Закон Войны. Путь

Теил Вида
Закон Войны. Путь

Лишь шаг вперед и два назад,

И путь ведет из ада в ад,

И глупо вновь судьбу винить,

За то, что жизнь не изменить.

Глава 1

Генерал Энтони Грон внимательно изучал лежащий перед ним совместный рапорт майора Эрика Майло́ва и капитана Олин Таил, и рапорт их штатного снайпера. Генерал вздохнул и отодвинул от себя документы. В дверь постучали.

– Входите! – пригласил Энтони.

– Генерал, – в кабинет вошли Олин и Эрик и, отдав честь, приложив правую руку к груди и резко опустив ее вниз, остановились напротив его стола. – Вызывали?

Майор догадывался, о чем хочет поговорить Энтони.

– Да. Эрик, когда все это закончится? – генерал устало посмотрел на офицеров. – За последние полгода, в твоей группе сменилось три снайпера и вы опять чем-то не довольны.

– А чем здесь можно остаться довольным? Я дал ему приказ: обезвредить вражеского капитана, но при этом оставить его в живых, а он засадил ему пулю в голову! Он либо не видит, либо не слышит.

– Капитан, а ты что думаешь? – обратился Энтони к Олин.

– Что тут думать? В последний раз, мы из-за него чуть задание не завалили: пока Стиг целился, часовые успели нас засечь и поднять тревогу. Ромсу всегда хватало нескольких секунд, чтобы снять троих, а этот – натуральный тормоз.

– Вот в этом и заключается вся ваша проблема – вы всех сравниваете с Ромсом, – Энтони окинул взглядом офицеров. – Конечно, он был прирожденным снайпером, но что ж тут поделать…

– Прислать нам кого-нибудь с головой, а ни вакуумным насосом вместо нее, – предложила Олин.

– Его направил Те́лиан, – напомнил Энтони.

– Вот пусть он с ним и ходит на задания.

– Вы не выносимы! – генерал вздохнул. – Кстати, рядовой Стиг, тоже подал рапорт: он просит о переводе, потому, что не может служить в вашей группе, из-за постоянных придирок и личной неприязни офицеров. Что вы на это скажите?

– Ну, так переведите его, и пусть катится… – Эрик передернул плечами.

– Если я отправлю еще один запрос на снайпера, для вашей группы, у Центрального Штаба могут возникнуть вопросы. А что капитан Стрелин? Его подписи нет под рапортом.

– Его высказывания нельзя заносить в рапорт, – пояснил Эрик. – Алик сказал, что, если потребуется, он выскажет свое мнение лично.

– Все с вами ясно. Что ж, я переведу Стига, но это – в последний раз. С тем, кого пришлют ему на замену, вам придется как-то срабатываться, и меня не волнует, как вам это удастся. Хватит уже – любому терпению приходит конец. Можете идти.

Офицеры отсалютовали и вышли. Энтони тяжело вздохнул. С того момента, как группа 4-Х потеряла снайпера и большую часть своей команды, прошло уже полгода по стандартному времени, а Эрик и Олин все не могут с этим смириться, впрочем, как и остальные выжившие. Капитан Алик Стрелин при обороне Амерона лишился всей своей команды: в здание, где они укрылись, попал разряд плазмы, и, в силу обстоятельств, его решили направить в группу Эрика Майлова. Он довольно легко смирился с тем, что ему не дали собственную команду, к тому же, направление в группу 4-Х, никак нельзя считать понижением. Энтони знал, что могут возникнуть трудности, но не думал, что все так затянется. Они хорошо приняли пополнение, вот только со снайпером как-то не ладилось.

После событий на Э́вруме, своенравный характер офицеров его спецгруппы проявился во всей красе: они стали еще упрямей, еще придирчивей, еще агрессивней к врагу, в общении с командованием стали чаще проскакивать хамские нотки, особенно сильно это проявлялось в отношении к генералу Разведуправления Но́тэлу Телиану. Естественно, те события не могли не оставить след в душе, даже Энтони, помнящий гибель Корэллы, не мог спокойно вспоминать эту оборону, что уже говорить про Эрика и всех остальных. Им пришлось долго добираться до центральной планеты, и Энтони полагал, что, скорее всего, события, которые предшествовали нападению на Эврум, отразились на них гораздо сильнее, чем сама битва. Но всему есть придел, и, по мнению генерала, он уже наступил.

Эрик резко проснулся среди ночи и сел на кровати. Рядом, спокойно спала Олин. Ее темно-каштановые волосы разметались по подушке, одеяло сползло в сторону и открыло ее стройную фигуру. Он протер лицо руками. Вот уже несколько ночей подряд, ему не давал покоя один и тот же сон: зловещий, тревожный, будоражащий кровь, но исчезающий из памяти сразу после пробуждения и оставляющий ноющее ощущение чего-то давно забытого и неприятного. Эрик лег на спину и закрыл глаза. Все попытки вспомнить что ему снится, заканчивались головной болью. В памяти оставались неясные образы и места, которые он раньше не видел. Майор полагал, что этот сон как-то связан с его прошлым, с тем, что было до того, как он очнулся в медотсеке одной из орбитальных станций, с памятью, чистой, как атмосфера на незаселенной планете. Врачи утверждали, что ему повезло, раз вообще остался жив.

Исходя из документов, Эрик тогда проходил подготовку, вместе с Аликом Стрелиным и они оказались в самой гуще заварушки на Пите́рии. Как им удалось выжить – никто не понимал, да и узнать не предоставлялось возможности: памяти лишились оба.

Эрик не рассказывал Олин о своих снах, не желая ее тревожить. Сейчас их жизнь вошла в привычное русло, но почему-то майору казалось, что это ненадолго, что скоро все закрутится с новой силой. Он попытался вновь уснуть. Предстоял нелегкий день: его вызывали на Эврум, а это сулило новым заданием, причем – не самым приятным. Сон не приходил и майор беспокойно ворочался на кровати.

– Эрик, может, хватит уже! – проворчала Олин, отбрасывая одеяло совсем и садясь. – Что с тобой происходит? Ты не спишь уже третью ночь.

– Ничего, – он встал с кровати и начал одеваться. За окном уже светало. – Ты же в курсе всех дел.

– Я не о делах, я о тебе. Ты третью ночь не даешь мне спать своим дерганьем.

– Ну, так ночуй у себя, кто тебе не дает! – Эрик застегнул китель и сел на край кровати.

– Нечего на меня скалиться! – Олин потянулась за формой. – Я не виновата, что тебя бессонница задолбала.

– Не виновата, – согласился Эрик. – Не злись. Давай поговорим после. Мне через час вылетать. Алик взял на сегодня выходной, после обеда должен прибыть новый снайпер, оформишь его. Дила я, на всякий случай, возьму с собой, вдруг это опять насчет информации.

– Думаешь, у них там своих спецов не хватает?

– Хрен его знает.

Олин радовалась, что сегодня ей не нужно вместе с Эриком тащиться на Эврум. Она не любила визиты в Разведуправление и Центральный Штаб. Тем более, им поспешили направить нового снайпера на замену Стигу с которым, к слову сказать, не сработались не только она с Эриком, но и вся команда, а это могло означать, что следует ожидать новое задание.

До обеда, капитан занималась бумажной работой: проверяла наличие снаряжения, просматривала рапорты с последнего задания. В одном из них, сержант Дил О́ун совсем не лестно отозвался об их бывшем снайпере, и капитан подумала, что нужно надавать ему по мозгам: официальный документ, в конце концов, а он такое себе позволяет, совсем распоясался. После, она убедилась, что А́лергу Хо́рмину заменили “скелет”, который он повредил из-за оплошности Стига и вернулась в штаб. У двери кабинета ее ждала девушка с сопроводительными документами в форме десантных сил МВК. Олин окинула визитёра беглым взглядом и ей показалось, что они уже где-то встречались: короткие светлые волосы, зеленовато-серые глаза с застывшей легкой усмешкой – все это казалось капитану знакомым, но она никак не могла вспомнить, где виделась раньше с этой девушкой.

– Очевидно, ты наш новый снайпер, – произнесла Олин, открывая дверь.

– Так точно, капитан! – девушка отдала честь.

– Пошли, – пригласила Олин, входя в кабинет. – Документы, – она села за стол.

Девушка протянула ей бумаги. Капитан, быстро просмотрела их и не смогла скрыть удивления. Теперь ей стало понятно, почему лицо нового снайпера показалось знакомым.

– Садись, – Сели́на Ло́урен придвинула стул и воспользовалась разрешением. – Почему перевели с прежнего места?

– Там написано, – Селина кивнула на документы.

– То, что написано здесь, не всегда является истинной причиной. Так почему?

– Приказ из Центрального Штаба.

– Ты знаешь, чем именно занимается наша группа?

– В общих чертах.

– Ладно, получишь снаряжение, расположишься, потом я введу тебя в курс дела, – Олин набрала на коммуникаторе номер старшины А́ири Ри́гласа. – Аири, зайди ко мне, – попросила она. – Сейчас подойдет старшина, он тебя проводит.

– Капитан, – Селина поднялась. – Могу я у вас кое-что спросить?

– Спрашивай, – Олин догадывалась, что за вопросы мучают Селину.

– Чуть больше полугода назад, здесь погиб мой брат Атикс Лоурен. Я хотела бы узнать, как это произошло. Отец утверждает, что это случилось по вашей вине, но я ему не верю.

– Зря. На этот раз он прав – Атикс действительно погиб из-за меня.

– Но как? – в глазах девушки читалось недоверие. – Я много слышала о вашей группе – вы не могли допустить ошибки…

– Все ошибаются, – Олин, нервно переложила бумаги с места на место. – Атикс заметил снайпера и успел закрыть того, кто был его целью…

– Это вы? – Олин ничего не ответила. – Поэтому, вы вините себя в его смерти? Но ведь никто не заставлял его это делать, он сам…

– Капитан, вызывали? – в кабинет вошел Аири и отсалютовал.

– Да. Вот документы, проводишь нашего нового снайпера и выдашь снаряжение. Селина, подожди пару минут за дверью, – обратилась Олин к снайперу.

Она отдала честь и вышла.

– Что-то случилось? – поинтересовался старшина, заметив мрачное выражение на лице капитана.

– Аири, проследи, чтобы никто ничего не выкинул, типа того, что вы любите проделывать с новичками, – медленно проговорила Олин.

– Ты о чем? – старшина присел на стул.

 

– Не прикидывайся. Ты же знаешь, я всегда прикрывала глаза на ваши шуточки, да и Эрик с Аликом тоже, но в этот раз – не стоит.

– Почему?

– Во-первых – Грон нас укокошит, если мы не сможем с ней сработаться, он вчера прямо об этом сказал. А во-вторых – Селина сестра Атикса.

– Ладно, – Аири поднялся. – Я постараюсь проследить, но, сама понимаешь, я же не могу усмотреть за каждым.

– Предупреди Дила, когда вернется, иначе он точно что-нибудь отколет. Да и не нравится мне все это, тем более, если соединить вызов Эрика на Эврум и появление здесь Селины. Что-то намечается.

– Я все понял. Мне можно идти?

– Подожди. Аири, мы так давно не общались нормально, устроишь Селину, подходи в бар, посидим, – предложила капитан.

– Олин, я бы с радостью, но нужно навигационные карты на челноке обновить, – отказался старшина. – Давай потом.

– Ну ладно, можешь идти.

Аири вышел. С капитаном он познакомился еще в подготовительном центре. Он поступил в центр примерно на полгода позже Олин и встречался с ее соседкой по комнате и подругой Тилой Хайс, Атикс Лоурен тоже проходил подготовку вместе с ними. После они служили в команде капитана Нилиона Харистита, который изначально был куратором в группе Олин и Атикса. Все вместе они прослужили год, а потом все перевернулось: ловушка на Альвриме, где погибли Тила и Нилион, расформирование, его с Олин направили в группу 4-Х, Атикса на Марс. В тот злополучный день он оказался на Гристоне по случайности, из-за своего отца, а вернее – его темных делишек. Аири не хотелось вспоминать о тех событиях. Слишком глубокий след они оставили в душе, слишком многие из-за них погибли, и еще не улеглась щемящая тоска от потери друзей.

Старшина выдал Селине “скелет”, оружие и проводил в расположение. Он уже собирался уходить, когда девушка обратилась к нему:

– Старшина, я слышала, что снайперы не задерживаются в вашей команде долго и за последние полгода я – уже четвертый.

– Это Стиг тебя проинформировал? Если бы он винтовкой владел так же, как языком… Располагайся, капитан тебя вызовет, когда понадобится. Как расположишься, можешь на челнок подняться, ознакомиться.

Аири оставил Селину одну и направился к челноку.

Эрик вернулся на базу уже в сумерках, но не смотря на это застал Олин в кабинете.

– Снайпер прибыл? – поинтересовался он, войдя.

– Прибыл, – Олин оторвалась от изучения личного дела Селины.

– И как он?

– Она, – уточнила капитан. – Селина Лоурен – сестра Атикса.

– Шутишь?

– Какие шутки. Интересно, что Телиан хотел сказать таким назначением.

– В каком смысле? – Эрик подозрительно посмотрел на Олин.

– В смысле ее отца. Мне до сих пор не дает покоя мысль, зачем торианам сдался какой-то промышленник.

– Думаешь, ему что-то известно? Ты на него поднимала досье?

– Нет, но стоило бы. Кстати, зачем тебя вызывали в штаб? – Олин перевела разговор на другую тему.

– Все за тем же, – Эрику показалось, что капитан чего-то недоговаривает. – У них возникли кое-какие проблемы и похоже, наши “скелеты” еще долго останутся единственными в своем роде. В сплав входит компонент, которого нет ни на одной доступной планете. Телиан предполагает, что его можно найти на планете Темга́тов.

– И что, они хотят, что бы мы гонялись за Темгатами? Да их лет двести никто не видел, может и от планеты уже ничего не осталось.

– Пока, ни за кем гоняться не придется, но как только управление соберет все сведения в одну кучу, тогда уж, не отвертеться.

– Они хоть представляют, какая защита может стоять у планеты, даже если их самих давно нет?

– Представляют, поэтому мы и должны готовиться. Телиан уверен, что мы сможем пройти.

– На каком основании? У нас нет никакой информации, никаких кодов…

– Он считает по другому, и переубедить генерала мне не удалось. Телиан завернул что-то о каких-то проектах, над которыми работали твои родители, в частности, мать, что, якобы, благодаря этому мы сможем найти Темгатов.

– Бред какой-то. Причем здесь моя мать? – капитан закинула ногу на ногу.

– А ты много о ней знаешь?

Капитан ничего не ответила. О своей матери она знала еще меньше, чем об отце. Все сведения сводились к тому, что она погибла при нападении на Корэллу, хотя, и о Ко́инте Таиле известно не многим больше. В обществе, где военные стали своеобразной элитой, капитану МВК не составляет труда найти сведения о своих предках – все они должны иметь непосредственное отношение к армии, но, неожиданно для себя, Олин столкнулась с трудностями. Вся доступная информация сводилась к ее отцу и то ее было ничтожно мало: когда поступил на службу, присвоенные звания и награды, перечень особо значимых операций и дата смерти – это единственное, что она смогла найти. Не было даже даты и места рождения, никаких сведений о родственниках, складывалось впечатление, что он появился из ниоткуда.

Эрик о своей семье не знал вообще ничего. Память у него так и не восстановилась, и никакой информации о себе он не смог обнаружить. Ему это объяснили тем, что вся она оказалась уничтожена в результате того злополучного нападения на Питерию, но майору верилось в это с трудом. А еще, его настораживало то, что в своей команде не он один страдал полной амнезией – те же проблемы у Алика Стрелина, Дила Оуна, а как оказалось после и Алерга Хормина – контрабандиста, попавшего к ним волей случая и оставшегося в команде.

– Что за проект, он не объяснил? – нарушила Олин повисшую тишину.

– Да, А́крик его знает. Все те же поиски технологий и потомков Темгатов. Телиан сказал, что они ближе чем, кажется, стоит только немного подумать. Ты не знаешь, о чем он? – Олин отрицательно покачала головой. – С этим разберемся после. Сейчас есть дела поважнее: через три дня к нам прибывает главнокомандующий.

– Ему-то чего не сидится на месте!

– Понятия не имею. Нам выпала честь встретить его в космопорту, а потом, в числе личной охраны, сопровождать на ключевые объекты.

– А у него что, напряг с кадрами? – Олин убрала документы в сейф. – Мы то, с какого переполоха должны этим заниматься?

– Мне откуда знать? Завтра, с Эврума придет приказ. Нужно провести инструктаж со снайпером, и посмотреть что она может не мешало бы, а то выйдет как в прошлый раз, – Эрик встал.– Долго ты еще собираешься тут сидеть? Нужно на челнок сходить, а то Дил отправился системы проверять, вместе с Алергом. Когда я его в прошлый раз оставил без присмотра, он флотский эфир засорил. Через коммуникатор Барнона.

– Ну, пошли. Заодно в офицерской документацию проверим, – Олин закрыла сейф, и они вышли из кабинета.

На Гри́стоне стояла ранняя весна. Воздух был уже довольно теплый, с океана дул влажный ветер. Сейчас Эрику хотелось рвануть куда-нибудь на побережье, и хоть на пару дней забыть о Темгатах с их технологиями, торианах жаждущих добраться до них и Разведуправлении, проевшем все мозги. Он уже не помнил, когда они с Олин в последний раз нормально отдыхали. Обычно, все их попытки выбраться куда-нибудь, заканчивались “ необходимостью срочно прибыть на базу, в связи с возникновением нестандартной ситуацией”. Похоже, в ближайшее время, им такое удовольствие, как полноценный отдых, не светит.

Дил действительно занимался проверкой компьютерной системы челнока, Аири обновлял навигационную систему. Алерг стоял, облокотившись о кресло пилота, и рассказывал очередную историю из жизни контрабандистов. Офицеры не стали нарушать идиллию и прошли в офицерскую.

Майор только успел раскрыть бортовой журнал, как из общей каюты раздался визг, казалось сотрясший переборки. Эрик с Олин переглянулись и выскочили из офицерской. Зайдя в общую, они обнаружили Селину, взобравшуюся на сиденье с ногами и вжавшуюся в переборку. Аири пытался уговорить ее слезть, но девушка лишь упрямо трясла головой. Дил и Алерг давились смехом.

– Какого Акрика тут происходит? – Эрик окинул всех требовательным взглядом.

– Там… – Селина указала в угол снайперской винтовкой. – Зверь какой-то…

– Вы что, не предупредили? – майор подошел к углу, в который указывала снайпер.

– Извините, командир, – Дил хихикнул. – Забыли.

– Риглас, ладно эти, ну а ты куда смотрел? – набросилась Олин на старшину. – Тем более, я тебя просила!

– Капитан, я тоже не могу за всем уследить, – Аири нервно сжал пальцы. – Я навигацию проверял, когда шум услышал…

– Все с вами ясно, – Олин махнула рукой и повернулась к Селине. – Ты хоть пальнуть не успела?

– Нет, – снайпер закинула винтовку за плечо, и бросила осторожный взгляд на Эрика, извлекшего из угла лилового зверька. – А этот зверь, он ваш?

– Наш, – подтвердил майор. – Его Наром зовут. Давай, слазь уже, он ручной.

Селина несмело спустилась с сиденья.

– Можешь погладить, Нар не кусается, – разрешила Олин.

– Спасибо, капитан, но я воздержусь, – девушка с подозрением смотрела на зверька.

– Как хочешь, – Олин забрала Нара у Эрика. – Только привыкнуть к нему все равно придется. И больше не визжи, а то еще кто из командования услышит, проблем не оберемся. Пойду, в офицерскую его отнесу.

Капитан вышла, Эрик одарил солдат неодобрительным взглядом и направился за ней. Чувствует его нутро, подготовка к визиту главнокомандующего будет веселой.

Глава 2

Рано утром, Эрик построил свою команду на плацу для проверки снаряжения перед предстоящим спецзаданием. Энтони уже успел предупредить майора: если что-то пойдет не так, как надо, то он не посмотрит на все их заслуги и отправит выкуривать банды отщепенцев с астероидов.

– А вы не боитесь, что тогда не останется ни отщепенцев, ни астероидов? – попытался пошутить Эрик.

– Ты, майор, зубы не суши, – Энтони пребывал не в самом лучшем настроении. – Я не знаю, какая нелегкая вынесла нашего главнокомандующего из его “Цистерны1”, но, время подышать воздухом, он выбрал не совсем подходящее. Думаю, ты понимаешь, о чем идет речь.

Эрик понимал. Ториане притаились, а это не предвещает ничего хорошего, да к тому же, “сливщика2”, до сих пор, так и не вычислили, а в том, что он есть, сомневаться не приходится.

И теперь, майор стоял перед строем и придирчиво осматривал своих солдат. По обеим сторонам от него, стояли Олин и Алик. Алик вернулся на базу уже глубокой ночью, если ни сказать под утро, и теперь упорно старался подавить зевки.

– Так, – произнес Эрик, – Дил, проверишь компьютерную систему на всех “скелетах”, Алерг, займись оружием. Все должно быть в идеальном состоянии – не приведи Космические Силы, что-то заклинит в неподходящий момент. Всем заняться чисткой снаряжения. Чтоб блестело…

– Как лысина полковника О́рсена! – донесся из строя чей-то смешок.

– Я смотрю, тебе весело, – Эрик остановился взглядом на рядовом У́рене Лорме, не обращая внимания на давящихся смехом солдат. С Алика мигом сорвало весь сон, и он ели сдерживался. – Все скинете этому весельчаку холодное оружие, и он будет его чистить, пока оно ни заблестит, как лысина полковника Орсена, – распорядился Эрик. Сзади кто-то тактично откашлялся, и он обернулся.

– Зайдите ко мне в кабинет, когда закончите здесь, майор, – попросил полковник Лейг Орсен и, развернувшись, спокойно пошел к штабу.

– Всем выполнять приказ, – Эрик одарил Лорма недобрым взглядом. – Рядовой Лоурен, пройди с капитаном Таил для инструктажа.

Майор отправился вслед за полковником, а Алик, не в силах больше сдерживаться, взорвался смехом. Олин тоже не выдержала, а вслед за ней, рассмеялись и все остальные, но к счастью, Эрик этого уже не слышал. Когда все успокоились, Олин обратилась к Селине:

– Сдашь снаряжение на проверку, и подходи ко мне в кабинет. Алик, проследишь?

Капитан утвердительно кивнул. Он никак не мог успокоиться и на глазах уже блестели слезы.

Майор сидел в кресле и следил за тем, как Лорм драит мечи для всей команды. Он заставил его заниматься этим в своем кабинете, чтобы ни у кого не возникло желания помочь. По вине Лорма, Эрику пришлось выдержать довольно неприятную процедуру полоскания мозгов, хотя, для кого она оказалась более неприятной; для него самого, или Орсена – вопрос спорный.

 

Майор слышал, что полковник отличается умением толкать долгие, занудные речи, но выслушивать их раньше, ему не приходилось: приказы он получал непосредственно от Энтони, перед ним же и отчитывался, а с Орсеном сталкивался, в основном, на официальных совещаниях. Когда Эрик зашел в кабинет, полковник уже успел усесться в кресло и поставить перед собой кружку с ирлесом3, приготовившись к долгому нравоучению.

– Майор, я, конечно, понимаю, что вы не находитесь в моем непосредственном подчинении и имеете неоспоримые заслуги и привилегии, которые никто не собирается ставить под сомнение, но вам ни кажется, что непозволительно высказываться подобным образом о старшем по званию, тем более, в присутствии рядового состава? – произнес он, когда Эрик закрыл за собой дверь. – Какая дисциплина может быть в вашей группе, когда вы – командир, офицер, позволяете себе такие вольности?

– Полковник, я ни в коем случае не хотел высмеять вас. Просто, глядя на вашу голову, подобное сравнение возникает само собой, – отчеканил в ответ Эрик.

– Что?! – от такого объяснения, у Орсена ирлес стал поперек горла. – Вы, майор, наверное, перетрудились и перестали различать, кто перед вами находится. Я старше по званию, по боевому опыту, а вы разговариваете со мной, как Акрик знает с кем! Вас ни коем образом не касается моя голова!

– Совершенно верно, – согласился Эрик. – Ваша голова меня не касается, и то, что на ней творится – тоже.

Орсен, некоторое время, ошалело смотрел на Эрика. Казалось, до него никак не может дойти: то ли этот майор издевается, то ли действительно не соображает, что несет. Но если последнее совершенно не вязалось с тем, что говорили о нем и его группе, то первое – вполне соответствовало личному делу и словам генерала Телиана.

– Я вижу, с вами бесполезно разговаривать, – наконец выдавил из себя полковник. – Идите, и я надеюсь, что подобное больше не повторится.

Эрик отдал честь и вышел. Он не сомневался, что Орсен доложит генералу об этом инциденте. Но не мог же майор сказать, что просто повторил слова своего солдата – вышло бы только хуже. Эрик усмехнулся. Полковник получил удовольствия от этой беседы еще меньше, чем он. Видно, раньше, он имел дело, в основном, со штабными и до него никак не могло дойти, что здесь нужна совершенно другая тактика – десантники понимают только тот язык, на котором говорят сами, а его попытки донести что-то в нравоучительной манере, вызывают не меньше насмешек, чем лысая голова. Призывно запищал коммуникатор.

– Майор Майлов на связи, – ответил Эрик.

– Майор, зайди ко мне, – услышал он голос Энтони, по которому невозможно понять, злится он или нет.

– Продолжай, я скоро вернусь, – бросил Эрик Лорму, поднимаясь. – И только посмей схалтурить.

Он вышел. Олин проверяла на полигоне снайперские навыки Селины, Алик контролировал подготовку снаряжения. Эрик не понимал, что сегодня произошло с его командой, но настрой солдат, никак нельзя назвать серьезным, и он успел от них заразиться. Очевидно, сказывалось нервное напряжение и щемящее предчувствие чего-то нехорошего, которое хотелось сбросить всеми доступными способами. Майлов постучал в дверь генерала, и, не дожидаясь разрешения, вошел. Энтони стоял у окна, спиной к двери.

– Что-то случилось, генерал?

– А сам-то как думаешь? – Энтони не обернулся. – Сегодняшний инцидент больше присущ курсанту первогодке, чем офицеру спецгруппы. У вас что, вашу мать, мозги поплавились?! – он резко повернулся и в упор посмотрел на Эрика. – Или ты не мог помолчать, для разнообразия, кто тебя вечно за язык дергает?

– Да я, возможно бы, и промолчал, но полковник, вместо того, что б выразить свое недовольство так, как это делают все, завел нравоучения о том, как подобает вести себя офицеру.

Энтони вздохнул. Он считал, что полковник Лейг Орсен слишком правильный, а на некоторые вещи, иногда, нужно закрывать глаза, или, по крайней мере, смотреть сквозь пальцы. Орсен делать этого не умел. Либо, отвык. Особое недовольство у солдат, вызывала его поучительная манера общения. Да и то, что он пришел жаловаться на майора, выставило его не в лучшем свете. Другой бы на его месте промолчал, не желая выставлять напоказ то, что он не смог справиться с младшим по званию, а этот…

Когда полковник рассказывал о случившемся, Энтони ели сдерживался, что бы ни рассмеяться ему в лицо, и с начала, у него мелькнула мысль попросту проигнорировать это происшествие. Что он мог сделать: требовать от Эрика извинений за высказывание, которое ходит по базе уже полгода – глупо и бесполезно. Не станет боевой офицер извиняться перед штабным. Сам Энтони не стал бы, а о Эрике и говорить нечего. Не смог полковник поставить его на место и теперь, ничего с этим поделать уже нельзя.

С другой стороны, Орсена прислал Телиан, и с ним нужно быть аккуратней. Конечно, в Центральном Штабе не станут поднимать шум из-за такой ерунды, да и портить отношения с майором, для управления выйдет себе дороже, но проблем не хотелось. И Эрику лишний раз напомнить об осторожности не помешает.

– Ну, завел он их, и что теперь? – генерал медленно подошел к своему креслу, но не сел. – Выслушал и ушел, убыло бы с тебя? Да и далась вам всем его лысая черепушка!

– Сто лет бы она мне не снилась, – вздохнул майор. – И откуда он там только нарисовался в такую рань…

– А ты словами бросайся поаккуратней. Забыл, с чем дело имеешь? Чем любая оплошность обернуться может?

– Забудешь тут…

– Вот и не надо, и своим передай: пусть от Орсена держатся подальше. Отдали честь и прошли мимо. Одним космическим демонам известно, что в его лысой башке творится. Все понял?

– Так точно.

– Что с подготовкой к встречи?

– Идет потихоньку. Чистим оружие, проверяем броню, готовим снайпера. Кстати, генерал, почему именно Селина Лоурен?

– А я откуда знаю? Сами напросились – все вам что-то не так было. А может и нет в её назначении никакого особого смысла. Просто совпало. Ладно, можешь идти.

Эрик отдал честь и вышел. В штабе царила необыкновенная тишина. Энтони оставил на базе группы необходимые для охраны, а остальных отправил на учения: ”Чтобы ни теряли навыка, во время передышки”. Он и сам с удовольствием разогнал бы кровь по венам, но визит главнокомандующего, нарушил его планы. Теперь нужно следить за подготовкой.

С группой 4-Х, в последнее время, творилось что-то не то. Возможно, ребята просто засиделись: нормальных заданий нет уже около месяца, а те, что поступали – одна таскотня. Последнее же, из-за ошибки снайпера, взвинтило нервы до предела и поставило точку на его службе в спецгруппе Майлова. Было у Энтони и еще одно объяснение возросшей непредсказуемости Эрика, Олин и некоторых других членов их команды, но генерал не хотел, чтобы оно подтвердилось.

Энтони тяжело вздохнул. Ему нет еще и пятидесяти, но он уже почти полностью поседел. В его светло-карих глазах навсегда затаилась какая-то озабоченность и скрытая печаль, будто на его плечах лежит тяжкий груз, который генерал совсем не хочет нести, но выбора у него не осталось. Энтони до сих пор мог в любой момент надеть боевой «скелет» и отправится на задание с какой-нибудь из групп. Все нарекания Центрального Штаба, никак на него не действовали. Казалось, что в тайне, генерал надеется однажды не вернуться. Но он возвращается. Каждый раз. Смерть с завидным упрямством обходит его стороной.

Селина отстреляла три мишени из винтовки ” Тайвер – С1”, причем, сделала это весьма неплохо, если учесть небольшой опыт и то, что раньше с подобным оружием ей приходилось сталкиваться только на тренировках в подготовительном центре. Времени для пристреливания имелось маловато, но могло случиться так, что его не оказалось бы совсем. Олин критично осмотрела мишень. На стрельбище находились только они.

– Сойдет, – капитан убрала бинокль. – Все равно послезавтра тебе вряд ли придется применять свои навыки, хотя, лучше подстраховаться.

– Винтовка отличная, – Селина закинула оружие за плечо. – С такой легче попасть, чем промахнуться.

Снайперская винтовка «Тайвер-С-1», действительно, считалась одной из лучших. Дальность выстрела составляла 2,27 километра, бронебойные безгильзовые патроны калибра 8,45 миллиметров, пробивали броню "скелета", при массе всего 5,5 килограмм и длине 75 сантиметров, винтовка имела титановый корпус и оснащалась новейшим снайперским прицелом HH-SV.

– Не факт, – капитан посмотрела в небо, которое начали затягивать тучи. – Твой предшественник умудрился, причем, два раза. Чуть к звезде нас ни отправил – притырок космоса.

– А его предшественник?

– Винтовку на базе забыл. Прилетели на место, высадились, откуда-то нарисовался торианский сержант, его бы снять по-быстрому, а как оказывается – не из чего. Благо, нашли где затаиться и переждать пока он скроется. Шум поднимать никак нельзя было. А тот, что до него, сам ушел – не понравилась ему наша специфика.

– Не везло вам в последнее время.

1Укрепленный бункер для высшего командования.
2Предатель, поставляющий информацию врагу.
3Горячий напиток.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru