Закон войны. Наследие

Теил Вида
Закон войны. Наследие

В патруле, все мысли Эрика занимало случившееся. Энтони так и не сказал, удалось ли ему что-нибудь выяснить. Видимо, действительно все оборачивается полной дрянью, иначе, генерал непременно настучал бы по мозгам, за ложную панику.

Солдаты, видя, что командир не в духе, старались держаться как можно незаметней. Особенно снайпер Лой Ромс и программист Дил Оун – главные любители пошутить и сбегать в самоволку. Только сержант Майкол Пи́рсон рыжей совестью следовал за капитаном и ждал удобный момент, чтоб пристать с расспросами.

– Может хватит, а? – не выдержал Эрик повисшего напряжения и немых вопросов в глазах своего друга.

С Майколом капитан проходил последний год подготовки, с тех пор, они так и служили вместе. Сначала, под командованием генерала Коинта Таила и с Нилионом Хариститом, а после гибели генерала, Эрик сам возглавил группу 4-Х, а Нилиона направили в подготовительный центр, подобрать собственную команду.

Пыль многих планет осела на их «скелетах», пропитав радостью побед, горечью поражений и болью потерь, но рыжий сержант с изумрудно-зелеными глазами надежно прикрывал спину своего командира не только в бою, но и в его тщетных попытках найти свое прошлое.

– Ты о чем, капитан? – Майкол поправил висевший на плече «Керташ».

– О твоих взглядах. Решил пополоскать мозги и сказать, что из-за моего хамства теперь все вынуждены по городу болтаться – делай это сразу.

– Так значит, мы здесь из-за тебя. А я еще с Дейвом спорил…

– Я и правда ни причем. Это Долан виноват.

– Ну да, – усмехнулся Майкол, – за язык тебя все время тянет разведчик с Э́врума.

– Долан крупно попал.

– С чего такие выводы? – сержант нервно взъерошил волосы. – Если ты пытался связаться с ним, а он не ответил – это ничего не значит, он давно грозился начать игнорировать тебя.

– Он сам связался со мной, а потом связь оборвалась и больше его коммуникатор не отвечает.

– Долан сам решил поговорить с тобой? Добровольно?

– Майкол, не время зубы сушить! – Эрик подозрительно осмотрелся. – Как бы все, кто, так или иначе, был связан с Таилом, ни отправились вслед за Доланом…

Эрик знал – сержант не оставит его в покое, пока ни добьется, что происходит. Да и в любом случае, лучше ему быть в курсе, как-никак, он тоже имеет отношение к истории с Темгатами, хоть и известно ему намного меньше других.

Пока капитан сообщал последние новости, рука Майкола то и дело ныряла в коротко стриженные волосы.

– И что делать-то теперь? – сержант тревожно посмотрел на командира.

– Не знаю, – Эрик устало прислонился к стене комендатуры. – Нила предупредить надо. Пока, мы больше ничего не можем.

Майкол провел рукой по волосам и ничего не ответил. Да и что тут можно сказать, остается только приготовиться отбивать нападки «мусорщиков». Если взялись за Нилиона, то трепать начнут всех его друзей.

С патруля Эрик вернулся усталый и встревоженный. Энтони так ничего и не сообщил. Неизвестность нервировала больше всего. Сдав снаряжение, капитан сразу же отправился к себе. Он хотел зайти к генералу, но свет в его кабинете не горел, и капитан решил, что начальника базы нет на рабочем месте. Оно и не удивительно, давно уже наступила ночь.

Войдя в комнату, Эрик обнаружил, что на его кровати спит Олин. Внутри приятно потеплело. Хвала Космическим Силам, она благополучно вернулась. Капитан принял душ и лег рядом с лейтенантом. Он обнял ее и уткнулся лицом в волосы. Девушка, вздохнув во сне, прижалась к нему. Эрик провел рукой по ее телу. Будить не хотелось, но он жутко соскучился. Олин сладко потянулась и открыла глаза.

– Давно ждешь? – Эрик поцеловал ее в губы.

– Не знаю. Хотела тебя приятно удивить и уснула, – она обняла капитана.

– Как у вас все прошло?

– Давай не сейчас, – Олин потянулась к его губам.

Эрик с готовностью прижал ее к себе. Его и самого не очень тянуло на разговоры. Сейчас, ему нужны ее поцелуи и нежные руки, нужно чувствовать дыхание на своей шее и знать, что она рядом, что она только его…

Капитан долго смотрел на спящую девушку. Он давно привык, что она засыпает на его плече, ее теплая рука лежит на груди, а растрепавшиеся волосы лезут в лицо. К хорошему быстро привыкаешь, только когда оно заканчивается, становится очень больно. Эрик знал это по личному опыту. И сейчас, капитана терзало чувство, что скоро все повернется не в лучшую сторону.

Он надеялся, что после гибели Таила, технологии Темгатов посчитают окончательно утерянными, и все смогут жить спокойно. Эрику очень хотелось, чтоб так оно и было. Наивная мечта. Сейчас, капитан готов отдать все, лишь бы остановить то, что начинает закручиваться, только вся проблема в том, что отдавать ему нечего, но в это никто не верит. Капитан крепче прижал Олин к себе.

– Рассказывай, что у тебя случилось? – сонно проговорила она, приподнимая голову.

– Все спокойно. Сама ведь видишь, – Эрик старался придать своему голосу беззаботность.

– Я не первый день тебя знаю. Когда ты начинаешь вот так жаться, значит, что-то не так.

– Просто, я соскучился. Да и переволновался, – он убрал с ее лица волосы.

– Эрик, тебе когда-нибудь бывало страшно? – Олин заглянула ему в глаза.

– Конечно, и не раз. Но страшнее всего, было когда ты кинулась на торианена с ножом. Почему ты спрашиваешь?

– Когда я поняла, что командира зажали, то испугалась, бросила вверенную позицию.

– Совсем?

– Нет, конечно. Оставила там Лоурена, с собой взяла троих. Правда, потом пришлось всех подтянуть, но не в этом дело…

– А в чем же?

– После, мы проводили страховочный рейд, и нашли тела гражданских. На какую-то долю секунды, мне стало жутко. Мы уже ничем не могли помочь, хотя, наша работа их защищать.

– В любой войне гибнут гражданские. Ты в этом не виновата, да и никто из нас.

– Да знаю я, только, одно дело просто знать, а другое – видеть.

– Хочешь завтра съездить на побережье? – предложил Эрик, чтоб отвлечь Олин от мрачных мыслей и перевести разговор на другую тему. – Пригласим Аири с Тилой, Майкола, может, Нил соизволит выбраться. Или вдвоем. Только ты и я.

– Давай вдвоем. Тем более, командир сразу после возвращения сказал, чтоб моего образа завтра на базе не маячило.

– Вот и договорились, – Эрик поцеловал Олин и устроился поудобней.

Дождавшись, пока она уснула, он осторожно встал и набрал на коммуникаторе код Нилиона. Необходимо сразу сообщить «приятные» новости.

– Нил, не хотелось тебя будить, но нам нужно поговорить, – произнес Эрик вполголоса, когда небарианин ответил.

– Можешь не беспокоиться, Грон все рассказал, как только мы вернулись, – голос небарианина звучал устало. – Эрик, давай поговорим завтра, я вымотался как Акрик знает кто.

– Ладно. Честно говоря, мне и самому сейчас не очень удобно, – Эрик отключил связь, прекрасно понимая, что Нилион просто не хочет обсуждать происходящее.

Рано утром, Эрика разбудил звонок служебного коммуникатора. Не поднимаясь, он взял аппарат и включил прием.

– На связи, – негромко проговорил он, чтоб не разбудить Олин.

– Капитан, зайди ко мне. Срочно! – раздался в динамике голос Энтони.

– Есть, – отрапортовал Эрик и отложил коммуникатор.

Что ж там еще стряслось, что генерал требует к себе в такую рань, в его законный выходной после патруля. Рассчитывать на хорошие новости не стоит. Из-за них с постели не поднимают. Эрик оделся и тихо вышел. Олин он решил не будить.

В этом году, осень, в окрестностях Асто́рга, не торопилась вступать в свои права. Стояла на удивление теплая погода, с побережья дул легкий ветерок, донося влажный воздух, деревья роняли синеватые листья продолговатой формы, небо оставалось не по-осеннему ясным. В такую погоду тянуло все бросить, забыть о войне и проблемах и воспользоваться последними теплыми деньками.

Эрик прошел через плац и направился к штабу. Даже здесь еще пусто, похоже, только генералу сегодня не спится… Коридоры штаба так же пусты. Эрик постучал в дверь кабинета начальника базы и, не дожидаясь приглашения, вошел.

– Хотели меня видеть, генерал? – капитан отдал честь.

– Присядь, – Энтони указал на стул. – Тебя сегодня в СД вызывают. Через три часа, ты должен быть там.

– Генерал, а завтра никак? – Эрик воспользовался предложением. – У меня на сегодня планы.

– Ага, сейчас свяжусь с «мусорщиками» и попрошу перенести дознание, потому, что у капитана Майлова планы. Придется отложить, ничего не сделаешь.

– Это насчет Нилиона? – Эрик вытянул ноги под столом.

– Насчет него тоже будут спрашивать. Но, в основном, из-за Долана. Ты ведь последний, кто с ним разговаривал.

– Я думал, вы не станете об этом упоминать.

– Ты меня еще учить начни, что упоминать, а что нет! Борзеешь, Майлов. Что я мог сказать, что у меня дар предвиденья проснулся?

– Но почему этим занимаются «мусорщики»?

– Они, фактически, не занимаются. Просто, допросы по их части. К тому же, скорее всего, здесь без «сливщика» не обошлось. Да, ты не говори, что Долан выходил на связь через «серый» коммуникатор.

– Я и не собирался, соображалка, пока, при мне.

– Порой в этом сомневаешься. И насчет Нилиона…

– На его счет, я и сам все знаю, – не дал договорить Эрик генералу.

– Вот и хорошо. Можешь идти.

– Есть, – отрапортовал капитан, вставая.

День предстоит веселый, ничего не скажешь. Олин, конечно, не придет в восторг от того, что их планы рухнули, да и говорить ей об истинных причинах испорченного выходного не стоит. Когда он вернулся в комнату, лейтенант уже не спала.

– Ты куда сбежал в такую рань? – она застегивала темно-синюю форменную рубашку.

– Генерал вызывал. Олин, нам придется отложить поездку, меня в комендатуру вызывают.

– Что еще стряслось?

– Ты и сама знаешь, из-за чего офицера могут вызывать в комендатуру, – уклончиво ответил капитан.

 

– Эрик, а Дейв не может съездить вместо тебя? Он же твой замком.

– Нет, вызывают именно меня. Я постараюсь освободиться побыстрее, и мы куда-нибудь сходим, – пообещал капитан. – И еще есть время позавтракать вместе. Договорились?

– А есть выбор? – Олин не скрывала недовольства.

– Есть. Можем не завтракать… – Эрик притянул девушку к себе.

Выбираться из постели и ехать в Службу Дознаний, совершенно не хотелось. Да и было б странно, если б у кого-то возникло желание променять девушку на общение с «мусорщиками». Но выбора нет.

У отделения, Эрика встретил сержант и проводил к дознавателю. В кабинете его ждал майор.

– Капитан Эрик Майлов, по вызову прибыл, – отрапортовал десантник, отдавая честь.

– Можете присесть, капитан, – разрешил «мусорщик». – Я майор Рил Сти́ллер, меня направили с Эврума, чтоб прояснить некоторые моменты по поводу исчезновения майора Разведуправления Грейда Долана. Вам ведь известно о том, что он пропал, ни так ли?

– Майор, давайте не будем ходить кругами, – Эрик не стал выделываться и присел напротив дознавателя. – Вы ведь знаете, что я в курсе.

– Верно. Так же, я знаю, что именно у вас возникло подозрение, что с Доланом что-то случилось. На чем оно основывалось?

– На настораживающих звуках из коммуникатора и резком обрыве связи.

– Что вы подразумеваете, под «настораживающими звуками»?

– Какой-то шорох, звук падающего тела, треск.

– Здесь у вас получается нестыковка: вы говорите, что Долан выходил с вами на связь, мы проверили последние соединения с его личного и служебного коммуникаторов, но связь с вами не зафиксирована. Как вы это объясните?

– Он выходил на связь с чужого коммуникатора. Сказал, что с его личным, какие-то неполадки.

– Почему тогда не воспользовался служебным?

– Потому, что это Долан, – на губах Эрика появилась ухмылка. – Если б вы как следует изучили его дело, то не задавали бы подобных вопросов.

– Мне не позволили его изучить, собственно, как и ваше. У вас сохранился код, через который Долан выходил на связь?

– К сожалению, нет.

– Вы понимаете, что уничтожили важную зацепку?

– Как-то не подумал сохранить, сразу в патруль заступил, аккумулятор здох, все последние вызовы исчезли. Глупо получилось.

– А что такого срочного он хотел сказать, что воспользовался чужим коммуникатором?

– Не знаю. Связь оборвалась.

– Сдается мне, вы кого-то покрываете, – сделал вывод Рил. – Вероятнее всего, самого Долана. Но так вы только усложняете его поиски.

– Это только ваше мнение, – ухмылка не сходила с лица капитана. – Ничем не обоснованное.

– Это пока. Скажите, капитан, а как вы познакомились с Доланом?

– В переулке лбами столкнулись, – Эрик слегка усмехнулся.

– Я попрошу серьезней относиться к данной беседе, – дознаватель нахмурился.

– Может, вас это удивит, но у меня нет никакого настроения шутить. Встреча с вашим ведомством не располагает.

– Вы испытываете негативное отношение к Службе Дознаний?

– Не я один. Для вас это новость?

– Нет. Но никто не говорит о подобном столь откровенно.

– Не вижу смысла скрывать.

– Ладно, оставим межвойсковые отношения и вернемся к делу, – Рил изо всех сил старался вернуть допрос в нужную сторону. – Так при каких обстоятельствах вы познакомились с Доланом?

– Майор, я уже ответил на этот вопрос, но могу повторить: в переулке лбами столкнулись.

– У меня сложилось впечатление, что вы либо не хотите говорить об этом, либо не можете.

– Выберите сами вариант, который вас больше устроит, – Эрик вытянул ноги под столом.

– Капитан, что вас связывает с Доланом? – Рил постарался вложить во взгляд всю проницательность, которая имелась у него в запасе, но видимо, на Эрика, это никак не действовало. – Обычно, боевые офицеры не общаются со штабными разведчиками.

– Разве это запрещено? Первый раз слышу. Что ж мне никто не сообщил, я б ни в жизни…

– Капитан, вы что, не понимаете, где находитесь и с кем разговариваете? – в интонации дознавателя появилось раздражение. – Или недооцениваете всей серьезности случившегося? Долан разговаривал с вами о служебных делах?

– Видимо, вы совершенно его не знаете. Долан живет по букве предписания. Он не станет обсуждать служебные дела с тем, кто не имеет к ним доступа.

– Но с вами, мог бы. Мне известно, что часть ваших заданий имеет определенную секретность, хоть группа 4-Х и не получила пока статус спецподразделения. Но заявка находится на последней стадии утверждения. Так что, не нужно говорить, что вы не обладаете информацией.

– Тем не менее, Долан ничего не обсуждал со мной. У нас разные направления.

– Даже, если это касается вас лично?

– Я не понимаю о чем речь, – теперь уже Эрик пронзительно смотрел на дознавателя. – У меня нет никаких дел с управлением. Тем более, личных.

– К сожалению, я не могу доказать обратное, – Рил начинал чувствовать себя неуютно, под взглядом серых, казалось бы спокойных и даже добрых глаз. Как будто иглы впиваются в душу. Такого с ним раньше не случалось. – А как насчет капитана Нилиона Харистита?

– Причем здесь он?

– На него возобновили дело, – дознаватель подвинул к Эрику планшет с документами. – Вы ведь в курсе, что он подозревался в предательстве?

– В курсе. Но все обвинения сняли, дело закрыли, а после, нашли и настоящего мудилу…

– Капитан, я понимаю ваши чувства, но попрошу без выражений, – прервал Эрика Рил. – В этот деле есть много нестыковок и подозрительных моментов. Например тот, что предателя вычислил никто иной, как капитан Харистит, все еще стоящий на контроле, и допросить уличенного не удалось, по причине его гибели.

– Намекаете, что Нилион подставил Томина, чтоб отвести подозрения от себя? Вы забыли, что есть неоспоримые доказательства – дешифрованное послание, и перехватил его не Харистит.

– Верно, но доказательств, что он причастен ко всем предшествующим событиям нет. К тому же нынешние события тоже наталкивают на подозрения. Майор Долан выходит с вами на связь, как раз тогда, когда возобновляется дело Харистита, хочет вам что-то сообщить и исчезает бесследно…

– Вы что считаете, что Харистит к этому причастен? Это полный бред, они даже не знакомы.

– Личное знакомство здесь не решающий фактор. Капитан, могу я услышать ваше мнение по этому поводу, как заключающий штрих нашей беседы?

– Можете, но учтите – вы сами напросились: по-моему, вам просто не хрен делать и вы мешаете боевым офицерам выполнять свою работу!

– Капитан, что вы себе позволяете! – дознаватель поменялся в лице. – Между прочим, я тоже делаю свою работу!

– Фиговинько вы ее делаете. Вместо того чтоб найти «сливщика» в верхах, вы убираете тех, кто ему мешает!

– Откуда вам известно о «сливщике»?

– Вы сами знаете, чем занимается моя группа, к тому же, только полный кретин о нем не знает. Слухи быстро расходятся, а на этот имелось больше двадцати лет. Прежде, чем вешать Акрик знает что на боевых офицеров, вы б надели «скелет» и сходили в бой, когда врагу заранее известны все планы атак, а потом мозг выносили! Если вы подозреваете Нилиона, то почему не меня? Чем же я заслужил столь высокое доверие?

– Такими, как вы, капитан Майлов, должна заниматься комендатура. Вы под наше ведомство не попадаете. Если они закрывают глаза на ваши выходки – это их проблема. Вы можете быть свободны.

Эрик встал, отдал честь и покинул кабинет дознавателя. Некоторое время, Рил смотрел на закрывшуюся дверь. Допросов он провел не мало, но такой у него был впервые. Первый раз, он потерял контроль и остался практически ни с чем. Да и с какими глазами отдавать протокол, он не представлял. Отчитываться ведь надо перед генерал-майором Вермом.

Выйдя из Службы Дознаний, Эрик нервно расстегнул китель. Он чувствовал, как по спине стекают крупные капли пота. Нужно успокоится, позвонить Олин. Пусть лучше она сама приедет в город. Личный коммуникатор остался в машине, и Эрик направился к стоянке. Недалеко от своей машины, он заметил броневик Нилиона. Сам небарианин сидел внутри, положив голову на руль. Эрик открыл пассажирскую дверцу.

– Ты что здесь делаешь? – он опустился на пассажирское сиденье и захлопнул дверцу.

– Догадайся, – Нилион медленно поднял голову. – А ты?

– Видимо, мы здесь по одной причине, – Эрик откинулся на спинку.

– Тебя из-за меня вызывали?

– В основном, из-за Долана, но и о тебе не забыли.

– А Долан здесь причем? – Нилион удивленно посмотрел на своего друга. – За него тоже взялись?

– Еще как, – Эрик невесело усмехнулся. – Он пропал. Видимо, его «слили» торианской разведке, либо, просто убрали. Между прочим, ты под подозрением.

– Подумаешь, одним обвинением больше, – Нилион нервно поправил застежку на воротнике кителя. – Это уже ничего не меняет. Ставится вопрос, о моем отстранении от командования.

– Как? – такая новость, просто ошарашила Эрика. – На каком основании?

– Оснований много. По крайней мере, по совам «мусорщиков». Когда вопрос поставят официально, начнут трепать команду. В первую очередь, Олин.

– Ее нужно предупредить. Я поговорю…

– Не надо! – несколько резковато прервал Нилион Эрика. – Я сам позабочусь.

– Не обижайся, Нил, но ты уже три года заботишься, а так ничего и не сказал. Мы ссоримся из-за этого.

– Я пытался ее защитить, удержать в стороне.

– Сам видишь, не выходит. Что делать собираешься?

– Попытаюсь выкарабкаться. Хотя, и так ясно – свое я откомандовал. Удалось бы в строю остаться, пусть даже рядовым на дальнем рубеже. Но и это вряд ли. Главное, чтоб команда не пострадала.

– Не раскисай раньше времени, – Эрик хлопнул Нилиона по плечу. – Глядишь, еще обойдется.

– Хотелось бы, – Нилион грустно улыбнулся. – В любом случае, мне сейчас лучше, чем Долану.

– Да уж… Ты, главное, держись, прорвемся! Пойду, я Олин по городу погулять обещал. И так из-за «мусорщиков» все планы к Акриковой матери.

– Давай.

Эрик вышел из броневика, а Нилион, посидев еще немного, выехал со стоянки. Нет никакого смысла здесь торчать.

Олин направлялась к стоянке. Не давало покоя, чувство, будто Эрик ей чего-то недоговаривает. Пожалуй, это уже превращается в манию. Нужно отдохнуть, развеяться. Навстречу ей шел Майкол. Он отдал честь и хотел пройти мимо, но Олин его остановила.

– Майкол, ты из комендатуры?

– Нет. На удивление, у нас все спокойно. Даже Дил с Лоем поутихли. С чего такие догадки, лейтенант? – в глазах сержанта мелькнула тревога.

– Да ни с чего, просто, у вас постоянно что-то происходит.

– Будто у вас по-другому. – Майкол слегка улыбнулся.

– Да все так же, потому и спрашиваю. Мне пора, Эрик ждет.

Олин ушла, оставив Майкола терзаться сомнениями, ни ляпнул ли он того, чего не следовало. Просто так, Олин не стала бы задавать вопросы.

Лейтенант ехала в город с твердым намерением выяснить, что Эрик пытается от нее скрыть. Их отношения никак нельзя назвать простыми. Долгое время, Олин считала, что он ее бросил, а Майлов никак не мог решиться появиться перед ней и рассказать правду. Когда они начали встречаться, Олин не знала, что он десантник МВК. Да и о самой Коалиции ничего не слышала.

Она выросла за ее пределами, на планете, чье население еще не вышло в Большой Космос. Коинт Таил сильно опасался шантажа и не мог рисковать дочерью. После уничтожения Корэ́ллы и гибели жены, дочь – единственное, что у него осталось. Потом, появилась вероятность, что на Олин вышли торианские агенты, и Таил оказал Эрику высокое доверие, поручив присматривать за дочерью. Закончилось такое поручение, вполне предсказуемо. Из-за гибели генерала, Эрик не успел рассказать Олин правду, а потом, боялся подставить ее под удар. Восстановить отношения оказалось нелегко. Прошлые недомолвки давали о себе знать. Тем более, и сейчас Эрик мог рассказать далеко не все.

Капитан ждал Олин недалеко от комендатуры. Она припарковала машину и подошла к нему.

– Ну как, уладил проблемы? – поинтересовалась лейтенант.

– В основном, – Эрик поцеловал ее в губы.– У тебя что-то случилось? Утром ты была в лучшем настроении.

– Утром я не знала, что ты мне врешь! – Олин отстранилась от него. – Никаких проблем в команде у тебя нет, а значит и в комендатуре ты не был.

– Кто тебе сказал?

– Прежде чем врать девушке, нужно предупреждать друзей. Но ты этого не сделал, потому, что тогда, твоя Рыжая Совесть занялась бы сушкой мозгов. Я хочу знать, где ты был!

– В Службе Дознаний, – с неохотой признался Эрик, понимая, что Олин не только не отстанет, но и напридумывает Акрик знает чего. – Я не хотел тебя волновать. Это дело не имеет к тебе отношения.

– Эрик, давай я буду решать, что имеет ко мне отношение, а что нет. Ты пытаешься защитить меня с помощью вранья, но делаешь только хуже.

 

– Я не вру.

– Верно, – Олин слегка усмехнулась. – Просто, не говоришь всей правды. Я ведь прекрасно вижу, что-то происходит. И не надо делать вид, будто все в порядке!

– Раз ты настаиваешь, ладно: пропал один мой знакомый из управления. Я – последний, с кем он разговаривал, вот меня и допрашивали.

– Ты раньше не упоминал, что у тебя есть знакомые в управлении.

– Мы редко общались. Когда-то, вместе выполняли одно задание. В принципе, мы не должны были знать друг о друге, но столкнулся, по недоразумению.

– Что за задание, можешь не пояснять. Это он тебя ранил, когда мы познакомились?

– Нет, не он. Мы с Доланом мало проработали вместе, его быстро отозвали, – Эрик покосился на комендатуру. – Здесь не место, для подобных разговоров, пошли, пройдемся.

Олин возражать не стала. Она взяла Эрика под руку, и они не спеша зашагали по улице. Прохожие не обращали внимания на офицеров. Военные – это неотъемлемая часть жизни. Их уважали, им завидовали. Попасть в Десантные Силы или Космический Флот, не так уж просто. Основным критерием, являлась генетическая экспертиза, выявлявшая предрасположенность претендента, так называемый – «ген войны». Служба в десанте и флоте, зачастую, становилась наследственной. Исключения встречались редко. Во время обучения, часть курсантов отсеивалась. В основном, это происходило в первые месяцы. Самые преуспевающие, при выпуске, получали офицерские звания.

– И что, никаких зацепок нет? – после некоторых размышлений поинтересовалась Олин. – Не мог же он просто раствориться.

– Делом занимаются «мусорщики» и управление. Я не знаю, что у них есть. Меня в подробности никто не посвящал. А у меня, есть только «серый» код, через который Долан выходил со мной на связь в последний раз. Но о нем сказать «мусорщикам» я не могу, сама понимаешь.

– Зачем было пользоваться теневой сетью?

– Не знаю. Мы поговорить не успели, связь оборвалась и больше его не видели, – Эрик решил, пока не рассказывать Олин, как обстоят дела у ее командира.

– А если попробовать пробить сеть, выйти на поставщика? – предложила Олин. – Лириан запросто сделает, она отличный связист.

– Для этого, придется воспользоваться аппаратурой на командном пункте. Ты понимаешь, чем такие дела могут обернуться?

– Как будто ты ничем подобным не занимался, – отмахнулась Олин.

– Нужно все обдумать, а сегодня, мы собирались отдохнуть, – напомнил Эрик.

Ему жутко не нравилось, что пришлось рассказать про Долана и теперь, Олин не удержать в стороне. А пробить код – хорошая идея. Выйти на поставщика и добиться от него ни велась ли прослушка.

Майор Службы Дознаний Рил Стиллер нерешительно топтался в приемной главнокомандующего Фе́лита Че́лиона. Генерал-майор Ма́твил Верм отбыл по каким-то неотложным делам, и Челион потребовал, чтоб протокол допроса Эрика Майлова предоставили ему. Теперь, по спине дознавателя ползли холодные мурашки.

– Майор, прошу вас пройти, – приглашение адъютанта прозвучало как приговор.

– Старший дознаватель майор Рил Стиллер прибыл! – отрапортовал «мусорщик», войдя в кабинет и отдавая честь.

– Ну, майор, вам удалось хоть что-то прояснить? – Челион окинул дознавателя изучающим взглядом.

– Немного, – нерешительно проговорил Рил. – У меня сложилось впечатление, что капитан Майлов кого-то покрывает.

– Протокол при вас?

– Так точно, – дознаватель подошел к столу и отдал информационный кристалл главнокомандующему.

– Сейчас глянем, насколько объективны выводы, – Челион вставил кристалл в считыватель. – А ты, майор, присядь, пока.

Рил робко присел напротив главнокомандующего. По мере просмотра, лицо Челиона менялось несколько раз. Он, то внимательно всматривался в запись, то хмурился, то на его губах мелькала понимающая улыбка, от которой дознавателю становилось страшнее, чем от хмурого взгляда. Все прекрасно знали – Челион начинал службу в Десантных Силах и боевые офицеры ему гораздо ближе, чем «мусорщики».

– А ведь он прав, – Челион выключил запись. – Нацепить на вас «скелеты» и отправить в бой, может, тогда поймете, что к чему, – он посмотрел на дознавателя холодным взглядом. – Вижу, ты не в восторге от такой идеи. Ладно, в этот раз, обойдемся. Разговорить Майлова тебе не удалось.

– Главнокомандующий, мне предоставили недостаточно информации… – попытался оправдаться Рил.

– Ее всегда недостаточно, – голос Челиона стал ледяным.

– Можно попробовать сканирование памяти, – предложил дознаватель. – Майлов ведь явно что-то скрывает.

– Вам лишь бы мозги полоскать. Никакого сканирования! Теперь, делом майора Долана будет заниматься исключительно управление – это не ваша специализация. Майлова больше не трогать, протокол допроса – уничтожить.

– Но, как же так? – попытался возразить Рил.

– Обыкновенно. Знаешь, что произошло, выражаясь простым языком? Тебя опустили, и ты ничего не смог сделать. Хочешь, чтоб об этом стало известно?

– Никак нет. Но я считаю, что относительно Майлова необходимо предпринять дисциплинарные меры.

– Наверное, я неясно выразился. Майлов – не твоя забота. Что по капитану Нилиону Хариститу?

– Есть подозрение, что он причастен к исчезновению майора Долана. Там вообще много неясного. В прошлый раз, дело закрыли по результатам сканирования памяти, но предполагается, что на следствие оказывал давление генерал Коинт Таил. Сейчас, комитет решает, есть ли необходимость отстранять Харистита от командования.

– Предоставите подробный отчет, – Челион старался сохранять беспристрастный вид. – Свободен, майор.

Дознаватель встал, отдал честь и поспешил удалиться. При всем желании, главнокомандующий не мог просто взять и закрыть дело. Открытое вмешательство вызовет ненужные подозрения. Слишком грамотно все обставлено. Даже Таила приплели, он-то за себя уже не постоит. Может, при доскональном изучении, удастся найти нестыковки.

Челион покрутил пальцами кристалл, оставленный дознавателем. Стоит показать его Нотэлу, пусть порадуется, что не только управление выставляют идиотами. Да и с Энтони связаться нужно, чтоб напомнил Эрику о дисциплине, пока это другие ни сделали.

Глава 4

Энтони дожидался, пока Эрик и Нилион вернуться из СД. Небарианин отзвонился, по окончанию допроса и сообщил, что задержится в городе. Ждать такой сознательности от Эрика – напрасная трата времени. Он своевольный, и ничего с этим уже не поделать. О том, что капитан может отколоть на допросе, генерал старался не думать. Сработал коммуникатор. Код вызвал у генерала тревогу, и он поспешил принять вызов.

– Энтони, готов поспорить, ты не ждал моего звонка.

– Вы правы, главнокомандующий, – признался генерал. – Чем обязан такой чести?

Челиона Энтони знал еще в то время, когда он был капитаном Десантных Сил. Тогда, нынешний начальник базы, служил под его командованием, в группе 4-Х, сформированной для поисков Темгатов. И они нашли, пусть и не совсем то, что искали. На том месте, где по расчетам должна была находиться планета, оказалась лишь космическая пустота. Единственное, что говорило о присутствии древней расы в системе Элатро́н – это орбитальная станция. Покореженная и давно заброшенная.

При ее обследовании, Энтони обнаружил креокамеры в активном режиме, а в них, Коинта Таила и его жену Стенгу. Таил говорил, что не может вернуться к своим, что его родную планету пришлось придать гиперпространственой переброске, чтоб избежать ее полного уничтожения, и он не знает ее новых координат, но Энтони в это не верил. Таил просто не хотел возвращаться.

Таила приняли на службу в его старом звании – капитаном. Вскоре, Челиона перевели в Центральный Штаб, и он передал Таилу командование. Стенге выделили лабораторию при Разведуправлении, и она занялась проектом генетического восстановления, чтоб вернуть друзей, пожертвовавших жизнью ради них. К сожалению, увидеть результат своей работы, ей не удалось. Проект завершили спустя много лет после ее гибели. Из первоначального состава группы 4-Х, почти никого не осталось. Они редко общались. А с тех пор, как Челион стал главнокомандующим, он виделся с Энтони лишь несколько раз.

– Скорее, кому, – поправил генерала Челион.

– Майлов, – догадался Энтони. – Что он еще выкинул?

– Да в принципе, все в пределах нормы. Для него. Вот только дознаватель не привык к такому общению, просил принять меры. Хорошо хоть отчет принимал я, Верма на месте нет. Я могу передать тебе протокол допроса.

– Спасибо, не стоит, – отказался Энтони. – Я и так могу представить. Зря на него пытались надавить, с Эриком так нельзя, тем более, он и без того рассказал мне все, что знал.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru