Litres Baner
РМ150\/80. На краю изученной Вселенной

Сергей Владимирович Еримия
РМ150/80. На краю изученной Вселенной

Глава первая. Вводная

Выдержки из вахтенного журнала автоматического грузовика №55284197-6Т:

«15 декабря 2900 г. 08:11:05. Идущий впереди транспорт исчез с радара. Проверка электроники не выявила неполадок. Воспользоваться альтернативными средствами наблюдения не представляется возможным ввиду значительного удаления от объекта…

15 декабря 2900 г. 14:28:46. По данным бортовой системы позиционирования челнок вошел в зону действия радиомаяка РМ150/80. Корректирующий сигнал не получен. Ответов на запросы нет. Принято решение продолжать движение, ориентируясь исключительно на показания собственных приборов…

15 декабря 2900 г. 20:11:25. Радары зафиксировали плотное стремительно расширяющееся скопление твердых частиц разной геометрии и массы. Скорость снижена до максимально допустимых при движении в метеоритном потоке значений. Выполняется корректировка курса для безопасного облета препятствия. Неминуем сбой в графике. Предполагаемая задержка – не менее суток. Исходя из характеристик (форма, отражающая способность, ускорение и усредненная траектория разлета) фрагментов, можно предположить, что облако являет собой обломки исчезнувшего несколько часов назад транспортника…

15 декабря 2900 г. 21:16:14. Датчики фиксируют множественные пробоины в корпусе космического корабля. Нарушена герметичность грузового отсека. Выведен из строя один из маневровых двигателей. С большой долей вероятности прибыть в пункт назначения своим ходом не удастся. Отправлен сигнал бедствия…»

Немного справочного материала:

«РМ150/80 – один старейших действующих маяков дальнего сектора. В отличие от других подобных устройств он до сих пор не переведен на полностью автоматический режим работы. Основной его задачей является обозначение внешних границ малоизученного участка с аномально-нестабильными гравитационными показателями. Является единственной точкой смены курса судов, следующих из зоны Альдебарана.

По типу и конструкции это стандартный веерный радиомаяк с изменяемым углом вещания. Все основные его узлы смонтированы на плоской поверхности астероида неправильной формы. Точность позиционирования обеспечивают импульсные ионные двигатели.

Схема расположения антенн гарантирует уверенный прием сигнала на значительном удалении (до 50-ти астрономических единиц). Диаграмма направленности радиоизлучения классическая с основным лепестком вытянутой эллипсоидальной формы. Корректировка пространственной ориентации активных элементов позволяет формировать направленный на конкретный объект луч, а при необходимости вести и общую передачу.

Непосредственно у поверхности поддерживается атмосфера типового состава. При этом все помещения герметичны и оборудованы шлюзами на случай непредвиденных ситуаций.

Обслуживает радиомаяк команда из четырех человек. Все отставные военные с допуском не ниже второго уровня. Одновременно на астероиде находятся трое. Четвертый дежурит в центральном офисе. В его задачи входит проведение сеансов связи и координация с «материковыми» службами. Состав меняется по скользящему графику, доставка смотрителей осуществляется собственным транспортом, иногда для этого задействуют попутные грузовики, оборудованные отапливаемыми трюмами.

Данный навигационный пост находится в подчинении портового хозяйства номер 150, базирующегося на Талии5 – единственной из планет двойной системы 31547А/Б имеющей твердую поверхность.

Приливные силы, возникающие в ходе вращения центральных звезд, массы которых существенно отличаются, провоцируют мощные выбросы плазмы из верхних слоев компонента «Б», являющегося «желтым карликом». Впоследствии основная ее часть поглощается более массивным компонентом «А», прочее же рассеивается в пространстве, повышая радиационный фон в окрестностях системы.

Описанное явление имеет циклический характер и легко поддается прогнозированию. В периоды высокой активности пуски и посадки запрещены, а кораблям предписано останавливаться на внешнем рейде, прячась в «тени» холодных газовых гигантов. Все очевидные неудобства компенсируются выгодным расположением системы и низкой гравитацией на самой превращенной в один большой порт планете…»

Из файла технического отчета транспорта №55284197-6Т:

«Повреждения, полученные в результате множественных столкновений, не позволили челноку продолжить путь, потому было принято решение позвать на помощь и лечь в дрейф. Примерно через трое суток на вызов прибыл буксир дальнего сектора. Судно без потерь доставили на базу, где был произведен ремонт.

Координаты места происшествия приведены в прилагаемой таблице, но стоит учитывать тот факт, что некоторое время транспорт находился в зоне возможных аномалий. Вероятно, это сказалось на точности приборов…»

Докладная записка старшего механика портовой инфраструктуры хозяйства 150:

«В ходе тестирования навигационного оборудования автоматического грузового челнока серьезных отклонений не выявлено. Имеется незначительное повреждение одного из маневровых двигателей, что никоим образом не отразилось на основных характеристиках судна. При этом корпус получил несколько пробоин. Три крупных осколка застряли в обшивке, один влетел внутрь грузового трюма. Образцы изъяты для проведения полного их анализа.

С большой долей вероятности это фрагменты транспорта класса «Т», возможно, потерянного за несколько часов до столкновения…

По результатам осмотра рекомендую внести изменения в программное обеспечение бортового компьютера данной серии. Подобное поведение неприемлемо. Интеграция последнего пакета обновлений привела к тому, что искусственный интеллект стал слишком уж «человечным». Побаивается, перестраховывается, старается лишний раз не рисковать…

В общем, остановку с последующим дрейфом считаю ошибочной. Ресурсы, потраченные на отправку буксира, можно было использовать более рационально…»

Рапорт уполномоченного представителя департамента маяков на Талии5, составленный после проведения комплексной проверки:

«Вечером 15 декабря был получен сигнал бедствия от одного из транспортных челноков, приписанных к портовому хозяйству 150. Часом позже на мой стол лег доклад дежурного радиотехника. В нем сообщалось о том, что не удается связаться с находящимся неподалеку от места происшествия радиомаяком.

Уже через несколько дней потерявшее ход судно доставили в порт, где его тщательно осмотрели. Результаты прилагаются. Мною был составлен отчет в головной офис, внесено предложение в кратчайшие сроки организовать экспедицию с целью детально во всем разобраться.

Инициативу поддержали, но из-за сезонных явлений, которые наблюдаются в окрестностях Талии5 (прим. планета, где расположены основные строения станции), отлет пришлось отложить…

Утром 26 декабря 2900 г. вместе с начальником РМ150/80, выполнявшим в те дни функции «материкового наблюдателя», на судне вспомогательного флота выдвинулись в направлении вышеуказанного объекта, к которому приблизились ближе к одиннадцати ночи.

Маяк располагается на астероиде, являющем собой практически плоский обломок гранита. На одной его стороне смонтированы излучатели, на другой создана жилая инфраструктура и размещена большая часть рабочего оборудования. Собственная гравитация у данного небесного тела практически отсутствует, для комфорта работников она поддерживается искусственно и колеблется в пределах 0,6-0,7 земной.

Предварительный облет ничего не дал. Приборы не зафиксировали радиоизлучение, при этом на поверхности объекта не было и намека на движение, что свидетельствовало бы о проведении ремонтных работ.

Высадились на внутренней (прим. обращенной к аномальной зоне) стороне космической скалы. Никто нас не встретил. Произвели первичный осмотр. Ничего подозрительного замечено не было за исключением большого количества следов у причальных приспособлений. Данное обстоятельство наводит на мысль о недавнем ремонте или обслуживании подъемного крана, предназначенного для разгрузки челноков с припасами…

В жилых помещениях полный порядок. Недостает двух скафандров, которые инструкция предписывает использовать при проведении любых работ, связанных с настройкой или ремонтом силовой установки, а также устройств, корректирующих силу тяготения. При этом все три пары ботинок с автономными генераторами гравитации в наличии.

Собственно, единственным признаком беспорядка можно считать опрокинутый стул на камбузе, а также грязную посуду, оставшуюся после завтрака…

Вахтенный журнал исправно заполнялся вплоть до девяти часов утра 15 декабря 2900 г…

Тщательный осмотр астероида не помог разгадать загадку исчезновения людей. Мною было принято решение ходатайствовать перед вышестоящим начальством об отправке на место происшествия специалистов из департамента внутренних расследований. По личному моему настоянию до дальнейших распоряжений запрещены полеты в зоне действия маяка РМ150/80…»

Записки руководителя следственной группы:

«Таинственное исчезновение троих смотрителей радиомаяка РМ150/80 начало обрастать мистическими подробностями задолго до того, как я получил возможность лично ознакомиться с делом и изучить собранные улики. Среди работников портового хозяйства распространяются слухи, многие из которых доходят и до меня. Чего только не придумает народ! Тем не менее, собственный мой опыт подсказывает – нередко за мистикой скрывается банальная халатность и нарушение инструкции…

Первое, что следовало выяснить нашей группе – не было ли вторжения извне. Астероид с установленным на нем маяком находится у границы исследованных областей, а потому вероятность подобного развития ситуации очень даже высокая. Правда, ничего, что могло бы хоть косвенно свидетельствовать в пользу данной теории, не обнаружено…

Версия, выдвинутая нашим человеком на Талии, подтверждается. Действительно, незадолго до того самого происшествия выполнялся ремонт подъемника. Механизм получил повреждение вследствие падения метеорита. Сомнений в том, что поломка возникла в результате исключительно природных процессов, у меня нет, но возникают вопросы по части соблюдения техники безопасности. Возможно, в нарушение инструкции все трое смотрителей одновременно покинули жилой модуль, но пока это не точно…

 

Не совсем понятно, почему в переходном шлюзе недостает только двух скафандров. Скорее всего, кто-то один вышел раньше или позже остальных…

Расшифровка данных автоматических самописцев позволила взглянуть на происшествие под другим углом. Точно в интересующее нас время датчики зафиксировали резкое падение давления воздуха, что может указывать на значительное снижение, а то и отключение гравитации. Это в свою очередь могло стать причиной гибели людей…

Гипотезу проверили. Да, отсутствие искусственного притяжения ведет к тому, что любого даже незначительного воздействия достаточно, чтобы человек улетел в открытый космос…»

Заключение ведомственной комиссии:

«Гибель троих смотрителей маяка 150/80 стала следствием грубого нарушения внутренней инструкции. По так и не выясненной причине один из них покинул герметичное помещение без надлежащей экипировки. В тот момент, когда он находился снаружи, произошло кратковременное отключение силовой установки, повлекшее за собой обнуление гравитации, а позже и разрежение атмосферы. Заметив, что их товарищ попал в беду, двое других бросились на помощь и сами оказались в ловушке.

Они облачились в скафандры, но не надели ботинки, поскольку ситуация требовала незамедлительных действий. Удержаться же на поверхности без специальной обуви или страховки было практически невозможно.

С большой долей вероятности тела вынесло в открытый космос и, скорее всего, их следует искать в глубине неизведанных территорий…»

Резолюция начальника портового хозяйства:

«Считать исчезновение обслуживающего персонала радиомаяка РМ150/80 несчастным случаем. Поиск тел не вести. Выделить материальную помощь семьям. Восстановить движение транспортников в полном объеме. Наладить бесперебойную работу вышеупомянутого маяка, для чего передать в распоряжение старшего смотрителя взвод военизированной охраны. Им надлежит обеспечить защиту объекта, а также нормальное его функционирование».

Глава вторая. Военизированное пополнение

Чуть не на протяжении всей своей истории человечество пользовалось маяками. Древнейшими из них были полыхающие на возвышенностях вдоль побережья костры, что словно отблески Путеводной звезды вели суда в родную гавань, помогали обходить опасные участки. Позже для этих целей начали возводить башни. На их вершинах зажигали свечи, масляные или ацетиленовые лампы. Их свет усиливали линзы, они же формировали узкий направленный луч. Это было действенное средство, но прогресс не стоял на месте. Скоро открытое пламя сменила раскаленная нить лампы электрической, ей же на смену пришли компактные светодиодные излучатели.

Востребованность данных устройств со временем только росла, но все чаще возникали ситуации, при которых использовать средства навигации, работающие в оптическом диапазоне затруднительно, а зачастую и вовсе невозможно. Там нашли свое применение маяки, испускающие радиоволны. Их преимущества очевидны: больше радиус действия, всепогодность, одинаково отличный сигнал вне зависимости от времени суток, да и посредством радио можно не только указывать направление на объект, но и передавать всевозможную информацию.

В эру интенсивного освоения космоса радиомаяки преодолели земное притяжение и уверенно шагнули за пределы атмосферы. Да, оказалось, чтобы ориентироваться в безграничных просторах межзвездного пространства, нужны устойчивые ориентиры, объекты, чье местоположение известно с высокой точностью. При переходах на большие расстояния эту важную функцию выполняют природные маяки – пульсары. Их координаты вычислены еще в незапамятные времена, а стабильные характеристики излучения позволяют не только определить собственное свое положение до долей секунды, но и получить такие важные параметры полета как направление и скорость.

Пульсары пульсарами вот только их установила природа и не человеку менять карту звездного неба, а часто ориентир нужен в конкретной точке Вселенной. Тут настоящим спасением стали проверенные временем работающие в радиодиапазоне передатчики направленного сигнала.

На протяжении последних столетий человечество создало и установило немало подобных маяков. В большинстве своем это полностью автоматические устройства. Они не требуют ухода, достаточно периодически проводить их техобслуживание, менять вышедшие из строя детали. Они просты и удобны, но компьютер, увы, не всесилен. Взять тот же 150/80. Он расположился на самом краю освоенных территорий, в месте, где постоянные в обычных условиях физические характеристики безо всякой на то причины, всплесками, отклоняются от нормы. Часто срабатывает защита, внезапно возросшая гравитация стремится сместить массивный астероид, электроника отказывается работать, что требует вмешательства человека…

– Э-э… Алексеевич, будьте так добры, напишите объяснительную записку! – старший следователь настойчиво протягивал свернутый в рулон свой планшет. – Не надо сильно углубляться, да буквально пару строк. Мне для отчета…

Начальник маяка вздрогнул, рассеянно, будто только увидел, посмотрел на человека в строгом черном скафандре. Пожал плечами, ответил хриплым голосом:

– И что я тебе напишу? Мол, ничего не знаю, не видел, дежурил в офисе…

– Примерно так, вы же знаете, как все работает! Это чистейшей воды формальность. Просто вы главный на объекте. Да, у вас полный порядок: документация, инструктажи, журналы опять-таки ведутся. Тем не менее, нарушение на лицо! Я насчет портативных генераторов. В инструкции же сказано – использовать каждый раз…

– Там много чего сказано! А ты представь, что за стеклянной дверью твой товарищ и он вот-вот улетит. Ага, в бездну полную звезд! Ты бросишься ему на помощь или начнешь изучать директивы и распоряжения? – смотритель наклонился, поднял увесистый ботинок, передал его следователю. – Еще одно. Ты посмотри внимательнее. Если хочешь, можешь примерить. Это тебе не современные модели с автоматическим подгоном размера и магнитными застежками. Тут шнурков метров пятнадцать, они же продолжение катушки индуктивности, пока не уложишь, не завяжешь, устройство не активируется…

– Я это уже отметил в рапорте, вам обновят… обмундирование. Но факт есть факт, именно ботинки убили ваших подчиненных, как минимум, двоих из них…

– Поле их убило, – в голосе старика прозвучала бесконечная грусть.

– Поле? А, ну да, наслышан, наслышан…

Пожилой смотритель беззвучно выругался. Взял планшет, тяжело вздохнул и безо всякого энтузиазма принялся водить пальцем по экрану. Бюрократия всегда его раздражала, но без нее в современном мире никак.

Справился быстро. Следователь пробежал глазами коротенький абзац, утвердительно кивнул, улыбнулся, осознавая, что свою работу он сделал.

– Что ж, удачи вам! – он протянул руку, прощаясь. – Буквально через пару часов прибудет подкрепление. Еще одно, у вас стресс и все такое, если захотите отдохнуть – я все понимаю, посодействую. Вы только ребят в курс дела введите.

Он растворился в свечении, что коконом окутывало шлюз стандартного «командирского» челнока. Свет тут-таки погас. Послышался нарастающий гул. Легкий космический аппарат осторожно оторвался от поверхности астероида, от чего камень под ногами еле ощутимо задрожал…

Начальник маяка остался один на маленькой планете средь бесконечности космоса. Рассеянно огляделся, вздрогнул. Нет, одиночество его не пугало, просто навалилось все в одночасье: авария, следствие, люди погибли. Нельзя сказать, чтоб друзья, собственно, они толком не успели и познакомиться. Махнул рукой, мол, ну и ладно. Повернулся, направился к нагромождению «цистерн» – построенному несколько столетий назад жилому блоку. Остановился. Внимательно вгляделся в блестящую поверхность стеклянной двери. Там, помимо унылого камня и торчавшего просто из него подъемного крана, отразился высокий худощавый старик с окладистой бородой. Да, потрепала его жизнь!

Иван Алексеевич считался ветераном маячного дела. Минуло уже полтора десятка лет с того момента когда его, капитана третьего ранга, командира малого ракетного корабля списали на берег. Не прошло и недели «сухопутной» жизни, как он оказался на астероиде в команде РМ150/80. Быстро дослужился до начальственной должности, но иначе и быть не могло – все радиотехническое хозяйство держалось исключительно на нем…

Почти сразу, не успел еще юркий челнок со следователями на борту потеряться средь разбавленной подмигивающими звездами абсолютной тьмы космоса, в непосредственной близости от астероида пронеслась «Комета». Десантный корабль.

– А эти что здесь забыли? – недовольно пробормотал Алексеевич. – Кажется, войну нам никто не объявлял…

Суденышко заложило крутой вираж, растворилось в темноте, снова появилось. Несколько раз облетело небольшое (и не только в масштабах Вселенной) космическое тело. Притормозило. Зависло на долю секунды и пошло на снижение. Неторопливо, двигаясь по спирали. Примерно на границе искусственной атмосферы кораблик замер. Открылся люк, из него вывалились несколько тросов. По ним один за другим начали спускаться облаченные в боевые «доспехи» бойцы. Девятнадцать человек, одного не добрали, ну, для круглого счета…

Смотритель в растерянности застыл, но только на пару секунд.

– Вы что там с ума все сошли? – закричал он и помчался к месту десантирования, энергично размахивая руками. – Куда столько народу, да еще и с оружием. Я просил троих, максимум четверых и не вояк, а технарей. Давайте запрыгивайте обратно и летите откуда…

– Не надо так волноваться! – от толпы совершенно одинаковых военных отделился один. На нем стандартный скафандр в комплекте с не менее стандартной сферой. – Все как вы заказывали. Людей четверо. Прочие роботы. Штурмовики.

– И зачем они мне здесь нужны? – Алексеевич проследил за тем, как вдали исчезает десантный корабль.

– Как это зачем? У нас приказ. Да, я лейтенант Исмаилов, командир взвода, – военный снял шлем, за зеркальным его забралом скрывалось юношеское лицо, густо усыпанное веснушками. Парень искренне улыбался. – Задача: обеспечить вашу безопасность, ну и содействовать во всем.

– Содействовать они будут… – пробормотал начальник маяка. – Ладно, сам служил, все понимаю.

– Вот и хорошо. Прежде всего, нам нужно место для ангара. Как насчет… обратной стороны. Я видел, там одни… штыри торчат. Под ними и разместим наших андроидов…

– Только если ты готов всю оставшуюся жизнь выплачивать их стоимость. Во время передачи, а это практически постоянно, там нельзя находиться людям и крайне не рекомендуется использовать любую электронику. Располагайтесь… – старик огляделся и махнул рукой в сторону одиноко торчащего из камня крана, – за подъемником. Сами же сюда…

– Ясно, – парень утвердительно кивнул. Он на секунду замялся и тише добавил: – Можно пока осмотреться? Никогда не был на автономном маяке.

– Конечно, систему запустим примерно через час.

– Роза! Линкольн! Багров! – коротко, выстрелами, выкрикнул лейтенант. К нему подбежали трое. – Ставьте шатры, проверяйте роботов! У нас на раскачку ровно шестьдесят минут.

Те дружно взмахнули руками, отдавая честь, и бросились в гущу электронных своих подчиненных.

– Пошли! Устрою тебе небольшую экскурсию, – Алексеевич вдруг осознал, что лейтенант ему нравится. Скорее всего, причиной тому тот факт, что не так давно он сам был точно таким же юнцом полным энергии и желания служить человечеству. – Боюсь, любоваться здесь особо нечем. Весь астероид – блин с рваными краями и двумя слегка вогнутыми равнинами. Максимум в поперечнике восемь километров. Нет, я понимаю, тебе надо видеть, что охраняешь…

Они прошли по пыльной окаймленной бортиком из обломков скал долине. Ровненько, гладенько, ни трещин, ни наплывов. Относительно правильная форма доходчиво намекала на то, что данный космический объект создавался не без помощи человека.

В сплошном на первый взгляд кольце каменного вала узкая виляла тропинка. Она привела людей к месту, где плоская поверхность своеобразной планеты круто обрывалась, переходя в ободок, соединяющий (или разъединяющий) взаимно параллельные «половинки».

– Удивительные ощущения, – лейтенант на мгновение замешкался, – никогда не видел края земли! Притом в самом буквальном смысле.

Миновали узкий, не более сотни метров «ободок», перевалили на противоположную сторону. Там, в долине, расположились антенны. Целое поле высоких мачт. Металлические опоры, изящные изоляторы, множество растяжек, кабели…

– Собственно, это и есть радиомаяк. Почти все излучение направляется в открытый космос. Тем не менее, того что рассеивается у поверхности, достаточно чтобы испепелить человека, пусть тот и в скафандре, оно же выводит из строя любую технику. Противоположная сторона относительно безопасна. Камень поглощает волны, плюс здания экранированы, – непонятно откуда взявшаяся словоохотливость удивила даже самого смотрителя. – Все управляется автоматикой, на случай аварии предусмотрен ручной режим.

 

– В общем и целом все ясно, – парень осмотрел вышки с исключительно профессиональным интересом, задумчиво кивнул. – Я так понимаю, с этой стороны нам нападение не грозит, значит, стоит расставить роботов по периметру жилой… половинки.

– Как знаешь, – смотритель развел руками. – Мне нужны двое для запуска системы, все прочее твои заботы.

– Не волнуйтесь, я и мои сержанты в вашем распоряжении. Думаю, охрану объекта следует организовать следующим образом. У меня три отделения: два дежурят, третье на техобслуживании. Посты выставим у двигателей, в районе жилого модуля и возле пункта управления, плюс к этому патрулирование местности. Начальником караула назначим одного из сержантов, смена через восемь часов. Что скажете?

– Первое назначение? – вместо ответа спросил Алексеевич. Улыбнулся. – Одобряю.

К их возвращению на пустыре за краном выросли два больших ангара. Простая, но надежная разборная конструкция, полная герметичность, автономный генератор кислорода, правда, учитывая, что почти все новое население астероида роботы, это чуть не излишества…

– Поехали! – скомандовал начальник маяка. – Дело достаточно простое, но все действия надо выполнять последовательно и быстро. Готовы?

Новые его подчиненные дружно кивнули.

– Проверить пространственную ориентацию астероида!

– Положение в пределах нормы, отклонение по направлению порядка тринадцати градусов, – выкрикнул мужчина средних лет в потрепанном кителе с сержантскими нашивками – Багров.

– Запустить второй двигатель! Четыре импульса, – камень под ногами людей задрожал. – Стоп! Первый и третий. Еще! Стоп! Порядок. Лейтенант, добавьте оборотов турбине, нам потребуется вся мощность.

– Пятнадцать тысяч в минуту! Стрелки приборов подходят к красной зоне.

– Нормально! Девушка, ваш выход. Включайте рубильники. Один за другим. Не частите, размеренно, резкий всплеск энергопотребления может вывести из строя силовую установку…

– Не девушка я тебе… дедуля, – пробормотала фигуристая рыжеволосая дама в облегающей форме. – Сержант, в крайнем случае, Роза…

– Отлично! Справились. Как видите, ничего сложного нет. Можно и одному со всем этим совладать, но пульты разных систем разнесены во избежание ошибки оператора. Все свободны…

Приближался вечер. Конечно, условный вечер. Не было поблизости Солнца, которое бы видимым своим движением по небосклону сигнализировало об изменении времени суток, да и никакой другой звезды не было. Были лишь фонари, их яркость постепенно снижалась, намекая на то, что скоро ночь.

Предзакатную тишину разрушила возня в шлюзовом отсеке. Вернулся лейтенант. Проверял посты, все строго по Уставу. Он вошел в тесный цилиндрический зал. Взглянул на Линкольна, который добросовестно спал в отведенной персонально ему «бочке», на Розу, которая слушала музыку, демонстративно игнорируя начальника маяка, на него самого.

– Алексеевич, а как у вас насчет развлечений?

Тот пожал плечами, но ответить не успел. Парень вздрогнул. В одно мгновение в его руке оказался пистолет. Он бросился к выходу, прижался к стеклу. Пробежал пальцами по сенсорной клавиатуре. Снаружи ярко вспыхнул свет, высветив пустоту.

– Вы слышали? – он обернулся. – Стук. Громкий такой, настойчивый. Так в дверь стучат…

– Поле это, его это проделки…

Рейтинг@Mail.ru