Закон войны. Наследие

Теил Вида
Закон войны. Наследие

– Что? – Барнон никак не ожидал подобного.

– Полковник, вы меня неправильно поняли. Я не пытаюсь заключить сделку, я ставлю вас в известность.

– Таил, ты что, хочешь войны? – Барнон медленно поднялся.

– Война идет уже давно, вы разве не заметили? И в ней нет места сделкам с совестью. Разрешите идти?

– Иди, – выдавил полковник. От злости, у него даже вены на лице проступили.

Олин отдала честь и ушла. Пусть ей достанется, но и эта белобрысая выскочка получит свою порцию неприятностей. Рапорт Олин подаст напрямую генералу, причем, сделает это незамедлительно. Навстречу ей по коридору спешно шел капитан Алик Стрелин.

– Олин, я тебя искал, – произнес он поравнявшись. – Ты где была?

– От Барнона по шее получала. Алик, давай быстрее, чего хотел, мне еще рапорт писать.

– Да какой рапорт, там, на тренировочной площадке Эрик с твоим старшиной поединок устроили!

– Акрик бы их побрал! Где Майкол?

– Там. Добрая половина базы там собралась.

– А какого хрена никто не растащил?

– Да ты в своем уме? – Алик недоуменно посмотрел на лейтенанта. – Жить еще никому не надоело. Потому, я тебя и искал. Тебя Эрик не тронет.

– Оставайся здесь. Если Барнон или Грон решат высунуться, задержи.

– Каким образом?

– А мне почем знать? Давай! – Олин хлопнула Алика по плечу и выскочила из штаба.

Алик тяжело вздохнул и окинул взглядом пустой коридор. С Эриком он знаком уже давно. Вместе очнулись на орбитальной станции без памяти. Потом, их направили в разные подготовительные центры, а по окончанию обучения, пути вновь пересеклись. Конечно, Эрик замечательный офицер и друг, да и Олин тоже, но порой, у Алика мелькала мысль, что с такими друзьями и врагов не надо.

Атикса Эрик выловил, когда тот шел к жилому блоку, сменившись с патруля.

– Послушай, я ж тебя еще в центре предупреждал по-хорошему, – капитан преградил старшине дорогу. – Так какого лысого демона ты не можешь угомониться?

– О чем предупреждали, капитан? – Атикс одарил Эрика высокомерным взглядом. – Что-то я не припомню.

– Могу подправить твою память на тренировочной площадке, – предложил капитан.

– Ну, раз вы сами предложили, не посмею отказать офицеру, – губы старшины исказила надменная ухмылка.

Атикс развернулся и пошел к тренировочной площадке. Он понимал – у Эрика гораздо больше боевого опыта и быть ему битым, но отказываться не собирался.

– Старшина, я не могу понять, что тебе сделал, – Эрик не спеша снял китель и повесил на перекладину. – Не можешь успокоиться, что Олин тебя отшила? Потому пытаешься ее достать, а на меня косишься? – рубашка отправилась вслед за кителем. Портить форму не хотелось.

– Капитан, вокруг полно девушек, зря ты считаешь лейтенанта Таил такой неотразимой, – Атикс тоже разделся до пояса. – Она мне не нужна.

– Не тумань мне мозг, – Эрик не нападал, ожидая пока Атикс первым нанесет удар. – Может, Олин не замечает, или просто не хочет замечать, но я вижу, как ты на нее смотришь.

– Ошибаешься, капитан, – Атикс вновь усмехнулся. – Меня не привлекают генеральские дочки, на которых все блага сыплются за папины заслуги и отношения с офицером.

Такие слова, в адрес Олин, Эрик терпеть не собирался. Он нанес резкий удар старшине под челюсть. Атикс успел увернуться, и удар прошел вскользь. Ответа долго ждать не пришлось, только капитан не ожидал такой быстрой реакции, и кулак старшины врезался ему в бровь.

Возле тренировочной площадки, собирались десантники, но вмешаться никто не решился, считая себя не вправе.

Получив удар, Эрик отошел чуть в сторону и въехал своему противнику ногой по колену. Упав на поврежденное колено, Атикс сделал подсечку второй ногой. Эрик оказался в лежачем положении, но тут же подскочил на ноги. Атикс вновь бросился на капитана и встретился с прямым ударом в челюсть. Старшина отшатнулся, но отступать совсем не собирался. Он замахнулся для нового удара. Эрик перехватил руку и заломил ее за спину.

– Старшина, если ты продолжишь донимать Олин – я тебя живьем к звезде отправлю! – пригрозил капитан, не отпуская его.

– Сам не отправься, раньше времени, – Атикс попытался освободиться, – а то твоя жизнь слишком дорого обошлась!

От этих слов, капитан ослабил хватку. В голове пронесся вихрь. Однажды, Таил сказал ему почти такие же слова. Воспользовавшись замешательством, Атикс вывернулся. Его тоже захлестнула буря эмоций. Ведь это за существование Эрика его мать заплатила своей жизнью, и, вероятно, не она одна, а он еще смеет предъявлять какие-то претензии! Атикс замахнулся для удара и посмотрел Эрику в глаза.

– Что вы творите, Акрик вас побери! – раздался совсем рядом голос Олин.

Атикс опустил руку, занесенную для удара. Но сделать это заставил вовсе ни оклик лейтенанта. В глазах Эрика, старшина прочитал растерянность. Казалось, он просто не понимает, в чем его упрекают. Неужели, капитан совершенно ничего не знает? Такая мысль раньше не приходила Атиксу в голову.

– Я спрашиваю, что вы тут устроили?! – Олин требовательно смотрела на участников драки.

– Ничего, лейтенант, – Атикс оттер с лица кровь. – Потренироваться решили. Капитан, – он повернулся к Эрику, – не все такое, каким кажется, так что, зря вы беспокоились и присылали в центр своих друзей.

Атикс взял свои вещи и хотел уйти с тренировочной площадки, но оказалось поздно. К ним шел Энтони.

– Все вон отсюда! – прикрикнул он на собравшихся десантников. – А то устрою внеплановые ученья с марш-броском! – десантники поспешили исчезнуть с глаз разъяренного генерала. – Капитан Майлов, ко мне в кабинет, живо! Старшина Лоурен, с вами поговорит капитан Харистит, ждите его вызова. Лейтенант Таил, а вы участия в драке не принимали, свободны, никто не задерживает! – Энтони развернулся и пошел к штабу.

Эрику ничего не оставалось, кроме как последовать за ним. Мало того, что от генерала опять нагоняй получит, еще с Олин разборки не избежать. Ей эта драка явно пришлась не по душе.

– У тебя что, твою мать, остатки мозгов через систему вентиляции вытянуло! – набросился Энтони на капитана, едва они отошли от тренировочной площадки. – Ты же видишь, какая хренотень твориться, и все никак не угомонишься. Мало твоего хамства, так еще драку на территории базы устроить надо, хоть бы выехали куда-нибудь!

– Это была тренировка, – повторил Эрик версию Атикса, не сильно надеясь, что в нее поверят.

– Думай, кому врешь, – Энтони вошел в штаб. – Знаешь, сколько таких «тренировок» у меня было?

– Вы тренировали, или вас?

– По-разному приходилось… Майлов, хорош уже! – генерал открыл дверь в кабинет и, пропустив Эрика вперед, вошел сам. – Ты меня доконать решил? – Энтони сел в свое кресло. – Вот это, как понимать? – он подтолкнул к противоположному краю стола какие-то бумаги.

– Все было не совсем так, как здесь описано, – произнес Эрик, просмотрев рапорт. – Мы не занимались личными отношениями, – он кинул бумаги обратно на стол.

– Вот как? – Энтони принялся истязать ручку. – Теперь, это называется как-то по-другому?

– Да, нет, все называется по-старому. Только мы занимались не этим. Мы код пробивали, через который Долан выходил на связь, а туда Грегори заперлась.

– Акрик побери, капитан, ты что, не мог мне сказать? Обошлось бы без всяких рапортов и недоразумений! Почему нельзя без изворотов?

– Извините, генерал, но я хотел сначала все пробить. Вдруг, ничего бы не вышло.

– Зато теперь, все здорово вышло! С этим, что прикажешь делать? – Энтони взял рапорт и стукнул им об стол. – Не мог один раз помолчать, для разнообразия, тем более, касается это не только тебя. Обязательно нужно было еще и Барнону нахамить, для полного комплекта?

– Генерал, да я его сегодня даже не видел, при всем желании не смог бы нахамить.

– А желание, значит, имелось… Эрик, вот что с тобой делать? – Энтони положил ручку и посмотрел на капитана с грустью и усталостью. – Ты можешь, хоть ненадолго, стать серьезней и думать, прежде чем делать? Копания за моей спиной, когда я могу официально прикрыть, драки на тренировочной площадке, что с тобой происходит?

– Наверное, просто нервы, устал. Навалилось все и сразу, – капитан провел рукой по щеке, на которой осталась запекшаяся кровь.

– На вот, вытри, – Энтони протянул ему салфетку. – Эрик, я ведь все понимаю, правда. Ты волнуешься за друзей, пытаешься сделать хоть что-то, но, таким образом, только сам подставляешься. Ты не думал, что именно этого и добиваются?

– Как-то не приходило в голову. Генерал, скажите, как понимать, что моя жизнь дорого обошлась?

– В каком смысле? Кто тебе это сказал? – казалось, вопрос поставил Энтони в тупик.

– Если б я знал, в каком смысле, я бы не спрашивал у вас. Так вы можете объяснить?

– Капитан, я не в состоянии объяснять всю чушь, которую несут от не хрен делать, – в голосе генерала чувствовалось раздражение. Ему этот вопрос явно не понравился.

– По вашему, генерал Таил нес чушь, или ему было не хрен делать? – Эрик вытер с лица кровь. – Когда я разговаривал с ним в последний раз, он тоже говорил, что моя жизнь дорого стоит.

– «Дорого стоит» и «дорого обошлась» – не одно и тоже. И вообще, тогда, Коинт был не совсем адекватен, ты сам знаешь. Сейчас, не время это обсуждать. Ты лучше рассказывай, удалось ли по коду хоть что-то узнать.

– Удалось, – Эрик понимал, Энтони просто уходит от темы. – Вы же знаете Дила, он что угодно нароет, если его не выдернуть вовремя.

– Связь не его специализация, он работал со связистом Харистита? Ты уверен, что она будет молчать?

– Смысл ей трепаться, себя же подставит. Тем более, ни Лириан, ни Дил не знают, зачем все это делалось.

– А Олин, получается в курсе, – сделал вывод Энтони.

– Пришлось сказать. Но она знает только о том, что ищут пропавшего разведчика, и все.

– Данные у тебя?

– Так точно… в кителе, – Эрик только сейчас понял, что стоит перед генералом полураздетый, а его рубашка и китель, так и остались на тренировочной площадке. – Я сейчас принесу.

 

– Поторопись, а то будешь светить по базе голым торсом – придется Таил за драки наказывать, – усмехнулся Энтони.

– Генерал, вот давайте без этого, – Эрик вышел из кабинета.

За дверью, его ждала Олин. В ее взгляде, беспокойство перемешалось со злостью.

– Ты забыл, – она протянула вещи.

– Генерал не дал времени одеться, – Эрик проверил, на месте ли информационный кристалл, и только после этого оделся.

– Он на тебя весь пар выпустил? А то мне рапорт нужно отдать.

– У нашего начальника базы пара на весь личный состав хватит, – Эрик застегнул китель. – Хочешь, я отдам, мне все равно к нему возвращаться.

– Не надо, я сама, – отказалась Олин.

– Что там такое, что ты даже мне не доверяешь?

– Ничего особенного, просто, я отдам сама.

– Твое дело, – Эрик не стал настаивать. Но от Олин не ускользнуло, что он остался недоволен. – Да, не пытайся ему врать, насчет того, чем мы занимались на командном – он в курсе, – Эрик вернулся в кабинет начальника базы. – Генерал, все данные по сети здесь, – он положил перед Энтони кристалл. – Может, взять ребят, да смотаться под каким-нибудь предлогом? Вы ведь можете организовать.

– Именно этим, я сейчас и займусь, – Энтони вставил кристалл в считыватель. – Но ты никуда мотаться не будешь. Завтра утром, за все свои выходки, ты заступаешь в городской патруль.

– Но генерал, разве разумно отправлять абы кого?

– Майлов, хорош умничать! Ты не станешь светиться в этом деле. Тем более, тут не твой профиль. Знаю я, как ты будешь действовать, а здесь так нельзя, здесь нужно аккуратно. Так что, сиди смирно. Сейчас, ты сделал все, что мог. Ясно?

– Так точно. Генерал, там Олин хотела вам рапорт отдать.

– Что еще за рапорт?

– Не знаю, она не сказала.

– Пусть зайдет. А ты свободен, – Энтони начинало казаться, что сегодняшний день никогда не закончится.

– Есть, – отрапортовал Эрик.

Что ж это творится, им всем поутихнуть бы, хоть на некоторое время, не привлекать к себе лишнего внимания, а вместо этого – одна нелепая выходка за другой.

– Генерал, – в кабинет вошла Олин и, отдав честь, остановилась возле стола,– я прошу вас ознакомиться с рапортом и принять соответствующие меры, – она протянула документ.

– Что ж, посмотрим, что заставило вас прыгнуть через голову и обратиться напрямую ко мне, – Энтони взял рапорт и принялся внимательно изучать его. – Вот значит как, – дочитав, он слегка усмехнулся и перевел взгляд на Олин. – Лейтенант, а вы в курсе, что на вас и капитана Майлова тоже поступил рапорт?

– Догадываюсь.

– А я догадываюсь, что его могло и не быть. Насколько я знаю полковника Барнона, он предлагал такой вариант. Я ведь прав?

– Так точно, но подобные предложения не достойны чести офицера. Я не намеренна на них соглашаться. Каждый должен отвечать за свои поступки.

– Честно говоря, трудно ожидать от вас другого ответа, – Энтони слегка улыбнулся. – Я рассмотрю рапорт и приму соответствующие меры. Только, опасное противостояние ты затеяла. Барнон не так прост, как кажется. Будь осторожна.

– Я учту ваш совет, генерал. Разрешите идти?

– Иди.

Когда Олин вышла, Энтони вздохнул и убрал оба рапорта в сейф. По обоим будут предприняты меры. Лейтенант Таил получит выговор, а Соня Грегори особое предупреждение. После, окажется достаточно любого незначительного проступка, чтоб попереть ее с базы. На одну проблему станет меньше.

Эрик ждал Олин возле жилого блока. Торчать у штаба не хотелось. Чего доброго, Барнон высунется, еще от него по шее получать. Конечно, ему все равно станет известно о случившемся, правда, завтра, когда капитан будет в патруле и полковник не сможет до него добраться и прополоскать мозги. К жилому блоку подошла Олин.

– Отдала? – поинтересовался капитан.

– Да. Эрик, какого Акрика ты сцепился с Лоуреном?

– Что значит, какого Акрика? – Эрик никак не ожидал подобного заявления. – Ты моя девушка, а он постоянно цепляет тебя.

– Я в состоянии поставить Лоурена на место и прекрасно справлялась с ним еще в центре.

– Ты давно не в центре и у тебя есть я.

– Как оказывается, в центре ты тоже был, только не лично. Ты понимаешь, что подсылая своих дружков, делал только хуже?

– Я никого не подсылал, он сам…

– Да без разницы, ты подрываешь мой авторитет перед командой!

– А ты не подрываешь мой авторитет, прикрывая моих солдат? – вырвалась у Эрика претензия, давно крутившаяся на языке. – Ты должна была сообщить, что эти два недотепы опять загремели в комендатуру, я в состоянии разобраться со своими подчиненными, мне известно, что там произошло!

– Эрик, не пытайся перевести разговор на другую тему. Я не просила тебя рыть и что-то выяснять. Я тоже в состоянии разобраться, только ты не хочешь этого признавать! – Олин оттолкнула Эрика и вошла в жилой блок, не желая продолжать бессмысленный спор.

Капитан не пошел за ней. Из-за нее, он ввязался в драку, получил не только по морде, но и очередной нагоняй от генерала, и схлопотал городской патруль, а взамен – одни упреки.

От чистки меча, Олин отвлек стук в дверь. Отложив оружие, и согнав с колен распластавшегося Нара, она пошла открывать. На то, что Эрик придет мириться, лейтенант сильно не рассчитывала. Скорее всего, Аири или Тила решили узнать подробности представления состоявшегося на тренировочной площадке.

– Капитан?– не сдержала Олин удивления, когда открыв дверь, увидела на пороге Нилиона.

Раньше, командир не наносил визиты, предпочитая для разговоров вызывать ее в кабинет, или же проводил их в зоне отдыха. Так повелось еще с подготовительного центра.

– Ты ждала кого-то другого?

– Честно говоря, я никого не ждала. Вы войдете?

– Если ты не слишком занята, хотелось бы поговорить, – Нилион прошел в комнату, бросил взгляд на меч и присел в кресло. – Знаешь, обычно, когда возникают проблемы, или становится тяжело на душе, стараются пойти в бар, поговорить с друзьями, а ты запираешься в комнате и протираешь до дырки холодное оружие. Разногласия с полковником на целый меч не тянут, рассказывай, что еще случилось?

– Ничего такого, что помешает мне выполнять обязанности, – Олин вернулась к своему занятию.

– Не все упирается в обязанности, – Нилион бросил взгляд на вскарабкавшегося к нему на колени зверька и провел рукой по шерстке. – Опять поругалась с Эриком?

– Капитан, при всем уважении, я не хочу обсуждать личные отношения. Причем, не только с вами, но и ни с кем другим.

– Порой, ваши отношения выходят за рамки личных. Думаешь, я не в курсе, как весело сегодня прошел день? Меня генерал поставил в известность, как только я вернулся на базу. Скажи, неужели, нужно именно сейчас затевать разборки с Грегори? Ты ведь в курсе, какие слухи ходят насчет нее.

– И что с того? Это не дает ей никаких привилегий. Пусть знает, что просто так ничего с рук не сходит. Вы считаете – я поступила неправильно?

– Нет, ты, конечно, все сделала как надо, в такой ситуации каждый сам решает, просто, не вовремя это все. Я собирался наградные подавать, а теперь, сама понимаешь… – Нилион тяжело вздохнул.

– Капитан, да чего вы так переживаете? Будто это ваши собственные наградные накрылись,– Олин перестала чистить меч и посмотрела на Нилиона. – Недели через две все уляжется, и подадите.

– Недели через две… У нас завтра может не наступить, а ты говоришь о неделях.

– Вот только не надо отнимать у меня роль штатного пессимиста, – Олин слегка усмехнулась.

– Ты называешь это реальный взгляд на жизнь, – напомнил Нилион. – Так может, ты все же расскажешь, из-за чего поругалась с Эриком?

– Он не имеет права влезать в мои внутрикомандные дела и отношения. Я не просила заступаться за меня и бить морду моему подчиненному. Сама в состоянии это сделать.

– Ты неправильно поняла его мотивацию. Эрик начал ревновать тебя к Атиксу, еще когда курировал зачеты, видимо, эта дурь так и не вылетела у него из головы. Глупо, конечно, но он имел полное право выказать свое недовольство. Вот только делать это следовало за территорией базы. Я пойду, – Нилион встал и протянул Олин Нара. – Нужно еще с Лоуреном разъяснительную беседу провести. – Он направился к двери.

– Капитан, может, вы все-таки скажите то, зачем приходили на самом деле, – Олин тоже поднялась. – Вы ведь хотели поговорить не только о моих отношениях с Эриком и разборках с Соней.

– Верно, – Нилион вернулся в комнату. – Это может показаться странным, но я хотел спросить: ты мне доверяешь?

– Извиняюсь, но от вас я не ждала такого идиотского вопроса. Конечно же, доверяю. Вы не просто мой командир, вы мой наставник.

– Приятно слышать. Олин, а если я тебя попрошу, ты сделаешь?

– Смотря, что попросите, – честно ответила лейтенант.

– То есть, если моя просьба придется тебе не по душе, ты сможешь отказать?

– Не знаю. Иногда, приходится делать то, что совсем не нравится. Все зависит от степени необходимости. А вы хотели о чем-то попросить?

– Нет! – Нилион понял, что сказал это резче и поспешнее, чем следовало. – Просто, мне важно знать, что я могу на тебя рассчитывать.

– А раньше вы в этом сомневались? Вроде, я не давала повода.

– Я никогда не сомневался в тебе. Хотелось убедиться, что в нужный момент, и ты не станешь сомневаться в моих поступках и решениях.

– Командир, может, вы все же скажите, что происходит?

– Скажу, когда сам до конца разберусь. Все непросто, очень непросто. Надеюсь, ты когда-нибудь сможешь меня понять… Сейчас мне правда нужно идти, да и ты тут не сиди, лучше сходи к Эрику, помирись с ним. Я тебе как наставник советую. И еще, прекращай мне выкать. Я ведь столько раз говорил, что ты можешь называть меня Нилом, – он хлопнул Олин по плечу и вышел.

От этого разговора, лейтенанту сделалось не по себе. Вновь всплыло нехорошее предчувствие. Нилион уже не скрывает, что происходит что-то неладное. Вот узнать бы что именно, чтоб избежать сюрпризов. По идее, Эрик должен быть в курсе, только сегодня нормального разговора все равно не выйдет, и пробовать не стоит. Лучше уже отложить до утра. А еще лучше, прижать Майкола. Вряд ли Рыжая Совесть не в курсе событий.

Некоторое время, Нилион задумчиво бродил по территории базы. Он так и не смог сказать Олин то, зачем приходил. А ведь заранее продумал, что и как говорить, но слова упорно застревали в горле и не хотели выходить. Капитан даже письмо написал, на случай, если не решится сказать в лицо, но даже отдать его смелости не хватило. Пожалуй, нужно собраться с духом и вернуться к лейтенанту. Если не разговаривать, то хоть конверт под дверь подсунуть… Нет, ну это уж совсем трусливо, так уж точно не годиться. Решение подсказал спешащий к оружейному складу Майкол. Он был в «скелете» с прикрепленным оружием. Судя по всему, группу 4-Х отправляют на задание.

– Майкол, – окликнул его Нилион, – найдется минутка, дело есть.

– Разве что минутка, – сержант подошел к капитану. – Нам на вылет, Грон злой, как демон из черной дыры. Чуть ли ни пинками подгоняет.

– А что такого срочного стряслось?

– Да на Альвриме какого-то генерал-майора зажали, какой Акрик его потащил туда, а нам вытаскивай, будто больше некому. Только об этом никому.

– Само собой. Майкол, я попросить хотел, ты же в курсе, что творится, если со мной что случится, передай Олин, – Нилион сунул ему в руку запечатанный конверт.

– Нил, ты это чего? – сержант взъерошил волосы. – К звезде собрался? Рано тебе еще.

– Да кто ж меня спрашивать станет? – капитан невесело усмехнулся.

– А почему сам не отдашь, или Эрика не попросишь?

– Я хотел сам все сказать, да не получается у меня. Смотрю на нее и не могу. А Эрик обязательно внутрь заглянет и не передаст. К тому же, я не хочу, чтоб он знал, не говори ему. Идет?

– Ну ладно, – Майкол убрал письмо в тайник на голеностопной пластине «скелета». – Только постарайся сделать так, чтоб мне ничего отдавать не пришлось.

– Я и сам был бы рад. Иди, а то вас точно пинками погонят, – Нилион хлопнул сержанта по плечу.

– Бывай, капитан!

Майкол побежал к оружейке. Нилион проводил его взглядом и не спеша побрел к жилому блоку. Вот вроде все дела и улажены.

Постепенно, Долан начинал терять счет времени. Прошло не меньше трех суток, а за это время к нему заходили только один раз, отстегнули от ложа. Ну, и на том спасибо. Разведчик мерил шагами камеру, стараясь размышлять на отстраненные темы. Мало ли… Вскоре, для этого не стало требоваться особых усилий – все его мысли заняла еда. Больше чем есть, хотелось только пить. Во рту пересохло. Язык прилипал к небу. Наверняка, в воздухе есть примесь какого-то газа, усиливающего жажду. Но Долан сомневался, что его взяли для того, чтоб он загнулся от истощения. Хотя, кто их разберет. Подкинут потом его высушенное тело Эрику. В качестве морального давления.

 

Открывшаяся дверь опровергла столь мрачные предположения. В камеру вошел торианский майор в сопровождении двух конвоиров. Это что ж поучается, его значимость понизилась? Или у полковника нашлись более важные заботы? Майор достал из кармана пульт и нажал на кнопку. Из стены появился небольшой столик. Один из конвоиров поставил на него стакан и тарелку. Долан с трудом поборол желание броситься к стакану и залпом выпить его содержимое. И плевать, какой дряни туда намешали.

– Свободны! – распорядился майор.

Конвоиры отдали честь и вышли. Торианен не сводил с разведчика внимательного взгляда. Долан, как вкопанный, стоял посередине камеры и, в свою очередь, изучал его.

– Майор, вы же наверняка хотите есть и пить, – наконец произнес торианен. – Так чего ждете? Не стоит стесняться, мы же с вами в одном звании, можно сказать – коллеги, – майор едва заметно улыбнулся. – Ну, конечно, как же я сразу не понял. Вы ведь хорошо знакомы со всеми возможными методами. Тогда, должны понимать: чтоб накачать вас препаратами, изворачиваться ни к чему. Так вы будите есть, или решили заморить себя голодом? Поверьте, умереть вам не позволю лично я.

Долан еще раз окинул торианена взглядом, сделал осторожный глоток из стакана и только потом принялся за еду.

– Да, я забыл представиться, – торианен не спеша прошелся по камере. – Майор Се́ил Ренг. Не жду, что вы будете обращаться ко мне. Меня предупредили, что вы отличаетесь особой молчаливостью, но я считаю, вы вправе знать, с кем имеете дело. Вам предлагали подумать о добровольном сотрудничестве, ваше поведение я склонен расценивать как отказ. Ну что ж, мы попытались. Что произойдет дальше, вы знаете не хуже меня. Но прежде, хочу сообщить одну новость; вас ищут. Не знаю, как вы, а я этому рад.

Долан, на какое-то мгновение, потерял самоконтроль. С языка чуть не сорвалось логичное «почему?», но разведчик вовремя взял себя в руки. Если в еду, воду или воздух что-то подмешано – не стоит открывать рот. От действия большинства препаратов для развязывания языка, можно уберечься элементарным молчанием, но стоит сказать хоть слово, и остановиться уже не выйдет. Он расскажет все, о чем его ни спросят и даже о том, о чем не спрашивают.

– По глазам вижу, вы хотите знать причину, несколько неадекватной реакции, – Ренг пристально посмотрел на разведчика. – Она проста: инициатором поисков стал Майлов, он и сам пытается предпринимать попытки найти вас. Я надеюсь встретиться с ним лицом к лицу.

Долан лишь усмехнулся краешком губ на такое заявление.

– Что, считаете мое желание опрометчивым? Возможно и так… Вообще-то, я не люблю говорить, когда мне не отвечают, – торианен включил рацию и коротко произнес: – Начинаем.

Долан понял – больше разговаривать по-хорошему с ним не будут. Вот только интересно, Эрик правда поднял переполох и сам принимает участие в поисках, или этот майор пытается как-то сыграть на эмоциях?

В камеру вошли двое ториан в форме без знаков отличия. Один из них, поставил на столик кейс, открыл его, осмотрел содержимое и, взяв инъектор, подошел к Долану. Второй, заломил разведчику руки за спину и опустил на колени. Ренг безучастно наблюдал за работой своих подчиненных.

Долан почувствовал легкий укол в шею. По венам разлился огонь, мышцы свела судорога. Разведчик стиснул зубы, чтоб удержать рвущейся наружу стон. Перед глазами начало плыть от боли, но сознание не хотело покидать его, облегчая мучения. Долан не знал, сколько он простоял на коленях, корчась в судорогах, но ему казалось, что прошли часы. Постепенно, боль стала отступать. Он рефлекторно облизал губы и почувствовал вкус крови. Она сочилась из носа, стекая по губам и подбородку, и капала на пол.

– Ну что, не появилось желание произнести пару слов? – голос торианского майора звучал, будто издалека.

Долан собрал все силы и, подняв голову, посмотрел ему в глаза.

– Вижу – нет. Продолжайте, как решит пообщаться, сообщите, – Ренг вышел из камеры.

Долан нервно сглотнул и приготовился к дальнейшим пыткам. Сегодняшний день будет для него нескончаемо долгим…

Глава 6

Утром поговорить с Майколом Олин не смогла, так как не обнаружила его на базе. Она попыталась связаться с Эриком, но из этого тоже ничего не вышло. За завтраком, лейтенант угрюмо ковыряла в тарелке. Наверное, Нилион был прав, и следовало пойти к Эрику вчера.

– Доброе утро, – к ней подсела Тила.

– Утро по определению не может быть добрым, – Олин отодвинула от себя тарелку и взяла чашку с ирлесом.

– Что у тебя случилось?

– С Эриком вчера поругалась, а сегодня связаться с ним не могу.

– Так его генерал обещал в городской патруль за драку отправить, – сообщила Тила.

– В патруле он служебный коммуникатор не отключает. Скорее всего, их на боевое кинули.

– А за что вы в этот раз, если не секрет? Он вон как вчера за тебя…

– За то и поругались. Ему не следовало вмешиваться.

– Зря ты так, он ведь хотел как лучше.

– Тила, вот давай без этого, мне капитан вчера уже успел на этот счет лекцию прочитать.

– Да я не собираюсь ничего читать, просто, у нас не та жизнь, чтоб тратить время на бессмысленные ссоры. Кстати, через три дня, приглашаю тебя и Эрика в гости к моей маме. Отказ не принимается, так что, миритесь побыстрее.

– Если меня еще с базы выпустят. Мне вчера полковник официальный выговор влепил.

– За что?

– За все хорошее, – у Олин сработал служебный коммуникатор. На мониторе высветился код Нилиона. – На связи, – ответила она.

– Лейтенант, отправь Лоурена получать снаряжение, документы уже у дежурного, а сама подходи в кабинет Барнона на совещание. Срочно!

– Капитан, а без меня никак? – Олин поднялась.

– Нет, никак, шевелись! – интонация Нилиона давала понять, что дело действительно срочное.

– Оповести команду, пусть готовятся к вылету, – бросила Олин Тиле, набирая код Атикса. – Лоурен, иди в оружейку за снаряжением, – приказала она, когда старшина ответил. – И смотри там повнимательнее, а то шкуру спущу!

– Есть, – как всегда недовольно ответил Атикс.

Олин оборвала связь и поспешила в штаб. В кабинете полковника, кроме Нилиона и Барнона, находился Алик Стрелин. Из этого следовал вывод, что им предстоит совместная операция. Олин заняла место между капитанами.

– Значит так, – Барнон, окинул взглядом офицеров, – на Альври́м произошло нападение. Наряду с ближайшими силами, туда была выслана группа 4-Х, для выполнения особо важного задания, но связь с ними утеряна. Вам необходимо отыскать их и обеспечить безопасный отход. Все подробности в сопутствующих документах. Вопросы есть?

– Так точно, – Олин встала. – Полковник, а можем мы узнать – зачем конкретно группу 4-Х направили на Альврим?

– Лейтенант, не суй нос, куда ни просят! – вопрос явно разозлил Барнона. – Тебя должно волновать выполнение приказа, полученного вашей группой, а не дела чужой! Тебя они не касаются.

– Ну, как сказать…

– Лейтенант, ты только вчера получила выговор, тебе мало? А ты чего веселишься, капитан? – он перевел взгляд на Алика, который пытался скрыть ухмылку.

Все хорошо знали, что о личных отношениях Олин и Эрика, Барнону известно больше, чем о заданиях группы 4-Х. Генерал Энтони Грон не выказывал ему особого доверия, и некоторые операции проходили мимо полковника. Вот и сейчас, собравшиеся офицеры подозревали, что он попросту не в курсе, зачем группу 4-Х отправили на Альврим, а Олин лишний раз указала на его неосведомленность, и это взбесило полковника.

– По-твоему, есть повод для радости?

– Никак нет, полковник! – Алик попытался сделать серьезное лицо, но, глядя на эти попытки, улыбку не смог сдержать Нилион.

– Да вы что, охренели! – Барнон просто взбесился. – Радуйтесь, что сейчас нет времени, – он швырнул офицерам документы, – но я поговорю с вами после. Пошли вон отсюда!

Нилион взял бумаги, которые шлепнулись возле него, и, вместе со всеми, поспешил покинуть кабинет полковника. Уже на улице, он отделил свои документы, от тех, которые предназначались Алику.

– Это твое, – Нилион быстро просмотрел вводную. – Мы стартуем первые, ты – по нашему следу.

– Почему вы первые? – возразил Алик.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru