Рубеж 4: В игре

Серж Винтеркей
Рубеж 4: В игре

Глава 6
Дерзкие планы

Мое возвращение из виртуальной реальности вызвало у членов нашей команды полный аншлаг. Всем хотелось узнать, каково это – попасть в виртуальность. Особо насел на меня Сашка, глаза которого просто горели от восторга, когда он слушал мой рассказ. Пришлось выслушать множество вопросов от малого «а воздух там какой?», «А только голос был слышен, или что-то все же было видно?», «А все взаправдашно как настоящее?» и т. д. В итоге его заткнули всем коллективом, велев больше не вмешиваться и дать мне, наконец, все рассказать. И рассказ мой вызвал такой пристальный интерес, что я ощущал себя буквально центром вселенной для собравшихся.

Петька, как узнал, где именно я проходил свой «калибровочный тест», аж весь обзавидовался. Сказал, что это просто мечта иметь возможность грохнуть эсэсовцев, не задание, а сказка. Я сказал, что про грохнуть эсэсовцев таки это правда, вещь очень приятная, но дожить до этого этапа тоже надо суметь. И разжиться оружием мне тоже было непросто, помог случай. Поладили на том, что у него ещё будет шанс попасть в желанное для него место на его калибровочном тесте.

Несмотря на все капризы в выборе машины, таки все же пришлось брать тот самый старый грузовик, который попался нам вначале. Ничего более приличного нам на глаза с ключами в замке зажигания не попалось. Смирившись со своей участью, капризные члены команды загрузились внутрь. И мы поехали на выход из города.

Проехали буквально полкилометра, все ближе приближаясь к окраине города, как Петька хлопнул меня по плечу, сказав:

– Глянь, там новенький городской автобус. Я его, когда ещё сюда ехали, приметил. Дверь распахнута, ключи вполне могут быть на месте. Давай проверим!

И действительно, наполовину выехавший из арки большого здания автобус стоял к нам носом, светя распахнутой дверью.

– Все не сдаёшься в поиске комфорта на рабочем месте! – усмехнулся я, притормаживая рядом, – ладно, пошли.

Выходить, конечно, снова пришлось всем. Мы с Петькой не тупые, разгуливать вдвоем по городу, полному монстров. Но, узнав о причине незапланированной остановки, «пассажиры» обрадовались. Тут же стали жаловаться, что трясет сзади неимоверно, и пересесть в городской автобус – хорошая идея.

Ну да, рыдван нам попался ещё тот. За баранкой сидеть тоже было не очень удобно. Кто проектировал этот грузовик, и почему к этой работе допустили явного садиста, я понять не мог.

Запущенный квадрокоптер не показал монстров на открытой местности в ближайших трех сотнях метров. Двинулись к автобусу.

Когда мы с Петькой поднялись в открытую дверь, стало понятно, почему автобус стоит в таком необычном месте. Пару боковых стекол было выбито, и рядом с рулём лицом вниз лежал мужик с задранной рубашкой. А на его спине красовались характерные блеклые вздутия.

– Значит, скат проник в салон, и убил водителя, – сказал Петька глубокомысленно, – вот интересно, он сам окна выбил, или это до него произошло? Потому как если они еще и окна выбивать умеют, то это вообще туши свет какие опасные монстры!

Мне тоже идея о том, что скат оказался способен выбить стекло в автобусе, совсем не понравилась. Они попрочнее будут оконных стекол. Этак и спать будут страшно ложиться на нашей базе.

Я позвал Сашку, чтобы он выжег плазменным излучателем кладку ската. Пацан отнёсся к задаче совершенно невозмутимо – навидался столько трупов, что на новые уже не реагирует.

Более неприятным моментом было отсутствие ключей. Обыскали труп – не нашли. Уже было совсем расстроились, как догадались посмотреть по разным уголкам. Связка нашлась на последней ступеньке у самой двери, видимо, водитель выронил ее, когда убегал.

Вставил ключ, провернул, зажглась панель управления. Порядок! Проверил топливо – две трети бака.

– Так, давай осмотрим салон на всякий случай на наличие монстров, потом вытащим труп на улицу, и можно ехать, – сказал я.

Монстров в салоне не оказалось, и вскоре мы погрузились в автобус и продолжили путь на базу.

Семён, аэропорт

Возобновив движение, мы покинули опустевшее огромное здание, направившись к стоянке, на которой я разжился пожарной машиной. Сэнсэй все же решил взять себе такую же, признав очевидные удобства подобного средства передвижения.

Выбрав из двух оставшихся машин самую, на мой взгляд, лучшую, вынужденно озаботились и топливом. Бак был полон всего на половину. Машина жрала бензин не очень чтобы, все же германского производства, а немцы всегда умели экономить, но каждые четыре сотни километров ее все же нужно заправлять. Бензовоз нашли быстро, четыре машины характерной приплюснутой формы углядели с квадрокоптера на отдельной площадке за зданием в трех сотнях метрах. Пришлось взломать шлагбаум, и после этого начали уже выбирать среди бензовозов.

Затем озадачились логичным вопросом – базы у нас две, так что, брать два бензовоза? По одному на базу?

– Семен, у нас в ворота в заборе такие большие машины не пройдут, а перед базой есть место либо для пожарной машины, либо для заправщика, обе не влезут, – сказал сэнсэй, – может быть, возьмем один бензовоз, и оставим у вас на базе, за бетонным забором? А мы будем приезжать к вам заправляться?

– Конечно, сэнсэй! – согласился я, – у нас полно места, пристроим недалеко от ворот.

Уладив этот вопрос, поехали назад уже на пяти машинах – сэнсэй решил не бросать свои легковые машины, решив, что дополнительные колеса в нынешней ситуации лишними не будут. Тем более легковые тачки можно загнать в подземный гараж под коттеджем до поры до времени.

Решили все вместе ехать сейчас на нашу базу, обсудить вопросы дальнейшего сотрудничества. До базы добрались без приключений, ни одного монстра по дороге не попалось. Видимо, они продолжали терроризировать население в городах.

Я удивился, увидев, что охранять базу оставили Елену, Петькину бабушку, и деда Сергея – Трофима. Когда уезжали, на посту были Тамара и Степан. Но бдили старики как следует, издалека засекли наше приближение, и встретили нас при оружии в руках.

Они рассказали, что Сергей приезжал вскоре после нашего отъезда, забрал Тамару и Степана, оставив их на хозяйстве. Во время рассказа из здания выбежал какой-то пацан. Оказалось, что он чудом выжил при падении самолета, потерял при катастрофе мать, и зовут его Кирилл. Пацан все еще был явно в шоке, почти не говорил, и мы его особо не тормошили – пусть потихоньку приходит в себя. Авось поможет и то, что на привезенных японцами собак он внимание обратил, и начал с ними активно играть. Бигли деликатно воспринимали заигрывания, и даже бегали за брошенными палками.

За разговором услышали шум мотора. Удивились, увидев, что к нам приближается обычный городской автобус, даже с номером маршрута – 7 – на лобовом стекле. Главное, что за рулем сидел Серега, по которому я уже успел изрядно соскучиться. Пусть тут прошла всего минута, но я-то в игре был с полгода! А лучшие друзья не для того существуют, чтобы делать с ними такие длинные перерывы в общении.

Открыли ворота, обнял его, когда он вылез из машины, чему Серега немало удивился. Обнял и Петьку, тоже засмущавшегося.

– Блин, парни, когда утром уезжал, понятия не имел, что так соскучусь! – попытался объяснить я свое поведение, – но я с тех пор попал в игру, провел полгода в предгорьях Скалистых гор. Как вас там не хватало! Какой воздух, какая охота, и все в одиночку!

– А Серега у нас тоже попал в игру! – сказал Петька, – мочил нацистов в Германии!

– Надо же, и какой класс у тебя теперь? – спросил я.

– Камикадзе, представь себе! – сказал довольно Серега.

– А я вот паладин! – ответил я, – и к тому же успел побыть несколько минут диверсантом.

За следующие пять минут мы сжато обменялись новостями. Приключения отряда Сереги, надо сказать, меня потрясли. Открыли два новых вида монстров, да еще и портал в другой мир!

– Пойдем, познакомлю вас с нашими новыми союзниками, да и расскажешь им про этот портал и огромного монстра! – сказал, наконец, я, и потащил друзей к сэнсэю.

Когда представлял их японцам, Дмитрию и олигарху с его телохранителями, обратил внимание, какое впечатление на моих друзей произвела Ю-тян. Челюсти у обоих отпали, когда они ее увидели. Ну да, девчонка-то один в один, словно вылезла из экрана телевизора из какого японского комикса – няшная, глазастая, фигуристая, да еще и увешана холодным оружием. Сделал себе зарубку на память – поговорить с обоими, что это моя девушка. Во избежание недоразумений в будущем.

Сказал сэнсэю, что у Сереги интересная информация, и предложил всем пройти внутрь, в столовую, присесть на нормальные стулья и там уже пообщаться. А то многие из нашего отряда были в достаточно преклонном возрасте, и не очень удобно заставлять их стоять во дворе базы.

Расселись вокруг сдвинутых столов, быстренько накидали всякой снеди и запивки на них, и я дал слово Сереге. Тот терпеливо повторил свой рассказ про туннель и обнаруженный в нем портал. Затем взял слово я.

– Думаю, многие сейчас думают о том же, что и я. Нам важно как можно быстрее подключить к виртуальной игре как можно больше членов наших отрядов. Это дополнительные возможности по прокачке, и потенциальная возможность в будущем подключать к решению наших проблем могущественные фракции, членами которых можно стать после выполнения вступительного задания. Но пока что дело идет со скрипом. Огромный монстр, которого обнаружил отряд Сергея – это великолепная возможность быстрой прокачки и подключения к игре практически всех членов нашего отряда. За убийство такого должны дать огромное количество опыта. А если не хватит, то есть еще портал в другой мир, и мы можем устроить туда экспедицию в поисках других огромных монстров, чтобы уж точно всем опыта хватило.

Замолчал, оглядел всех. Несогласных лиц не увидел. Значит, сказанное мной воспринимается положительно. А мордашка Ю-тян вообще светилась гордостью за меня, всего такого из себя лидера. Как меня воодушевил ее взгляд! Придется попросить Серегу на время разрешить поиграть мне в главного, чтобы не разочаровать мою японскую няшку. Учитывая, что он сам к лидерству особо не рвется, вряд ли моя просьба его расстроит.

 

– Предлагаю осуществить эту миссию слаженной работой обоих наших отрядов! – сказал я, – в особенности это важно, если мы решимся на поход в другой мир. Думаю, там ни одного лишнего воина, готового сражаться, у нас не будет, каждый пригодится!

– Я согласен с Семеном! – негромко, но очень веско сказал сэнсэй, – две эти операции – убийство огромного монстра и поход в другой мир – могут потребовать приложения всех наших сил. Но и результат того стоит. Участие в этих миссиях считаю делом чести для нашего отряда.

– А кто будет руководить охотой на монстра и походом в другой мир? – спросил олигарх. Так-то он сидел тихонько, а тут вот почему-то решил проявить себя.

Я посмотрел на Серегу. Тот мотнул головой – мол, сам выкручивайся, как знаешь.

– Я с радостью предлагаю встать во главе этих операций нашему сэнсэю, – вежливо сказал я.

– Не стоит лишний раз тревожить старика, – усмехнулся сэнсэй, – я имел возможность понаблюдать за работой Семена, и меня все устраивает в его лидерстве. Если посчитаю нужным что подсказать, я молчать не буду.

– Хорошо, тогда осталось продумать стратегию, – сказал я. Лидерство я обрел, перед девушкой покрасуюсь, распустив, как павлин крылья. Но я также прекрасно понимал, что теперь каждый погибший будет именно на моей совести. Главная причина, по которой мы с Серегой раньше особо командовать не рвались, просто занимались этим по необходимости. Других-то желающих не наблюдалось!

– Да, по этой части есть вопросы, – начал излагать свои соображения Серега, – мы обсуждали прямо на месте, что неплохо было бы убить монстра, не спускаясь вниз. Захар подал идею дождаться, когда тварь появится внизу, и обрушить на нее бензовоз с горючкой, а потом поджечь его, чтобы рвануло. Я, признаться, когда увидел, что вы как раз такой бензовоз к нам на базу пригнали, даже начал думать, что ты, Семен, обрел способность улавливать мои мысли телепатически, и уже начал работать в нужном направлении.

В зале раздались смешки.

– Не, этот бензовоз я не отдам, – решил прокомментировать слова Сереги я, – он нам самим нужен. Но я знаю, где такие есть еще.

Серега кивнул, и продолжил:

– Так вот, в чем проблема. Если мы будем убивать монстра этим способом, то вот хороший вопрос – а выдержит ли туннель взрыв бензовоза? Допустим, все у нас получится, и тварь издохнет от взрыва. А потом, как положено, испарится, оставив нам вместо себя трофеи. Но можно ли будет потом пользоваться этим туннелем? Проложен он просто в сырой земле, удерживается, вполне возможно, на честном слове. Я не знаю, способна ли эта тварь уплотнять грунт, хотя это тоже может быть. Слизь, возможно, служит в качестве клея, но, может, она просто выделяется монстром, чтобы было легче скользить по туннелю, это мы вряд ли узнаем. Но что я точно видел, так это как при передвижении монстра на него обрушился огромный кусок туннеля от сотрясения. То есть, просто от того, что прополз по туннелю. Правда, он эти две тонны и не заметил.

– Хороший вопрос! – сказал я, – давайте над ним подумаем. Есть ли какие идеи?

Минута прошла в тишине. А потом поднял руку Захар.

– Да, я слушаю! – сказал я.

– Кто нам мешает проследить направление туннеля, и сделать в него подкоп метров за двести от взрыва, между тем местом, в которое мы сами провалились на машинах, и этим входом в другой мир, который вы называете порталом? – спросил старик, – мыслю, что это будет достаточно далеко от места взрыва, и в этой части туннель будет достаточно прочным.

Я посмотрел на Серегу, потом на сэнсэя. Оба кивнули.

– Дельная мысль! – согласился и я, – как первый вариант годится. Есть еще идеи?

Других толковых идей не оказалось. Только Сашка было заикнулся о том, чтобы сходить сначала в другой мир, а потом уже устроить охоту на монстра в туннеле, когда заботиться о его прочности уже не будет нужды, но никому не понравилась идея спускаться в туннель, не убив предварительно огромного монстра, который его проложил. Чревато большими неприятностями. А предложение деда выглядело совершенно разумным. В большом городе не проблема на ближайшей стройке добыть эскаватор, и выкопать им нужную яму. А если на шум сбегутся местные монстры, так еще и трофеями дополнительными разживемся. Такой оравой мы со всеми должны справиться.

– Есть еще важный вопрос, – сказал Сатору, когда окончательно решили, что поступим именно так, как предложил Захар, – нам нужна устойчивая связь между нашими группами. Ю-тян, детка, ты смотрела на рынке, что там есть полезного на эту тему?

– Да, сэнсэй, – послушно ответила девушка, – есть такие, стоят очень дешево. По два элемента за комплект на двоих пользователей.

– Тогда выставляй заявку на них прямо сейчас, – распорядился сэнсэй, будем надеяться, что до завтра мы их получим, и у нас будет связь для координации наших действий в будущем.

Еще полчаса мы посвятили обсуждению различных полезных артефактов, которые мы уже добыли или которые стоило приобрести на рынке, чтобы как следует подготовиться к предстоящей охоте и походу в другой мир. Обсуждение несколько скомкали, потому что начало темнеть, и нашим союзникам стоило вернуться домой до наступления полной темноты. Лесные дороги сами по себе не подарок, да еще и не стоило думать, что все монстры надолго засядут в городах. Тем более, что со всеми из них мы еще не познакомились, и на какие каверзы могут оказаться способны новые монстры, никто не знает.

Когда провожал Ю-тян до пожарной машины, очень хотелось чмокнуть ее в щечку. Но сделать это на глазах сэнсэя и ее родителей так и не решился. Пришлось ограничиться вежливым рукопожатием. Хотя и задержал ее ладошку в своей руке явно больше положенного этикетом, при полном непротивлении с ее стороны.

Что меня обнадежило, дав понять, что наши с ней отношения развиваются неплохо, так это взгляд, который Ю-тян, садясь в машину, бросила на девушку, которую мы спасли возле завода от триффидов. Та с тех пор старалась находиться поближе ко мне, и взгляд Ю-тян был, мягко говоря, недружелюбным.

Когда проводили японцев, друзья обступили меня.

– Ну что, Семен, это любовь всей жизни, да? – спросил меня Серега, нахально лыбясь.

– Вы катанами обменялись с японкой вместо обручальных колец, что ли? – не остался в стороне и Петька.

Закончив с необходимым в любой мужской компании троллингом, присели на лавке во дворе, и более обстоятельно обсудили все, что с нами произошло за этот длинный тяжёлый день. Впечатлений было масса, как и идей, как теперь нужно развиваться. Ребята особенно впечатлились тому, что японцев сегодня вызвали защищать их фракцию. Петька сидел грустный – в виртуальную игру он так еще и не попал, и это его тяготило. Мы постарались его утешить тем, что, когда завалим огромного монстра, он туда обязательно попадет.

Расспросил заодно Серегу, что за новая девочка-подросток с ним приехала из города. Тот рассказал про ее эпический прыжок из окна, чуть не вызвавший остановку сердца у всех, кто за ним наблюдал, и про то, как помогло ей спастись приземление на тушу монстра. А также о том, что девчонка потихоньку оттаяла, и уже даже рассказала, как ей удалось спастись от монстров при их первом нападении на дом, когда они поубивали всех остальных жителей подъезда, и ее собственных бабушку и дедушку. В квартире громко играла музыка, поскольку старики были глуховаты, и они не услышали, что в подъезде творится что-то неладное, пока не стало слишком поздно. Когда в дверь их квартиры вломились, девочка как раз купалась в ванне с пеной, и нырнула с головой в нее, надолго задержав дыхание, когда монстры сломали дверь в ванную комнату. А потом потихоньку вынырнула, и долго еще слушала страшные крики вокруг, пока, наконец, они не стихли. Потом, когда вода совсем остыла, наконец решилась вылезти из ванны, затаилась в гостиной, и стала ждать, когда появится кто-нибудь, кто сможет ее спасти. Душераздирающая история, если учесть, что эти часы она провела рядом с разодранными монстрами телами своих бабушки и дедушки.

Глава 7
Сборы

Чтобы лучше подготовиться к грядущей вылазке, мы с Серегой решили сравнить и изучить наши классы, чтобы знать, на что мы можем рассчитывать при необходимости. Вначале я зачитал все то, что было написано про мой класс, потом попросил Серегу сделать то же самое. Друг не стал упрямиться:

Камикадзе. Особенности класса:

Идя на смерть во имя интересов своей фракции, или товарищей, камикадзе получает буст в сорок процентов ко всем своим характеристикам на тридцать секунд.

Осознанно идя на смерть в столкновении с врагами, камикадзе никогда не теряет вещей, которые у него есть с собой, при воскрешении (внимание – воскрешение доступно только в виртуальной игре).

Ловкость и регенерация у камикадзе на постоянной основе увеличены на десять процентов от уровня этих характеристик.

Если камикадзе убил в последней атаке трех и более врагов не ниже себя уровнем, он имеет пятидесятипроцентный шанс получить при воскрешении трофей из вещей, выпавших с них при смерти. Если он смог убить больше пяти врагов, шанс увеличивается до семидесяти пяти процентов. При убийстве в последней атаке десяти и более врагов указанного уровня, шанс вырастает до ста процентов, и камикадзе получает право выбора из выпавших вещей своего трофея (внимание – опция доступна только в виртуальной игре).

А потом добавил эмоционально:

– Ой! Я со всеми эти обязанностями по руководству и кручению баранки и не заметил, что мне тут привалило приглашение во фракцию камикадзе!

– Ну так соглашайся скорее, а то будет какой ивент с раздачей призов, как у японцев был недавно, а ты его пропустишь! – посоветовал я.

– Понять бы еще, чем мне там нужно будет заниматься, – проворчал Серега, – из приглашения вот ни хрена не понятно!

– Ха, думаешь у меня было иначе? – ответил я ему, – главное, что понятно, так это что не надо соглашаться на приглашение во фракцию проститутов, если таковое вдруг пришлют, чтобы не пришлось потом жопой по разным темным углам галактики приторговывать по заданию руководства. Так сказать, очком набирать очки в такой вот фракции.

– Грубо-то как! – сказал Серега, но при этом улыбнулся.

– Вы уж простите нас, барин, если вдруг от неожиданности у вас серебряная ложка, с которой вы родились, изо рта выпала! – с суровым видом ответил я, и пояснил, – это ж вы с Петькой, студенты, интеллигенция, а нам, рабочему классу, положено попроще выражаться, не щадя ваших деликатных чувств!

– Да, в нашем цирке не соскучишься! – ухмыльнулся Петька, – что-то, Семен у тебя с чувством юмора получше стало. Дай угадаю – эти полгода в Америке ты вспоминал от скуки репризы Задорнова про американцев и пытался придумать что свое?

– Нет, вообще-то, – честно ответил я, – но болтал с ковбоями много. А на ранчо от скуки как только языками не чешут! А подколок сколько – даже и не представить! Я раньше и вообразить не мог, какое богатое может быть воображение у людей, которые вынуждены слишком много общаться с коровами!

– У виртуальных персонажей, ты имеешь в виду? – попытался уточнить Петька, – ты же проходил задание, общаясь с виртуальными персонажами?

Сразу отвечать я не стал. Вначале подумал.

– Знаешь, дружище, – задумчиво сказал я, – вот и не могу я сказать, что имел дело с виртуальными персонажами. Не могу – и все тут! Пару часов общения с любым из них – и ты напрочь забываешь, что ты в вирте. Такие же люди, как и ты сам – с проблемами, недостатками, самомнением, желаниями. Как будто на самом деле находишься среди абсолютно реальных людей. И я больше скажу. По всем ребятам, с которыми я там сдружился, я сейчас реально скучаю. Кажется все время, что поверну сейчас голову, а там Питер стоит, терпеливо ждет, когда я соберусь, и мы пойдем охотиться, чтобы добыть мяса в котел ребятам на ранчо. А уж как я жалею по готовке жены Альфреда! Таких вкусных яблочных пирогов, что она стряпала, я уже нигде не найду!

– А знаешь, я с тобой полностью соглашусь, – кивнул Серега, – не выглядела нацистская Германия, как сконструированный персонально для меня виртуальный полигон. Думаю, тому может быть простое объяснение, хотя оно и пугает. А что, если нас закидывают в настоящие ситуации из прошлого?

– Ты имеешь в виду, что у них там машина времени под рукой, и тебя реально зафигачили в нацистскую Германию? – ахнул Петька, – загнали в тело настоящего еврея, который чудом там выжил, не попав в концлагерь, и, дав тебе задание, заставили его геройски покончить самоубийством, грохнув больше дюжины высокопоставленных эсэсовцев?

 

Я открыл было рот, чтобы тоже высказаться, но Серега успел заговорить первым:

– Так думать мне было бы чертовски неприятно. И я очень надеюсь, что это не так. Эсэсовцев, что я убил, мне совсем не жаль, особенно будь они настоящими, но ясно, что делать все это, заняв тело пытающегося выжить человека, оказавшего в тяжелейшей ситуации, и обрекая его на смерть, было бы очень нехорошо. Можно сколько угодно оправдываться тем, что то, что я сделал, это заветная мечта о мести для любого еврея, оказавшегося в такой ситуации, но это должен был быть его выбор, а не мой.

– Ну, тут я думаю, что все же ты не прав, – покачал головой я, – допустим, вы с Петькой угадали, и это реально машина времени. Тебе не кажется, что нам давали задания, которые помогают восстановить нарушенную справедливость? Я, став ковбоем, мстил банде за грабежи и убийство, и мне совсем не жаль тех убийц, будь они даже настоящими людьми не из вирта. Ты – зачетно расплатился с гитлеровцами, которые зверски уничтожили миллионы и наших с тобой предков, не только же евреев. Они просто с них начали. Я, конечно, тоже предпочел бы оказаться на твоем месте, тут вопросов нет, у меня с войны два прадеда не вернулись. Что и говорить, задание тебе дали просто царское, а мне вот пришлось удовлетвориться скальпами обычных американских бандитов.

– Ну, такая мысль немного утешает, – пробурчал Серега, – если нужно восстановить справедливость, то мы это, всегда готовы! А если сам не справлюсь, то позову паладина в сияющих доспехах. Он у меня случайно в друзьях оказался, а так раньше он шофёрил, картины рисовал и его просто Семеном звали.

Почти сам поверив в то, что все так и есть, и нас действительно закидывали в реальные исторические ситуации в тела других людей, я вдруг вспомнил, что мне рассказал Сатору, когда вернулся после своего задания в игре.

– Так, новая инфа, мужики! – я покачал головой, – сорян за проявленную забывчивость. Один из японцев, Сатору, отец Ю-тян …

Серега тут же меня прервал, сказав:

– Ах, Ю-тян, ну да, конечно!

А Петька сделал вид, что семенит на каблуках, и мелко-мелко закивал головой.

– Так, угомонились, уроды озабоченные, совсем с мысли сбили! – рявкнул я, – так вот, Сатору попал в Японию, до которой татаро-монголы благополучно доплыли, и почти все там захватили. А на деле же они утонули, ты же сам как-то рассказывал, Петька! То есть, в реальной истории этого же не было?

Петька ненадолго подвис, затем все же заговорил:

– Ну да, большая часть утонула, сражений на островах почти и не было. Значит, все же, мне, когда я попаду в игру, можно не беспокоиться – я буду действительно, если такое будет задание, убивать не реальных людей, а просто вирт-персонажей?

– Ну, это тоже не факт, – покачал головой Серега, – а что, если в некоторых случаях закидывают не в нашу, а в параллельные вселенные? Где история пошла несколько не так, как в нашей? А в остальном – все достаточно схоже.

– Ладно, пацаны, тема интересная, конечно, но у нас есть много более важных занятий, чем рассуждать об истории, тем более параллельной! – покачав головой, попытался повернуть нашу беседу в более полезное русло я.

– Обалдеть! – покачал головой Петька, – и ведь ты прав! Спроси меня кто пару недель назад, что я буду делать вечерком в первый день глобального апокалипсиса, вот что я точно бы не смог сказать, так это что буду заниматься привычным делом! Рассуждать об истории и исторической справедливости в хорошей компании, как будто безмятежно сижу в аудитории истфака!

– Ок, ок, это мы выяснили! – нетерпеливо сказал я, – блин, что мы вообще обсуждали важного, прежде чем скатились в эту параллельно-историческую дискуссию? Ага, особенности класса Сереги. Так ты вступил в свою фракцию?

– Да конечно, сразу, как ты и сказал, что это стоит сделать, – ответил Серега.

– Ну, давай тогда посмотрим еще раз, чем наши классы полезны для нашей компании, – принялся рассуждать я, – с моим классом все понятно, если делаю добрые дела, то у меня возрастают защита и регенерация, что для группы полезно. Ну и призы получше выпадают. Что касается твоих бонусов, Серега, то уж очень они специфические. Для виртуальной игры – самое то, самоубивайся, унося в могилу врагов, и будут тебе ништяки неописуемые. Но, блин, ты смотри, чтобы тебе это боком не вышло в нашей скорбной земной жизни, где круга воскрешения не предусмотрено. Тут тебе не там, угробишься, как привыкнешь это делать в вирте, и все, хана.

– А ведь тема на самом деле опасная, – поддержал меня и Петька, – стиль игры же вырабатывается. А это важно, часто же надо действовать практически на интуиции, и нет даже доли секунды на принятие решения. Так что имей это в будущем в игре, не самоубивайся там слишком часто. Чтобы потом на автомате тут не погибнуть.

Серега не стал высмеивать нас за опасения, как мог бы кто поглупее, да позадорнее на его месте. Только задумчиво кивнул, соглашаясь.

– Получается, что из полезных на Земле вещей у твоего класса только повышенные реген и ловкость, – резюмировал я, – ну, и еще то, что ты, самоубиваясь в игре, сможешь быстрее развиваться, и разживаться неплохими трофеями. Будешь в результате сильным членом отряда.

– Возвращаясь к вопросу о членстве во фракции, – улыбнулся Серега, – расскажи-ка нам еще раз, что там японцы делали сегодня для своей фракции? А то в кратком пересказе я не все нюансы понял. Говоришь, защищали ее от вторгшихся конкурентов?

Еще двадцать минут мы убили на мой пересказ и оценку того, каким образом сможем в дальнейшем развиваться во фракциях. Тема быстро иссякла, потому что инфы было слишком мало.

– Послушайте, понял сейчас одну вещь, прокрутив еще раз описание своего класса, – вдруг сказал Серега, – получается, что при гибели в виртуальной игре можно утратить вещь! Только камикадзе от этого защищен в силу особенностей своего класса!

– Ага, инфа важная, – согласился я, – не во всех играх так. Нужно будет прикидывать, какие вещи берешь с собой, когда идешь играть, чтобы не потерять что-нибудь действительно важное. Но ладно, это все в будущем, до него еще дожить надо. Давай лучше определимся, все ли у нас есть, чтобы идти завтра на этого монстра, и в этот туннель. Способ убийства, предложенный Захаром, мне нравится – без особых затей, может сработать. А вот все ли у нас есть, что нам может пригодиться в походе в другой мир? Скажем, по связи, сэнсэй молодец, озаботился, будем надеяться, завтра она у нас будет. Это означает, что при необходимости можно будет разбиваться на два отряда, не теряясь. Что еще нужно с собой брать?

– Мощные фонари на каждого, однозначно, – сказал Серега, – запас продуктов дня на три минимум. Мало ли местная пища нам не прокатит. Воды литра по четыре, минимум, и приказать пить только по распоряжению. А не то некоторые выхлебают все за полдня, и потом с ними остальным придется делиться. Был у меня как-то случай в походе…

– Пацаны, пацаны, не тот у нас еще возраст, чтобы походы вспоминать, – прервал я его, – все, что раньше сказал, по делу. Может, еще какие спальники взять?

– У нас столько не будет, – покачал головой Петька, – и на половину того народа, что набрался, не хватит.

– Так есть же полно магазинов в городе, кто мешает заняться шопингом перед походом, – напомнил я, – думаю, владельцы магазинов будут не против.

– Все аккумуляторы к квадрокоптерам надо зарядить, – сказал Серега, – такого долгого похода у нас еще не было, а они максимум полчаса работают. Похоже, нам еще нужны с собой переносные аккумуляторы, чтобы перезаряжать их по мере опустошения запасов.

– Те, что для зарядки телефонов и планшетов с собой раньше таскали, подойдут для этого дела? – спросил я.

– Да, подойдут, я уже уточнял, – кивнул Петька.

– Значит, пусти клич по народу, пусть все, у кого они есть, тащат их в столовку. Тут же нужно ставить их на зарядку. Побольше таких же мы можем найти завтра в городе, но, если электричество сдохнет, что меня совсем не удивит, где мы там их зарядим?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru