Закон войны. Наследие

Теил Вида
Закон войны. Наследие

– Генерал, а вы уверенны, что «кому следует» можно доверять? – поинтересовался Эрик.

– Майлов, хватит хаметь. Я без тебя знаю, кому и что можно сказать. Иди уже.

– Есть, – капитан отдал честь и вышел.

Энтони новости сильно не понравились, и он поспешил связаться с генералом Разведуправления Нотэлом Телианом. Когда-то, они служили вместе, после гибели Корэллы, их пути разошлись. Нотэл принял предложение разведки, надеясь найти «сливщика», передавшего торианам коды доступа, а Энтони, вместе с Коинтом Таилом, так и остался в Десантных Силах. С тех пор прошло больше двадцати лет, а продажная тварь до сих пор сидит где-то в Центральном Штабе и продолжает делать свое паскудное дело…

– Энтони, у тебя что-то случилось? – вместо приветствия поинтересовался Нотэл.

После того, как он ушел из десанта, отношения у них разладились. Разведчик прекрасно понимал – бывший сослуживец не станет беспокоить его, без особых причин.

– Не у меня, у тебя, – Энтони продолжал терзать свою ручку. – Скажи, когда ты в последний раз видел майора Долана?

– Вчера. Он отпросился на сегодня. А в чем собственно дело?

– Свяжись с ним, проверь, где он.

– Энтони, может, ты объяснишь, что стряслось?

– Хотелось бы верить, что ничего, но это вряд ли. Ты проверь, а там видно будет.

– Не отключайся, я быстро, – Нотэлу жутко не нравилось происходящее, а особенно доносящийся легкий стук. Значит, Энтони взялся за ручку, а это у него первый признак нервозности.

– Жду, – в динамике повисла тишина.

– Не отвечает, – через несколько минут сообщил Нотэл. – И личный, и служебный коммуникаторы отключены. Это не похоже на Долана, обычно, он на связи в любое время суток. Теперь, ты скажешь, какого Акрика происходит?

– Встрял твой Долан. Сунулся, куда не просили, сболтнул лишнего. Похоже, его посчитали нужным убрать. Так что, принимай розыскные меры.

– Куда сунулся, что сболтнул и главное – кому? – разведчик начинал нервничать.

– Майлову. Не переживай, не о проекте, но уж лучше б о нем. Нотэл, странная вещь получается: у тебя под носом твориться хрен знает что, твои подчиненные об этом узнают, а ты не при делах. Ты в курсе, что на Харистита дело возобновили? Его хотят прижать. Об этом Долан и узнал.

– Почему он не доложил мне, а пошел к Майлову?

– Тебе виднее, почему твои подчиненные доверяют хамам из десанта больше, чем собственному командованию. Ты знаешь, кто может возобновить дело?

– Ты и сам знаешь – «сливщик».

– Думаешь, это знание что-то дает? Кто конкретно имеет такие полномочия?

– Много кто. Спасибо, что сообщил, я немедленно возьмусь за проверку, и Долана надо найти, он слишком много знает.

– Держи меня в курсе, – Энтони отключил связь.

Космические Силы, да когда ж все закончится! Теперь еще с Эрика глаз не спускать, а то наворотит дел. Он ведь только начал успокаиваться, остепеняться. Нехорошо все это, очень нехорошо.

Глава 2

Отдых, для группы Нилиона, продлился недолго. Часа через три, капитан вызвал Олин в кабинет. Ториане отступили, но необходимо провести страховочный рейд и убедиться, что в городе не осталось врага.

– Таил, ты возьмешь юго-западный район, пойдешь с Лоуреном, в твое распоряжение поступит одно из местных подразделений. Будь осторожна, в случае чего, немедленно докладывай.

– Есть, капитан, – лейтенант взяла со стола план. – Разрешите приступать?

– Приступай.

Олин отдала честь и отправилась за снаряжением. Капитан вот уже второй раз отправляет ее с Атиксом, хотя, прекрасно знает об их взаимоотношениях. Наверно, все еще пытается как-то сгладить.

За территорией расположения, уже ожидала небольшая группа.

– Кто у вас старший? – поинтересовалась Олин, подойдя к ним.

– Старшина Тир Ами́нов! – отрапортовал один из десантников, оборачиваясь. – Олин, неужели это ты?!

– Тир, Акрик побери! – Олин расплылась в улыбке, узнав старшину. – Я не знала, что мне направят твою группу.

– Мне тоже не сказали, кому в подчинение мы поступаем. Космические Силы, как же я рад тебя видеть! – Тир хлопнул по плечу свою одногрупницу, напрочь забыв о званиях и субординации.

– Что ж, твоя мечта послужить под моим командованием сбылась. Давай приступать, пока от капитана по шее ни получили.

– Ага, как в старые добрые времена, – Тир снял с плеча лазерный автомат. Он просто сиял от счастья. – Жду распоряжений, лейтенант!

– Разделяться не будем, двигаемся широкой цепочкой, обшариваем каждое здание и закоулок, закрыть шлемы, пошли! – распорядилась Олин. – Лоурен, шевелись уже! – поторопила лейтенант, замешкавшегося Атикса.

Казалось, эта встреча его смутила. Он бросил на Тира хмурый взгляд и закрыл шлем.

Олин методично обходила вверенный ей район. По большей части, в нем находились жилые дома, или то, что от них осталось. Враг, пока, не встречался, но терять бдительность не стоит. Очередной дом выглядел относительно целым. Олин отправила Тира с четырьмя солдатами осмотреть двор, еще троих оставила прикрывать ее с улицы, а сама, вместе с Атиксом, подошла к двери. Лейтенант осторожно постучала. В доме могут находиться гражданские. Пугать их, вламываясь – ни к чему, им и так досталось. На стук никто не ответил. Она, толкнула дверь дулом автомата, та слегка приоткрылась. Лейтенант осторожно протиснулась внутрь, Атикс последовал за ней, держа оружие наготове. В окружавшей темноте, вырисовывались силуэты перевернутой мебели. Олин включила ночное видение. Представшая картина, заставила ее нервно втянуть воздух: стены и пол покрыты засохшими пятнами крови, в углу два изувеченных тела. Сходу даже не разобрать, кому они принадлежат. Атикс невольно отступил на пару шагов назад.

– Чего пятишься, трупы первый раз увидел? – прошептала лейтенант.

– Это гражданские… – Атикс судорожно сглотнул.

– Тебе медаль за сообразительность выдать? Хорош соплями давиться, нужно проверить, вдруг, еще живы, – Олин закинула лазерный автомат за плечо и опустилась перед одним из тел.

Атикс, немного помешкался и подошел ко второму. Он повернул его лицом вверх. Это была женщина, довольно молодая. Несколько минут, он тщетно пытался найти признаки жизни.

– Бесполезно, – Атикс повернулся к Олин. – Они мертвы, причем, уже довольно давно. И не похоже, чтоб здесь оставался кто-то еще.

– Мы не уйдем, пока ни убедимся, – Олин упрямо искала пульс у второй женщины.

– Лейтенант, я уже убедился, – Атикс поднялся и отошел в сторону.

– А я, еще нет!.. – из соседней комнаты послышался шорох. Олин оторвалась от своего бессмысленного занятия и сдернула с плеча «Керташ». – Прикрывай, – приказала она старшине и осторожно подошла к двери.

Атикс взял дверь на прицел. Лейтенант резко распахнула ее и отошла в сторону.

– Акриковы демоны! – старшина опустил оружие и бросился вперед, едва успев подхватить выпавшего из проема окровавленного мужчину.

Видимо, он находился здесь уже давно: кровь на лице успела застыть и превратиться в корку, на спине виднелось несколько следов от лазерных попаданий, некоторые, так же покрылись коркой, другие, продолжали кровоточить. Но мужчина все еще оставался жив.

– Аминов, нам срочно нужен врач! – проговорила Олин в рацию, выйдя на связь с Тиром. – У нас гражданский в тяжелом состоянии.

– Сейчас будет! – спешно отозвался старшина.

Атикс усадил раненого у стены и, не дожидаясь врача, ввел ему стимулятор. Мужчина открыл глаза.

– Почему вы не сообщили, что нуждаетесь в помощи? – Олин открыла шлем и присела перед ним на корточки.

– Не смог… – едва слышно прошептал мужчина. – Сознание потерял… Где они?

– Ториан здесь нет, они отступили, – сообщила лейтенант.

– Не ториане… они… мои…

– Здесь больше никого нет. Старшина, останешься с ним, будешь сопровождать до госпиталя. – Олин встала. – Нам нужно оставшуюся территорию проверить.

– Лейтенант, – Атикс тоже открыл шлем, – он долго не протянет, в госпиталь не успеть.

– Старшина, выполняй приказ, – сквозь зубы процедила Олин. – И сделай так, чтоб он тел не видел. Ясно?

– Так точно, – с обычным недовольством отрапортовал Атикс.

– Я оставлю вам троих, на всякий случай, – Олин закрыла шлем и направилась к выходу.

Ей не хотелось даже думать, что это могут быть не последние тела гражданских, которые они сегодня найдут. Быстрее бы закончить этот рейд и вернуться в расположение, а еще лучше, на свою базу.

Проверить все удалось только через несколько часов. Врага не обнаружили, новых тел тоже. Но Олин понимала – пострадали многие. По окончанию, лейтенант доложила Нилиону и получила приказ возвращаться в расположение, вместе с вверенным ей подразделением.

Атикс, с боевым врачом, вернулся последним. Ни с кем не разговаривая, он сел на свою койку и, нервно отхлебнув из фляжки, покосился на лейтенанта. Олин проигнорировала этот взгляд. Сейчас, ей даже на Атикса отрываться не хотелось. Она поискала взглядом Аири, но ни его, ни Ти́лы, среди солдат не обнаружила. Видимо, решили воспользоваться свободной минутой.

– Лейтенант, не против пообщаться? – к ней подсел Тир.

– Только за. Рассказывай, как ты в этом царстве флота?

– Да не так уж плохо, – старшина пожал плечами. – Только сильно не разгуляешься. Десант здесь не на своей территории. А у вас как?

– На Гристоне, флотские предпочитают держаться подальше от нас. Не знаю почему, но они уважают нашего начальника базы, если ни побаиваются. Но иногда, начинают хаметь, приходиться ставить на место.

– А помнишь, как в центре мы подрались с флотскими офицерами? Ты одному из них голову проломила, а когда нас в комендатуру притащили, Харистит решил, что ты опять с Атиксом сцепилась.

– Такое не забудешь, – Олин улыбнулась. – У комендантских такие рожи были! Я ж потом с теми пилотами еще раз пересеклась, с Тилой, перед самым выпуском. Правда там и Атикс нарисовался, и Эрик с Аири. Комендантские драку только выстрелами смогли остановить… Хорошее время было, жаль, теперь ничего не вернуть.

 

– Можно попробовать. Пошли, прогуляемся, посидим где-нибудь, – предложил Тир.

– На руинах? Извини, Тир, но на них я уже достаточно насмотрелась.

– Зачем сразу на руинах? В трех кварталах к востоку, все целехонько. Только нужно через посты пройти. Но для тебя, это не проблема, ты ведь офицер. Ну, так что?

– Даже не знаю…

– Аминов, расслабься, – к ним подошел Атикс и хлопнул Тира по плечу. – Она теперь только с офицерами общается, ты ей неровня.

– Лоурен, шел бы ты отсюда, – Олин перевела на него взгляд.

– Вот, о том я и говорю, – Атикс ухмыльнулся. – Она теперь вправе решать, кому и что знать. Почему ты ему не сказала? Он имел право знать.

– Очухается немного, тогда и узнает, – лейтенант без труда поняла, о ком идет речь.

– Не очухается. Слишком много времени прошло, мы его не дотянули.

– Тогда, ему тем более ни к чему было говорить, – Олин безотрывно смотрела старшине в глаза, отчего тому становилось не по себе. – Он умер с надеждой, что его близкие могли спастись. По-твоему, лучше, если б перед смертью он узнал, что все зверски убиты?

– Но это правда, от нее никуда не деться!

– Почему же ты сам ему не сказал?

Атикс ничего не ответил, резко развернулся и вышел на улицу.

– Вижу, все не так уж сильно изменилось, – подметил Тир.

– Некоторые вещи не меняются, – Олин вздохнула. – В том числе, и мои отношения с капитаном.

– Значит, ты не пойдешь.

– Я этого не сказала. Просто, сутки у вас короткие, и я лимит терпения командира уже исчерпала. Но, с другой стороны, уже начались другие. Жди на улице, я Тилу с Аири найду, а то обидятся.

– Есть, лейтенант! – Тир встал, и с улыбкой отдав честь, вышел.

На улице, он отыскал Атикса и подошел к нему. Старшина стоял глядя на погрузившиеся в темноту здания, но как будто не видел их. В руке он сжимал кулон на тоненькой цепочке. В зеленых глазах не читалось привычное всем высокомерие – в них застыла печаль.

– А у тебя все по-старому, – Тир остановился напротив Атикса.

– А что, по-твоему, могло измениться? – печаль мгновенно пропала из взгляда. – Моя жизнь стабильна.

– Лоурен, ну передо мной не выделывайся. Я-то знаю правду.

– А я и не выделываюсь, так оно и есть. Но если совсем честно, я рад тебя видеть.

– И тебе до сих пор не надоело, что все считают тебя отъявленной сволочью? Может, пора сдернуть маску?

– Зачем? От этого ничего не изменится. Думаешь, Олин бросит своего капитана и повиснет у меня на шее?

– Знаешь, Атикс, стоило хотя бы попытаться.

– Ты не раз пытался и что с того? Тебе ясно дали понять, что больше чем друзьями, вам ни быть.

– В нашей жизни – это уже немало. К тому же, я не терзаюсь чувством упущенного шанса.

– Я тоже. Я с самого начала все испортил, – Атикс тяжело вздохнул. – К тому же, так действительно проще жить. Если меня не станет, никто не будет страдать.

– Дурак ты, Лоурен, – беззлобно проговорил Тир.

– Возможно, – Атикс безразлично пожал плечами. – Иди, тебя уже ждут. – Он кивнул на ожидавших его Олин, Аири и Тилу.

– Пошли с нами, – предложил Тир. – В самом деле, сколько можно ото всех шарахаться?

– Вряд ли лейтенант обрадуется моей компании, но спасибо за приглашение, – отказался Атикс.

– Передумаешь, свяжись, – Тир протянул ему код коммуникатора.

Атикс взял его, не собираясь воспользоваться. Тир отправился к ожидавшим его друзьям.

– Ну что, пошлите, пока никто не засек? – проговорила Олин, когда подошел Тир.

Чрезвычайное положение еще не отменили и потому, подобная вылазка могла расцениваться как самовольное оставление расположение, в лучшем случае. В худшем – выход из зоны боевых действий, то есть – дезертирство.

– Так капитан не в курсе нашей отлучки? – поинтересовался Аири.

– Капитан отдыхает, а будить старшего офицера – плохая примета, – Олин бросила взгляд на Тира. – Тир, ты чего мешкаешься, уже передумал?

– Нет, просто подумал… – старшина немного смутился, – может, Лоурена позвать?

– Если хочешь, зови, только предупреди, чтоб язык держал на месте.

– Да я ему предлагал, он отказался, попробуй ты.

– Тир, тебе что, флотские ушиб мозга организовали? С какой радости я стану его уговаривать? Пошли уже.

Тир хотел что-то сказать, но потом передумал и пошел вслед за Олин. Через несколько кварталов, уже и, правда, трудно было сказать, что город подвергся нападению. Разве что пустые улицы, закрытые витрины и погашенные рекламные щиты говорили, что размеренное течение жизни прервано.

– Кстати, тут есть еще кое-кто, кому ты будешь рад, – Олин запустила руку под китель и достала лиловый шар. – Узнаешь?

– Нар! – Тир расплылся в улыбке. – Он подрос, – старшина погладил зверька и тот довольно заурчал.

Именно он приручил его на болотах во время учений, но в хозяева, Нар выбрал себе Олин.

– Разве что немного, – Олин пожала плечами.

– Проблем с ним не возникало?

– Сбежал разок, в начале, погрыз документы у нашего полковника, но так ему и надо – отморозь еще та. Только жаль, ребятам Эрика тогда ни за что досталось, все подумали, что это они живность полковнику подбросили.

– Побегать он любит. Помнишь, как мы из-за него весь центр обшарили? Что ни говори, а было весело.

– Это точно, – Олин спрятала зверька. – Повеселиться мы успели…

Десантники не спеша брели по тихим улицам, вспоминая курсантское прошлое. Патрульные из планетарных войск, обращали на них мало внимания. Видимо, не хотели связываться и предпочитали прикрывать глаза. Зато, первые встретившиеся флотские поспешили остановить.

– Десант, – флотский лейтенант окинул их взглядом, – хотелось бы узнать, что вы делаете за обозначенной зоной боевых действий? Экстренные предписания еще никто не отменял.

– Лейтенант, ну чего ты цепляешься? Мы никого не трогаем, прогуляемся и вернемся, – попытался договориться по-хорошему Тир.

– А ему два глаза – роскошь, – ухмыльнулась Олин, напрочь исключив такую возможность. – Ты б, лейтенант, для начала объяснил, какого Акрика сам здесь шляешься, а потом брал нас на панты.

– Мы в одном звании, – пилот недовольно скривился. – У тебя нет полномочий, требовать у меня отчет.

– Равно, как и у тебя. Так что, лучше дай пройти и не напрашивайся.

– Вы явно не местные, – сделал вывод пилот. – Не в курсе, что на Телорне десант в меньшинстве и ему лучше помалкивать – это территория флота.

– Угадал, – Олин ядовито ухмыльнулась. – И мне глубоко наплевать на ваши правила. Вы забралом прощелкали, а нам под плазму бросайся.

– Это ваша работа!

– Верно. И, в отличие от некоторых, мы выполняем ее добросовестно.

– Слышь, десант, не зарывайся! – пилот начинал выходить из себя.

– Ребят, не хотелось вам мешать, – разборку прервал подошедший капитан Планетарных Войск, – но вам лучше разойтись, а то в комендатуру угодите. Судя по всему, никого из вас здесь не должно быть.

– Вы слышали, что вам сказали? – флотский лейтенант выжидающе смотрел на десантников.

– Не только нам, – Олин не собиралась уходить первой. – Так что, ложитесь на курс и чешите своей дорогой!

Планетарник понимал: нужно что-то предпринять, иначе, драки не избежать, вот только что сделать, он не представлял. Хоть он и старше по званию – слушать его никто не собирается. Обращаться же за помощью к комендантским, не хотел сам капитан.

Неприязнь между флотом и десантом, наверное, началась вместе с войной. Казалось бы, что делить двум основным родам войск, силе и гордости Межпланетной Военной Коалиции, но они никак не хотели уживаться. Любая встреча в неофициальной или не боевой обстановке, заканчивалась потасовкой. Сыпались взаимные упреки в некомпетентности, а когда заканчивались словесные доводы, в ход шли кулаки. Впрочем, десант редко задевал флот первым, зато, с готовностью цеплялся за любое слово, а природное упрямство исключало возможность решить конфликт мирным путем.

Вот и сейчас, капитан наблюдал, как флот и десант не разошлись на дороге, и готовы в любой момент броситься в драку, и им плевать на звания. Становиться между ними жутко не хотелось. Чего доброго, можно под раздачу попасть. Но у капитана выбора нет.

– Да прекратите вы уже, в самом деле! – как можно строже прикрикнул планетарник. – Вот отменять предписание, и деритесь, сколько влезет, а сейчас – не стоит, если не хотите под трибунал.

Главный флотский заводила недовольно фыркнул, но, видимо посчитав, что планетарник прав, не спеша прошел мимо Олин и направился к переулку. Двое его друзей неохотно направились за ним.

– Планетарные присосы… – процедил последний, не удержавшись от едкого слова, за что тут же получил удар в лицо от Тира.

От неожиданности, пилот отлетел в сторону. Его друзья обернулись и с готовностью бросились в потасовку. Планетарник попытался встать между ними, но его оттеснили, как незначительную преграду.

Олин сделала подсечку ногой, особо ретивому пилоту, собиравшемуся кинуться на нее, и он повалился на покрытие. Пилот попытался встать, но Олин повалила его обратно и придавила локтем.

– Говоришь, мы не на своей территории? – лейтенант вцепилась в него взглядом. – Так вот, я не признаю такие понятия. Придется вам потерпеть, – она отпустила флотского и отошла в сторону.

Одного из его друзей, Аири прижал к стене, другой, вытирал кровь с разбитого лица.

– Теперь-то вы разойдетесь? – поинтересовался планетарник, вынужденный ожидать окончания разборки. Влезть в нее, он все же не решился. В конце концов, пилотов никто за язык не дергал, можно было догадаться, чем обернутся такие слова.

Аири отпустил флотского. Напоследок, пилоты одарили десантников злобными взглядами, но второй раз, распускать язык или руки, не рискнули.

– Вам лучше вернуться в расположение, – обратился капитан к десантникам. – Во избежание дальнейших проблем. Не каждый, на моем месте, проявит лояльность.

– Спасибо за совет, капитан, – Олин поправила китель. – И за лояльность.

– Очень надеюсь на ваше здравомыслие, – планетарник ушел, не дожидаясь уставных ответов. Все равно бесполезно.

Десант не подчиняется Планетарным Войскам, а если быть до конца откровенным – зачастую, никому, кроме своего командования.

– Ну вот, а ты говорила, ничего не вернуть, – Тир потер сбитые костяшки пальцев на правой руке. – Как в старые времена! – глаза старшины просто светились. Казалось, он и впрямь ощутил себя беззаботным курсантом.

– Да уж, хорошо хоть без комендатуры обошлось, – Аири осмотрелся и, не обнаружив свидетелей драки, немного успокоился. – Для полного ощущения возврата в прошлое. Ну что, еще погуляем, или в расположение?

– Нагулялись уже! – раздался рядом строгий голос. – В расположение!

– Капитан? – Олин обернулась и обнаружила за спиной Нилиона. – Как вы нас нашли?

– По горячим следам из побитых пилотов! Аминов, Риглас, Хайс, живо в расположение, а ты, лейтенант, задержись.

– Есть, – со вздохом отрапортовала Олин.

У Тира сработал коммуникатор.

– Капитан, разрешите ответить?

– Отвечай.

– На связи, – проговорил Тир, отойдя немного в сторону и приняв вызов.

– Слышь, Аминов, вы запалились, – запоздало сообщил Атикс. – Вас капитан ищет.

– Спасибо за информацию. – Тир бросил осторожный взгляд на Нилиона. – Только поздновато, – старшина отключил связь.

– Вас никто не задерживает, – напомнил Нилион Тиру. – И постарайтесь по дороге не искать приключений. Старшина, ты отвечаешь, если что, я тебе курсантское прошлое напомню в полном объеме. Все понял?

– Так точно! – Тир отдал честь, но не уходил, пока Олин кивком головы ни приказала ему проваливать. Аири и Тила последовали за ним.

Нилион проводил их взглядом. Способность зарабатывать авторитет, Олин тоже досталась от отца. В таких ситуациях, как сегодня, спутники Олин всегда ждали ее подтверждения, прежде чем подчиниться. Так повелось еще с подготовительного центра, ничего уже не поделать. С одной стороны – это хорошо. Если с капитаном что-то случиться, команда останется в надежных руках, никто не станет оспаривать право лейтенанта отдавать приказы. Ей подчиняться. Но иногда, это начинало раздражать капитана. Возникало чувство сродни ревности.

– Лейтенант, я ведь совсем недавно предупреждал, чтоб ты была осторожней и воздержалась от глупых выходок, надеялся на твою сознательность, а вместо этого, вынужден вылавливать тебя по городу, – в голосе капитана чувствовалась усталость. – А если захотелось развеяться, прошлое вспомнить, так можно было отпроситься. Я ж прекрасно понимаю, вам есть о чем поговорить с Аминовым. Да и в драку лезть было необязательно.

 

– Мы ее не начинали, они сами прицепились, – Олин не спрашивала, откуда Нилион знает о драке. Хорошему командиру известно все, что происходит с его подчиненными, а капитан, несомненно, хороший командир.

– Кто б сомневался, – Нилион усмехнулся. – Но тебя это не оправдывает. Хорошо хоть без комендатуры обошлось. Я не понимаю, что с тобой творится? Ты сама не своя.

– Ощущение паршивое, – Олин посмотрела небарианину в глаза. – Думала отвлечься, стряхнуть.

– И как, получилось?

– Немного.

– Это после рейда?

– Нет, еще до. А после рейда, совсем паршиво стало.

– Олин, ты должна понимать, война не щадит никого. На ней гибнут не только солдаты.

– Я понимаю, только мы так не поступаем…

– Этим мы и отличаемся от ториан.

– Верно, мы воины, а ни убийцы, но иногда, хочется стать убийцей, – Олин вздохнула.

Обычно, капитан избегал смотреть лейтенанту в глаза. Слишком похож был ее взгляд, на отцовский: черные глаза, как будто впитали в себя всю космическую бездну, смотрели в самую душу, выворачивая ее наизнанку. А когда Олин злилась, в ее взгляде царила Мгла. Холодная, зловещая. Но сейчас, капитан не отводил глаза. Во взгляде лейтенанта не осталось ни мглы, ни бездны. Его подернуло дымкой тревоги и предчувствия чего-то непонятного и оттого пугающего.

– Знаете, такое ощущение, будто изнутри что-то распирает, и начинаешь понимать: скоро все покатится к Акрику в черную дыру, – после паузы произнесла Олин. – И сделать ничего не можешь… Да ерунда это все, – она выдавила улыбку. – Наверное, от обстановки. Вернемся на базу и пройдет.

– Хотелось бы верить. Кстати, я чего тебя искать кинулся, ториане отступили, чрезвычайное положение снимают, необходимости в дополнительных войсках, больше нет. Так что, можно собираться домой, скоро отбываем.

– Ну, наконец-то! – такая новость не могла ни радовать.

– Возвращайся в расположение, я подойду чуть позже, тоже хочу прогуляться. А ты, за свои прогулки, будешь контролировать погрузку снаряжения. Иди, – Нилион хлопнул лейтенанта по плечу.

– Есть, капитан, – Олин вновь улыбнулась.

Эта показушная жизнерадостность встревожила небарианина не меньше, чем пелена в глазах.

Новость о скором возвращении на Гристон, солдаты встретили с неподдельной радостью. База давно стала их домом. Там все привычно и знакомо, там их жизнь. Хоть офицеры и младший командный состав и имеют право жить за территорией базы, они редко пользуются такой возможностью. Никому не хочется, в случае тревоги, нестись сломя голову. К тому же, десант привык всегда держаться вместе. Только Тир выглядел мрачно. Ему было жаль расставаться с друзьями и мимолетным ощущением ушедшего легкомыслия. Его группа вернулась на свою базу, а он выпросился проводить своих одногрупников.

– Не хмурься, Тир, – Олин несильно стукнула его в грудь кулаком. – Война сужает Большой Космос, еще свидимся.

– Хочется верить, – Тир окинул взглядом военный космопорт, диспетчерскую, застывшие челноки, один из которых вот-вот унесет его друзей. – Ты действительно стала хорошим офицером: не отделяешься от солдат и по-прежнему умеешь найти нужные слова. Только все оказалось не так, как нам казалось в центре. Все намного жестче…

– И страшнее, – Олин вздохнула. – Но не грузись, старшина, прорвемся!

– Верно, прорвемся, не впервой! – он протянул ей руку. – Был рад повидаться, лейтенант.

– Я тоже, – Олин протянула ему руку. – Еще свидимся.

– Не здесь, так у звезды, – по десантному обычаю ответил Тир.

– Уж лучше здесь, – Олин хлопнула его по плечу и поднялась по трапу.

На душе у лейтенанта остался горький осадок. Они не виделись год, и даже поговорить толком не успели. А когда-то, вместе бегали в самоволки и получали нагоняи от Нилиона. Помнится, Тир однажды даже с Атиксом подрался из-за нее. Это было в самом начале обучения. Казалось, с тех пор прошла целая вечность. И Тир прав, все оказалось не так, как они представляли. Невозможно представить всех «прелестей» войны… Олин отогнала мрачные мысли. Все не так уж плохо. Враг отступил, они без потерь возвращаются на базу, где ее ждет Эрик.

Но из нутрии волнами накатывали нехорошие предчувствия. Нет, не просто «нехорошие», а до омерзения хреновые.

Глава 3

Сознание вернулось резко. Долан будто вынырнул из пустоты, но открывать глаза жутко не хотелось. Разведчик смог понять, что полулежит на чем-то жестком. Он попытался приподнять руки, но ничего не вышло. Надежно закреплены. Шевелить ногами, даже пробовать не стоит – бесполезно. Долан прислушался к собственным ощущениям. Ничего не болит, в голове ясность. Хотя, по идеи, после транквилизатора, должен твориться полный бардак. Значит, нейтрализовали последствия. Хотят, чтоб он сохранял четкость мышления.

Как же все это паршиво! В том, что он крупно вляпался, сомнений не оставалось. Как сказал бы Эрик: «Ну, разведка, ты встрял!». Сейчас, самое точно определение. Его повязали. Вот только кто, ториане или свои? Да какая разница, в любом случае, ничего хорошего. Хотя, пусть уж лучше свои, так больше шансов выпутаться. Что ему могут приписать, несанкционированный доступ и разглашение? Нет, даже просто разглашение. Копаться в делах Службы Дознаний, он имеет полное право. Но свои просто выдвинули бы обвинения, к чему действовать так? Разведчик не пытался скрыться. Честно говоря, почувствовав укол в шею, Долан посчитал, что ему уже не очнуться. Сейчас, он начинал думать – лучше бы так и оказалось…

Совсем рядом, послышался шорох открывающейся двери, и едва слышные шаги. Разведчик не шевелился, хоть и понимал – кем бы ни были его «гостеприимные хозяева», они уже в курсе, что он пришел в сознание. Но Долан боялся открыть глаза и увидеть перед собой торианена. Боялся до онемения в конечностях оказаться перед врагом в беспомощном состоянии, без всякого оружия и возможности хоть как-то постоять за себя и свою честь. И самое паршивое то, что убивать сразу, его не станут… Нет, уж лучше свои. Только бы свои.

– Майор, пора бы поговорить, – произнесли, чуть ли ни в самое ухо на межгалактическом диалекте с сильным торианским акцентом, одним махом разбив все надежды. – Я знаю, ты в сознании.

Разведчик постарался взять себя в руки. Нужно готовиться к худшему и вспоминать все, чему его учили. Как и каждый разведчик, Долан искренне надеялся, что эти знания не придется применять на практике. Что ж, еще одна рухнувшая надежда… Никакие датчики не подключены, он почувствовал бы, значит, для начала, решили поговорить по-доброму.

– Не хочешь на меня смотреть, не надо. Выслушать же, все равно придется, – судя по звуку, торианен присел. – Ты майор, сам нажил неприятности: связался не с тем десантником, сунулся туда, куда соваться совсем не следовало, да еще поделиться соображениями решил. Теперь, тебе лучше отвечать на вопросы по-хорошему, а их будет довольно много. Так вот, первый вопрос: что ты успел сказать Майлову?

Торианен ждал ответа, а Долан с ним не спешил. Он все же открыл глаза и неторопливо осмотрелся. Да, смотреть особо не на что. Вокруг ничего, кроме белых стен. А чего можно было ждать, апартаменты высшего класса? Разведчик перевел взгляд на торианена, скользнул по форме и знаку различия. Полковник. Хреново дело, раз им занялся целый полковник.

– Вижу, диалога не будет, – заключил торианен, устав ждать. – Только вот одна проблема – монолог меня не устраивает. Причем – это твоя проблема, и ты знаешь почему. Я обозначу основные позиции, которые меня волнуют и дам тебе время подумать. Как ты успел понять, нас интересует твой знакомый из десанта капитан Эрик Майлов и проект 4Х. Только не надо говорить, что тебе ничего не известно. Думай и учти: не заговоришь по-хорошему, придется предпринять меры, – торианен встал и, прихватив стул, вышел.

Долан обессилено опустил голову на твердое ложе. Акрик побери, ведь знал же, что общение с Эриком до добра не доведет. Но он и подумать не мог, что все закончится в камере торианской разведки. Скорее предполагал, что его попрут из управления, сунут в руки плазменную винтовку и отправят куда-нибудь на дальний рубеж.

Оставалось надеяться, что Эрик поднимет переполох – это десантник делать умеет. Хотя, сильно рассчитывать не стоит. Кто он ему: друг, боевой товарищ? Нет, всего лишь зануда из управления, кабинетный присос, живущий строго по предписанию. К тому же, подумаешь, связь оборвалась. Долан не раз ее обрывал, устав слушать хамско-язвительные замечания в свой адрес. Нет, ему отсюда не выбраться живым. Нужно только придумать, как покруче обломать ториан…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru