Семь шагов

Василий Ворон
Семь шагов

– Что же там написано? – не выдержал Бурый.

– Там написано: «Торопливый упадет, учтивый перейдет»…

Дэн с Бурым жадно слушали, а хозяин рассказал о старой легенде.

…Это было очень давно. Жители горного аула жили обособленно ото всех – добраться к ним можно было либо тайными горными тропами, либо через узкий мост, возведенный так давно, что даже самый древний аксакал не мог рассказать, когда именно. Жители аула хорошо жили, дружно, словно одна большая семья. Всего у них было вдосталь, поэтому им даже не было нужды ходить из своего аула за какой-либо надобностью в долину.

Но однажды объявилась в их местах стая волков и стала резать овец. И был среди жителей аула старый, но очень опытный чабан, он-то и вызвался отвадить хищников от отар. Он выследил стаю и убил всех волков. Лишь вожак стаи сумел уйти. Но у него были все основания посчитаться с человеком за своих убитых сородичей. Обратился он человеком и вышел на бой против старого чабана на том самом мосту в семь шагов. Но прежде того, как началась их битва, волк сказал:

– Если ты не сумеешь меня одолеть, я войду в твой аул и убью всех его жителей.

И сошлись они и бились долго. И пал старый чабан прямо на самом мосту и его враг обернулся волком и переступил через него, чтобы войти в аул. Но храбрый пастух ухватился за своего врага и оба они упали с моста в пропасть.

Жители аула горячо оплакали гибель своего спасителя. А дух отважного чабана не упокоился и стал нести неусыпный дозор на каменном мосту в семь шагов. Жители аула поставили камень перед самым мостом. Каждый прохожий, который желал попасть в аул, должен был присесть на этот камень и рассказать духу Старого Чабана, зачем ему нужно перейти через мост. Если помыслы его были чисты, Старый Чабан пропускал его в аул. Но если чужак желал сделать жителям недоброе, он непременно падал с моста в пропасть. Так же никто не мог пройти через мост, если не желал открыть свои помыслы духу. Со временем вместо камня люди поставили скамью у моста в семь шагов и повесили колоколец, который звонит, не умолкая, призывая каждого пришлеца открыть свои помыслы духу Старого Чабана…

Хозяин придорожного заведения умолк и выбросил окурок очередной сигареты.

– А где тропа, которая туда ведет?

– Нет! Я не покажу. Вы упадете в пропасть, а мне отвечать.

– Ну, хорошо, – неожиданно согласился Бурый к недоумению Дэна. – Поздно уже. Может, завтра успеем сходить, до отъезда.

Хозяин недоверчиво покосился на него, а Дэн спросил:

– А вы видели тот мост?

– Нет. Мне некогда играть. Я мужчина и у меня есть свое дело, – и он открыл дверь. На пороге обернулся, хмуро оглядел Дэна и Бурого и добавил: – Аллах свидетель, я не показал тропу.

И он скрылся в доме.

Парни немного постояли молча. Потом Бурый кивком головы предложил приятелю отойти к машине.

– Ну, что? Идем? – спросил Бурый и вытащил из машины фонарь.

– Рюкзак надо взять, – с сомнением посмотрел Дэн на светящееся окошко, где мелькала тень хозяина. – Но тогда он поймет, что мы идем искать тропу.

– Зачем тебе рюкзак?

– А бутылку с молоком мы в чем понесем?

– Кстати, о бутылке, – поднял палец Бурый, сунул в руки Дэну фонарь и стал копаться в багажнике. И достал оттуда пустую пластиковую бутылку и небольшой вещмешок.

– Ну, ты готов? – спросил он Дэна. Тот кивнул. Они закрыли машину и двинулись вдоль скалы – туда, куда махнул рукой хозяин.

Тропа нашлась через пять минут.

– Он что, всерьез думал, что мы ее не найдем? – бормотал Бурый, начиная взбираться вверх. Сзади пыхтел Дэн. Все еще было не так темно и фонарь зажигать не стали.

Тропа виляла по какой-то древней трещине в скале, один раз даже выныривая у самого края, и приятели могли видеть свою машину метрах в 30 внизу. Отдохнули на небольшом пятачке и двинулись дальше.

Рейтинг@Mail.ru