Рубеж 4: В игре

Серж Винтеркей
Рубеж 4: В игре

– А мы в пожаре не сгорим? – спросил один из инопланетников африканца.

– Трава зеленая – исключено, – коротко ответил тот, – но если рядом будет много дыма, подготовьте тряпку. Ее можно намочить и замотать вокруг рта и носа. Если нет воды, годится и моча.

Небольшая пауза. Затем африканец снова поднял голову.

– Кто умеет незаметно ползать, пользуйтесь травой! – отдал новое указание командир, – остальные – используйте стволы деревьев и кусты. В кроны деревьев не забирайтесь, противник может их на всякий случай обстрелять. Если используете кусты, максимально пригибайтесь к земле, по той же самой причине.

Огромный воин задумался. Потом продолжил:

– Когда поле окажется задымленным, командовать дальше вами не смогу. Сохраняем тишину, держимся минимальными по размеру группами, или по одиночке, атакуем врага самостоятельно. Внимательно присмотритесь друг к другу прямо сейчас, чтобы могли узнать в дыму, и своего союзника не зарезали.

Еще немного помолчал. Затем сказал:

– Это все! Как только система даст сигнал к началу, будьте готовы поджигать сухие кусты.

Я тут же стала присматриваться к своим временным товарищам. Поняла уже, что лидер у нас очень толковый, все, что он сказал, было действительно, полезно. Так что буду руководствоваться его указаниями.

Из семи разумных существ, что оказались с нами, трое явно принадлежали к одной расе, а четверо – к другой. Трое были худыми, жилистыми, головы вытянутые, глаза огромные, нос плоский, рост под два метра, руки длиннее, чем у человека, сантиметров на двадцать, и руки, и ноги с двумя суставами. Четверо – были округлыми, все ниже меня ростом, глаза и нос очень похожи на наши, но головы сплющенные, суставы на конечностях как у нас, по одному. Но на спине что-то вроде огромного горба.

Вооружены тоже были по-разному. Трое – парными короткими мечами и луками. Четверо – чем-то вроде длинных кривых сабель, таких же кривых кинжалов и арбалетов.

Только успела запечатлеть мысленно облик своих соратников, как перед глазами вспыхнула надпись:

– Боевые действия начаты!

Лучники в нашей группе оказались классные. Не успела погаснуть надпись, как вспыхнули несколько факелов, от огня которых стали поджигать стрелы. А затем, едва стрелы занялись, начался обстрел сухих кустов. Где-то сработало, где-то нет. Правую сторону поля боя заволокло дымом получше, чем левую. Для меня это было хорошо – я стояла справа от командира.

– Все, идем навстречу противнику! Убивайте наверняка, некоторые неплохо хилятся! – отдал тот последний приказ.

И тут же подал пример, бросившись в густую траву, и очень ловко в ней пополз. Обратила внимание, что спина у масая оказалась окровавлена. Словно он уже недавно повоевал, и извозился в крови. Поняла, что он, видимо, из числа тех, кто одержал победу в предыдущем бою. Интересно, в нашу группу его одного такого закинули, или кто из наших одногруппников тоже успел уже повоевать?

Не скажу, что я ползун экстра-класса, но тоже плюхнулась на землю, и поползла, старательно подражая ловким движениям африканца. Вспомнила, где видела фотографии воинов с такими копьями и дротиками – когда сэнсэй рассказывал мне про масаев! Тогда дротики нашего командира правильней называть ассегаями. Сэнсэй очень хвалил масаев за воинское искусство. Получается, нам с командиром повезло.

Я оказалась самой крайней с нашего ряда, слева от меня полз второй чернокожий мужчина. Делал он это намного менее ловко, чем масай. Да и оружие у него было совсем другое.

Порадовалась, что сэнсэй столько со мной занимался иайдо. Если мне придется все время вжиматься в землю, то поза для выхватывания меча при встрече с противником будет максимально неудобной. Как раз наука иайдо и пригодится. В каких только позах сэнсэй не учил меня молниеносно выхватывать меч, кроме традиционного положения сидя! Все не могла раньше понять, зачем это. Вот теперь больше вопросов нет. Не ползти же с обнаженным мечом, от него запросто может солнце отразиться, и меня тут же заметят и убьют.

Пять десятков метров, и я добралась до нескольких стоящих в ряд деревьев. Дым от горящих неподалеку кустов начал разъедать глаза, хотелось кашлять. Оторвала от кофты длинный кусок ткани, завязала себе нос и рот. Воды у меня не было, писать на ткань не стала – не поняла, как я это буду делать, если в любой момент на меня может выскочить враг? Так дописаешься до того, что убьют.

Слева и впереди раздались звуки выстрелов из инопланетного оружия. Стреляло оно негромко, но, если раньше слышал, то опознать легко. Секунд через десять неподалеку раздался сдавленный крик. Телом вжалась плотнее в траву, голову приподняла. На миг дым рассеялся, и я увидела неподвижно лежащего в траве чернокожего. Лежал он кверху спиной, но голова его была повернута лицом туда же. Кто-то с огромной силищей не только сломал ему шею, но и развернул голову на 180 градусов. Ужас!

Проползла немного вперед, мало ли мое местонахождение тоже засекли. Деревья оказались позади метрах в десяти. Это хорошо, пусть противник пытается высмотреть меня за ними, вряд ли он поверит, что враг не захочет спрятаться в таком удобном месте, за толстыми стволами.

Кольнуло предчувствие опасности. Резко перекатилась вправо. Совсем рядом негромко рявкнуло инопланетное оружие, и место, на котором я только что лежала, задымилось от удара плазмы. Главное, что я увидела, откуда выстрелили, и понеслась туда с выхваченным мечом. За ближайшим кустом оказался человек, белый, глаза его расширились от ужаса, когда он увидел меня с обнаженным мечом, и он поднял плазменный излучатель, пытаясь парировать им удар моего меча. Не получилось, я слегка изменила направление удара, и отрубила обе его кисти. Он заорал, излучатель вместе с кистями полетел в траву, и я вторым ударом отрубила его голову. Получилось все так быстро, что, когда фонтан крови ударил из шеи, излучатель еще до травы не долетел.

Меня замутило, и я тут же убежала оттуда. Рванула к соседним деревьям, ближе в сторону, где первоначально находился противник. Сейчас-то все, скорее всего, уже перемешались.

Спрятавшись за стволом дерева, отдышалась. Дыма тут было меньше, мутить меня перестало. Едва пришла в себя, снова скользнула в густую траву. Авось и дальше будет везти, как только что повезло!

Снова услышала звуки выстрелов. Терпеливо ждала, не высовываясь из травы, только приподняла голову, пытаясь хоть что-то разглядеть. Внезапно звук выстрела раздался совсем рядом, за одним из тех деревьев, где я только что была. Не раздумывая, на инстинктах рванула туда. Выстрел прозвучал – это означает, что несколько секунд оружие будет разряжено. Это мой шанс!

Заскочив за деревья, я поняла, что не все так просто. Чужаков было двое, у их ног валялся один из наших, тех, что пониже и округлые. Зарядом из оружия одного из чужаков ему выжгло верхнюю часть лица. Ствол оружия все еще был направлен на тело. А вот оружие второго оказалось направлено прямо на меня, и тут же выстрелило.

Думала, я умру на месте, но выстрел прозвучал, а я была невредима. Только спустя долю секунды сообразила, что это сработала моя защитная сфера!

Оба чужака были необычной формы, какими-то треугольными. Мышцы очень мощные, это видно, но тело какое-то странное, чем ниже, тем более расширяющееся. Но самое главное, что у обоих была шея. В этом направлении и устремилась моя острая катана. Увидела изумление на лице выстрелившего в меня, а потом его голова кувыркнулась в воздухе вместе с головой его соседа.

Мигнуло уведомление:

– Поздравляем! Ваша команда выиграла!

Я убила троих противников! Будем чем похвастаться сэнсэю!!! – ликовала я. Вот только внезапно я оказалась в траве на коленях, хотя вовсе этого не планировала. Подбородок упал на грудь, открывая вид на массивную рукоять кинжала, торчащую в солнечном сплетении. Тоже какую-то треугольную, как и сами чужаки. И когда кто из них успел??? И почему я сразу этого не почувствовала? А затем я рухнула на бок, и вот тогда и накатила боль.

Глава 5
Выполненное задание

Семён, аэропорт

Честно говоря, было завидно. Раз – и все трое оказались в игре, защищать свою фракцию. А мы остались тут, в разгромленном монстрами аэропорту. Интересно, моя фракция когда собирается подкинуть мне работенку?

Всех, кто остался в сознании, я тут же разбил на группы, и поставил в охранение по двум кругам. Побольше в дальний круг, поменьше в ближний. Мужики, которые приехали с олигархом, снисходительно улыбнулись, но мои приказы тоже выполнили. Ну да, я понимаю, профессиональные телохранители, наверняка прошли через спецчасти, и в горячих точках побывали. Для них молодой пацан, раздающий приказы направо и налево, выглядит забавно.

Первой вернулась Ю-тян. Внезапно ожила, встрепенулась, взмахнула руками, словно защищаясь, и тут же расслабилась, увидев, где она.

– Папа и сэнсэй ещё там? – спросила она.

– Похоже на то! – ответил я, подойдя к ней, – как сходила?

– Прекрасно! – радостно сказала она, – убила троих!

И начала рассказывать, как всё было. Я только попросил ее делать это погромче, чтобы слышали и те, кто оказался подальше от нас. Им тоже, конечно, было предельно любопытно.

Через минуту встрепенулся и отец Ю-тян. Как оказалось, он прошел два поля битвы, убив четверых противников. А затем потянулось тягостное ожидание. Сэнсэй не подавал никаких признаков жизни, стоя безмолвной статуей, а время шло и шло.

Наконец, минут через пятнадцать, ожил и он.

– Все, победа! – радостно сказал он.

Ну и монстр! – уважительно подумал я, – дожил до финала! Это тебе не комнатный учитель боевых искусств, это реально мастер смертоубийства.

– Сэнсэй, расскажите, сколько Вы полей сражения прошли? – не выдержала Ю-тян.

– Девять, пока все не закончилось, – лаконично ответил тот.

– А сколько врагов убили? – продолжала наседать девчонка с горящими от восторга глазами.

 

– Двадцать трёх, – ответил тот, ни секунды не задумавшись.

Вот и как с мечом против противников со стрелковым оружием это возможно сделать? Не, мне нужно учиться у этого японца, не покладая рук!

А затем они снова все замерли.

– Что, снова куда отправились? – испугалась тетя. Видно было, что она притомилась стоять в охранении. Даже проворчала разок как раз перед возвращением сэнсэя, что запас заряженных батарей к коптеру у нас не бесконечный.

Но тут же все снова ожили.

– Раздача призов! – распахнула огромные глаза Ю-тян, – так, что у меня тут? Очередной уровень дали, и три трофея! Видимо, по одному за каждого убитого врага! И неплохие – заряды на интеллект, волю и реакцию.

Помолчав пару секунд, снова заговорила:

– О, и ещё один трофей вдруг прислали! Что тут написано – а, за первое место в сражении по количеству убитых противников! Папа, а у тебя что?

– Четыре приза, – ответил тот.

– А что дали Вам, сэнсэй? – полюбопытствовала Ю-тян. Ее щеки раскраснелись, глаза сияли восторгом.

– У меня только два приза, – ответил тот.

– Как, только два? – огорчилась Ю-тян, – за такие достижения – и только два! Это несправедливо!

– Так, погоди немного… – пробормотал старик, сосредоточенно нахмурившись. После чего жестом фокусника достал прямо из воздуха арбалет.

Вещь внушала. Иссиня-черная конструкция, хищный вид – арбалет был похож на хищную птицу, расправляющую крылья перед тем, как взлететь в воздух.

– Держи, Ю-тян, будешь осваивать! – протянул сэнсэй арбалет девушке.

– Ой, но это же Ваш приз, сэнсэй! – заказала руками она, хотя и видно было, что вещь ей очень нравится.

– Держи, говорю, я себе планирую лук раздобыть, – велел сэнсэй, впихивая ей арбалет в руки, – люблю я луки. А арбалет для тебя попросил. Мощный лук тебе еще не натянуть, а тут тетива сама должна натягиваться, по крайней мере, я так заказывал.

Естественно, я тут же подошел глянуть, что за вещичка.

Стремительный полет. Арбалет. Любительский уровень. Потенциал грейда – до ранга мэтр. Урон – 120 единиц. Скорострельность – 1 выстрел в пять секунд. Эффективная дальнобойность – 100 метров. Проникающая способность – 220 миллиметров стандартной плоти. Емкость – 14 выстрелов. Скорость восполнения – 1 болт в минуту. Виртуальный прицел с увеличением до 20 раз.

Возможна персональная привязка. При персональной привязке все параметры вырастают на десять процентов.

Следующую минуту девушка, низко поклонившись за подарок сэнсэю, потратила на возню с новым оружием. Никто не возражал, все подошли поближе глянуть, что за арбалет такой ей достался. Не знаю, как в прежней жизни, а в этой все приобрели неподдельный интерес к оружию. Немудрено – именно оно будет отделять тебя от смерти в решающую минуту.

Но через минуту Ю-тян все же отвлеклась на секундочку, что-то вспомнив. Повернулась к добродушно смотрящему на всю эту возню сэнсэю, и спросила:

– А какой второй приз Вам дали?

– Достижение, – улыбнулся сэнсэй, – плюс пять процентов к скорости перемещения в любых условиях. Как раз то, что надо такому старику, как я.

Приятно иметь дело с человеком с чувством юмора! Вырезал 23 противника в жестких условиях, и тут же жалуется на возраст.

Полминутой позже Ю-тян обнаружила в интерфейсе, что в рейтинге фракции ее печальный статус «минус один» поменялся на «плюс четыре». И снова ее радости не было предела. А затем мы все же решили двигаться дальше.

Сергей, Подмосковье

Было очень приятно вернуться обратно в наш мир. Пребывание в нацистской Германии оставило у меня гнетущее ощущение. Вроде и не так долго я там пробыл, но на всю жизнь запомню крайне неприятное ощущение от пребывания среди людей, не признающих моего статуса человека, и считающих меня законной добычей.

С первого раза я так и не смог завершить свою эпопею по выживанию. Бабку связал и удобно устроил на кровати. После этого она перестала прикидываться, что считает меня Гансом, и мы неплохо поговорили. Узнал, что нахожусь в Берлине. Причем практически в центре города. На следующий день, ближе к обеду, действительно заявилась и фрау Анхель с продуктами, женщина лет шестидесяти. Продукты забрал, фрау привязал на соседней кровати. Риск был, мало ли эта Анхель сказала кому, куда направилась, но я оценил его как намного меньший, чем если бросить все и убежать на улицу. Промаялся весь вечер, ожидая звонка в дверь от тех, кто будет разыскивать фрау Анхель, но обошлось. Просидел я там еще полтора дня, и в тот момент, когда я уже стал подсчитывать сколько часов осталось до истечения трех суток, раздалась сирена воздушной тревоги, а затем, минуты через три, в дом угодила бомба. Очнулся я через пару часов, как раз тогда, когда меня вытаскивали из-под развалин спасатели. Вначале порадовался, что жив, но преждевременно. То, что я сбрил пейсы, меня не спасло – спасатели тоже обрадовались, уверенно опознав во мне еврея, связали, пока я не совсем очухался, и тут же вызвали полицию. Что приятно, сильно и не били, так, пару раз пнули по ребрам, пока лежал на обломках кирпичей. Как только полиция прибыла, и меня передали ей, я автоматически проиграл, и меня запустили по второму кругу.

Едва снова оказался в городе под заунывное звучание сирены, как тут же бросился бежать по прежнему маршруту. По моим соображениям, выходило, что место на два безопасных дня у меня есть, а вот дальше, если буду сидеть на месте, недовольная система найдет способ меня выкурить. Поэтому нашел квартиру, связал бабусю, на следующий день так же запаковал фрау Анхель, а глубокой ночью шустро перебежал в подъезд другого дома в ста пятидесяти метрах от этого. Тотальная темнота способствовала анонимности перемещения – едва темнело, свет нужно было выключать или использовать очень плотные шторы, чтобы не демаскировать город перед бомбардировщиками. Несмотря на это, бежать дальше не рискнул – патрулей на улицах было полно и днем, и ночью – посидев вчера несколько часов у окна, я в этом убедился. Дом выбрал именно этот, потому что точно помнил, что, когда меня вытащили спасатели из-под завала, он был цел и невредим. Только стекла в окнах разбило ударной волной, но, по условиям военного времени, это не в счет.

Запалив в подъезде свечу, стал внимательно исследовать коврики на предмет пыли. Повезло только на последнем, пятом этаже, когда я уже думал, что придется искать счастья в другом доме. Полно пыли, никаких следов.

В этот раз молодецким ударом ноги выбивать дверь я не стал. Одно дело вышибать двери в пустом доме, когда почти все в бомбоубежище, другое – ночью. Нашел в квартире бабуси что-то вроде фомки, ей дверь и взломал. Шума на порядок меньше.

Ввалившись в квартиру, тут же прикрыл дверь и замер у нее. Вдруг кто-то все же что услышит и пойдет проверять? Но минута шла за минутой, а в подъезде царила тишина. Никто не выходил мне навстречу и из взломанной квартиры. Обследовав ее, я убедился, что мне повезло, по крайней мере в данный момент. Но был и негатив. В доме было полно военного обмундирования, и даже висел портрет мужика лет тридцати в форме СС на стене. Если он сюда не заявится, то все ок.

Он заявился после обеда. Мужик лет сорока, с большим чемоданом, явно с поезда. Я особо не был удивлен – понял уже, что легкой жизни для человека, выбравшего невозможный уровень прохождения, в игре не будет. Из осторожности я тусовался в коридоре, все время прислушиваясь к тому, что происходит в подъезде. Это меня и спасло. Эсэсовец обнаружил, что дверь взломана, но не успел ничего сделать – я открыл ее, и рывком втащил его внутрь, тут же вырубив ударом по голове. С моей силушкой сделать это оказалось не очень сложно.

Эсэсовца раздел до исподнего, связал, заткнул рот кляпом, и привязал к кровати. Мало ли, пригодится, как заложник. Задумался, что делать дальше. Было понятно, что вряд ли по месту работы проигнорируют факт того, что он на нее не явится после своей командировки. Это, конечно, в том случае, если он вообще сегодня на нее должен заявиться. Решил исходить из того, что должен – все же уровень прохождения у меня невозможный, и бяки должны устраивать. На всякий случай надел на себя его форму, потренировался выхватывать пистолет из кобуры, несколько раз его разрядил и зарядил, нашел патроны и набил три запасных обоймы, рассовав их по карманам. И снова устроился в коридоре.

Как и ожидал, через час раздался шум на лестнице. Заявился какой-то молодой парень, тоже в форме СС. Затащил его в квартиру тем же путем, что и его начальника, привязал к креслу в гостиной. Когда очухался, прислонил нож к горлу, вытащил кляп и попытался поговорить, чтобы выяснить, будет ли кто еще сюда приезжать, если он тоже не вернется. Куда там! Парень оказался идейным, и попытался поднять шум. Пришлось его прирезать.

Нож бросил там же, и решил, что квартира свой ресурс исчерпала. Вытащил удостоверение молодого эсэсовца у него из кармана. Порадовался тому, что хоть на него немного похож. Своеобразной формы фуражка немного скрадывала размер моего носа.

Из моего окна не было видно, есть ли машина перед подъездом, но решил исходить из того, что вряд ли из СС прислали посыльного офицера своими ножками. Решительно вышел из квартиры, и пошёл вниз, сделав максимально зверское выражение лица, чтобы соответствовать своей форме. Не пригодилось – по дороге никто не попался. У подъезда, действительно, стояла черная легковая машина, прямо с ключами в замке зажигания. Понятно, что вряд ли в СС боятся, что кто-то будет угонять их машины, так зачем им меры предосторожности?

Сел в машину, проехал медленно пару кварталов. Убедился, что в этой форме и в новенькой черной машине никого, ни я, ни моя наружность, не интересуют. Все, даже патрульные, старательно отводили взгляд в сторону. Остановился между подъездами большого дома, и задумался над дальнейшей стратегией. Попытаться выехать из Берлина, заехать в первый попавшийся лес и там проторчать несколько часов, оставшихся до истечения моего срока? Неплохо было бы, но я что-то смутно помнил про блок-посты, которые в военное время должны быть на въезде и выезде из столицы. На них уже формой и машиной не отделаешься, будут тщательно проверять, и проверку я не пройду. Форма на мне старшего офицера, а документы младшего, потому что на владельца квартиры я вообще не похож. Даже если поверят, что на фотке я, как объяснить расхождение в звании? Жаль, что зарезал младшего офицера, запачкав мундир кровью, но это уже назад не отыграть.

Сидел минут пять, сделав умное лицо, и обратил внимание, что прохожие по-прежнему старательно отводят взгляд в сторону. Решил, что была не была! Спал я в последнее время мало, все сторожил у двери в квартиру, так что попробую действовать в стиле – наглость второе счастье! Устроился поудобнее на кресле, надвинул фуражку на лицо – чтобы со стороны выглядело как попытка спрятать глаза от дневного света – расстегнул кобуру с пистолетом, чтобы можно было быстро его выхватить, запер дверцу машины, и быстро заснул.

Проснулся я в полной темноте. Взглянул на часы, не поверив, что я мирно проспал несколько часов в центре фашистского Берлина, и никто меня не потревожил. Ну да, офицер СС утомился от дел праведных по уничтожению врагов рейха, и решил немного вздремнуть в машине, кому какое дело? Понял, что я проспал и сигнал воздушной тревоги, и бомбежку города. К счастью, в этот раз меня бомбой угощать не стали – система, видимо, решила, что мое времяпровождение само по себе не менее опасно. Возликовал, поняв, что трое суток прошло, и задание я выполнил. И, поскольку я все еще на свободе, получу и бонус!

С тестового задания меня никто не отзывал. Задумался над тем, как красиво его закончить. План созрел быстро.

Медленно поехал по ночному городу. Быстро нашел очередной патруль из трех солдат. Не говоря дурного слова, расстрелял всех из пистолета прямо из окна, выскочив, собрал оружие. Три автомата, и, что важно, шесть гранат – именно то, что мне было нужно.

Показательно, что никто на звуки выстрелов на улицу не выбежал, ни из одного окна никто не выглянул. Привыкли, видимо, что оружие только у защитников рейха, а им виднее, в кого стрелять. Хорошая привычка – никто не будет искать офицера СС на черной легковой машине.

Впрочем, я и не собирался ждать запуска в действие какой-нибудь операции «Перехват». Поехал на ту самую помпезную улицу, с которой стартовал на тестовом задании. Там точно были какие-то важные здания.

Пока ехал, внес в первоначальный план правки. Наведаюсь-ка я на работу! А то бессовестно проспал столько часов в разгар рабочего времени, надо отметиться хоть ночью! Удостоверение есть, форма тоже, машину дали – совесть мучить будет, если не отработаю!

Порылся в бумагах в портфеле, оказавшемся на втором сиденье. Нашел в одной из них упоминание о неком Высшем штабе СС. Рассудил, что это должна быть самая главная структура в этой страшной машине смерти. Был там и его адресок – Prinz-Albrecht-Straße.

 

Куда ехать, уточнил у охраны в ближайшем бомбоубежище. Точный адрес офиса не называл, спросил просто, как проехать на эту улицу. Если они и вспомнили, что на ней находится главный штаб СС, и что выглядит крайне подозрительно, что офицер СС не знает, где он находится, то это уже было после того, как я уехал.

Дом нашел быстро. Много окон светилось. Офицеры СС хлопотали денно и нощно над уничтожением врагов рейха. Обрадованный таким рвением, я вышел из машины прямо у Центрального входа. Двух часовых снаружи застрелил из пистолета, закинул пару гранат в фойе, чтобы не иметь проблем с внутренней охраной, потом, не спеша, закинул по гранате в каждое светящееся окно пониже, рассудив, что самые большие начальники должны сидеть на нижних этажах. Своих гранат не хватило, одолжил у убитых охранников. Затем с автоматом наперевес ворвался в здание.

Бесчинствовал я внутри минуты три. Ошалевшие от неожиданного нападения эсэсовцы метались по коридорам, изредка стреляя в меня из пистолетов. Но пистолет против автомата – не катит. С автоматом меткость не нужна – поливай все градом пуль в нужном направлении, даже если не попадешь, высоки шансы, что прикончишь жертву в узких коридорах каменного здания рикошетом. А автоматы они в кабинетах, видимо, не держали, рассчитывая, что безопасность обеспечит охрана в фойе.

Все же вскоре уцелевшие офицеры собрались с духом, и стали объединяться в группы. И мое везение на этом закончилось.

Получив две пули – в правое плечо и левое бедро, я рухнул на пол, и, выдернув чеку из последней гранаты, лег на нее животом. Уцелевшие эсэсовцы очень обрадовались победе над неизвестным противником, и тут же меня перевернули, чтобы со мной познакомиться. Граната любезно взорвалась, раскидывая их в стороны.

А я оказался над океаном.

Приятно, когда тебя хвалят. Да, меня бестелесный организатор, общавшийся голосом в своей океанской штаб-квартире, именно хвалил. Сказал, что особый шик был в том, что еврей уничтожил расовое управление СС почти в полном составе прямо во время заседания по выработке рекомендаций для фюрера по окончательному решению еврейского вопроса в Европе. Видать, одна из гранат попала в нужный кабинет. Правда, была и ложка дегтя – он сказал, что лидерские способности я никак не проявил. Поэтому, исходя из профиля моих действий, он дает мне класс камикадзе, и отправляет в соответствующую фракцию. Камикадзе – так камикадзе, после разберемся!

Получил и достижение «Свой среди чужих». В точном соответствии с названием, оно давало мне возможность вызывать меньше подозрений, оказавшись среди чужих.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru