Где-то в Панамском заливе. Часть I

Сергей Владимирович Еримия
Где-то в Панамском заливе. Часть I

Глава 3

Весомые аргументы или есть о чем поразмыслить

На вопросы друзей и просто знакомых изредка интересовавшихся, в какой части света мне хотелось бы побывать, я всегда отвечал однозначно, ни на мгновение не задумываясь – в Панаме. Правда, сколько себя помню, тянуло меня в это маленькое государство, удобно расположившееся на стыке двух Америк, омываемое двумя океанами. В чем причина подобного явления и сам толком не знаю, но дело точно не в оффшорах и подставных компаниях, с которыми у многих ассоциируется эта замечательная страна. Не имею я наличности подозрительного происхождения, которую стоило бы прятать от бдительного ока всевозможных надзорных органов, как не наблюдается у меня и шальных прибылей из тех, что можно безбоязненно вкладывать в сомнительные предприятия. Тут другое и не столь оно прозаичное.

Из более или менее внятных причин можно выделить две. Прежде всего, меня манила и манит здешняя природа. Всегда хотелось увидеть настоящие джунгли, дикие просторы, местность, все еще не загаженную человеком. Не секрет, что именно на территории этого маленького государства произрастает самое большое на континенте количество видов растений, многие из которых являются эндемиками, их можно встретить только здесь, на узкой полоске суши меж Тихим и Атлантическим океаном. Леса, что укрывают холмы и горы Панами и вовсе последнее пристанище реликтовой флоры – такого больше нет нигде. Плюс прибрежная зона. Живописнейшие побережья с песчаными пляжами, нагромождения скал, уходящих корнями в бездну вод. Куда ни глянь удивительная красота живой природы: таинственные гроты, тысячелетиями хранящие свои секреты, бескрайние просторы открытые всем взорам, пальмы, что склонились чуть не до самой воды. Пейзажи, достойные открыток и места, которые не принято афишировать. И главное, все местные красоты охраняются, не зря же немалая часть территории страны отдана под заповедники и национальные парки.

Это все действительно так, но более всего меня занимало и занимает другое чудо – чудо созданное человеком. Самый известный в мире канал, прорытый военными инженерами более сотни лет тому назад. Конечно, в наше время виртуально можно побывать в любой части земного шара, для этого достаточно полистать чужие фото, посмотреть чужие видео, но это точно не то. Хочется все увидеть воочию, прикоснуться к бетонным стенам шлюзовых камер, которые исправно служат уже больше столетия. С восторгом проследить за тем, как плавно открываются тяжелые ворота, что надежно сдерживают сотню тысяч тонн воды, ощутить силу земного притяжения, которая легко, будто это всего лишь бумажный кораблик, поднимает огромное судно и переносит его над горной грядой.

Собственно, все это вместе взятое и послужило причиной того, что мы встретились именно здесь, в мотеле на побережье, в стране, где человек разделил Америку на два отдельных континента. Так уж случилось, что времени у меня было предостаточно, вот я и подумал, почему бы не потратить его с пользой и не ознакомиться разом со всеми местными красотами и достопримечательностями, тем самым совместив приятное с… не менее приятным.

Решили начать с экскурсии по каналу. По-моему, это логично, правда, ведь первое, чем следовало заняться в уникальной стране – отправиться осматривать уникальное сооружение. Откладывать дело в долгий ящик это не мое любимое занятие (особенно, если дело не тяжкий труд, а очень даже приятная прогулка!), потому уже утром следующего дня мы готовились отправиться на увлекательную экскурсию.

Консуэла обо всем позаботилась заранее. Договорилась с одним из множества местных любителей морских прогулок и уже к десяти утра в порту должен был покачиваться на волнах небольшой, но вполне себе приличный кораблик, на борту которого нам и предстояло пересечь Панаму водным путем.

Я буквально места себе нагреть не мог, изводимый предвкушениями и терзаемый предчувствиями. Мысленно прокладывал маршрут и чувствовал, как переполняет меня концентрированная белая зависть, приятная зависть, зависть к самому себе. А что, трудно не согласиться, ведь занятная должна получиться экскурсия: подъем по «лестнице» из трех шлюзовых камер, «круиз» по рукотворному озеру Гатун, извилистая и опасная для мореплавателей Кулебрская выемка, а на выходе последовательный спуск к океану Тихому! Далее следовала программа несколько более скучная. Планировался променад по узким старинным улочкам и новым широким проспектам столицы республики. Затем поход по магазинам (куда без этого!), ночевка в какой-нибудь гостинице и (это чтобы сгладить воспоминания о ненавистном для меня шопинге) неторопливая поездка обратно на поезде вдоль русла канала. Словом, просто-таки идеальное романтическое путешествие, все как я люблю, ну, почти…

Утро началось не просто рано, а слишком рано и вот странность, с момента моего приезда прошло чуть более суток, последнее пробуждение было очень даже тяжелым, а вот нынешнее – ничуть! Я проснулся около шести, встал бодрым и отдохнувшим, целиком и полностью готовый отправиться в путь. Это все оно, предвкушение! Честное слово, я чувствовал себя ребенком, которому родители пообещали поход по магазинам игрушек, да еще и намекнули на то, что можно будет что-нибудь купить, конечно, если он будет хорошо себя вести.

– А мы точно не опоздаем? – я машинально вертел головой, наблюдая за тем, как Консуэла медленно прохаживается по комнате, рассеянно перебирая свои вещи. Занята она, выбирает, думает что одеть. Вот хорошо все-таки мужику! Схватил то, что подвернулось под руку, лишь бы чистым было, да и ладно, а тут!

– Успеем! На машине ехать минут пятнадцать не больше. К тому же я очень сомневаюсь, что удастся прямо так вот сразу отправиться в путь. Пока бумаги оформят, разрешение, досмотр, словом, расслабься и жди, – охладила мой пыл Консуэла. – Все, я определилась. Сейчас быстренько ополоснусь, оденусь и можно ехать. Ты же тем временем делом займись. Позвони вниз, договорись на счет машины. Скажи, чтобы к половине десятого ждала нас у входа. Справишься? Старайся, верю, у тебя непременно получится…

Консуэла задержалась в дверях ванной комнаты, подмигнула мне, забавно так помахала рукой и закрыла дверь. Через мгновение послышался шум льющейся воды. Дополняя приятный шелест, зазвучал удивительный голос. Она запела. Красивая мелодия, жаль слов не разобрать, но ведь не в словах дело! Тембр, звучание, фонетический рисунок. Испанский язык сам по себе красив, особенно в части вариаций, распространенных в латинской Америке, но когда на нем изъясняется очаровательная девушка, да еще и с жарким темпераментом! Помню первые дни знакомства, еще там, на другой стороне земного шара, мы не ссорились, нет, просто она иногда сердилась, так вот, рассердится и начнет быстро-быстро что-то говорить. До чего красиво, до чего эмоционально! Заслушаюсь, бывало, забуду о том, чего хотел, да и хотел ли вообще…

Ладно, воспоминания это хорошо, но надо внести и свою лепту в организацию поездки. Я подошел к телефону. Глубоко вдохнул, на мгновение закрыл глаза, настраиваясь. Снял трубку – почти сразу ответили. Как-то сами собой нашлись нужные фразы. Нет, тут ничего выдающегося, просто слово «такси» на любом языке мира звучит одинаково, а все прочее всего лишь дело техники. Словом, договорился я с девушкой-администратором, выслушал ее клятвенные заверения в том, что машина будет точно в обозначенное время. Положил трубку, рассеянно осмотрел достаточно просторную комнату, медленно пожал плечами и опустился в ближайшее кресло. Все. Оставалось только ждать.

Минуты медленно сменяли друг друга. Тишина, разбавленная звуками падающих капель, выгодно дополненная приятной мелодией, напомнила о часовых поясах и о том, что я все еще толком не отошел от перелета. Точно так, я уснул самым бессовестным образом…

– Сережка! Тебе какой-то пакет внизу оставили, – смеющийся голос вырвал меня из объятий Морфея. Я вздрогнул, глупо улыбнулся. – Только что дежурная звонила, сказала, какой-то чернокожий здоровяк принес… нет, не так. Сказала, забежал он в холл, огляделся, будто опасался слежки, посмотрел по сторонам и бросил на стойку какой-то длинный цилиндрический сверток. Пробормотал что-то невнятное и сразу бросился к выходу. Словом, они там все перепугались, думают, что это бомба. Ты спустишься?

– Как будто у меня есть выбор! – нехотя просыпаясь, пробормотал я.

– Есть что? – вот то-то и оно! Все-таки да, чтобы действительно понимать русский язык недостаточно просто выучить слова…

– Говорю, я уже ушел.

Девушка за стойкой регистрации чуть натянуто улыбнулась и передала мне большой сверток. Желтоватая оберточная бумага, небрежно перемотанная скотчем. Под упаковкой чувствовалось что-то твердое и знакомо-рельефное.

Похоже, слова Консуэлы о бомбе не были ни выдумкой, ни преувеличением, как можно было подумать. Во всяком случае, когда я небрежно подбросил посылку, как бы взвешивая, администратор испуганно вскрикнула и отскочила на два шага назад. Такая молодая, а нервы…

– Не волнуйтесь, для серьезного взрывного устройства она слишком легкая, – я подмигнул девушке и не спеша направился обратно в номер.

Честно говоря, я сразу догадался, что у меня в руках. Пальцы подсказали. Вне всяких сомнений это тубус. Стандартный пластиковый футляр, в котором хранят и переносят бумаги большого формата. Чертежи в подобной упаковке отлично смотрятся или карты крупного масштаба…

– Ну и что ты хочешь мне сказать? – спросила Консуэла, как только я открыл дверь.

Не дожидаясь ответа, она покружилась перед зеркалом и замерла, вопросительно глядя в глаза. Трудно сказать, что ее интересовало больше, содержимое посылки или мое мнение по поводу ее внешнего вида. Пожалуй, следовало начать с ответа на второй вопрос.

– Ты просто-таки неотразима! – комплимент красивой девушке это точно не то, на чем стоит оттачивать знание языков, потому и неудивительно, что я высказался по-русски. Не скажу, что получилось тонко и оригинально, но я ведь старался!..

 

Из всего многообразия одежды, которая уместилась в огромном ее чемодане, Консуэла предпочла длинное полупрозрачное платье цвета морской волны. Образ дополнила лента в волосах из материала того же оттенка и большие, просто огромные сережки с камушками. Платье частично скрывало длинные ремешки сандалий, которые застегивались чуть не на коленях. В общем, как на это ни смотри – нимфа из древнегреческих мифов. Да, это я тоже сказал вслух, комплиментов, как известно, много не бывает. Во всяком случае… в данном конкретном случае.

Моя реакция целиком и полностью устроила Консуэлу. Она склонила голову в полупоклоне, еще раз посмотрелась в зеркало, улыбнулась, на этот раз своему отражению, повернулась ко мне и кивнула. Ясное дело теперь требовалось удовлетворить и неуемное ее любопытство.

Я сорвал бумагу. Да, пальцы не ошиблись – самый обычный тубус. Скосил глаза в сторону зеркала, где отражалась Консуэла. Она с исконно женским любопытством следила за моими действиями. Я же не спешил. Медленно повернул крышку. В бездонных глазах очаровательной нимфы (видно даже в отражении) разгоралось жаркое пламя. Это да, терпение далеко не самая сильная ее сторона!

Все. Консуэла не выдержала, подбежала, отобрала у меня мою же «почту» и рывком сорвала крышку. Заглянула внутрь пластиковой трубы и скорчила забавную рожицу.

– Всего лишь карта! А я думала там что-то этакое… – она вынула большой лист плотной бумаги и положила его на столешницу. – Кажется, я догадываюсь, кто отправитель.

– Даже и не сомневаюсь, – пробормотал я, разглядывая «посылку». Цветной лист, стандартная карта, отпечатанная в типографии. По сути, всего лишь два цвета, правда, с оттенками. Синий и зеленый, между ними еле различимая желтоватая прослойка береговой линии. – Дмитрий или как там его на самом деле зовут. Это иллюстрация к его словам, аргумент и наживка одновременно.

Расправили карту на столе, придавили стаканами (это по-нашему, что тут скажешь!), принялись ее изучать. Кстати, несмотря на нотки разочарования, что звучали в голосе Консуэлы, она вглядывалась в цифры, буквы и линии куда более внимательно, чем я.

Первое, что бросалось в глаза – края листа аккуратно обрезаны. Зачем это было сделано понять несложно, ведь именно там нанесена координатная сетка, которая могла бы дать возможность какому-нибудь любознательному товарищу вроде меня определить местонахождение того самого «таинственного острова». Тот, кто подготовил карту не поленился также вырезать линейку, на которой указывался масштаб. В общем, при всем моем желании я не мог ни установить координаты объекта, ни хоть примерно определить его размеры. Занятно!

Невозможно было догадаться, что это за остров и по его очертаниям, на карте был только фрагмент побережья, оно простиралось от края до края листа, занимая примерно две трети всей его поверхности. В береговую линию точно посредине всего этого топографического шедевра врезалось море. Вне всякого сомнения, это и была та бухта, о которой говорил посредник.

Не поспоришь, действительно примечательное творение природы. Узкий извилистый залив, он неглубоко врезался в побережье, затем сворачивал направо почти под прямым углом, слегка вилял из стороны в сторону и упирался в практически идеально-ровный отрезок скалистого (судя по цвету) берега. Вмешалась фантазия и быстро объяснила мне, на что все это похоже. Это же носок! Да, привычный атрибут мужского гардероба. Будто небрежно бросили его на лист, приложив, так сказать, «носком носка» к береговой линии. Слегка подправили с таким расчетом, чтобы входной канал терялся в окрестных холмах и деревьях, кое-как подровняли и обвели карандашиком.

Что тут казать, да позаботилась природа о маскировке! К тому же создала естественный волнорез, наверняка с возвышенностями, наверняка густо покрытый растительностью. С правой стороны он был продолжением береговой линии, а слева практически заходил за скалы, что окаймляли вход, скрывая судоходный канал. Скорее всего, с моря вся эта зелень сливается в одну сплошную «зеленку», не допуская и намека на то, что совсем рядом такой удобный залив.

– Просто-таки идеальное место для стоянки судна, – озвучила мои мысли Консуэла. – Жаль, размеры бухты не определить. Интересно, что в этой гавани собираются прятать от любопытных взоров?

– Не знаю, но мне это тоже интересно! – искренне согласился я, не в силах прогнать фантазию, в которой я стоял на краю того самого каменистого мыса-волнореза, закрывающего вход в бухту, и любовался удивительным пейзажем. – Если на побережье густая растительность, то судно с воды не разглядеть, как ни старайся, плюс естественное препятствие, которое защитит от ветра, не даст разгуляться шторму. Здорово, что тут сказать. Повезло же кому-то с «земельным участком»!

Да, над картой неплохо потрудились. Судя по тому, что я видел, ландшафт побережья холмистый, а то и вовсе горы. Отчетливо виднелись точки и линии, которыми были обозначены высоты, вот только цифры им соответствующие кто-то густо закрасил маркером. Тот же «товарищ» прошелся и по воде. Нет, никто не мешал мне разглядеть банки и отмели, но определить глубины не представлялось возможным. Вот она секретность во всей своей красе! Смотри, любуйся, но никакой информации не выудишь, старайся не старайся. Кстати да, исходя из элементарной логики этот факт должен был напрочь отбить у меня всяческую охоту связываться с неизвестными параноиками и навязчивыми их идеями, но вот странность, эффект был обратный. Влекло все это, манило…

Противно зазвонил телефон. Я вспомнил о том, что время отправляться на экскурсию, которая теперь казалась не такой уж и увлекательной. Мелькнула глупая мысль: «Надо карту с собой взять, пока будем кататься, присмотреться, а вдруг что-нибудь удастся разглядеть».

По-прежнему внимательно рассматривая уютную бухту и ее окрестности, Консуэла дотянулась до тумбочки, нащупала телефон, местный, городской. Сняла трубку, сказала несколько слов по-испански, постучала ногтями по столешнице, привлекая мое внимание, кивнула, взглянула на меня и изобразила забавную гримасу, которая (я так думаю) должна была обозначать недовольство. Поманила меня пальцем, прошептала в ухо:

– Этот твой… неприятный…

– Слушаю, – сказал я в трубку. Отошел на шаг. Присел на валик дивана, Консуэла устроилась у меня на колене. Пришлось вывернуть руку так, чтобы и ей было слышно.

– Здравствуйте уважаемый Сергей Владимирович! Вы уже получили мою посылочку? – вкрадчивый голос в трубке тут-таки воскресил в памяти облик недавнего моего знакомого. Того самого Дмитрия, что уж точно не входил в число самых приятных людей, которых мне доводилось встречать в жизни. Хотя… – Прибыла в целости и сохранности?

– Добрый день! Да, вот уже несколько минут самым внимательным образом рассматриваю карту. Скажу честно, затягивает это дело, – ответил я, физически ощущая, как желание поработать буквально накрывает меня с головой. – Море, побережье. В центре бухта, полагаю, именно нею и нужно будет заняться?

– Точно так. Заказчик желает, чтобы вы продумали и создали сигнализацию, которая позволит в любое время суток спокойно входить в бухту и выходить из нее.

– Ну, это не так уж и сложно. Достаточно установить несколько навигационных знаков вдоль побережья на возвышенностях. Ними же обозначить вход. Для дневного времени подойдут простые створные ориентиры, на ночь или в непогоду можно будет задействовать и световую сигнализацию. Да не помешает еще подсветить и сам фарватер. Это несложно, зато действенно…

– Отлично, суть вы уловили, но это еще не все. Заметьте, система должна быть скрытой. Причем настолько, чтобы с проходящего всего в паре сотен метров от входа в бухту судна никто ничего не заметил. Понимаете? Словом, ваши знаки должны быть видны исключительно тем, кого ждут в гавани и никому другому.

– Какой-то «остров Секретов» получается. Нет, тут не поспоришь, свою собственность, если она заметно удалена от обжитых мест, защищать необходимо, пусть для начала прятать. Мы это уже проходили, – я медленно пожал плечами, ощущая, как внутри растет и развивается двойственное чувство. С одной стороны зашевелилась осторожность, намекая на то, что все далеко не так просто. С другой пробудился азарт. Ведь это же интересная работа, задача, которую надо решить и я уже вижу решение! Плюс, опять-таки, прибыль. – Надо, значит надо. Это тоже возможно, просто знаки нужно делать разборными, а лучше подвижными. К примеру, установить их на телескопических мачтах, или просто плашмя опускать на землю. Но это уже на месте надо смотреть, тут одной карты недостаточно, надо изучить рельеф, особенности ландшафта…

– Выдвижные конструкции предпочтительнее. Я сам там не бывал, но тропики есть тропики. Если вырубить участок джунглей, это будет заметно, причем как с воды, так и с воздуха, – вклинился в мои размышления собеседник, но я его не слушал, меня буквально распирали фантазии.

– Также потребуется изготовить систему дистанционного управления всем этим хозяйством. С ее помощью можно будет поднимать, а после убирать знаки. Кстати, вовсе необязательно задействовать всю систему, можно поочередно активировать лишь те ориентиры, которые нужны в данный конкретный момент. Подняли – судно продвинулось – убрали. Думаю, такая конфигурация отлично впишется в общую концепцию полнейшей секретности. Все это достаточно просто реализовать, надо только пульт собрать с переключателями, провода свести в одну точку, а лучше всего программу написать для компьютера, настроить беспроводное подключения, правда, программирование – не моя тема…

– Да, это примерно то, на что заказчик и рассчитывает. Он хочет управлять системой с помощью планшета. Насчет программного обеспечения не беспокойтесь, это точно не проблема… – в трубку влетел чей-то неразборчивый голос. – Понятно! Все, мне пора, дела ждут. Вы же пока развлекайтесь, а заодно думайте. Пищей для размышлений я вас обеспечил. Скажите, как вы смотрите на то, чтобы встретиться ближе к концу недели в ресторане вашего мотеля? Устраивает? Вот и хорошо, тогда я рассчитываю услышать ваш ответ во время обеда. Еще одно, в прошлый раз некрасиво получилось, я ушел, не расплатившись… Нет, не возражайте, получилось как получилось. Никаких возражений, я угощаю!

В трубке раздались гудки. Мы переглянулись. В глазах Консуэлы отчетливо читалось недоверие. В их глубине отражались и мои глаза, в них же проглядывало лишь блеклое сомнение, что планомерно сдавало позиции, уступая напирающему энтузиазму, что объединился с желанием незамедлительно взяться за работу.

Тишину прервал настойчивый стук в дверь. Поскольку дозвониться у администратора не получилось, к нам выслали посыльного с напоминанием о том, что машина ждет, притом уже несколько минут.

Пора! Руки сами потянулись к карте. Машинально свернули ее, упаковали. Я уже собирался подхватить тубус и бежать вниз, но наткнулся на смеющийся взгляд Консуэлы. Растерянно пожал плечами, смиренно бросил «посылку» на диван, поднял с пола небольшую сумку с «походными» вещами, забросил на плечо, вышел в коридор…

Первое время к разговору о работе не возвращались. Не до того было. Стоило мне увидеть вдалеке каскад шлюзов, гигантских ступеней, чуть не на каждой из которых расположилось по огромному судну, как все карты на свете моментально забылись. Я схватил фотоаппарат и буквально слился с его окуляром. Консуэла, которую не так сильно занимали инженерные проекты, какими бы глобальными они ни были, удобно устроилась на палубе в шезлонге, доверив тропическому солнцу позаботиться о красоте своей и без того безукоризненной кожи.

Так началось то, чего я ждать чуть не всю жизнь – прогулка по каналу. Честно говоря, получилось не совсем так, как бы того хотелось. Наше суденышко пристроилось за кормой громадного парома, перевозившего в своих трюмах несколько тысяч автомобилей куда-то на западное побережье Штатов. Сплошная стена из давно некрашеной стали закрывала собой чуть не половину окружающего нас мира, отвлекала и не давала вдоволь насладиться потрясающим видом. Конечно, в этом вопросе мое мнение никого не интересовало, задача сотрудников канала – обеспечить проход судов, а не беспокоиться об одном единственном туристе со всеми его прихотями. Но ничего, так продолжалось недолго, оставив позади третью шлюзовую камеру, мы вышли на простор озерной глади и оставили позади ничуть не эстетичное ржавое судно…

– Вот! Вот же оно! Ты это видишь? – я моментально позабыл о банке ледяного пива, которое так быстро нагревается в раскаленном воздухе тропиков. – Вот это и есть створные знаки!

Экскурсия по огромному хоть и не идущему ни в какое сравнение с открытым морем (кстати, это и неплохо, помнится, длительное пребывание в неспокойных водах меня не очень радовало) озеру закончилась. Мы подошли к самой извилистой и сложной для мореходства части канала – вошли в Кулебрскую выемку. Узкое русло. Занимательные пейзажи. Вокруг по обоим берегам холмы, срезанные уступами. Чуть не на каждом из них ориентиры для мореплавателей. Яркие щиты на крутых склонах и замысловатые выкрашенные в белый цвет конструкции, которые человеку несведущему могли бы показаться футуристическими, а то и вовсе творениями неземных цивилизаций.

 

– Видишь, как все устроено? Два знака, один выше, другой ниже. Задача рулевого заключается в том, чтобы держать курс на них. Они должны располагаться точно друг над другом и тогда…

– Сережка! Я дочь яхтсмена с тридцатилетним стажем, – печально улыбнулась Консуэла. – Без малого половина моей жизни прошла на яхтах. Поверь, я знаю, как выглядят створные знаки!

– Не цепляйся к словам, я же не пытаюсь тебя учить. Себя я учу. Это для меня своего рода практика. Обрати внимание на вон тот участочек – поворот и сразу две пары знаков, – я вытянул вперед руку с банкой и только теперь вспомнил о пиве, ощущение, будто оно вскипело. – Тебе не кажется, что это колено похоже на изгиб бухты, той, что на карте? Жаль, нет возможности свериться, карта дома осталась. Не знаю, но очень похоже! Запечатлею я его, пожалуй, на будущее. А что, надо трезво оценивать свои силы, я ведь не такой уж и специалист по всем этим вопросам. Да, кое-чему научился, но все-таки…

Несколько кадров пополнили скромную коллекцию береговых навигационных знаков, но этого мне показалось мало. Я буквально вломился в рубку и принялся расспрашивать паренька за штурвалом, как он пользуется всей этой индикацией и вот странность, словарный мой запас, который периодически пропадает, на этот раз не подвел. Нельзя сказать, что я все понял, но общую суть уловил, а это точно не могло не радовать.

Так подошли к первому в каскаде тихоокеанской стороны шлюзу со звучным именем – Педро Мигель. На этот раз ничто не закрывало мне обзор, мы зашли первыми, за нами пристроился какой-то сухогруз. Он был существенно ниже того парома, что остался где-то там вдалеке и не портил вид, напротив, будучи недавно выкрашенным, выгодно его дополнял.

Как-то слишком быстро и практически незаметно мы спустились на целых восемь метров. Миновали узкое и продолговатое озеро Мирафлорес. Вошли в верхнюю, вышли из нижней камеры одноименного шлюза. Далее короткая прогулка по бухте, являющейся неотъемлемой частью Тихого океана. Над нами промелькнул эффектно подсвеченный заходящим солнцем мост с красивым названием Puente de las Américas, что по-русски звучит всего лишь как Мост двух Америк. Курс на берег, причал, место «парковки» сотни яхт, собственно и все…

Пожалуй, в другое время я бы расстроился от того, что экскурсия подошла к концу, но не в тот раз. Так уж получилось, что в ходе прогулки я не столько набрался впечатлений, сколько обрел уверенность. Да, глядя на мелькающие по обеим сторонам очень даже извилистого пути знаки, я отчетливо осознал – согласен! Именно так, я согласен незамедлительно взяться за работу и дело вовсе не в деньгах, хотя и в них тоже. Просто было желание, была уверенность, они выгодно дополняли друг друга, переплетались, требовали действия. Да, я согласен, да я уверен, правда, надо будет еще Консуэлу заразить своей уверенностью, не знаю, правда, как.

– Ха! Серега! Привет попутчик, как жизнь?

В лабиринте трапов и мостиков мы буквально столкнулись с живописным толстяком. Идеально круглое лицо с обвисшими щеками, маленькие глаза, которые могут округляться до размеров небольшого блюдца в моменты острого страха. Огромный живот, его не могла скрыть даже бесформенная майка, размером с большой мешок. Изюминка портрета – сандалии, под которыми (как же без этого!) виднелись белые с густыми черными полосами пыли носки. Да, это рядом с ним я сидел в самолете на протяжении нескольких томительно долгих часов, как вспомню его богатырский храп! Нет, правда, это разновидность акустического оружия, от него не спасают даже качественные наушники, в которых гремит музыка…

– Здравствуйте! Неплохо, вот гуляем, а вы?

– А у меня все и вовсе отлично. Пару часов назад яхтой обзавелся. Честное слово не понимаю, зачем мне это было надо! Я ведь воды боюсь ничуть не меньше чем высоты, но что поделать, – тот заговорщицки подмигнул. – Положение обязывает, я ведь говорил, что работаю бухгалтером? Так вот, я бухгалтер того кого надо бухгалтер! Оффшорные счета, трюки с переносом производственных мощностей на другую сторону земного шара (сам Копперфильд бы от зависти лопнул!), уход от налогов, многоходовые схемы, все такое. Вот накопил, надо куда-то вложить, пока за меня не взялись. Тьфу-тьфу! Ладно, пора бежать, а то потеряюсь чего доброго. Проводник мой уже далеко впереди. Ну, счастливо оставаться, молодежь!

Мы чудом разминулись на узком мостике. Я проводил взглядом случайного знакомого, мельком взглянул на Консуэлу. Все ее внимание было намертво приковано к одной из ближайших посудин, белоснежной яхте с двумя высокими мачтами, которые терялись в густеющей темноте. Мелькнула мысль, а ведь теперь убедить ее в своей правоте будет не так уж и сложно…

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru