Жена волка

Сильвия Лайм
Жена волка

Глава 3

Когда перед глазами слегка поплыло, я поняла, что пора вздохнуть.

– Как… еще один?.. – спросила едва слышно.

– Скорее пойдем! – Тилья подскочила ко мне. – Пока не набежала куча народу.

– Но я же в пижаме… Куда пойдем, ты с ума сошла?!

– Пойдем, это единственная возможность увидеть своими глазами и, может быть, найти какую-нибудь зацепку.

– Тиль, я не детектив! – возмущенно кричала я, чувствуя, как бросает в пот от одной мысли о трупе.

– Ничего, мы ненадолго. Давай, только одним глазком…

В очередной раз я ощутила на себе, насколько сильна хрупкая с виду девушка-оборотень. Одним легким движением она вытолкала меня за дверь и потянула к лестнице.

Опасаясь с такой поддержкой просто улететь в пролет вниз головой, я спешно проговорила:

– Ладно, я иду, только не тяни…

– Отлично, только не идешь, а бежишь! – воскликнула она и помчалась вперед, когда увидела, что я тоже тороплюсь.

Через десять секунд мы вылетели из «Арктура», а еще через десять оказались за поворотом академии в густом саду прямо возле оранжереи.

Здесь на холодной мокрой земле лежало тело в неестественной позе. Женские волосы растрепались и намокли в луже воды. Голова была повернута в сторону, и я не видела лица. Слава богу.

Вот только чтобы узнать жертву, не нужно было смотреть ей в глаза.

– Тиль, это Райла, – не веря, прошептала я, пока несколько преподавателей крутились вокруг трупа, пытаясь разогнать кучку студентов, снующих поблизости.

– Расходитесь! Не перебивайте следы! – кричал Тенсер Лафт, хмуро взирая на все увеличивающуюся толпу.

– Что еще за Райла? – нахмурилась девушка.

А я не могла отвести взгляда от синевато-серого плаща с логотипом академии. Того самого, что совсем недавно я отдала оборотнице с третьего курса.

Можно было бы перепутать. Я мечтала бы перепутать. Ведь плащи у всех студентов одинаковые.

Но увы. На моем внизу был небольшой разрыв. Я зацепилась им за гвоздь, торчащий из комода, буквально сегодня утром. И еще успела восхититься, какой интересной получилась рваная линия. В форме английской буквы Z.

Сейчас эта буква лежала в луже, не привлекая ничье внимание. Ничье, кроме моего.

– Райла… Я потом тебе расскажу.

Тиль пожала плечами, но сильнее нахмурилась:

– Слушай, а она вроде не рыжая. Может, этот убийца просто убивает обычных человеческих девушек?

– Райла – оборотень, – выдохнула я.

– Что?! – едва не подавилась Тилья.

Теперь к ее мрачности прибавилась еще и бледность.

Я криво улыбнулась.

– Что, теперь и тебе страшно? – спросила ее, и тут же улыбка увяла.

Это была несмешная шутка. Попытка разрядить обстановку не удалась.

– Расходитесь немедленно! – завопил в этот момент Тенсер, направившись в нашу сторону.

– Тебе нечего бояться, – прошептала я тихо Тилье. – Совсем нечего. Пойдем обратно, я не хочу больше здесь находиться.

– Ты что-то знаешь, – безошибочно поняла девушка, взяла меня под руку, и вместе мы очень быстро покинули это страшное место.

Не помню, как мы добрались до комнат. Дорога до академии и несколько этажей будто проскользнули мимо меня.

– Рассказывай! – бросила девушка, как только дверь за нами закрылась.

Долго уговаривать не пришлось.

– Так, значит, ты думаешь, что убийца мог принять эту Райлу за тебя? – спросила она, когда мой короткий рассказ подошел к концу.

– Под пеленой дождя легко перепутать, – кивнула я.

Некоторое время Тилья молчала, а затем вдруг произнесла:

– Как думаешь, тебя хотят убить, потому что ты дитя звезд?

Вопрос прозвучал более неожиданно, чем я предполагала.

– Ты уже знаешь, да?

– Знаю, – кивнула Тиль. – Слухи давно ходят. У нас в академии учатся аж двое детишек членов Совета. Один из них – Девон, так что еще странно, что так долго все держалось в тайне.

Я открыла было рот, чтобы защитить Джерила. Ведь рассказал-то наверняка тот, другой парень с третьего курса. Но потом я подумала, что засранец Девон моего заступничества совершенно не заслужил, и промолчала.

– Так, значит, ты из другого мира, да? И как там? У вас есть академии магии? А оборотни у вас только в волков могут превращаться или, может, у вас там оборотни-медведи?

– У нас вообще нет оборотней, Тиль, – виновато улыбнулась я, замечая глубокое изумление в глазах девушки.

– Но… как же…

– И магов нет. Потому и академии магии совершенно не нужны. Но есть другие учебные заведения. Институты, университеты, школы.

– Чему же вы там учитесь, если магии нет? – удивилась она, слегка усмехнувшись.

Пришлось рассказывать все по порядку. На это ушло приличное количество времени, но Тилья прекрасно все схватывала. Оказалось, что у них тоже есть машиностроительные училища, инженерные и технические вузы. Просто их не так много. В основном все заведения подобного рода смешаны с магией, и даже простыми науками занимаются преимущественно в магическом ключе.

За этим разговором прошла оставшаяся половина дня. Затем Тилья еще немного почитала теорию, которую ей задали на дом, и мы наконец улеглись спать. Перед тем как выключить свет, подруга зашла ко мне в комнату и напоследок спросила:

– Как думаешь, стоит доложить куратору Красу о том, что это на тебя ведется охота, или нет?

Стоило услышать имя альфы оборотней, как по спине пробежали мурашки, а в горле появился ком.

– Я сама расскажу, – пообещала в ответ. И тихо про себя добавила: «Когда появится возможность».

– Кстати, ты видела, что под трупом девушки на земле было что-то нацарапано? – уже разворачиваясь, чтобы уйти, выдала оборотница. – Как думаешь, это подсказка или… ну… она это случайно когтями…

– Что? – ахнула я, приподнимаясь на кровати. – Там было что-то нацарапано?

– Ну, пара линий, ничего особенного, – замялась девушка. – Напоминало треугольник или клык. Я думала, может, мне показалось. Ну, раз ты не заметила, то, наверное, так оно и есть. Показалось. Ладно, спокойной ночи!

И скрылась за дверью, оставив меня нервно раздумывать над ее словами.

Клык или треугольник. Пара линий.

Это могут быть просто следы борьбы.

Вот только сердце в груди стучало слишком быстро. Я долго не могла уснуть от легкой, едва ощутимой дрожи страха, пробирающегося под кожу. От неуловимого внутреннего чутья, что нет, это были не просто конвульсивно начерченные на земле линии. Это было что-то важное.

Но, к сожалению, уже никак не узнать, что именно.

Утром совершенно неожиданно пришло уведомление, что у нас снова совместное занятие. Причем сегодня еще и на полчаса раньше! А потому собираться приходилось с удвоенной скоростью.

И все равно мы опаздывали.

Погода стояла хорошая. После вчерашнего дождя на небе не было ни облачка.

Тренировка должна была проходить на улице, поэтому когда мы нашли-таки требуемую площадку для занятий, минуло уже десять минут от урока. Однако мы оказались не последними опоздавшими! После нас явились Алира и еще двое оборотней.

Ранфер и Тенсер Лафт стояли рядом, сцепив руки за спиной, и разглядывали вновь прибывших без единой эмоции.

– Ну наконец, когда вы все здесь, можно начинать, – проговорил Тенсер, улыбнувшись и засунув руку за отворот своего неизменного широкого пояса.

Он был так же улыбчив, как и всегда. Казалось, этому оборотню невозможно испортить настроение.

Чего не скажешь о Ранфере. Его лицо было бесстрастным и ледяным. Всего с парой мимических миллиметров от хмурости и мрачности.

– Так вы еще не начали? – сморщила нос Алира. – А зачем так рано всех собирать, если мы никуда не торопимся?

– Чтобы вы успели найти площадку для тренировки, – прохладно ответил альфа, тряхнув головой.

Сегодня его волосы были непривычно распущены. И мне как никогда сильно хотелось погрузить в них ладони, сжать, наматывая на пальцы белоснежную мягкость.

Алира закатила глаза.

– Можно было еще поспать, – сказала тихо на ухо одному из своих дружков.

Тот согласно улыбнулся, ловя каждое слово оборотницы.

А Алира сегодня была хороша. Высокая грудь виднелась из узкого короткого корсета, который больше напоминал топик на завязках. Кожаные шортики с толстым поясом на заклепках сидели так низко, как только могли.

Даже Девон смотрел в сторону Алиры с очевидным интересом. Уж я молчу про остальную мужскую половину, включая Ольтера Викса, который вроде бы отвернулся, но взгляд нет-нет да и возвращался к впалому животу, длинным ногам и пышному бюсту.

– Показушница, – фыркнула Тилья, сжав зубы.

Я в очередной раз задумалась: почему кому-то нужно таскать неудобные платья, а кому-то можно вот такие фривольные костюмы.

Кажется, я задала этот вопрос вслух, потому что Тилья повернулась ко мне и ответила:

– У оборотней немного иная мода. Мы платья не носим и предпочитаем простую одежду, которую легко снять. Но в Светлом Диархане так лучше не появляться. Могут и камнем кинуть.

– Понятно, – пробурчала я недовольно. – Дискриминация, одним словом. А можно мне тоже одеваться как оборотни?

– Конечно, – улыбнулась подруга. – В ближайшее же время пойдем и купим тебе пару костюмчиков в городе. Если только погода не испортится.

Она подняла глаза к небу, по которому в этот момент уже плыли белые облака, то и дело скрывая солнце.

– А разве эти костюмы там продаются, если их нельзя носить? – удивилась я.

– Местные мастера шьют все, что востребовано. У нас в Темном Диархане есть и свои ремесленники, но они живут далеко. Оборотни – все же существа стайные. Пока мы с тобой выйдем на территорию другого клана, пока найдем нужную швею… Проще купить все в городе, – пожала плечами девушка.

– Ага… только у меня денег нет, – хмыкнула я еле слышно.

Но эту проблему стоило решать чуть позже.

Моя подруга тоже сегодня выглядела неплохо. Мягкие черные волосы лежали волнами вдоль лица, оттеняя жемчужную кожу и золотистые глаза. Полная грудь была скрыта полукурткой без рукавов и с острым воротником.

 

Я приподняла бровь, рассматривая кучу пуговиц до самого горла, затем резво расстегнула ей пару штук, обнажив красивый вырез на груди.

– Что ты?..

– Вот так гораздо лучше, – прошептала я и отвернулась, краем глаза замечая, как краснеет девушка и нервно смотрит по сторонам. – Не дергайся, а то подумают, что ты пытаешься кого-то соблазнить, – с усмешкой добавила я.

И Тиль тут же замерла по стойке смирно, внимательно глядя на профессора Лафта, который, оказывается, уже давно что-то усиленно рассказывал.

– …таким образом, вы разобьетесь по парам и будете швырять друг в друга боевые заклинания третьего уровня. Несложные, чтобы легко можно было отразить, но и не слишком простые. Это поможет развить навыки защиты от чужеродной магии, которая не является вашей целевой. Заодно будет вам тренировка скорости.

Холодный пот выступил на спине, стоило представить, что меня ждет впереди. Что ждет в магическом спарринге колдунью, которая не умеет совершенно ничего.

– А сейчас разобьемся по парам, – продолжал говорить Тенсер, пока Ранфер стоял в стороне и, сжав зубы, следил за занятием, словно ничего особенного не происходит.

На меня он не смотрел будто принципиально.

– Дарос будет драться с Фурсмером, – звучал голос профессора. – Брукс – с Виксом…

Где-то сбоку от меня Тилья дернулась, еще сильнее, чем прежде, заливаясь краской.

– Варнет – с Ланимфером, Тренвиш – с Девоном…

Я повернула голову и увидела, как Алира и Джерил перебрасываются острыми взглядами, полными густого презрения.

Тенсер назвал еще несколько имен. В итоге остались лишь я и еще один оборотень. Парень с голым торсом и серьгой в ухе бросил на меня ироничный взгляд и подмигнул, явно намекая, что разделает под орех. О том, что я ничего не умею, знали уже все.

Но профессор вдруг сказал, называя имя этого самоуверенного полуволка:

– Шенон Берн будет стоять в паре со мной. А пару Алексеевой составит куратор Крас…

Двенадцать пар глаз посмотрели в мою сторону. Алира снова подняла взгляд в небо, мол, стоило догадаться. Кто-то улыбался, кто-то даже подмигивал.

Я сперва не поняла, в чем дело и за что мне такая привилегия.

Но тут Тилья толкнула меня острым локтем в бок и весело проговорила:

– Свезло голубкам, да?

Я скривилась.

Ну конечно – истинная пара, да?.. Как я могла забыть.

Все студенты разошлись по местам, а я шагнула к невозмутимо стоящему в стороне Ранферу.

Альфа наконец соизволил взглянуть на меня, но теперь казалось, что лучше бы отвернулся. Голубые глаза стали искристо-синими. Взгляд был глубоким и тяжелым. От этого взгляда опускались плечи. Он заставлял меня чувствовать себя виноватой…

– Доброе утро, Лена, – проговорил Ранфер ровно. Безразлично.

У меня бешено забилось сердце, стоило услышать его голос.

Альфа снова отвернулся, будто ему незачем было на меня смотреть.

Интересно, магия истинных пар действует только на женскую половину? Почему меня уже начинает бить дрожь от желания взять его за руку, прикоснуться, проникнуть ладонью за отворот рубашки, чтобы ощутить, насколько горячая у него кожа? И почему в этот момент он смотрит в сторону, продолжая держать руки сцепленными за спиной?

– Доброе, куратор Крас, – выдавила я, невольно злясь на него за холодность.

Но я не должна была. Ведь во всех наших прошлых недопониманиях лишь моя вина.

И все равно первая его за руку я не возьму!!!

Девушки бывают очень упрямыми.

– У тебя сегодня будет особое задание, Лена, – резко проговорил мужчина, вновь поворачиваясь ко мне.

Ага, видимо, сложно разговаривать, стоя ко мне затылком…

Взгляд голубых глаз на миг обжег.

Ранфер расцепил руки, вдруг выставив вперед кулак с болтающейся лентой, явно на что-то намекая.

Я сжала губы, разглядывая тонкий лоскут ткани. Смешок сам собой вырвался из груди:

– Хочешь меня связать и выпороть? Давай только не при всех, хорошо?

Не знаю, кто меня вообще тянул за язык. Во мне словно жили два человека. Один о чем-то размышлял, строил рациональные теории, обдумывал собственные поступки. А другой просто выдавал все, что в голову приходит! Любую мысль, будь она даже самой… вот такой.

Я покраснела, подняв на Ранфера наполовину извиняющийся взгляд. Впрочем, другая половина, которая рядом с альфой оборотней вдруг становилась невероятно активной, уже выдумывала очередную шалость.

Мужчина приподнял бровь, решив, что ослышался.

– Что, прости? – переспросил он, но я видела в уголках его губ мелькнувшую улыбку.

От меня не скроешь!

– Я говорю, дождь может начаться в любой момент, отойдем куда-нибудь под навес? Подальше от группы? – невозмутимо ответила, выискивая укромную беседку. – И, так и быть, можешь меня там выпороть.

Ранфер все же не смог сдержать смешок.

– Я не собираюсь тебя пороть, Лена, – проговорил он, подходя ближе и показывая атласную мягкую ленту, которой при всем желании невозможно наказать даже кота.

– Что, правда? Жалко, – вздохнула я, беря протянутый кусок ткани.

– Что? – переспросил оборотень, на лице которого мелькало все больше удивления.

– Что? – переспросила тут же я, старательно делая вид, что ничего особенного не сказала. – Я говорю, красивая ленточка, будем косички заплетать?

– С тобой все в порядке? – уточнил Ранфер.

– О, в полном, – поспешно закивала я.

Пора завязывать с шутками. Оборотень, видимо, еще не понял, что я готова попробовать помириться.

– В общем, уходить мы тоже не будем, – продолжил мужчина, внимательно меня разглядывая, словно пытался найти признаки болезни. – Как я и сказал, сегодня у тебя особое задание. Тебе придется научиться чувствовать магию, не видя ее.

– Я надеюсь, ты не будешь швырять в меня фаерболы, пока я буду пытаться это все ощутить? – с легким ужасом уточнила я.

– Что такое фаербол? – не понял Ранфер.

– Ну, огненный шар, там, или что-то вроде того, – нетерпеливо объяснила я.

– А, понятно. Нет, кидать не буду. – Мужчина улыбнулся. – Но и ощущать магию ты будешь не мою.

– Что? То есть кто-то другой будет в меня кидать?..

– Хватит паниковать, никто в тебя ничего кидать не будет. Пойдем, сейчас ты все поймешь.

Ранфер кивком указал на моих одногруппников, которые в этот момент уже по двое стояли друг напротив друга, приготовившись атаковать. Вдоль студентов ходил Тенсер, сцепив руки за спиной, и вещал:

– Правила вашего боя сегодня будут довольно просты, и все же с некоторыми нюансами. Думаю, вы уже обратили внимание, что все студенты, стоящие вот на этой линии, – оборотни. А линия напротив – смешанная. Это неспроста. Дело в том, что у вас будут совершенно разные цели и задачи. Итак, первую линию я буду называть «волчья», а вторую – «магическая».

– Ни фига себе «несложно», – фыркнул какой-то оборотень, оказавшийся в «магической» линии.

Тенсер меж тем продолжал:

– Обе линии должны выбрать себе один тип магии, который будет использован в спарринге. Однако! Обратите внимание вот на эти браслеты.

С этими словами он начал ходить вдоль линии магов и надевать каждому на запястье странное приспособление.

Подойдя поближе, я обнаружила необычное изобретение с кожаным ремнем и кучей шестеренок. Отдаленно оно напоминало часы, только вот с одной стороны торчали короткие иглы, а вместо циферблата светился какой-то зеленый индикатор.

И судя по тому, как вскрикивали и шипели все, кому этот браслет надевали, шипы слегка входили в плоть.

– Браслет будет контролировать вашу кровь, – говорил профессор Лафт. – И в один прекрасный момент боя он полностью лишит вас магии.

– Что?!! – ахнули все члены магической группы, кому сейчас «дико повезло» испытать на себе новое приспособление.

Тенсер заулыбался одновременно с той линией, на которой браслетов не было.

– Теперь задание для «волчьей» группы, – обратился он к ним. – В какой-то момент боя вы должны совершить оборот и напасть на противника в теле волка. Именно тогда браслеты ваших соперников должны активироваться, заблокировав их магию.

– Что? Но это же нечестно! – нахмурился Девон. Он, само собой, был в группе магов и уже имел на руке застегнутый браслет. Напротив него стояла довольно скалящаяся Алира. – Как только мы лишимся магии, нам придется остаться один на один с огромным оборотнем в волчьей шкуре. Их волки превосходят размерами обычных животных раза в три. Такого зверя не победить голыми руками.

– Уже боишься, Девон? – хищно улыбнулась Алира. – Вот и узнали мы цену твоей трухлявой черной душонке.

– Я не боюсь, – нахмурился парень, стиснув зубы, и вдруг достал из-за голенища сапога складной нож.

Раздался щелчок, и на свету блеснуло довольно длинное лезвие. Гораздо больше обычного перочинного ножика.

Алира приподняла бровь, ничего не сказав, однако ее лицо мгновенно посерьезнело.

Зато профессор Лафт нахмурился, шагнув к Джерилу:

– Какого лешего вы носите с собой оружие, Девон?!

Вырвал у него нож, не моргнув и глазом.

– Потому что он может мне понадобиться в любой момент, – съязвил парень, ни капли не стушевавшись под хлестким взглядом немолодого профессора. – Как, например, сейчас.

– Не может он вам понадобиться, не мелите чушь, – фыркнул Тенсер, на ходу открывая маленький портал и брезгливо выбрасывая туда оружие. – Вы не дослушали правила. Во-первых, браслет лишит вас магии как раз потому, что оборотень в волчьем теле не может колдовать. Это некоторым образом уравнивает ваши шансы. Но дело не в этом. Дело в том, что, отнимая возможность колдовать, браслет трансформирует вашу магию в лунные эманации оборотней. В ту особую субстанцию, что влияет на превращение в волка. И с помощью браслета вы должны остановить это превращение.

Студенты зашептались.

– Однако! – добавил Тенсер громче. – Вы должны успеть сделать это до того, как оборот будет закончен, иначе в тот момент, как лапы зверя коснутся земли, вы проиграете спарринг, потому что браслет потеряет свою силу. Условно говоря, вы лишитесь магии, и более сильный оборотень в теле волка вас убьет.

Еще больше шума поднялось на площадке.

– Но ведь оборотни превращаются очень быстро! – сказал кто-то.

– Верно, потому и вам нужно действовать быстро, – кивнул Тенсер. – Это отличная тренировка. Кроме того, – он сделал небольшую паузу и улыбнулся, – у вас будет помощница.

У меня сердце екнуло. Вот чувствовала я, что не все так просто в этом упражнении, как обещал профессор.

– Я могу обратиться полностью за пять секунд, – гордо бросил оборотень в татуировках. Тот, что был дружком Алиры.

Потер мощной рукой свой «ежик» на голове и озорно подмигнул подруге.

Алира фыркнула и посмотрела на Девона:

– Я – за три.

Джерил стиснул зубы, а потом вдруг спросил у профессора Лафта:

– Так что там с помощницей?

Ранфер вышел вперед, ведя меня за руку. Он улыбнулся и проговорил:

– А вот это самое интересное. Лена должна будет подсказать вам миг, когда стоит активировать браслет. Короткое мгновение до начала оборота.

– Что? – выдохнула я.

И мягкая атласная повязка легла мне на глаза.

– Таким образом, – продолжал альфа, – у носителей браслета будет небольшая помощь в лице Лены.

– Это такая шутка? – продолжала возмущаться я, уже представляя, как из-за моей «помощи» все одногруппники из линии магов по очереди проиграют спарринг.

– Не паникуй заранее, – бросил Ранфер. – И не трогай руками повязку.

– Но я ничего не вижу!

– Да что ты? – усмехнулся оборотень и тут же кашлянул в кулак. Видимо, ректору целой академии все же не пристало шутить на занятии. – Повязка не будет тебе мешать, она будет помогать. Тебе нет никакого смысла смотреть на то, как дерутся одногруппники. Для тебя есть лишь одно важное задание: почувствовать начало оборота.

– Но как это сделать? – спросила я, нервно кусая губы.

Судя по отдаленным разговорам и негромкому голосу Тенсера, студенты уже готовились вступать в бой.

В этот момент я поняла, что ко мне кто-то подошел.

Ранфер. Это определенно был Ранфер.

Тонкий, еле заметный аромат его тела морозным туманом коснулся легких, вызвал мурашки на спине. Оказалось, я способна узнать его даже с закрытыми глазами.

И его дыхание… чуть громче, чем обычно. Касается моей щеки.

О боже… Как же близко он стоит!

В этот миг мужчина взял меня за запястье и осторожно положил руку себе на затылок. И чуть ниже.

– Я говорил, – раздался его бархатистый голос, чуть более хриплый, чем всегда. – Вот здесь находится лунное сплетение оборотней. Здесь зарождается магический потенциал, отвечающий за превращение в волка. За несколько секунд до самого оборота напряжение в этой области возрастает у оборотня десятикратно. И тогда, словно спусковой механизм в огнестрельном оружии, начинает работать магия изменения тела. Ты должна ощутить этот самый потенциал до того, как произойдет взрыв.

 

Я глубоко дышала, чувствуя горячую кожу под своими пальцами, при этом подушечкой большого ощущая вены на шее оборотня, а указательным и средним касаясь линии позвонков.

Движение, похожее на ласку, вырвалось само собой. Раньше, чем я успела об этом подумать.

Ранфер шумно втянул воздух и резко схватил меня за руку, отодвинув ее от себя.

Сердце гулко ударилось о ребра.

А затем на несколько секунд оборотень замер, чтобы уже через мгновение поднести мою ладонь к своим губам, оставив на ней короткий поцелуй.

Почти сразу же он отпустил меня, тихонько подтолкнув в спину. Пора было начинать.

– Первая пара, – раздался голос Тенсера. – Джерил Девон и Алира Тренвош.

Меня пробил холодный пот.

– Алексеева, – говорил Тенсер, – вы должны почувствовать, когда Тренвош начнет оборот, и предупредить Девона до того, как этот оборот завершится. Полагаю, суммарно у вас будет не более семи секунд от старта роста потенциала до завершения обращения. Иначе Девон проиграет спарринг.

Ладони стали влажными и начали мерзнуть. Где-то глубоко внутри вспыхнуло шальное желание проиграть назло. И даже если вдруг случится чудо и мне удастся ощутить начало переворота, то ни за что не говорить об этом Девону. И хорошо, если Алира успеет его куснуть разок-другой до окончания боя.

– А если я сам почувствую начало оборота и активирую браслет? – мрачно спросил Джерил. – Мне не нужна ничья помощь.

– Вы можете попробовать, – продолжал профессор. – Но если верить словам Алиры, она может обратиться за три секунды. Вы заметите начало оборота, когда останется уже секунда на активацию браслета. Успеть будет довольно сложно.

– Кстати, как активируется эта штука? – гневно процедил парень, чем-то щелкая. – Ай!

– Да, все верно. Вот так он и активируется, – усмехнулся Тенсер. – Браслет выпил вашей крови, Девон. Вы лишены магии. Вам придется отложить спарринг. Сейчас будут драться Мирон Фурсмер и Форен Дарос. Алексеева, вам нужно почувствовать оборот Фурсмера.

– Но они же оба оборотни, – немного удивленно произнесла я. – Разве Форен сам не сможет ощутить рост потенциала в лунном сплетении своего соперника? Ведь для него это родная магия. Он… сделает это гораздо раньше меня.

– Не почувствует, – уверенно ответил на этот раз Ранфер. – Если такая способность и существует у оборотней, я о ней не слышал. Мы можем ощущать лишь свое лунное сплетение, но не чужое. А друг друга отличаем по запаху, а не по фону магии.

Я молча кивнула. А через секунду начался бой.

Раздался треск и шуршание, даже словно бы какой-то шелест. Но я ничего не видела и не ощущала. Слышала лишь пульс в собственных ушах да вой ветра.

Мирон Фурсмер вроде бы стоял слева, как и все студенты на «волчьей» линии. И я отчаянно пыталась представить его высокую, как и у всех оборотней, широкоплечую фигуру, короткие русые волосы и светлую щетину на лице.

Но особенного успеха не добилась даже в этом. Перед глазами была чернота и разноцветные пятна от солнца.

– Сконцентрируйся, – шепнул Ранфер.

Как будто это могло помочь.

В какой-то момент раздалась ругань и крик:

– Ай-ай!

Ранфер резко дернул меня назад, и рядом что-то упало.

Сердце застучало в горле. Было ужасно некомфортно оттого, что я ничего не видела.

Но вдруг случилось нечто странное. Где-то в груди появилось новое, будто зудящее чувство.

– Что-то происходит, – сказала я неуверенно, схватив Ранфера, что стоял совсем рядом со мной.

И альфа в тот же миг прокричал:

– Оборот!

Только усмехающийся Фурсмер мгновенно ответил:

– А вот ничего подобного! Я вовсе не собирал… Э-эй-ох!!!

Я содрала повязку с глаз, потому что вокруг поднялся страшный шум.

– Дарос, какого лысого ежа вы творите?!

Проморгавшись после продолжительной темноты, я с изумлением обнаружила на площадке для спарринга огромного коричневого волка, повалившего на спину Мирона Фурсмера.

– Немедленно слезайте с него, Дарос! – кричал профессор Лафт. – И марш в палатку для переодевания!

Он указал пальцем в сторону сада академии: там, метрах в двадцати от нас, был раскинут небольшой шатер. Судя по всему, не все волки, как Ранфер, могли перевоплотиться обратно сразу в одежде.

Коричневый волк что-то фыркнул, глубоко дыша, бросил на меня острый взгляд черно-желтых глаз и, зубами схватив свою порванную одежду с земли, поплелся в палатку.

– Так бывает, – шепотом сказал мне Ранфер. – Молодые оборотни в пылу схватки иногда не могут контролировать оборот.

– Еще раз такое произойдет, получите выговор! – рычал Тенсер, не на шутку разозлившись.

– Тогда почему его так ругают? – не поняла я, заметив, как все вокруг притихли.

– Потому что он уже давно не щенок, – спокойно ответил альфа. – И должен учиться сдерживать себя. Даже если обернулся специально, чтобы напугать Фурсмера, – усмехнулся он в конце. – Кстати, ты – молодец. Я же говорил, что у тебя получится.

Ранфер взглянул на меня, и уголки его губ радостно приподнялись.

– А сейчас следующая пара! – звучал голос Тенсера. – Брукс и Викс!

Снова по спине прокатилась волна нервного беспокойства. Моя единственная подруга и парень, в которого она влюблена.

Я чувствовала, что этот бой пройдет нелегко.

Ольтер и Тилья…

Подруга вышла вперед, вставая в атакующую стойку. Напротив нее в десяти шагах расположился парень. Его поза была более простой, но напряженные мышцы говорили о готовности вступить в схватку.

Лицо девушки горело, щеки выделялись алым румянцем на фоне бледной кожи.

Я могла понять ее стресс. Тем более что мне предстояло помогать Ольтеру почувствовать ее переворот.

Ранфер надел мне на глаза повязку. И бой начался.

Снова трещала магия. Я слышала шипение искр огня, короткие женские вскрики и даже один раз – тихую ругань Ольтера.

И в тот самый момент, когда внутри меня вновь зародилось то странное и непонятное ощущение, я больше не медлила. Я верила, что не ошибусь.

– Оборот!!! – крикнула громко, срывая повязку одной рукой, а второй указывая направление, где ощущала зарождающуюся волчицу Тильи.

Тотчас на меня воззрились две пары глаз. Желтые с приподнятыми бровями – подруги и сосредоточенные серо-голубые – Ольтера. При этом Тилья, как оказалось, уже прыгнула на своего соперника, начав перевоплощаться прямо в воздухе.

– Прости, Тиль, – виновато подняла плечи я, понимая, что заметила оборот слишком поздно.

Через считаные секунды все закончилось.

Парень нажал какую-то кнопку на браслете. Так быстро, что я почти не успела это заметить. И Тилья просто упала на него, повалив на землю.

Ее одежда была частично разорвана, но судя по всему, оборот был остановлен, и девушка вернулась в человеческий облик, так и не став волком. Несколько шнурков на корсете треснули, и полная грудь стала видна гораздо сильнее. Облегающие штаны остались на месте, но немного разошлись по одному из швов. И стало заметно, что нижнего белья на девушке нет.

Она глубоко и часто дышала, словно после пробежки, отчего ее грудь еще сильнее бросалась в глаза. Особенно Ольтеру, который лежал непосредственно под ней, держа свою соперницу за талию. Он смотрел на Тилью, широко распахнув огромные глаза под сдвинутыми бровями. Его зубы были плотно сжаты, но на лице было написано скорее удивление, чем гнев. Он не знал, что делать.

А затем его рука случайно скользнула по талии вниз, замерев на линии разрыва брюк, будто неосознанно погладив женское бедро. Уже через мгновение он отдернул ладонь, словно ошпарился. Испуганно взглянул на нее, будто в поисках ожогов.

– Блестяще, дорогая. Но в следующий раз постарайся выдать предупреждение до того, как тело начнет трансформацию, – проговорила подруга, бросив на меня короткий взгляд. Ее щеки налились горячей краской, которая на бледном лице казалась невероятно яркой.

Однако девушка неторопливо встала на ноги, словно ее вовсе не беспокоит ее внешний вид. Приподняв подбородок, она даже улыбнулась мне. Откинула назад черные растрепанные волосы и гордо удалилась в палатку.

И только Ольтер на секунду дольше остался лежать на траве, раскинув руки. Всего секунда, но я видела, насколько он был выбит из колеи. Затем он тоже торопливо встал и, не глядя на удаляющуюся девушку, отошел в сторону. Его взгляд вообще словно специально скользил мимо палатки. Как будто ему интересно все вокруг, только не Тилья.

– М-да, про девушек-оборотней я как-то не подумал, – пробубнил Тенсер, кашлянув в кулак и неожиданно покраснев. – В следующий раз надо тренироваться в широких робах. Итак, сейчас будет драться пара Русвер Мендел и Валейн Эверик!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru