшое поселение, образованное ещё около трёхсот лет назад, имело в своём активе около пятидесяти дворов. Старая церковь, восстановленная на месте сгоревшей при советах, смотрела в небо блестящим куполом. Магазин, киоск с удобрениями и пара бабок, торгующих возле автобусной остановки поштучно сигаретами – вот и вся инфраструктура этого прекрасного места. Что ещё? Ну, конечно же он – дуб висельника. Старое дерево с почерневшей от периодических поджогов корой, смотрело с экрана телефона моей невесты. Она подвинула его ко мне и пристально наблюдала, как мои губы искривляются в отвращении. За что сразу цеплялся взгляд, так это за две ветки, торчащие в разные стороны. Они шли почти горизонтально, и на них не было ни маленьких веточек, ни листиков – такие себе балки, для подвешивания нерадивых жителей деревни. Прямо под деревом стоял молодой парень. Его голова была приподнята, а глаза выискивали что-то среди ветвей. Он махал рукой снимающему его человеку, приглашая подойти поближе. Я не видел лица парня, но он мне казался чем-то встревоженным.

Лена доела пирожное и стукнула ложкой по тарелке. Звон посуды отвлёк меня от созерцания снимка и заставил уронить телефон на стол.

– Это он? – не знаю почему, но мой голос дрогнул. Пришлось встать и налить в стакан воды, чтобы промочить горло.

– Ага, – улыбнулась Лена. – Это дуб висельника. Парень на фотографии… он умер. Через несколько дней после этой прогулки он, оставшись дома один, прицепил к батарее верёвку, надел на шею петлю и прыгнул с окна. Помнишь, об этом везде писали? Фотограф, кажется, порезал вены через пару дней, но это мне уже не так интересно.

– Висельник на Гоголя? – мои брови приподнялись, а стакан в руке мелко задрожал.

Помню ли я этот случай? Ну, как сказать… Если учесть, что я работаю на соседней улице и отправившись на ежедневную обеденную прогулку, застал спасателей за работой… то, можно сказать, что помню. Несколько человек в спецодежде со страховочным оборудованием, свисали с крыши. Их коллеги придерживались висельника из соседних окон. Когда верёвка было перерезана, парень повис на руках двоих спасателей, затянувших его в распахнутое окно.

Краем глаза я зацепился за фотографию, продолжавшую мирно смотреть на мир из телефона. Нет, узнать несчастного я не смог, но что-то в его лице казалось знакомым. Скорее всего, мозг старался шутить со мной, выставляя надуманное за действительность. Парень стоял вдалеке от фотографа и понять, что его так заинтересовало на дереве, я не смог. Но в душе у меня поселилось чёткое чувство, что он чего-то испугался. Поле, позади небольшой холм, дерево… Что из этого может быть страшным? Что в этом снимке такого, что даже у меня зарождается чувство страха, только от одного его вида? Опять шутки подсознания? Я знаю, что это за место, и мой мозг старается запугать меня. Помню, когда-то смотрел старый фильм, в котором показывали, как работают некоторые психологические уловки. К примеру, аудитории студентов показывали портрет человека и сообщали, что он преступник. Все сразу начинали описывать его злые черты лица и жестокие глаза. Когда другой аудитории показывали тот же самый портрет, но говорили, что это великий учёный, всё сразу начинали описывать его добрые морщины и светлый взгляд. Дуб висельника? Значит любое фото с ним должно быть страшным.

– Ты тоже это чувствуешь? – Лена вывела меня из раздумий.

– Прости, что? – я качнул головой, прогоняя наваждение. – Я задумался. Ты о чём?

– Опасность, исходящую от снимка, – полушёпотом, с улыбкой проговорила Лена. – Ты тоже почувствовал, как от него веет ужасом и страхом.

Лена смотрела на меня, как будто на мне были нарисованы странные узоры. Я не мог понять, чего больше в её взгляде: насмешки или волнения. Через мгновение, телефон снова перекочевал в её руку, и она что-то быстро начала листать.

– Вот, смотри, – гаджет проехался по столу, и мне пришлось ловить его, чтобы дорогая игрушка не разлетелась в дребезги, завершив свой путь на нашем кафельном полу. – Думаю, дерево ты узнал.

Дрожащей рукой, я поднял телефон и увидел картину, мало чем отличавшуюся от недавней. Всё то же зелёное поле, холм и дуб. Те же две ветки смотрят в разные стороны, завлекая немытые шеи будущих жертв. Только сейчас под деревом стояла девушка. Полная, в короткой юбке и с причёской «под мальчика», она выглядела гармонично рядом с широким и безлистным деревом. В этот раз, фотограф заснял взгляд человека, и это меня обрадовало. Нет, я не параноик и это не игры разума! В глазах девушки явно виден страх! Я увеличил снимок и рассмотрел перекошенный рот и начавшую подниматься руку. Уверен, она тоже хотела показать на то, что осталось недоступным фотографу. Как я не старался разглядеть источник её страха, ничего нового фотография мне не раскрыла. Но я увидел красный след на шее девушки.

 

– А что… – я попробовал задать вопрос, но был перебит Леной.

– След от петли. Её спасли за два дня до этого снимка. Тогда Саша, так её звали, поехала к дубу висельника, полная уверенности, что теперь её не спасут. И она была права: через три дня девушку нашли повешенной в нерабочем лифте. Миша, она умерла в лифте в своём же подъезде! Этот лифт не работал уже почти месяц! А умереть её подтолкнула любовь, как бы банально это не звучало… Фотограф утонул в бассейне на третий день после того, как обнаружили Сашу. Прошу заметить, он был мастером спорта по плаванию, но это ему не помогло – проклятие дуба настигает всех своих жертв.

3

Сегодня я лежал на спине, уперев взгляд в потолок. Мягкий матрас на большой двуспальной кровати позволял расслабляться после целого дня сидения за компьютером. Медленно повернув голову в сторону Лены, я вытянул из-под головы правую руку и провёл себе по лицу. Мне это не послышалось? Моя невеста хочет сфотографировать у этого непонятного дуба?

Перед глазами качнулся видение, и его вид мне не особо понравился: из окна дома на Гоголя висит парень, а несколько человек в одежде спасателей, стараются спрятать его мёртвое тело от глаз праздных зевак. И от моих глаз тоже. Девушка в лифте? Я не видел её труп, но явно представил, как её пухлое тело болтается под потолком узкой кабины лифта. Интересно, к чему она прицепила верёвку?

Лена продолжала лежать в прежней позе. Примостилась на бок, она провела так всё время, пока я просматривал новости в интернете. Похоже, молча лежать ей надоело и мне открылась тайна её подарка.

Не дождавшись больше никакой реакции с её стороны, мне пришлось начать первым. Медленно, произнося каждое слово с расстановкой, я попробовал исправить ситуацию и изменить её желание в сторону чего-то более банального. Телефон! Что может быть более желанным для современной девушки. Новый, дорогой, «розовенько-красненький» – ну, просто мечта! Или сумка! Платье тоже сойдёт. Но это в том случае, если в жёны ты выбрал обычную девушку, а у меня – фанатка мистики и ужасов.

– Зачем тебе туда ехать? Ты тоже хочешь умереть из-за несчастной любви? А я думал, у нас всё серьёзно…

«Ну, давай! Скажи, что ты ещё не окончательно решила! Скажи, что у меня ещё есть шанс отделаться большими деньгами, но целыми нервами! Я жду…»

Лена медленно перевернулась на спину и уставилась в потолок. Тяжёлый вздох, прозвучавший в комнате, разрушил все мои надежды.

– С той девушкой всё сложно, – Лена засунула руку под подушку и извлекла из-под неё телефон. Подержав его несколько секунд в руках, она, раздумывая над дальнейшим действием, убрала гаджет на прежнее место. Не сомневаюсь, что изначальной целью было снова посмотреть на фото несчастной толстушки. – Ты же помнишь, там замешана любовь и прочие радости. Парень, которого она любила с самой школы, женился на их общей знакомой. Я не уверена, знал ли он о чувствах этой бедняжки, но история для неё закончилась грустно. Про парня на первой фотографии, могу сказать только то, что он недавно расстался со своей девушкой. Видишь, возможно, дерево здесь не причём… Да и с отношениями у нас всё гладко, так что тебе бояться нечего.

Она повернулась ко мне и обняла дрожащей рукой. Я не понял почему её пальцы подрагивали, ведь в комнате было довольно тепло. Да, за окном шёл лёгкий снег, но наша квартира в новостройке хорошо отапливалась от индивидуального отопления… а тут подрагивают пальцы, и холодная ладонь замирает на моём животе.

Лена молчала. Она провела несколько раз рукой по моей груди и остановила её в районе солнечного сплетения. Её ладонь промораживала меня, но прекращать происходящее не хочется.

– Миша, на самом деле я уже пару лет хочу туда съездить, но всё никак не наберусь смелости. Ты же знаешь, что под личиной любителя «пострашнее», я самая настоящая трусиха. Кстати, спасибо, что позволяешь мне оставлять на ночь свет в коридоре, – Лена поцеловала меня в щёку, и снова продолжила монолог. – Но других, настолько загадочных мест, в нашей местности нет. Не то что в западных странах. Да и там… Мы с тобой посещали замок с приведениями, отдыхая в прошлом году, но ты же помнишь, что их там давно никто не видел.

– Ага, кроме местных. И то, как мне показалось, привидения появляются только после пары пропущенных стаканов.

– Ну, да, – звонкий смех на пару секунд ворвался в мой мир, через мгновение снова уступив место прежнему разговору, – я тоже так думаю. А что у нас? У нас есть место, которое наводит ужас на многих людей, даже за территорией страны! На американских форумах люди обсуждают Глубокий Выгон! Миша, американцы обсуждают украинскую деревеньку! Ты знаешь, что местные жители стараются не гонять к дубу скотину? А то, что первая церковь в тех краях, которую построили ещё лет триста назад, загорелась, и в считанные минуты выгорела дотла? А ещё…

Я приподнялся на локтях и посмотрел в её сторону. Лена замолчала, остановившись с приподнятой вверх рукой.

– Деревянная церковь? Загорелась? Лена, это действительно невероятно. Мне кажется, что там ещё был магический треск досок и магическое поедание зажаренных шашлыков.

Улыбка поползла по моему лицу, вопреки желанию оставаться серьёзным. Через пару секунд я смеялся на всю комнату, снова завалившись на кровать.

Лена стукнула меня кулаком в бок. Не могу сказать, что у неё хороший удар, но рука у девушки реально тяжёлая. Короче, пришлось мне застонать, но я сохранил лицо, мужественно сжав зубы.

– Дурак… – она засмеялась, передразнивая мой голос. – «Магический треск досок»… Тьфу на тебя.

Я резко поднялся и поцеловал её в щёку.

– Любимая, я забыл про магический треск разверзшейся земли, когда из неё появились рога, и Дьявол выбрался наружу, пожирая всё на своём пути!

Лена снова ударила меня в бок и заскочила сверху.

– Ой, дурак. Как я тебя терплю?

Наш поцелуй длился вечность, и я готов поспорить, никакой Дьявол, разрывающий землю, не смог бы нас разделить.

4

Через час, приняв душ и попивая напитки, мы снова сидели на кухне, обрядившись в домашние халаты. Лена крутила в руке цветную баночку, рассматривая через отверстие видное только ей магическое послание. Сделав очередной глоток, она улыбнулась и ударила ладонью по столу. Признаюсь, такой жест меня удивил, поскольку удар оказался не из лёгких, и я, дёрнувшись, чуть не пролил свой напиток.

– Миша, значит так: или мы едем к дубу висельника, или в качестве подарка ты мне купишь домик у моря. Там обязательно должны летать большие белые чайки, а утром лодка рыбака будет привозить мне свежую рыбу. На гамаке среди пальм, я буду проводить всё свободное время, попивая сок из свежего кокоса. Три служанки будут ухаживать за мной: первая – следить за моим богатым гардеробом, вторая – готовить вкусные обеды, третья – махать опахалом, разгоняя страшную жару. Скорее всего, там найдётся место красивому мускулистому садовнику, который будет подрезать кусты перед домом, а по вечерам я буду разрешать ему купаться в бассейне. На большой яхте…

– Так, всё, хватит! – я поставил напиток на стол. – Ты «великий архитектор» или «великий писатель»? Твой рассказ напоминает мне современные женские романы.

Лена рассмеялась, также поставив баночку на стол. Подтянув узел халата, моя невеста встала со стула и подошла к окну. Рассматривая падающий большими хлопьями снег, Лена мечтательно проговорила:

– А почему бы и нет! Вот съездим с тобой к дубу и напишу книгу. Правда, это будет что-то из жанра хоррор, но, не исключено, что любовная линия там поприсутствует. Представь себе историю молодой девушки, пожелавшей раскрыть секрет страшного дуба! Со своим женихом она пройдёт через все преграды и убьёт злого демона, а в конце романа они сыграют пышную свадьбу!

– Кто? Девушка и мёртвый демон? – я сделал глоток и снова поставил баночку на стол.

– Миша, я тебе уже говорила сегодня, что ты дурак? – Лена повернулась в мою сторону. По её лицу расплылась улыбка, голова наклонилась в бок, и девушка показала мне язык.

– Слушай, ну давай я тебе подарю что-то полезное. Ну, там, сковороду…

– Сидоров, этой же сковородой ты у меня и получишь. Хочешь сделать девушку счастливой – исполни её просьбу!

Просьбу? Да я бы и рад это сделать, но… По правде сказать, эта затея меня напугала, и я старался прогнать из головы не самые приятные мысли. Люди вешались после посещения не самого обычного дерева, а их друзья умирали через несколько дней. Хочу ли я пустить туда свою невесту? Конечно же нет! Нам с ней ещё детей заводить и спать в гамаке на острове из её истории!

Лена прошла к столу и села мне на колени. Лёгкий поцелуй в щёку заставил вернуться в реальность, и я качнул головой. Выглядело так, как будто я отказывался от её ласк и появившееся на лице девушки удивление, явно на это намекало. Пришлось по-быстрому целовать в ответ, дабы не нарваться на неприятности.

– Миша, ты здесь? – Лена, продолжая улыбаться, рассматривала моё лицо. Мне кажется, так смотрят на человек, внезапно потерявшего сознание.

– Здесь я… где же ещё, – я пожал плечами и кивнул, подтверждая свои слова. Не говорить же невесте, что я мысленно находился у дуба, раздумывая над возможной нашей участью. – Не передумаешь?

Я старался сделать очень несчастный и упрашивающий взгляд. Если взять Мишу Сидорова, а рядом посадить кота из «Шрека», то я бы выиграл у него, набрав по очкам в несколько раз больше, чем этот хитрец.

Лена поцеловала меня в лоб. Она часто так делала, если хотела закончить разговор. Ничего, я ещё немного поборюсь.

– Нет, не передумала, – слова подтвердили мой страх, и мне ничего не оставалось, кроме примирительного поцелуя.

Девушка рывком вскочила на ноги и пошла в нашу комнату. Я тащился сзади, бормоча под нос обидные слова. Естественно, направлены они были только в мою сторону.

– Лена, я переживаю, – мне пришлось отвести взгляд, когда девушка уселась на кровать и посмотрела в мою сторону. Она откинулась назад, ловко накидывая поверх себя одеяло. – Конечно, всё это только совпадение, но…

– Ты же в это не веришь, – перебил меня передразнивающий мою интонацию голос. – Ведь это всё неправда, так не бывает… Ты же так говоришь? Чего тогда боишься?

Я сел на пол рядом с кроватью. Мягкий ворсистый коврик отделял меня от ламината на полу, создавая уютные ощущения. Рассматривая ночник на стене, я раздумывал над ответом. Где-то за окном падает снег, неслышно укрывая наш двор, а мы среди ночи обсуждаем городскую легенду. Ей-богу, как будто молодым больше заняться нечем…

Немного подумав, я откинулся на коврик и рассматривая потолок постарался объяснить свою мысль.

– Я не верю, что наш сосед маньяк или убийца, но это не запретит ему, в случае умственного помешательства, вонзить мне в горло прекрасно заточенный кухонный нож.

Не знаю, как там с остротой ножей у соседей, но я не сомневаюсь, что для нашего убийства они воспользуются именно таким: блестящим, с чёрной ручкой, в изоленте и очень хорошо заточенным.

Лена засмеялась. На кровати послышалось шевеление и через секунду на меня сверху смотрели заинтересованные глаза.

– Ты это серьёзно? Ты считаешь, что дядя Коля, семидесятилетний старик, может завтра прийти к нам в гости и перерезать нам горло?

– А что? Он же заходит к нам за солью и сахаром, – я развёл руками, несмотря на всю сложность данного процесса – ворс из ковра не давал нормально двигаться.

– А ты смешной, – Лена снова откинулась на кровать. – И немного дурак… Серьёзно. Мне с тобой в этом плане повезло. Вот у Машки с моего потока, парень нудный. Знал бы ты, чего ей стоит вытащить его в кино! И он постоянно бубнит.

Да, эту историю я слышал уже не один раз. Тем более, Машку с Женей знаю уже пару лет – спасибо за это Лене. Мне всегда казалось, что Женьке просто не повезло с девушкой, так как у них очень разные темпераменты. Парень он хороший, но очень спокойный. Маша же наоборот – парашюты, лыжи, рафтинг… Короче, у нас с Леной тоже не все интересы совпадают. Особенно в любви к ужасам.

– Лена, мне тоже с тобой повезло. Может усилим наше везение и не поедем к этому дубу. Нет, ты не подумай, что я испугался, просто это…

– Это вызов! – спокойно проговорила Лена. – Ты понимаешь, это, как проверка себя на прочность.

Ладно… Продолжу играть в скептика, тем более, в моей голове зародилась мысль, которая должна разрушить все доводы невесты.

 

Сев на коврике на сложенные ноги, я заглянул на кровать. Лена смотрела в окно, укрывшись одеялом до самой головы. Ну, готовься, дорогая!

– Хорошо, я согласен туда поехать. Но ты же сама должна понимать, что это чистая выдумка. Вот ответь мне на вопрос: почему не умирают местные жители? Ведь это место такое жуткое и, – я постарался сделать голос пострашнее, – демоническое. Почему власти ничего не сделают с ним? Лена, это очередная «утка» и «замануха» для любителей ужасов. Давай лучше спать, а утром ты сама поймёшь, насколько всё это глупо звучит.

 Медленно, как трупы в фильмах ужасов, Лена приподнималась на кровати. Спадающие с неё одеяло только усиливало сходство с продукцией Голливуда. В её глазах сиял озорной огонёк, намекая, что ничего хорошего ждать от её слов мне не придётся.

– А кто тебе сказал, что никто из местных там не умер? Говоришь, власти молчат и ничего не делают? А им то что? Туристы едут, пусть и не таким потоком, как хотелось бы, но место знаменитое и отмечено на всех картах зарубежных охотников за мистикой. Тем более, есть действующий способ не умереть от верёвки, распространяемый среди местных жителей: не нужно ходить на поляну к дубу висельника. Там от крайнего дома идти метров триста. Люди поставили забор и табличку с предупреждением. В общем, кто хочет сохранить жизнь, тот имеет для этого все шансы. Сидоров, хватит этих пустых разговоров. Я уже всё решила и, если ты хочешь сделать мне интересный подарок – у тебя есть такой шанс. И, вообще, пора спать.

Лена откинулась на кровать и снова натянула повыше одеяло.

Я ещё с минуту посидел на полу и, решив, что хватит с меня роли недопущенного к постели мужа, перебрался на кровать. Построенное в мечтах совместное будущее становилось туманным.

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru