Закон войны

Теил Вида
Закон войны

Часть 1
Былое

Судьба с нами часто бывает превратна,

Иллюзия мира, ушла безвозвратно,

И правда в душе осталась одна:

Былое, лишь миф, реальна – война.

Пролог

Командир группы 4-Х капитан Фелит Челион стоял в рубке управления десантного чел-нока ПК-5 и угрюмо созерцал картину, возникшую на обзорных мониторах после выхода из гиперпространства. По суровому лицу офицера пролегла тень, в темно синих глазах застыло удивление и разочарование, граничащее со злостью. Многие месяцы кропотливого труда и огромные надежды на глазах рассыпались в прах.

Капитан провел множество бессонных ночей в поисках информации о мифической расе Темгат, сгинувшей в бескрайних просторах Большого Космоса, собрал по крупицам все известные и даже давно забытые данные, сумел раскопать в закрытых архивах такие факты, которые предпочли вычеркнуть из памяти и, в конце концов, сумел вычислить координаты планеты. Но в системе Элатрон его ждало разочарование: планеты не оказалось на том месте, где она должна была находиться. Конечно, случится могло что угодно. Современные технологии вполне способны разнести планету на мелкие осколки, но даже этих осколков нет.

За бортом корабля виднеется только старая орбитальная станция со вспоротым боком, множество разбитых кораблей неизвестной модификации и их обломки. Результаты сканирования тоже не утешают: теплового излучения на станции нет, функционирующих организмов не обнаружено.

Челион не мог вернуться с пустыми руками – слишком большие надежды возлагались на этот проект. Поддержка Темгатов дала бы Межпланетной Военной Коалиции значительное преимущество в войне… Капитан отвел взгляд от печальной картины. Единственная возможность узнать, что же здесь произошло – это обследовать станцию.

– Проводи сканирование каждые пятнадцать минут, – бросил он пилоту и направился в офицерскую каюту, где ожидали распоряжений его замкомы.

Старшина Энтони Грон время от времени бросал взгляд в иллюминатор. Видок тот еще, аж зубы сводит. В глубоких карих глазах читалась нескрываемая озабоченность. Он нутром чуял, что эти поиски им еще отзовутся…

– Быстрее бы капитан созрел хоть на какое-то решение, – произнес Энтони, нарушая молчание. – У меня от этого места колотун начинается.

– Думаешь, он просто возьмет и улетит отсюда ни с чем? – лейтенант Нотэл Телиан повернулся к Энтони, но тот ничего не ответил, понимая, что вопрос скорее риторический. – Пошаримся мы еще по этой станции…

Старшине показалось, что в голосе лейтенанта мелькнуло скрываемое предвкушение. Одного взгляда стало достаточно, чтоб понять – не показалось. Вон, глаза просто искрят от нетерпения. Уроженца снежного Оруса всегда выдавал взгляд. Даже если на лице была каменная маска – глаза, цвета морской волны не могли скрыть эмоции. А сейчас даже русые волосы, казалось, слегка приподнялись от нетерпения.

– Энтони, я у тебя хотел спросить: ты долго будешь моей сестре голову морочить? – Нотэл перевел разговор на другую тему, словно поняв, что сержант считал его эмоции и теперь обязательно последует какое-нибудь не очень приятное замечание.

– Ты лучше спроси у своей сестры, чего она мне мозги полощет, – недовольно проворчал Энтони. Обсуждать свою личную жизнь ему хотелось меньше всего, тем более, сейчас. – Может, как брат знаешь, что ей надо.

– По моему братскому мнению, пару подзатыльников, – усмехнулся Нотэл. – Прекращали бы вы ерундой заниматься…

– Да с удовольствием. Я Алии предложение сделал.

– Поздравляю! Когда свадьба? – оживился лейтенант

– Никогда, – хмуро отозвался Энтони.

– Она что, отказала? Ну и дура! Или ты опять уговаривал ее уйти? – ответа на свой вопрос Нотэл так и не дождался. – Ты б не горячился, а то отношения в конец испортишь.

– Нотэл, давай я без тебя разберусь! Ты, конечно, Алии брат, но в таких делах – не советчик…

– Значит так, – в офицерскую каюту вошел Челион, прервав назревающую ссору, – поднимаем команду, нужно обследовать станцию.

– Есть! – отрапортовали старшина и лейтенант, и поспешили выполнить приказ.

Лейтенант с уже явным нетерпением, а старшина с долей предрешенности.

Группа проникла на станцию через вспоротый бок и оказалась в одном из стыковочных отсеков. Очевидно, таким же образом, сюда пробивалась абордажная команда. В том, что она была, сомневаться не приходилось: на полу и внутренней обшивке, сквозь слой пыли, виднелись бурые пятна засохшей крови и следы от лазерных разрядов. А еще трупы. Очень много трупов. Снаряжение и экзоскелеты некоторых, распознавались как торианские, но в основном, погибшие принадлежали неизвестным войскам, и компьютерная система экзоскелета их никак не идентифицировала.

Герметизация станции оказалась не нарушена, но система жизнеобеспечения не работала. Капитан разделил группу. Необходимо обыскать каждый уголок.

Нотэл, со своей частью команды пробирался по пустым коридорам. Уже минут через десять блуждания по станции-призраку, с лейтенанта стал понемногу слетать энтузиазм. Вопреки ожиданиям, обстановка внутри оказалась, с одной стороны, банальной, а с другой какой-то жутковатой. Десантникам казалось, что даже осторожные шаги разносятся гулким эхом по всей станции. Нотэл не мог объяснить почему, но его начинала пробирать мелкая дрожь, хотя, ему приходилось видеть вещи и пострашнее пустых коридоров, пусть даже в них и встречаются трупы. Трупы уже не встанут и не откроют огонь по незваным гостям. Хотя… Нотэл прогнал нелепые мысли. Чего это он, как подросток, насмотревшийся страшилок. Нужно дело делать, а не выдумывать всякие глупости…

Большая часть отсеков оказалась открыта, но в основном, это были каюты экипажа и вспомогательные помещения. Кают бой практически не коснулся. В большинстве из них на своих местах остались личные вещи обитателей: на тумбочках стояли фотографии близких, лиц которых нельзя рассмотреть из-за слоя пыли, возле кроватей оставленная обувь…

Одна из кают, судя по всему, принадлежала офицеру: просторнее остальных, с одной кроватью, на которой лежал небрежно брошенный китель. В отличие от виденных ранее, здесь присутствовали следы если ни схватки, то активных поисков чего-то, очевидно, очень важного. Посередине каюты валялась перевернутая тумбочка, все ее содержимое рассыпано вокруг, ящики письменного стола выдернуты, на столе перевернутая кружка и рядом с ней жетон с неизвестной символикой. Нотэл взял жетон и покрутил в руках.

– Лейтенант, – окликнул его один из рядовых, – может, дальше? Нет здесь ничего…

– Идем, – Нотэл развернулся к переборке.

Когда все вышли, он еще на несколько секунд задержался, окинул взглядом каюту, как будто надеясь увидеть что-то, чего сразу не заметил и лишь потом последовал за своей командой. Только отойдя от каюты, Нотэл понял, что в руках у него остался жетон неизвестного офицера. Возвращаться, чтоб вернуть его на место – как-то глупо, и лейтенант попросту спрятал жетон в тайник на голеностопной пластине «скелета».

Первые три помещения, которые Энтони удалось открыть, оказались техническими. Створки очередной переборки оплавились, очевидно, в результате мощного взрыва и пришлось порядочно повозиться, чтоб разрезать их. Старшина, проведя сканирование, первым шагнул внутрь. Солдаты последовали за ним. Все держали оружие наизготовку, ожидая сюрпризов.

В помещении царил мрак, но спектр ночного видения давал четкий обзор. Картина, представшая перед десантниками, заставила их застыть на месте: несколько развороченных контрольных пультов, разбитые мониторы и обломки. Переборки забрызганы кровью. Трупов нет. Только куски оплавленной брони «скелетов».

– Самоликвидация, – выдохнул кто-то из солдат, разрывая повисшую тишину.

Энтони нервно сглотнул. Хорошо, что шлем скрывает лицо, и солдаты не видят его выражения. Старшина не был слабонервным или чересчур впечатлительным: в десант таким дорога закрыта, но от этого слова невольно пробирала дрожь, и пересыхало в горле. Это что ж случилось, что стояло на кону, раз кто-то решился на самую крайнюю меру?..

– Двигаемся дальше, – выдавил Энтони. – Здесь бесполезно что-то искать…

Солдаты с готовностью выполнили приказ. Оставаться в этом помещении не хотелось никому. Да и с самой станции отчаянно тянуло убраться куда-подальше. Но приказ есть приказ – его необходимо выполнять. А если ты чувствуешь себя при этом конченым мародером – это твоя личная проблема, и она никого не волнует.

Следующая переборка долго не поддавалась, когда её всё же удалось вскрыть, перед десантниками предстала то ли аппаратная, то ли какой-то контрольный пункт. Обстановка внутри казалась нетронутой боем, видимо, торианам не удалось сюда пробиться. Почему-то, Энтони подумалось, что это заслуга тех, кто остался в соседнем отсеке.

– Старшина, докладывай, что там у тебя? – раздался в динамике шлема голос капитана.

– Нашли какую-то аппаратную, – Энтони внимательно осмотрел помещение и заметил, что дальняя переборка имеет створки. – Пока ещё не разобрались. Нам бы энергии… – старшина подошёл к переборке.

– Как разберётесь – доложишь.

– Есть! – Энтони отключил связь. – Алия, попробуй вскрыть. Только аккуратно.

Девушка подошла к переборке и несколько минут внимательно изучала систему блокировки и проводила сканирование. Старшина, как и вся группа, терпеливо ждал результата.

– Вскрыть можно, но без полного энергоснабжения лезть не рекомендую, – Алия повернулась к Энтони. – Там креокамеры. Две в активном режиме. Работают автономно. Если попытаться вскрыть сейчас, можно нарушить работу. Взрывать тоже нельзя, – сочла необходимым уточнить девушка.

– Это и так ясно, – Энтони включил рацию на кодовую частоту Челиона. – Капитан, на связи Грон, у нас тут активные креокамеры, – доложил он.

– Понял тебя, старшина, – ответил Челион. – Я планировку раздобыл, сейчас тебе скину. Обозначь своё местоположения и жди меня, сам не суйся.

 

– Сунуться не получится – тут нужно полное энергоснабжение.

– Будет, через пару минут, – пообещал капитан. – Командный пункт уже нашли, сейчас активируем. Жди.

– Есть! – отрапортовал старшина, просматривая поступившую на внутренний монитор шлема планировку. – Мы в четвёртом отсеке.

– Понял, скоро буду. – Челион отключил связь.

Минуты через три, в отсеке восстановилось энергоснабжение, еще через пять минут вошёл Нотэл со своей частью команды.

– Капитан приказал к вам подтягиваться, – хмуро сообщил он. – Что у вас там? – лейтенант кивнул на заблокированную переборку.

– Креокамеры. Две активны. – Энтони прислонился плечом к переборке.

– А в них?

– Почём мне знать? Капитан подойдёт, разблокируем и посмотрим. Самим приказано не соваться.

Нотэл разочарованно вздохнул, но нарушить прямой приказ не посмел. Вскоре появился Челион. Он внимательно осмотрел переборку, лично провёл сканирование и после минутного размышления скомандовал:

– Занять боевые позиции! Алия, вскрывай, только осторожно.

– Есть! – отрапортовала девушка и приступила к работе.

В душе у Энтони вновь появилось ощущение чего-то неотвратимого.

Капитан Коинт Таил приходил в себя медленно. Первые несколько минут сознание пута-лось, а перед глазами всё плыло. Когда зрение восстановилось, он смог рассмотреть броню и отличительные знаки военных, окружавших его. Межпланетная Военная Коалиция. Значит, его дела не так уж плохи. Даже лучше, чем можно было ожидать. С ними можно договориться.

– Вы говорите на межпланетном диалекте? – первым делом поинтересовался стоящий напротив Коинта капитан.

– Да, говорю, – Коинт поднял на офицера взгляд.

– Я капитан Фелит Челион, Десантные Силы Межпланетной Военной Коалиции, – представился Челион. – Как вы себя чувствуете?

– Нормально, спасибо. Меня зовут Коинт Таил, во второй капсуле должна была находиться моя жена Стенга, что с ней?

– Наш врач заканчивает восстановление после креосна. Процедура проходит в штатном режиме, можете не беспокоиться.

– Хорошо, – Коинт едва заметно кивнул. – Скажите, а вы ещё кого-нибудь нашли?

– Нет. Активны были только две капсулы, а судя по тому, что мы здесь увидели, вы провели в них не мало времени… Что здесь произошло?

Коинт неопределённо пожал плечами. Он помнил. Даже лучше, чем самому хотелось бы. Вот только рассказывать – не имелось никакого желания.

Нападение не явилось неожиданным, но только командование рассчитывало успеть переброску и избежать прямого столкновения с торианами. Не успели. Времени не хватило совсем чуть-чуть. Около суток для них выиграл флот. Очень дорого дались им эти сутки, но потом, враг всё же пробился к станции и высадил абордажную команду. Коинт понимал, что силы слишком не равны, понимала это и его группа. Перед ними уже не стояло цели отбить станцию, главное – завершить начавшуюся переброску. Потом, возможно, выжившим удастся пробиться к креокамерам, заблокировать отсек, погрузиться в креосон и надеяться, что рано или поздно за ними вернутся.

Учёные, запустив процесс, эвакуировались со станции. Их вмешательство больше не требовалось, а следить за автоматикой по приборам мог и сам Коинт. Главное, чтоб переброску не прервали и оборудование не повредили. Уходить отказалась только Стенга.

К моменту окончания переброски, из всех, в живых осталось только шестеро, включая самого Коинта и Стенгу. Она под прикрытием капитана готовила креокамеры, первый замком лейтенант Эрик Майлов, с оставшимися в живых, удерживал неприятеля в соседнем отсеке.

– Майлов, что там у вас? – вышел на связь с лейтенантом Коинт.

– Жопа! – одним словом обрисовал обстановку лейтенант.

– Я к вам! – капитан метнулся к переборке.

– Нет, не получится…

– В смысле? – Коинт быстро набрал код, но переборка и не подумала открываться. – Май-лов, ты что вытворяешь, Акрик бы тебя побрал?!

– Командир, нам теперь не пробиться, – голос прозвучал с какой-то спокойной предрешенностью. – Нам конец.

– Лейтенант, разблокируй дверь! Немедленно! – потребовал Таил, но ответом ему стала автоматную очередь. Короткая. Значит, патронов осталось мало. – Стенга, разблокируй её!

– Я не могу, доступ перекрыт! – она отчаянно пыталась открыть, но у неё ничего не получалось. – Креокамеры активируются через три минуты!

– Оун, твоих рук дело? – Коинт сразу понял кто мог заблокировать отсек. – Ты что творишь, твою мать?

– Что надо, – раздался в рации сдавленный голос программиста.

– Майлов, я тебя под трибунал! – Капитан в отчаянии заехал прикладом автомата в переборку. – Я вас всех под трибунал отдам! Вы у меня лед на астероидах долбить пойдете!

– Да я бы с удовольствием, командир, но не выйдет, – Коинту показалось, что в голосе Майлова промелькнула усмешка. – Теперь, мы встретимся только у звезды. Бывай…

Голос потонул в мощном взрыве, и капитан понял, что они со Стенгой остались одни. Капитан отшвырнул оружие и побрёл к креокамере, призывно мигающей таймером обратного отсчёта…

– На нас напали, – после долгого молчания выдавил Коинт. – Ториане. А как вы нашли это место?

– Телиан, Грон, останьтесь, остальные возвращайтесь на челнок, – распорядился Челион и, дождавшись пока приказ выполнят, продолжил: – Путём долгих исследований. Нам очень нужны союзники.

– Понимаю, – Коинт едва заметно кивнул. – Только вы опоздали – здесь уже помощи не найти.

– Это уже ясно. Скажите, а что случилось с планетой, которая здесь была, её уничтожили?

– Нет. Мы знали, что ториане нас вычислили и успели перебросить планету в отдалённый космос. Только не спрашивайте как, я в этом ничего не понимаю. И куда – тоже не скажу, – предупредил вопрос Коинт. – Координат у меня нет, я командовал группой прикрытия. У нашего программиста могли быть, но он уже никому ничего не скажет… Эх ребята, что ж вы так круто…– Коинт тяжело вздохнул.

На некоторое время в каюте повисла горестная тишина. Челиону стало жаль этого офицера, Он потерял всех друзей и даже не может вернуться на родную планету.

– Что хоть творится в Большом Космосе? – задавая этот вопрос, Коинт прекрасно знал, какой ответ получит на него.

– Война, что же еще, – Челион слегка передернул плечами. – Потому, мы и ищем союзников.

– Вы хоть помните, с чего она началась и сколько длится?

– Да кого оно теперь интересует, – вступил в разговор Энтони. – Мы ненавидим их, они нас – вот и вся причина.

Таил ничего не ответил на это замечание. По-другому и быть не могло. Война между Межпланетной Военной Коалицией и Торианской Республикой длилась слишком долго, и уже никто не надеялся на ее окончание. Обе стороны давно забыли, что именно послужило поводом к началу полномасштабной войны. То ли какая-то приграничная стычка, попытка вторжения, то ли нападение на патруль, а может – все это вместе. Теперь, оно никого уже не интересовало.

Истинной же причиной стало неуемное желание ториан навязать всем свое мировоззрение – достаточно жестокое и агрессивное, по отношению к соседям. Корэанцы – гордый и непреклонный народ, не собирались мириться с подобными нападками и позволять, кому бы то ни было вмешиваться в свои внутренние дела. Они и стали инициаторами создания Коалиции. Объединившись с небарианами – двухметровыми гуманоидами, чье тело покрывает белый ворс, за исключением кистей рук и лица, обладавшими обширными достижениями в медицине, но мало понимающими в военном деле, и заручившись поддержкой крейдов – еще одной высоко-развитой расы гуманоидов, серокожих, ростом реже выше полутора метров, с приплюснутым носом и хищными прищуренными глазами – отличных механиков и инженеров, они построили сильное военизированное общество и стали наращивать мощь, понимая, что войны не избежать. Так все и вышло.

Стоило признать, что общественно-политический строй МВК в полной мере доказал свою состоятельность и право на существование: коалиция не просто выстояла в этой бесконечной войне – она сделала ее основой, перестав таким образом выживать и начав жить. Жить, преумножая свою доблесть и силу. Военные стали элитой. Пройти отбор в Силы МВК считалось большой честью, а попасть в десант или флот – предел мечтаний. Так они и жили – в вечном огне войны, считая, что другого пути нет. Возможно, его и правда не было. Другой путь мог привести к позору. Для корэанцев – лучше смерть.

– Какова хоть диспозиция? – поинтересовался Таил, нарушая повисшее молчание.

– Все не так уж плохо. По крайней мере, для нас. Мы удерживаем свои рубежи, а торианские территории нам и даром не нужны, – Челион не видел причин скрывать общее положение дел, а вдаваться в подробности, он не собирался. – Треплем иногда их стратегические объекты, по мере надобности. Так же, мы контролируем несколько систем с развивающимися цивилизациями, еще не вышедшими в Большой Космос, но во внутренние дела не вмешиваемся.

– Зачем тогда контролируете?

– Чтоб у этих выродков не возникло желания сунуться. Они ж не посмотрят ни на что.

– Значит, ничего не изменилось, – сделал вывод Таил.

– Пока, нет. Но ничего, мы все равно засунем этих тварей туда, откуда они вылезли, – пообещал Челион.

– Это не реально… – как бы про себя проговорил Таил.

– Что? – не расслышал Челион.

– Ничего, я о своем, мысли вслух…

Из соседней каюты вышла женщина с темными волосами. Таил бросился к ней.

– Ты как? – он заглянул ей в глаза.

– Нормально, не беспокойся. Что с остальными?

– Больше никого нет.

– Совсем? – Стенга задумалась, как бы пытаясь что-то вспомнить.

– Что вы теперь будете делать? – прервал ее размышления Челион.

– Не знаю, – Таил присел обратно и закинул ногу на ногу.– А что вы можете нам предложить?

– Я должен обсудить это со своим командованием. Какие у вас есть навыки?

– Я уже говорил, что был офицером, – Таил не сводил с Челиона глаз и почему-то, у капитана побежали мурашки по спине. – А моя жена – генетик. А еще, у меня имеются некоторые технологии Темгатов, вы ведь за этим сюда прилетели, верно?

– Я доложу командованию, а вы подождите здесь. Энтони, Нотэл, тоже останетесь, – Челион ушел.

Таил сохранял невозмутимость. Казалось, он уверен, что все сложится так, как нужно ему. На лице его жены застыла глубокая задумчивость.

– Ген-материалы! – выдохнула Стенга. – У меня были здесь некоторые образцы. Мне нужно проверить свою лабораторию.

– Если вы о той, что в третьем отсеке, то от нее практически ничего не осталось, – сообщил Нотэл.

– Я должна посмотреть, – Стенга направилась к выходу.

– Лучше не тратить время на споры, – Таил встал и направился за своей женой. – Это бесполезно.

При виде своей разгромленной лаборатории, Стенга пришла в ярость.

– Отчаянный самодур! – с горечью проговорил Таил, осматриваясь. – Эх, Майлов, что ж ты за паразит такой…

– Теперь, я этих умников с того света верну только для того, чтобы лично придушить! – сквозь зубы процедила Стенга, открывая боковую дверь, с которой десантники не смогли справиться. – Есть! Образцы сохранились. А вот лабораторию придется полностью восстанавливать. Как у вас с оборудованием? – обратилась она к Энтони.

– Этот вопрос не по адресу, – Энтони поразила решимость этой женщины. – Вам будет лучше обсудить его с командованием.

– А вы уверенны, что ваше командование нас примет? – Таил испытывающее посмотрел старшине в глаза.

– У нас сейчас каждый специалист на счету, – Энтони не отвел взгляд.– А если вы еще и пару технологий подкинете, то и говорить не о чем.

Таил удовлетворенно кивнул. Ему пришлось по душе, что старшина смог выдержать его взгляд. Вскоре, вернулся Челион. Энтони оказался прав: командование согласилось с предложением капитана. Из этого проекта нужно было получить хоть что-то, а то, что предлагал Таил, по сути, не так уж и мало. Он предоставил данные по разработке истребителей «Фелетрин».

Таких истребителей, на вооружении Межпланетной Военной Коалиции еще не стояло. Они имели отличную маневренность, как в открытом космосе, так и в атмосфере планеты. С ними мог сравниться, только торианский штурмовик «Бирг», да и тот уступал в вооружении. Так что, эту операцию нельзя было назвать полностью провальной. Она принесла довольно неплохой результат. А на проект генетического восстановления, которым занималась Стенга Таил возложили большие надежды. Все данные по проекту 4Х, были сразу же засекречены, как и личное дело Коинта Таила, поступившего на службу в Десантные Силы МВК в звании капитана.

Глава 1

Два года спустя.

Коинт Таил находился в своей квартире на территории военной базы. Вскоре после возвращения из Элатрона, Челиона повысили и перевели в Центральный Штаб – он был уже подполковником. Командование группой 4-Х, Челион передал Таилу.

 

Стенге выделили лабораторию при Разведуправлении, но дела у нее не ладились. Проект практически не продвигался. Она сутками пропадала в своей лаборатории, и даже дома продолжала что-то вычислять. Таил мало что в этом понимал, но ему не нравилось, что Стенга так ушла в работу. Вот и сегодня, весь вечер она сидела над какими-то формулами и таблицами.

– Может, хватит на сегодня? – он обнял ее за плечи и поцеловал в щеку, – ты совсем заработалась и забыла, что у тебя есть муж.

– Я помню, Коинт, но дела не продвигаются, – Стенга повернулась к нему. – Я не думала, что все окажется так сложно.

– Стенга, я хотел поговорить с тобой, – он взял стул и присел рядом с женой. – Приостанови работу.

– Это еще зачем? Осталось совсем немного, и я смогу перейти непосредственно к восстановлению.

– Я прошу тебя. Это ненадолго. А еще лучше, попроси перенести лабораторию.

– Коинт, что произошло? – встревожилась Стенга.

– Пока, ничего, но я чувствую. Это нельзя объяснить. Да и вообще, подумай о себе, хоть раз. В твоем-то положении…

– Нормальное у меня положение, – Стенга не спеша поднялась. – И так скоро придется контролировать все из дома, а осталось совсем немного.

– Я говорю серьезно. Подумай о нашем ребенке…

– Коинт, работа не будет приостановлена, я уже сотню раз повторяла тебе, – Стенга присела на диван. – Если бы ни они, не было бы ни ребенка, ни нас с тобой.

– Мне кажется, информация просочилась. Энтони не доверяет Верму.

– Энтони просто ревнует к нему Алию, и тебе это известно. Он не раз подбивался к ней, но она не любит штабных.

– Она любит Энтони, чего только мозги друг другу сушат…

Их разговор прервал вошедший без стука Энтони Грон. За прошедшее время, он заметно продвинулся по службе и был уже в звании лейтенанта. Таил полагал, что однажды, он догонит его в звании, а может и перегонит. У них сложились добрые приятельские отношения, и капитан успел убедиться, что ему можно доверять, поэтому, как только Таил возглавил группу 4-Х, он назначил его первым замкомом.

– Опять обсуждаете мои отношения с Алией? – Энтони посмотрел на командира, и от него не ускользнула озабоченность в глазах капитана.

– А чего вы как дети? И вообще, взяли моду вваливаться к командиру, как к себе. Стучаться надо, – отчитала его Стенга.

– Извините, если помешал перемывать мне кости, – Энтони перевел взгляд на жену командира. Он давно привык к ее перепадам настроения.

– Не обращай внимания, – успокоил его Таил. – Она сегодня не в духе. Присаживайся.

– Нет, я на минутку, рассказать последние новости. Ты слышал, что произошло на Питерии?

– Еще нет. А что там?

– «Хамелии» спятили. Во время боя, стали палить не только по торианам, но и по своим. Там от войск месиво осталось.

– А ты, как всегда, все знаешь.

Таил бросил взгляд на свою жену, которая вернулась к работе и делала вид, что ее не интересует, о чем говорят офицеры, но на самом деле, ловила каждое слово. Капитан не хотел лишний раз волновать ее, но если сейчас перенести разговор в другое место, то потом, Стенга от него не отстанет.

«Хамелия» являлась одной из новейших разработок инженеров МВК: беспилотный боевой робот весом в тридцать тон должен был значительно сократить потери живой силы. Оснащенная скорострельными крупнокалиберными пулеметами, плазменными и энергетическими пушками, «Хамелия» представляла грозного и практически неприступного противника. Она давала неоспоримое преимущество перед врагом, но что-то опять пошло не так, как нужно…

– Откуда у тебя такие сведения?

– Не важно. «Хамелий» пришлось уничтожить, командование рвет и мечет. Говорят, это не первый случай, но раньше удавалось скрывать.

– А что дальше делать собираются, ты не в курсе?

– Нет, но, наверное, закроют базу на Эскриоле и снимут «Хамелий» с вооружения. Жаль, на них возлагали большие надежды.

– Это ты называешь «не в курсе»? – усмехнулся Таил. – Знаешь, Энтони, иногда мне кажется, что в группу 4-Х ты попал, потому, что сам узнал о проекте. Твоя мания до всего докапываться, плохо закончится. Когда-нибудь, ты схлопочешь пулю, причем не в бою…

– Да ладно, командир! – отмахнулся Энтони. – Кто-то же должен быть в курсе.

У Таила сработал коммуникатор. Он прочитал пришедшее сообщение и задумался.

– Энтони, нас с тобой вызывает Верм, – наконец произнес он.

– Ты надолго? – Стенга бросила на мужа озабоченный взгляд.

– Не знаю, – капитан взял китель и поцеловал ее в губы. – Не засиживайся.

– Если куда-то отправят, сообщи.

– Обязательно.

– Знаю я твое «обязательно»! – проворчала Стенга.

Таил ничего не ответил на это замечание и кивнул лейтенанту на дверь.

– Скажи, Энтони, кто растрепался Стенге о нашем прошлом задании? – обратился Таил к нему, когда они вышли на улицу. – Я же просил, чтобы ей ни слова.

– У Челиона спроси, кроме него со Стенгой тогда никто не разговаривал.

– И здесь тебе все известно. Ты когда перестанешь совать нос не в свои дела? А если совсем невмоготу, то делай это не так явно и держи язык за зубами.

– Командир, я ведь только с тобой.

– А с чего ты взял, что можешь мне доверять? Энтони, ты хороший воин, умеешь быть в курсе всех событий и быстро ориентироваться в обстановке, но пойми – нужно быть осторожнее.

– А как дела с восстановлением? – перевел Энтони разговор на другую тему.

– Что, по настроению Стенги не ясно?

– Да ее сейчас не поймешь…

Они подошли к штабу. В кабинете майора Матвила Верма, кроме него самого, находились подполковник Челион и генерал Алкон Старин.

– Присаживайтесь, офицеры, – генерал указал на стулья. – До вас уже дошли слухи о том, что произошло на Питерии?

– Кое-что, – Таил сел.

– Так вот, то же самое, сегодня случилось на испытательном полигоне Эскриола. Существует подозрение, что это не просто сбой в системе, а попытка дистанционного перепрограммирования.

– Судя по всему, не совсем удачная, – заметил Таил.

– Возможно. Но нам от этого не легче. Полигон на Эскриоле было решено закрыть, «Хамелий» дезактивировать и утилизировать, но не успели. Оставшиеся роботы пришли в активный режим. Это были новые образцы, оснащенные системами ПВО, поэтому, уничтожить их с воздуха не удается. Так что, капитан, придется вам туда слетать.

– Генерал, почему мы? – удивился Энтони. – Есть же базы и поближе.

– Лейтенант Грон, что за хамские выходки! – оборвал его Верм. – Если говорят вы, значит, так нужно.

– Майор, вы не совсем адекватно реагируете на мой вопрос, – в интонации Энтони действительно сквозило нахальство, причем, оно было направленно на Верма. – Я просто хочу знать, в чем смысл отправлять нас. От Корэллы до Эскриола, лететь около двух стандартных суток, в то время как с Агара войска можно перебросить за, пару часов.

– Ты думаешь, без тебя никто об этом не знает? – в голосе Верма чувствовалось раздражение. – Считаешь, себя самым умным?

– Майор, отставить! – прекратил ссору генерал. – Что это еще за грызня! Вы же офицеры Десантных Сил, элита, а ведете себя, как уличные мальчишки – это неприемлемо! Лейтенант, вам объяснят все тонкости немного позже, а сейчас к общим деталям…

Челион бросил незаметный взгляд на Верма. На его лице стали проступать вены – первый признак злости у корэанцев. Больше его эмоции никак не проявились. Челион давно заметил натянутость в отношениях между двумя офицерами, но все попытки как-то разрешить возникшую проблему ни к чему не приводили.

Когда все технические вопросы были решены, Челион прошел в кабинет Таила, чтобы оговорить последние детали, в которые не следовало посвящать посторонних. Лейтенант задумчиво постукивал ручкой по столу – это свидетельствовало, что он злиться или чем-то сильно недоволен.

– Энтони, какого Акрика ты опять сцепился с Вермом? – поинтересовался у него Челион, но лейтенант угрюмо молчал. – Да прекрати ты стучать! Знаешь, что раздражает, нет же, все равно!

– Нервы, – лейтенант положил ручку.

– Значит так, – Челион вздохнул и решил отложить выяснение личных проблем на потом, – времени мало, перейдём к делу: по факту, база на Эскриоле уже свернута, личный состав покинул планету, «Хамелии», вроде, в неактивном режиме, так что, вам нужно быть осторожными, а в остальном, полная свобода действий. У нас есть подозрения, что перепрограммирование происходило в непосредственной близости от полигона, постарайтесь что-нибудь найти, хоть какую-то зацепку. Вылетаете через сорок минут. Энтони, иди, собирай команду, и получайте снаряжение, – подполковник отдал лейтенанту документы.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru