Семь шагов

Василий Ворон
Семь шагов

mystic/fantastic free

Перевал миновали уже в сумерках, а когда стали петлять по серпантину, Дэн понял, что засыпает. Он покосился на Бурого – тот тоже клевал носом. Девчонки на заднем сидении давно сопели, повалившись друг на друга. Дэн помотал головой, раздумывая, не толкнуть ли в бок Бурого на предмет совещания, как вдруг увидел ниже по дороге огонек. Сделав еще одну петлю вниз, Дэн остановил УАЗ «Патриот» на вместительной площадке у скалы, где торчала двухэтажная хибара с самодельной вывеской, подсвеченной лампой. «Можно переночевать» – разобрал Дэн и выключил двигатель. Он растолкал Бурого.

– Может, в машине поспим? – чудовищно зевая, предложил Бурый.

– Зачем? А девчонки? – удивился Дэн.

– Ладно, – согласился тот, и они вышли из машины.

Им выделили две вполне сносные комнатки, маленькие, но чистые. Бурый отнес сонную Стеллу на руках прямо в постель, и она тут же повернулась к стене и засопела. Он чмокнул ее в горячую щеку и вышел на улицу. Там уже стоял Дэн – его Мария добралась до комнаты самостоятельно.

Они стояли вдвоем и смотрели как теряет очертания долина и мерцают внизу огоньки далекого жилья.

– Как ты думаешь, можно здесь заняться сексом? – спросил Дэн. Бурый усмехнулся:

– Ты с Машей можешь рискнуть. Только не орите. А мне не светит: Стелла спит без задних ног.

– Без чего? – переспросил Дэн, но Бурый махнул рукой:

– Спит и все. Не добудишься. – Он помолчал, сунул руки в карманы и добавил: – А у меня как назло весь сон выветрился.

– И у меня, – обернулся на темное окно, где была их комната с Марией, Дэн. Дверь распахнулась, и на крыльцо вышел хозяин: крепкий загорелый горец в тюбетейке и старой военной форме.

– Не спится? – спросил он, закуривая сигарету.

– Да, мы… Не хочется, – ответил Дэн.

– Вы иностранец? – посмотрел на него хозяин.

– Да. Я из Новой Зеландии.

– Хорошо говоришь по-русски, – сказал хозяин, затягиваясь.

– Вы тоже, – улыбнулся Дэн. Горец пожал плечами:

– Давно живем с русскими. Сколько войн прошло, а мы все вместе, – и тоже улыбнулся.

Потом он посетовал, что завтрак будет скудным: у него снедь закончилась, а машина будет только днем после обеда.

– А козы́ у вас нет? – спросил Бурый. – Моей девушке нравится козье молоко.

Хозяин помотал головой:

– Здесь не держу. В ауле есть.

– А где здесь аул? – повертел головой Бурый, так как кроме скалы и пропасти на другой стороне дороги ничего вокруг не было.

– Аул там, – хозяин ткнул огоньком сигареты куда-то вбок и вверх. – Метров 50 наверх по тропе, но сейчас уже поздно. Завтра женщина из аула принесет сама.

– Может, мы сами сходим? – предложил Бурый и огляделся: в целом, было еще довольно светло, к тому же в «Патриоте» лежал мощный фонарь. Он представил, как утром его Стелла пьет молоко и нервно сглотнул.

– Нет-нет, дорогой, не надо! – хозяин даже закашлялся и отбросил прочь сигарету. – Не надо было мне говорить про этот аул.

– А что там опасного? – повернулся к нему Дэн. – Мы уже ходили горными тропами.

– Не в этом дело, – хозяин явно нервничал. Он немного помялся и потом сказал: – Там очень узкий мост через пропасть.

– Ну и что? – развел руками Бурый. – Видели мы…

– Нет, там… странное место. Мост правда очень узкий. Из камней сделан. Много лет ему. Наверное, он еще помнит великого Шамиля, что вел газават против неверных…

Он запнулся и оглядел внимательно слушавших приятелей:

– Это давно было. Когда русский царь был. Царь его и взял в плен. Но…

– Да, вы говорили про мост, – Дэн внимал каждому слову хозяина. Тот кивнул:

– Мост узкий и короткий, местные зовут его «Семь шагов» – за столько его и перейдешь. Перед мостом стоит скамья. У скамьи висит маленький колокол. Такие колокола вешают на шею старшего барана отары. Еще там лежит большой камень, на котором надпись: по-русски и по-аварски. Что там написано, знает каждый в этих местах.

Рейтинг@Mail.ru