Жена волка

Сильвия Лайм
Жена волка

© Лайм Сильвия

© ИДДК

Глава 1

Я ходила по комнате так быстро, что ноги едва не заплетались. Перед глазами все плыло.

Что значит на мне печать истинной пары? Как это возможно? Почему я и Ранфер?

Инстинктивно потерла область около ключицы в том месте, где стояла последняя, третья, метка оборотней. Цветок на фоне луны.

На миг закрыла глаза и снова будто увидела бледное, немного светящееся изображение. Оно могло бы быть даже красивым. Если бы не означало для меня стальную удавку на горле, другой конец которой теперь в руках у Ранфера Краса. У оборотня, которого иначе как серым кардиналом и назвать-то сложно. Вроде бы только что все было ясно. Убийцу девушек нашли. Я ошибалась в своих страхах – альфа оборотней непричастен к этим страшным преступлениям.

И вот проходит какое-то ничтожно малое время, и все переворачивается с ног на голову. Один маленький факт – цвет волос матери Варго, и мозаика начинает рушиться. И появляется вопрос: кто же тогда тот невидимый кукловод, который внушил сумасшедшему оборотню-полукровке, что его мать обладала таким редким цветом волос? И был ли этот кукловод вообще? Может быть, Варго просто уже мало понимал, что творил. Может быть, из-за умопомешательства его воспоминания исказились. А может, в академии есть еще один кровавый оборотень, желающий меня убить.

Раз за разом я чувствовала приливы паники. Как будто снова за моей спиной стоит невидимый убийца и дышит в затылок.

– Лена, успокойся. Ничего ужасного не произошло, – твердила Тилья. – Нам нужно еще во всем разобраться, прежде чем делать выводы.

– Как разобраться? – фыркнула я. – Подождем, появится ли новый труп? Тогда все встанет на свои места? Мол, да, мы были правы, есть еще один маньяк?

Девушка поджала губы.

– Слушай, – в который раз попыталась она успокоить меня. – Зря я тебе показала этот снимок. Ну мало ли что это на самом деле значит? Может, кадр от времени испортился, поменяв цвет. Короче, завязывай с истерикой! Давай лучше поговорим о вас с куратором Красом.

Она широко улыбнулась и обхватила руками колени. Большие глаза загорелись желтым.

Я едва открыла рот, чтобы ответить, как в дверь с силой постучали.

– Лена, это я, Ранфер! – раздался глубокий мужской голос.

Мы с Тильей одновременно повернули головы. На лице подруги был написан восторг, на моем – ужас.

И новый стук сотряс дверь.

– Открывай, нам надо поговорить!

Ему явно не терпелось.

Тиль встала с кровати, чтобы открыть, а я тут же схватила ее за руку.

– Не вздумай! – зашипела тихо.

– Что значит «не вздумай»? – сдвинула брови девушка. – Это же ректор. И альфа. Поверь, он войдет сам, если ему не открыть. Тем более вам надо поговорить, это даже мне понятно. Неужели тебя к нему не тянет?

– Лена, открывай, я устал ждать! – проговорил Ранфер гораздо более грозно.

Меня бросило в жар. В висках застучало.

– Нет! – пискнула я и умоляюще посмотрела на подругу: – Скажи, что ты не одета!

– Я… что? – ахнула она.

Тряхнула ее слегка, и она тут же крикнула:

– Я не одета! – И закрыла себе рот ладошкой. – Какого лысого ежа, Лена?! – прошипела она уже мне.

– Скажешь ему, что я заболела!

– Да это бред, он все равно войдет! Перестань валять дурака.

У меня внутри все переворачивалось и пульсировало адреналином.

– Лена, ты перенервничала, тебе надо успокоиться, – взяла меня за руку девушка, пока я лихорадочно размышляла, как исчезнуть отсюда. – Это стресс. Это можно понять. Ты уже давно находишься в постоянном страхе, но тебе нужно поговорить с Ранфером и рассказать ему!

Но я ее уже не слушала. Быстро подбежала к окну, распахнула створки и посмотрела вниз.

Здесь очень высоко. Прыгать резко расхотелось. Да и прежде-то, честно говоря, особого желания не было…

Я повернулась к Тиль и выпалила:

– Открой и скажи, что я ушла прогуляться. А я спрячусь!

– Лена, не дури!

Но я уже свесила ногу через подоконник, наступая на довольно широкий каменный карниз.

– Он увидит, что меня нет, и уйдет! – бросила я и поставила вторую ногу.

Высота была просто сумасшедшей. Но если не смотреть вниз, то очень даже ничего… очень даже…

Дверь комнаты с грохотом открылась, и я едва успела сделать несколько крохотных шажков по карнизу в сторону. Так, чтобы из окна меня не было видно.

На такой высоте дул довольно сильный ветер. Распущенные волосы развевались и закрывали обзор. Попадали в глаза и в рот.

Но мне нужно лишь немного постоять тут, пока оборотень не уйдет. А потом вернусь в комнату и все обдумаю. Мне просто требуется немного времени! Разве я так много прошу?

– Где Лена? – донеслось мрачное из комнаты, пока я цеплялась за стену, пытаясь выплюнуть щекочущие пряди.

– Она… пошла прогуляться. Мы разделились…

Молчание.

А у меня сердце стучало в горле. Ветер остужал горячую голову, сердце билось уже не так быстро. И я с изумлением начала осознавать, что стою на узком карнизе за окном метрах в двадцати над землей.

Какого лешего меня сюда понесло?

Ну поговорила бы с Ранфером, делов-то куча!

А теперь начали потеть ладони и, даже несмотря на ветер, бросало в жар от страха. Казалось, я вот-вот сорвусь.

Из комнаты доносились звуки шагов и хлопанье дверьми.

– Она ушла, куратор Крас, – звучал неуверенный голос Тильи.

– Не рассказывай сказки! – рявкнул мужчина, и от гнева в его голосе у меня мурашки пробежали по спине. – Я чувствую ее запах. Она здесь!

– Ну, тут все пахнет Леной, это ведь ее комната, – продолжала моя смелая подруга выгораживать мою истеричную выходку.

– Не заговаривай мне зубы, Брукс! Окно! Селена, проклятье, она что, за окном?!

Послышались шаги и резкий скрип створок.

Кровь ударила в голову, я вздрогнула от неожиданности, хватаясь за что попало. И едва увидев лицо Ранфера с широко раскрытыми голубыми глазами, полетела вниз.

Последнее, что успела сделать, – обхватить ладонями водосточную трубу и прижаться к ней всем телом.

– Лена! – раздался сверху надрывный крик Ранфера, перекрывающий свист ветра.

Еще, кажется, я заорала. Матом. Ну а кто бы промолчал, падая с такой высоты?

Несмотря на стремительное приближение земли, думать я стала еще быстрее. У меня был только один шанс не разбиться – ухватиться покрепче за трубу, чтобы замедлить полет.

Это я и сделала. Кожа на ладонях разодралась, но я не обратила внимания. Главное – удержаться и не сломать ноги при приземлении.

В последнюю секунду моего фееричного побега я крепко вцепилась в трубу, окончательно лишаясь кожи на пальцах, и затормозила. Однако удар о землю все равно сделал свое дело: я подвернула ногу.

Вскрикнув и зашипев, я вскинула голову вверх и никого не увидела. Памятуя об удивительной способности Ранфера открывать порталы и появляться где угодно в считанные секунды, я развернулась и что есть мочи побежала прочь, позорно прихрамывая.

А что теперь мне оставалось? Сидеть и ждать его на травке? Чтобы пришел и навалял мне по самую юбку?

Выслушивать нотации хотелось еще меньше, чем разговаривать о том, что произошло в храме Селены. Я не собираюсь быть ничьей истинной парой и не планирую менять свое мнение.

Пока бежала по траве, мысли сами продолжали додумываться и выстраиваться в логические цепочки.

Истинная пара. Для оборотня. И снова о моем согласии никто не спрашивал. Хочешь быть любовью всей жизни, например, для кровавого? А придется. Не нравится характер суженого? Пустяки, стерпится – слюбится. Хочешь развода через три года? Фиг тебе. С маслом и без колбасы.

Как ни странно, с каждым шагом становилось все спокойнее. И хотя я двигалась так быстро, как могла, бежать уже, в общем-то, не хотелось.

Я преодолела большую часть сада, оказавшись в отдаленной его части. Здесь располагалась оранжерея, вход в которую сейчас был открыт. Из-за распахнутой двери виднелись высокие стебли помидоров, лопухи кабачков.

Я остановилась перевести дыхание. Наклонилась и уперла руки в колени.

Неужели я сбежала от альфы оборотней? Не верилось даже. А может, он меня все же не заметил?

В этот момент из оранжереи донесся какой-то звук, похожий на шуршание. Я подняла голову, вглядываясь в кусты помидоров, но никого не увидела.

Только странное предчувствие будто царапнуло кожу, и мурашки пробежали по спине.

Я огляделась по сторонам и поняла, что вокруг никого нет. Абсолютная тишина и только этот странный звук.

Повернулась назад и чуть не упала от неожиданности. В трех метрах впереди в прыжке на меня летел огромный белый волк.

Честно говоря, я уже решила, что это конец. Сейчас мощное тело хищника упадет на меня и сделает плоской, как черноморский глосик. Но на последнем метре прямо в воздухе волк начал обращаться в человека, и уже через сотую долю секунды рядом со мной стоял высокий разгоряченный оборотень.

Белые волосы растрепались, упав вдоль лица и на плечи. Голубые глаза горели, а гладкая кожа с легким оттенком загара слегка светилась, когда под ней перекатывались каменные от напряжения мышцы.

– Какого дохлого енота ты выпрыгнула из окна?! – зарычал мужчина, схватив меня за плечи и ощутимо тряхнув.

И вот именно сейчас, когда я остановилась и уже никуда не бежала, боль в ноге начала потихоньку обнаруживать себя.

Я нахмурилась, прикусив губу.

– Так вышло, – пробубнила в ответ, подыскивая какую-нибудь лавочку, куда можно пристроить мою импульсивную тушку.

– Так вышло? – переспросил он, сжав зубы. – У тебя вообще голова есть или эта штука на плечах – для красоты?!!

Я поджала губы. Была бы обидчивой – уже бы обиделась. Но сейчас меня интересовала только лавочка и еще кое-что. С каждым мгновением, что Ранфер проводил возле меня (так близко ко мне!), я все сильнее начинала думать о какой-то ерунде. О кубиках на его животе, о безупречном рельефе груди. О плечах, переходящих в бицепсы, трицепсы и прочие «ицепсы», до которых сил нет как хотелось дотронуться.

 

Никогда прежде я не видела столь совершенного тела. Будто человеческого воплощения хищного зверя. Идеального охотника…

– Лена, ты вообще слышишь? – прорычал он, схватив меня за подбородок и заставив смотреть себе в глаза.

Я резко выдохнула, облизнув вмиг пересохшие губы. И утонула в пылающем яростью голубом пламени.

– Лена… – проговорил Ранфер неожиданно охрипшим голосом. – Это было так глупо…

Мягкие, мурлыкающие звуки перекатывались на его языке. Густая пряная музыка слов вибрировала внутри меня. Вызывала дрожь в кончиках пальцев.

Ранфер опустил взгляд на мой рот, и у меня потемнело перед глазами. Словно током ударило по оголенным нервам.

Его учащенное дыхание, жар полуобнаженного тела, пальцы на моем подбородке, уже будто и не удерживающие вовсе, а поглаживающие… Ласкающие…

– Да-а, – протянула в ответ, не в силах оторваться от его лица. От его таких близких губ. Чуть полных, слегка изогнутых, манящих, как сладкий дурман.

Закрыла глаза, едва дыша, и потянулась к нему, привстав на мысочках.

Боже, мне нужно это как воздух. Прикосновение к нему. Кожа к коже. Ощущение его горячего дыхания внутри меня. Чтобы он сам был во мне.

Или я просто умру. Задохнусь. Захлебнусь этим горячим воздухом, густым, как смола. Терпким и жгучим, наполненным его запахом. Им самим.

Но стоило задействовать лодыжки в попытке стать выше, как острая боль пронзила левую ногу.

– Ай! – воскликнула я, скривившись.

Боль мигом отрезвила. Словно кто-то приподнял розовые очки у меня на глазах.

Нет, сердце все еще стучало очень громко, щеки горели, а ладони становились влажными.

Однако будто со стороны вдруг стало видно это наваждение, наваливающееся на меня в присутствии Ранфера. Словно я резко становлюсь на несколько стадий пьянее.

Оборотень там временем опустился на колени и обхватил пальцами мою лодыжку, осторожно прощупывая.

– Ай! – повторила я, когда он коснулся особенно болезненного места.

Схватилась руками за широкие плечи, будто самой кожей чувствуя огонь в венах Ранфера. Тот самый огонь, который горел во мне.

Хотелось гладить эти плечи, пальцами обрисовывать каждую деталь их рельефа, обхватывать, слегка вонзая коготки.

– Вывиха нет, – констатировал оборотень, демонстрируя недюжинные познания в хирургии. Затем поднял на меня мрачный, но спокойный взгляд голубых глаз и спросил: – Зачем ты убежала?

Я через силу отняла руки от него, высвобождая и ногу. Ранфер выпрямился и предложил опереться на его локоть.

От этого я отказаться не смогла.

– Потому что хочу принадлежать себе, – ответила, не глядя на спутника. Боясь, что он может поколебать мою уверенность в собственных словах. – Хочу сама выбрать свою пару. Хочу иметь возможность уйти.

С каждым словом я все больше чувствовала, что права. И внутри снова поднималось знамя противоречия, возмущения.

– Я хочу, в конце концов, сама решить, что делать в случае скоропостижной смерти возлюбленного! – посмотрела я на него, сдвинув брови. – А не сидеть и ждать, убиваясь от горя, пока смерть и меня заберет. Нет, я все же не бесчувственное животное, – добавила, разведя руками. – Наверняка в случае гибели своей половинки я бы страшно страдала. И, может быть, жизнь и так бы стала мне не мила. Но я хочу иметь выбор! Жить дальше или по-быстрому склеивать ласты!

Ранфер слушал молча. Смотрел вперед рассредоточенным взглядом, позволяя мне довести монолог да конца.

Меня же эта тема окончательно расшевелила. Возможность наконец выговориться окрыляла.

Однако она же и сыграла дурную службу:

– Истинные пары – это вообще какой-то бред! Зачем было придумывать такой закон? Это же кабала до последнего вздоха! Я на такое не подписывалась. Да и не собираюсь я всю оставшуюся жизнь быть…

Я возмущенно замахала в воздухе рукой, пытаясь подобрать слова.

Ранфер резко остановился, мрачно посмотрел на меня и глухо закончил:

– С таким, как я, верно?

– Что? – не поняла я, мигом растеряв весь запал. По спине прокатилась ледяная волна.

– Ты не собираешься всю оставшуюся жизнь быть с таким, как я, – повторил он и выпустил мою руку.

Как бы сильно я ни была возмущена сложившейся ситуацией, такое сказать мне бы и в голову не пришло. Одна мысль о том, насколько ему могло быть неприятно услышать нечто подобное, сперва окатила жаром, а затем заставила покрыться болезненно-холодными мурашками.

– Нет, я не это хотела…

– Ты сказала вполне достаточно, – оборвал мужчина, стиснув губы.

– Но я… – попыталась вставить, но Ранфер снова не позволил.

– Я тоже не хотел этого, если тебе будет интересно узнать, – проговорил он, сжав кулаки. Челюсти напряглись, от голубых глаз повеяло стужей. – Не хотел думать о тебе каждый день с тех пор, как увидел впервые. Не хотел представлять, как целую, как сжимаю в объятиях, зарываюсь пальцами в твоих рыжих волосах… которые так не похожи на волчьи.

Я громко сглотнула, чувствуя, как дрожь пробегает по позвоночнику.

Его слова врезались в меня, отдаваясь в самих костях. Вызывая настойчивое желание сделать шаг вперед и закрыть ему рот. Чем угодно. Хоть бы собственными губами.

– Среди оборотней почти не бывает рыжих, – продолжал он с какой-то болезненной жесткостью. – Ты знала об этом? Вряд ли, откуда тебе знать. Ты ведь человек. А каждый дурак в курсе, что человек волку не пара. Да только этого не изменишь.

На этих словах он закончил и отвернулся, насильно заставив меня опереться о его локоть и идти дальше.

Некоторое время я молчала, ощущая, как меня колотит от его слов. Но так больше не могло продолжаться. Я должна расставить все точки и либо доверять ему, либо…

– И что же ты предлагаешь? – спросила с легкой дрожью в голосе, а затем совсем тихо прибавила: – Ты пользуешься кровавой магией. Я даже верить тебе не могу. Я до сих пор не знаю, кто ты на самом деле.

Ни один мускул не дрогнул на лице Ранфера. Он все так же невозмутимо вел меня вперед по тропинке в направлении академии.

– Я думал, ты уже приняла какое-то решение, когда убийца был найден, – спокойно ответил он. – Если бы я хотел защитить себя, в храме Селены ты даже на три шага не смогла бы приблизиться к Нашвилу, чтобы рассказать обо мне. Просто развернулась бы и пошла обратно. Как Рен Лакенфер со своими братьями.

По пояснице прокатилась лавина колючих иголочек.

Ранфер повернул ко мне голову, и голубые глаза снова вспыхнули огнем.

– Может, ты просто не смог повлиять на меня? – предположила я неуверенно. – Или не успел…

Конечно, я сама не верила в то, что говорю. Моя теория о том, что Ранфер – злодей, рассыпалась еще на стадии появления. Но, в конце концов, оборотень сам виноват в ее появлении. Я не знала о нем ничего, а он не торопился рассказывать.

Альфа Диархана слегка прищурился и опасно улыбнулся, отпустив меня и замерев на мгновение.

– Маленькая моя лисичка, – проговорил он обманчиво мягко, – ты же не сомневаешься в моих возможностях, правда?

В тот же миг, как он начал это говорить, я почувствовала, что со мной происходит что-то странное. Снова вокруг стало тихо-тихо, а внутри словно зажегся непонятный свет. Приглушенно-темный. Опасно-мягкий.

Я отчетливо ощущала воздействие на собственное тело. Снова кровавая магия. Но на этот раз все было не так, как в день, когда на меня чуть не напал убийца. Тогда я чувствовала страх, абсолютную незащищенность и невозможность пошевелить ни рукой, ни ногой. Даже вздохнуть было так тяжело, словно в венах текла не кровь, а свинец.

А сейчас я была абсолютно свободна. Но не хотела уходить. Не хотела шевелиться. А потому стояла неподвижно, глядя на оборотня широко распахнутыми глазами.

Ранфер обошел меня по кругу, встав за спиной. Невесомо дотронулся до плеч, вызывая лавину мурашек и заставляя кровь приливать к щекам, стучать в висках.

И я отчетливо понимала, что могу развернуться и уйти. Меня никто не держит.

Но не хотела.

Это было совсем иное воздействие. Гораздо более высокого уровня, чем прежде. Ранфер воздействовал на эмоции, а не на тело. На мои собственные скрытые желания.

– Было бы очень обидно узнать, что ты считаешь меня слабым колдуном, – проговорил мужчина, склонившись к моему уху, щекоча кожу горячим дыханием.

И я начала тонуть.

– Было бы очень обидно узнать, что ты меня недооцениваешь, лисичка, – продолжал он, на этот раз слегка прикусив меня за ухо.

Я резко выдохнула, прикрыв глаза.

– Если бы я когда-нибудь хотел подчинить твою волю, то сделал бы это очень быстро, – говорил он мрачно, но одновременно в его голосе слышалось что-то густое и дикое, отчего мне становилось еще жарче.

По идее, вот сейчас нужно было бы испытать ужас. Хотя бы немножко страха. Но ничего этого не было.

– Так быстро, – звучал бархатистый голос, – что ты и не заметила бы, что это происходит…

Губы оборотня коснулись шеи, вырвав у меня вздох удовольствия. Скользнули вниз, обжигая мягкими поцелуями, от которых начала кружиться голова.

И я уже не могла понять, что происходит. Вроде бы еще секунду назад я не хотела, чтобы он целовал меня. Даже выпрыгнула из окна в дурацкой попытке убежать от навязанного ярма «истинная пара». В надежде самой выбирать свою судьбу.

И вот стою посреди каких-то высоких кустов с пышными желто-оранжевыми цветами, таю от прикосновения мужчины, который остается для меня загадкой, и совершенно не хочу больше спорить или ругаться. Хочу только находиться здесь и с закрытыми глазами слушать грудной, немного хриплый голос альфы Темного Диархана.

– А знаешь, почему это было бы легко? – спросил он тихо, целуя мое обнаженное плечо.

В этот миг его руки скользнули по моей талии, обнимая, сжимая кожу сквозь платье, и я оказалась притянута к сильному телу оборотня.

– Почему? – выдохнула я, откидывая голову назад на его плечо, полностью утопая в горячих ласках.

Даже через ткань я чувствовала жар его ладоней, поднимающихся вверх. Его руки остановились напротив кромки моего декольте, а затем пальцы медленно очертили на нем линию кружев, соприкасающихся с кожей.

Короткая пауза, во время которой я забыла, как дышать под мягкими прикосновениями. А потом оборотень вдруг резко и властно опустил вниз ткань, обнажив мою грудь. Тут же обхватил руками, сжав между пальцами напряженные, твердые вершинки.

Горячая змея желания обвила желудок, спускаясь вниз и укладываясь там жгучими пульсирующими кольцами.

Я прикусила губу, резко выдохнув. Прогнулась в спине, повернув голову и с закрытыми глазами касаясь губами подбородка Ранфера, сходя с ума от легкой, почти незаметной щетины. Прикусывая его за кожу и чувствуя, как он на миг задерживает дыхание и замирает.

– Подчинить твою волю было бы слишком легко. Ведь ты настолько хочешь меня, что позволила бы это сама, – с легким рычанием проговорил он.

И от этого голоса меня вновь бросило в жар.

Он был прав. Прямо сейчас я прекрасно понимала, что со мной что-то не так. Что Ранфер каким-то образом воздействует на мой разум, но я уже совершенно не хотела сопротивляться. Только все же где-то глубоко внутри хотелось понять…

– Почему, почему это происходит? – спросила тихо, падая все глубже и глубже на дно темного безумия, собственного голода, который сводил с ума все сильнее.

Ранфер вздохнул, перекатывая между пальцами твердые горошинки моей груди. Медленно опустил одну руку, скользя по животу, затем по бедру вниз, задирая подол платья.

– Если прежде я тебе только нравился, – хриплым, голосом отрывисто проговорил он, – то теперь, когда на нас обоих метка истинных, все будет гораздо хуже.

– Ты мне не нравился, – бросила я чисто из вредности, думая только о его ладони, поглаживающей меня по внутренней части бедра.

Мужчина усмехнулся. Тихо, еле слышно. Жарким и темным смехом. А затем поднялся рукой чуть выше, едва заметно касаясь рукой ткани нижнего белья.

Почти неощутимо.

Слишком сладко.

– Теперь ты будешь хотеть меня каждую секунду, как я окажусь рядом, – прошептал он, потершись щекой о мою щеку, опустив голову и снова целуя в шею. Все еще медленно, но уже будто с трудом сдерживаясь. – Каждый раз будешь думать обо мне, вспоминать мои губы, прикосновения, поцелуи, – продолжал он, пальцами проводя по трусикам в самом центре моего безумия. То ли лаская, то ли дразня. – Ты будешь умирать без меня…

В этот момент он резко убрал от меня руку там, внизу, развернул к себе и обхватил пальцами подбородок, заставляя смотреть себе в глаза.

Его воздействие прошло. Но наваждение осталось.

 

И в это момент он тихо закончил:

– Как я умираю без тебя.

Голова начинала работать в привычном режиме, теперь в ней появлялись и другие мысли, которые прежде будто были насильно оттуда выброшены. Волей кровавого оборотня.

Но в этот момент вдруг стало предельно ясно одно: даже несмотря на этот факт, мне не страшно. Получается, я всегда верила Ранферу, невзирая ни на что. И хотя глупый разум мог нашептывать какие угодно глупости, сердце чувствовало иначе. По-другому. По-настоящему.

– Так ты все еще думаешь, что я – убийца? – спросил он, глядя глубоко внутрь меня. – Я не способен навредить тебе, теперь ты понимаешь? – добавил он и отошел на шаг в сторону, словно стараясь держаться от меня подальше.

Я могла его понять.

Теперь – могла.

– Понимаю, – кивнула в ответ. А затем, вздохнув, рассказала о фотографии, которую мне показала Тилья. О том, что настоящий убийца вероятнее всего так и не найден. – Прости, что не верила…

Оборотень вздохнул.

– Я с самого начала знал, что будет много смертей. Как только ты появилась, – нахмурился он. – Можешь считать это волчьим чутьем. И то, что убийцей оказался сумасшедший уборщик, не слишком-то похоже на правду. Скорее удачная подтасовка фактов. Стечение обстоятельств, которое кому-то очень на руку.

Холодная дрожь пробежала по спине. Я боялась услышать именно эти слова. Оказывается, надеялась до последнего, что Ранфер развеет мои сомнения. Скажет, что это просто какая-то ошибка.

– Я многих подозревал, но доказательств нет, – продолжал он. – Выведать у жертвы кровавого воздействия имя того, кто его зачаровал, невозможно. Хотя попробовать и не мешает. Молодец, что сказала.

Он повернулся ко мне и кивнул. Голубые глаза смотрели хмуро. Газовое пламя стало темным.

Я должна была что-то ответить. После всего, что произошло, хотя бы пару слов. Но теперь я чувствовала лишь опустошение. Внутри болезненно жгло ощущение, что между нами все идет не так. Неправильно.

Эта мысль причиняла боль.

А потому я собралась с силами и, несмотря на дрожь в голосе, тихо сказала:

– Все должно быть по-другому, ты понимаешь?

Ранфер молчал.

Не понимал.

– Мы начали совсем не с того, – попробовала объяснить я. – И если бы не истинная метка, возможно, вообще никогда бы не были вместе. Разве нет?

– Мы не знаем, как было бы, – возразил он, глядя на меня не отрываясь.

– Я не хочу, чтобы единственным, что нас связывает, была животная магия. Она не нужна мне.

– А что тебе нужно, Лена? – спросил он, и в голосе было столько всего невысказанного, что мне стало почти физически больно.

– Мне нужна правда, – ответила я ровно. – Без обмана и недомолвок. Мне нужна возможность выбора. А еще мне нужна свобода.

С этими словами я сделала шаг назад, еще один. Затем развернулась и, прихрамывая, пошла прочь, к академии.

Если он не глупый оборотень, то поймет. Хотелось на это надеяться. Хотелось надеяться, что у нас еще может все стать по-настоящему: с первой любовью, первыми поцелуями, с постепенным узнаванием друг друга. А не вот так вот, как у зверей: вас выбрали быть парой, идите и займитесь горячим сексом.

Каждому человеку нужна свобода выбора. И я не исключение.

К сожалению, я уже не видела, как Ранфер у меня за спиной закрыл глаза, глубоко вздохнув. Не слышала, как он тихо прошептал:

– Да кто же у тебя отбирает твою свободу?

А затем медленно стер след моей кожи со своих губ и задержал дыхание.

– На несколько секунд без твоего запаха. И все по новой…

Сделал короткое круговое движение ладонью, и там впереди, куда я направлялась, прямо под моими ногами разверзлась черная воронка портала, чтобы всосать меня и мгновенно выбросить в медицинском крыле академии «Арктур».

Нет, в тот момент я ничего этого не слышала и не видела.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru