Мое крылатое (не)счастье

Лина Алфеева
Мое крылатое (не)счастье

Вздрогнув, девочка выронила щётку, а потом, что-то невнятно пропищав, забилась в угол, прикрывая лицо руками. И чего она так испугалась?

С моих губ сорвался нервный смешок. А я и не подозревала, что настолько страшна.

– Прости, если напугала. Меня сюда Ельга послала.

Упоминание имени служанки подействовало на девочку странно: она тихонько всхлипнула и затряслась всем телом. Хотя жизнь во дворце не научила меня общению с детьми, а люди для меня так и вовсе были в диковинку, я умела распознавать страх. Девочка боялась Ельги. Наверняка эта гадина её сюда и запихнула, чтобы та ей глаза не мозолила. Мне стало жаль бедняжку.

– Эй… Не бойся меня. – Я присела на пол рядом с чумазой малышкой. – Представляешь, она и меня работать заставляет. Но мы с тобой сейчас немного отдохнём. Хочешь?

Девочка молча кивнула, и в тишине комнатушки вдруг раздалось отчётливое урчание голодного желудка. Бедняжка хотела есть!

Где находилась кухня, я отлично помнила, поэтому взяла девочку за руку и решительно повела за собой. Перед дверью та вдруг начала упираться и больно ущипнула меня за запястье.

– Эй! Ты чего? Я же хочу тебя покормить…

Девочка отступила и опасливо огляделась по сторонам, словно в любой момент могла получить оплеуху за свою дерзость.

– Не бойся. Тебя здесь никто не обидит. Я не позволю! – попыталась уговорить малышку, хотя прекрасно понимала, что моё слово ничего не значит в этом доме. И всё равно! Я не позволю морить голодом бедного ребёнка!

Девочка потопталась на месте, но всё же нерешительно шагнула ко мне. Вложила крохотную ручку в мою протянутую ладонь.

– Ну вот, так-то лучше. – Я ободряюще улыбнулась и, толкнув тяжёлую створку, шагнула через порог.

* * *

Кухня – сердце любого дома. Здесь рождаются дурманящие ароматы, а тепло очага нагревает камень и растекается по всем комнатам. Так вот, на кухне Риана никто готовить в ближайшем будущем и не собирался. Там ели.

Когда я вошла, за широким столом, уставленным всевозможными припасами, сидели Ельга, Дорри и Марла и… ни в чём себе не отказывали.

Я с лёгким недоумением осмотрела холодный, покрытый жирным белёсым налётом кусок мяса и блюдо с кровяной колбасой. Полуобглоданая тушка птицы выглядела и вовсе не аппетитно, но служанок это не смущало, они выгребали из неё руками кашу и прихлёбывали из высоких кружек хозяйский эль…

– Уже управилась? Быстро ты! – Ельга сыто икнула. – А эту зачем сюда притащила? Отребью не место на кухне.

– Девочка голодна. Её нужно покормить.

– Это она сама тебе сказала? – Дорри раскатисто засмеялась.

Я перевела взгляд на девочку и только тогда осознала, что за всё время она не вымолвила ни слова.

– Ты не можешь говорить?

Тощая, щуплая, она испуганно втянула голову в плечи и, кажется, стала ещё меньше.

– Да не ответит тебе эта полоумная. Что взять с дурёхи. Хозяин её из жалости где-то подобрал. Вечно тащит в усадьбу всякое отребье.

– Я заметила. Отребья тут хватает.

– Ах ты гадина! – Ельга замахнулась на меня, но я с лёгкостью увернулась, и её ладонь рассекла воздух и чиркнула по краю стола. – Тва-а-арь крылатая! Хватайте её!

Дорри и Марла неуверенно переглянулись и слаженно бросились на меня. Мне ничего не оставалось, как запрыгнуть на стол. Ловко перескакивая между тарелками и блюдами с едой, я очутилась возле разделочного стола, перебралась на него и сняла со стены огромный нож, напоминающий зазубренную пилу.

– Чокнутая… – На лице Ельги отразился нешуточный испуг.

– Да другую господин разве притащил бы? Пожалел полоумную! Небось свои же её и выгнали. Как хотите, а я за Фьезом. Пусть он сам с ней разбирается.

И Марла попятилась к выходу, ни на секунду не выпуская меня из вида. Дорри и Ельга последовали за ней. Дождавшись, когда за служанками захлопнется дверь, я спрыгнула на пол и заглянула под стол. Так и есть, девочка спряталась там.

– Прости, если напугала. Зато я отвоевала для нас обед. Как насчёт того, чтобы перекусить?

Девочка неуверенно кивнула и выбралась из-под столешницы.

Еда людей, несомненно, отличалась от рациона нэйаров, живущих на Парящих островах. И всё-таки кое-что было посущественнее вкусовых пристрастий. На Парящих островах не голодали. Даже простолюдины всегда ели досыта, а их кладовые были полны припасов.

Я в ужасе смотрела на девочку, которая жадно поедала уже подсохшее мясо. Даже разогревать не стала! Так сильно боялась, что служанки вернуться и отберут еду…

Не вернулись. Зато малышка не теряла времени даром и умудрилась рассовать по карманам с десяток пирожков и припрятать в рукаве колечко колбасы. Наверняка и в другой что-нибудь спрятала бы, но помешал Фьез.

Дворецкий величаво вплыл на кухню и уставился на меня надменным стеклянным взглядом.

– Я знаю, что вам наговорили, – спокойно посмотрела в ответ.

– Мне донесли, что вы напали на прислугу. Это недопустимо даже для нэйары, но если попросите, то я не стану жаловаться хозяину.

– Не попрошу! Напротив, я требую, чтобы вы рассказали Риану о том, что в его доме детей морят голодом!

– Здесь каждый получает по заслугам.

– Хотите сказать, что девочка заслужила такое отношение? И чем же? Тем, что не способна за себя постоять? Она же не говорит, вот и пожаловаться никому не может.

Рядом мелькнуло светлое пятно. Это малышка выглянула из-под стола и тут же нырнула обратно, но Фьез её заметил.

– Милли, покажись, – сухо приказал он.

Только когда девочка выбралась на свет, я смогла её хорошенько рассмотреть. Малышка была ещё тоще, чем я думала. С полупрозрачной кожей, тонкими руками и острыми выпирающими ключицами. Казалось, дунет ветер и унесёт.

– Она выглядит неопрятно, но не хуже, чем обычно, – вынес вердикт Фьез.

– Это маленький ребёнок. Она нуждается в заботе. Где её родители?

– Девочку привёл в дом Риан и поручил Ельге.

– Ни слова больше! Я всё поняла. – Я решительно повернулась к ребёнку. – Там, где ты раньше жила, у тебя остались вещи?

Милли отрицательно качнула головой. Какие же красивые у неё волосы! Огненно-рыжие, словно настоящий костёр полыхает, а на лице россыпь веснушек. Её бы отмыть, причесать и откормить… Вот почему Риан такой безответственный? Как он мог допустить, чтобы с ребёнком так обращались? Ничего! Я всё исправлю.

– Фьез, Милли понадобится чистая одежда. – Я опустила взгляд на ноги девочки и увидела пальцы, торчащие из туфель, которые ей были явно не по размеру. – И новая обувь.

– Господин не отдавал распоряжений открыть кладовые. Нэйара, в этом доме устоявшиеся порядки. Не советую вам вмешиваться, если не желаете разозлить господина… В вашей-то ситуации. – Мужчина красноречиво взглянул на мой ошейник, а потом его взгляд опустился ниже.

Нет! Глупости! Не мог же этот Фьез пялиться на мою грудь? От отвращения у меня скрутило низ живота, но я смогла взять себя в руки. Посмотрела в глаза дворецкому и твёрдо произнесла:

– Хорошо. Тогда мы его дождёмся и вместе выясним, как так вышло, что ребёнка здесь морят голодом. Это же ваша прямая обязанность следить за слугами. Если выяснится, что Риан не знал о бедственном положении Милли, он может начать задавать неудобные вопросы. Например, задумается, а так ли хорошо его дворецкий справляется со своими обязанностями.

Лицо Фьеза пошло красными пятнами, несколько секунд он сверлил меня откровенно злым взглядом, а потом выдохнул:

– У Милли будет всё необходимое.

– Отлично! Раз мы со всем разобрались, то я могу приступить к уборке в ванной комнате.

Убирать откровенно не хотелось, но, чтобы получить желаемое, нужно идти на уступки в мелочах.

Робкое прикосновение к руке заставило меня обернуться. Девочка с улыбкой смотрела на меня.

– Кажется, Милли хочет вам помочь, – задумчиво произнёс Фьез. – Удивительно, она же совершенно дикая.

Это ещё кто тут дикий! По мне, так Ельга и другие девицы!

Стараясь поскорее избавиться от взгляда рыбоглазого, я взяла Милли за руку и повела прочь из кухни.

* * *

Милли помогла мне с уборкой. Тряпкой она орудовала намного лучше меня. Там, где я всего лишь оставляла на стене грязные разводы, эта малышка добивалась кристальной чистоты. Одна беда – рост у неё был невысок, но и эту проблему она решила, притащив из комнаты стул.

Девочка так хотела мне понравиться, что мне стало неловко. Не стоило давать ей ложную надежду.

Весь день Милли ходила за мной хвостиком, всячески стараясь угодить. Кажется, она увидела во мне друга. И я бы с радостью подружилась с малышкой, вот только я не собиралась надолго задерживаться в усадьбе Риана. Как только окрепну, надо будет выбираться отсюда. Пока не знаю, как. С шеханом на шее я беспомощна словно новорождённый птенец. Но и оставаться мне нельзя. А значит, я обязана что-то придумать. Найти выход из, казалось бы, безвыходной ситуации…

Окончив уборку, я распрощалась с Милли и отправилась к себе. От непривычной работы ныла спина и занемела шея. Про больную руку вообще молчу. Кажется, я и вовсе не могла ей пошевелить.

Я настолько устала, что не нашла сил даже сменить повязки. Лишь закинула в рот несколько кусочков холодного жаркого, что дожидалось меня на прикроватном столике, и рухнула в постель.

И хотя за окном ещё было светло, сон сморил моментально. Жаль, до утра он не продлился. Я проснулась посреди ночи от странного непривычного ощущения. Постороннего присутствия. Чужого взгляда, внимательного и тяжёлого.

В моей комнатушке было темно. Сквозь крошечное окошко совсем не проникал свет. Я машинально вскинула руку, пытаясь создать светлячок. И тихонько ругнулась, вспомнив, что напрочь лишена магии. Тронула металлический ошейник на шее.

Будь неладен этот шехан! И нэйар, что посмел надеть его на меня!

Стоило об этом подумать, как в углу шевельнулась тень. Я тихо ахнула и прижалась спиной к изголовью кровати, по самый подбородок натянув одеяло. А тень меж тем отлепилась от стены и шагнула ко мне.

 

– Правильно делаешь, что прячешься, – с насмешкой произнёс знакомый голос, и я позволила себе облегчённо выдохнуть.

Из всех возможных вариантов, появление в моей комнате Риана, пожалуй, было наименьшим из зол.

– Ну и что ты устроила? – Хозяин поместья вдруг навис надо мной и опёрся рукой на изголовье кровати. Кажется, я погорячилась, назвав его наименьшим из зол…

Злой, сверкающий в темноте взгляд не сулил мне ничего хорошего.

– В смысле? Ничего я не устроила. – Попыталась изобразить дурочку, хотя в глубине души догадывалась, что могло разозлить нэйара.

Мокрый потолок, будь он неладен! Хоть мы с Милли и вытерли всё до скрипящей сухости, но пятно, увы, так быстро никуда не исчезло.

– Знаешь, чего я больше всего не люблю, птичка? Когда мне врут. Причём ты делаешь это крайне неумело… – Хоть Риан и не повышал голоса, но тихий угрожающий тон пробирал до самых костей. – Разве я не ясно обозначил твоё место в этом доме? Мне стоит повторить?

– Не стоит… – покорно ответила я, решив лишний раз не злить хозяина поместья. Уж не знаю, виной тому был мокрый потолок или что-то иное испортило нэйару настроение, но попасть под горячую руку у меня не было ни малейшего желания.

– Тогда какого дахха ты тут устроила? Думаешь, раз ты высокородная, имеешь право командовать в этом доме?

– Нет, но…

– Но? У тебя ещё есть возражения? – Риан усмехнулся и наконец отцепился от подголовника моей кровати.

Дышать сразу стало свободнее. А вместе с тем вернулась и смелость.

– Представь себе, имеются! Или ты думал, я стану спокойно смотреть на то, как вы морите детей голодом?! Вы тут внизу, конечно, все немного дикари, но даже для дикарей это слишком!

– Что ты несёшь? Кто тут дикарь? И о каких детях речь? У меня нет никаких детей!

– Да неужели? А как же та девочка, что не говорит? Милли. Или хочешь сказать, ты не в курсе, что она живёт в твоём поместье?!

Я так осмелела, что даже прикрикнула на Риана. Тот, как ни странно, не разозлился, напротив, растерялся. Но лишь на мгновение. Через секунду он вновь нахмурился и жёстко посмотрел на меня.

– Я в курсе. Я поручил девчонку слугам, а не тебе! Не суй свой нос куда не следует!

– Так научи своих слуг послушанию! Они у тебя чересчур распоясались.

– Я сам разберусь со своими слугами! А будешь мне дерзить, послушанию придётся научить тебя.

– Вот уж не думаю, – фыркнула я в ответ. Чтобы какой-то там мятежник смел указывать королевской дочери. Да не бывать этому! Чтоб мне провалиться!

– Ты забываешься… – Риан вновь оказался непозволительно близко. – Или забыла об одной маленькой детали?

Он вдруг резко поднёс руку к моему лицу, и я инстинктивно зажмурилась. Но прикосновения не последовало. А когда я открыла глаза, поняла, что Риан гладит металлический обод шехана на моей шее.

Да, я и правда на мгновение забылась. Но большего нэйар мне не позволил. Вновь напомнил о том, что я здесь пленница.

– А может, готова рассказать мне, зачем ты сунулась в Нижний предел, м-м-м? Кто ты такая?

Его пальцы скользнули с шехана на мою шею, и я вздрогнула, ощутив исходящую от нэйара опасность. Как дочь короля, я была обучена искусству боя. Но не без помощи магии. И не в этой ипостаси! Сейчас же я была уязвима, как никогда. Чего нельзя было сказать о Риане. И думается мне, если он решит свернуть мне шею, я даже звука издать не успею.

– Я уже всё сказала… Мне нечего добавить, – произнесла я еле слышно. И тяжело сглотнула, когда мужская ладонь перебралась с шеи на ключицу, еле ощутимо тронула впадинку посередине.

Отец Прародитель, что он задумал? Пусть только попробует меня тронуть!

И что я сделаю?..

Что я вообще могу ему противопоставить? В звериной ипостаси я могла дать ему хоть какой-то отпор. Сейчас же я оказалась в самой настоящей ловушке. Риан был выше меня на целую голову, шире в плечах, мощнее. И ладони у него крупные, с длинными цепкими пальцами и отросшими ногтями, как носят все крылатые воины в подражание когтям второй ипостаси.

А мне даже прикрыться нечем. На мне лишь лёгкая полотняная рубашка с широким воротом, в вырезе которого проступают тонкие ключицы, короткие штанишки, да тонкий плед, создающий слишком слабую иллюзию защищённости.

Если мужчина захочет, он сорвёт всё это одним рывком.

От пришедшей в голову мысли стало плохо. Ведь если Риан меня тронет… я потеряю себя. Я сбежала от генерала Даклара, потому что боялась этого. А теперь оказалась в руках нэйара, которого и вовсе не знала. Не представляла, на что он способен, чтобы докопаться до истины.

– Уверена? Тебе точно нечего сказать? – Риан ухмыльнулся, так и не убрав руку с моей ключицы.

– Прекрати… – прошептала я трясущимися губами и накрыла мужскую руку своей ладонью. Легонько сжала, надеясь, что хозяин поместья окажется достаточно порядочным, чтобы остановиться.

Он и так уже перепугал меня до икоты.

Несколько мгновений ничего не происходило. Риан лишь внимательно всматривался в моё лицо, не делая никаких движений. А потом отступил.

– Наш уговор по-прежнему в силе. Я не сниму шехан, пока ты всё не расскажешь. И пока ты здесь, будешь выполнять все поручения по дому, поняла?! И только попробуй ослушаться! Не посмотрю на твой невинный взгляд…

С этими словами мужчина вышел за дверь. Я же устало откинулась на подушку. Меня едва заметно потряхивало. Надо признать, участь жертвы мужских домогательств пугала меня куда больше, нежели потеря магии, пусть я прежде и не мыслила себя без волшебства. А всё из-за этой проклятой привязки. И радужных крыльев, которые за прошедшие несколько дней я успела возненавидеть до алых кругов перед глазами…

Глава 3

Эдриан

Свежий утренний ветер бил в лицо. Трепал выбившиеся из хвоста длинные пряди волос. Где-то внизу, в раскинувшейся у отрогов гор долине, шумел лес, укутанный стылым туманом. Просыпались первые жаворонки и трудолюбивые красноголовые дятлы, чей стук был различим даже сквозь ветер и удары мощных крыльев по тугому воздуху.

Отряд Эдриана направлялся на восток, навстречу солнцу и рассвету, окрасившему небо во все оттенки розового и лилового. До поместья Гарпагона оставалось совсем немного. Если повезёт, захватившие дом люди даже не успеют продрать глаза, как на них обрушится боевой отряд нэйаров.

Риан чуть сбавил скорость и оглянулся через плечо. Летевшие за спиной стражи еле поспевали за своим нетерпеливым предводителем. Даже высокородные Натаниэль и Килай догнали Эдриана лишь спустя минуту, изо всех сил молотя крыльями по воздуху.

– Куда ты так торопишься? Хочешь прибыть к поместью Гарпагона с загнанным в мыло отрядом? – справедливо упрекнул Килай.

– Я просто хочу поскорее покончить с этим, – выдохнул Риан.

В висках стучала кровь, не терпелось схватиться за роговину трёхстрельного анкелана, натянуть тетиву, отправляя в полёт гибкие и стремительные, как бросок горной рыси, стрелы.

– Успеем. Никуда они от нас не денутся.

Отставшая дюжина стражей, летевших в звериной ипостаси, поравнялась с высокородными, и Риан вновь устремился вперёд.

Спустя четверть часа они приземлились на небольшом пригорке, откуда открывался отличный вид на поместье и тянувшиеся за ним поля, засаженные золотистой рожью и набирающими силу округлыми головками подсолнечника.

– Всё тихо. Зуб даю, эти олухи напились отборного вина из погребов Гарпагона и сейчас дрыхнут без задних ног, – хохотнул за спиной Килай, пока Риан напряжённо всматривался в очертания притихшего в предрассветный час поместья.

– Думаешь, и часовых не выставили? – Натаниэль был настроен не столь оптимистично. И Риан потратил ещё пару минут на то, чтобы проверить местность.

Но всё было и правда тихо. Никаких признаков присутствия людей: ни движения, ни звуков. А значит, им повезло, и они застанут захватчиков врасплох.

– У вас пять минут на сборы. – Риан повёл рукой, и на земле, рядом с приземлившимися нэйарами, большая часть из которых уже успела принять человеческий облик, появился комплект лёгких пластинчатых доспехов, перенесённых из оружейной.

Стражи тотчас принялись облачаться в форму. Килай и Натаниэль, как и подобало высокородным, сами сотворили себе обмундирование и теперь терпеливо дожидались собратьев. Сложно представить, что бы им пришлось делать, не будь в отряде высокородных. Впрочем, нэйары и в звериной ипостаси были хорошими бойцами. Длинные когти и острые клыки безжалостно рвали мягкую плоть. Да и толстая шкура защищала не хуже доспеха. Однако был в подобном обличии один существенный недостаток. В закрытом помещении звери теряли манёвренность. А широкие крылья становились лёгкой добычей противника, жаждущего переломать и без того хрупкие перья.

Учитывая то, что люди укрылись в жилище, использовать человеческую ипостась сейчас было разумнее. Да и вряд ли отряду Риана придётся вступать в открытый бой. Если всё пройдёт, как задумано, им даже руки марать не придётся. Устранить зачинщиков, а там и остальные бунтари присмиреют.

– Ты не будешь надевать доспех? – вырвал из раздумий озабоченный голос Натаниэля.

Риан пожал плечами.

– Думаю, он не понадобится. К тому же мой щит прочнее доспехов, ты же знаешь.

– Да, только вот глаз на затылке у тебя нет, – упрекнул товарищ.

– Как скажешь, мамочка… – хохотнул Эдриан и дважды щёлкнул пальцами.

Мгновение спустя на его теле красовался гербовый наплечник, защищающий шею и левое плечо, а у основания крыльев закрепились ажурные виры, призванные обезопасить самую уязвимую часть тела нэйара.

Натаниэль укоризненно покачал головой, но большего требовать не стал. И хорошо, лишние разговоры, а тем более задержки, им сейчас ни к чему. А уж наставлений от подчинённого, пусть и хорошего друга, Риан тем более терпеть не станет.

В конце концов, что могут противопоставить жалкие людишки высокородному нэйару? Летать они ещё не научились. А хилые людские луки ничто в сравнении с боевым анкеланом, что при должной силе натяга стреляет на добрых двести метров.

– Выдвигаемся, – скомандовал Риан, когда пешие воины наконец были готовы. – Килай, Натаниэль, как обычно, прикрываете сверху. Двигаемся тихо и стараемся не выдать себя раньше времени.

Воины слаженно кивнули и, перехватив боевые луки, плотной вереницей двинулись вниз по косогору и дальше, до невысокого частокола, окружавшего поместье Гарпагона. Легко преодолели препятствие, оказавшись по ту сторону стены.

Во дворе по-прежнему было тихо. Ни часовых у ворот, ни дозорных на крышах. Странно. Подозрительно даже. Храпящая у парадного крыльца стража вызвала бы у Риана куда меньше вопросов, чем отсутствие стражи вовсе. Что-то тут было нечисто…

И не сказать, чтобы поместье разнесли ко всем даххам линялым, как давеча жаловался его хозяин. Так, пара примятых кустиков, да перевёрнутая телега с сеном. Никто не стал гадить в колодец, из которого потом придётся пить. Люди захватили дом, добрались до хозяйского погреба, вылакали эль и теперь… дрыхли?

Как-то странно они разом уснули. Совершенный слух нэйара не улавливал ни звука. Там, где попойка, там и бабы или песни, а порой и то и другое разом. Даже его воины не стали бы себя ограничивать, а речь шла о людях. Более несдержанных, живущих лишь собственными желаниями и примитивными инстинктами.

Риан снова вслушался в ночь.

Тихо… Слишком тихо.

Движение на веранде Риан скорее почувствовал, чем увидел. Мгновенно вскинул анкелан. Но прежде чем стрела Риана пронзила грудь человека, тот швырнул горящую головешку в телегу. Сено вспыхнуло, словно факел, огонь взметнулся до небес.

– Назад! – крикнул Эдриан находящимся на земле собратьям, но не успел.

Взрыв прогремел в ту же секунду, выбросив в воздух груду острых камней и осколков стекла.

Риан интуитивно сотворил щит, укрываясь от летящих снарядов. И, не дожидаясь пока всё уляжется, метнулся к товарищам. Килай и Натаниэль оказались в стороне и не попали под огонь. А вот наземному отряду досталось. В основном по мелочи – крепкие доспехи защитили стражей. Лишь Арвина сильно ранило в ногу.

Эдриан помог оттащить пострадавшего в безопасное место. Устроил возле стены и, материализовав кожаный пояс, крепко стянул ногу чуть выше кровоточащей раны.

– Трай! – кинул он своему лучнику. – Остаёшься тут, присмотришь за ним. Остальные за мной! Надо вышвырнуть этих ублюдков из поместья.

В крови кипела злость. На людей, осмелившихся так подло напасть на его собратьев, на себя, не успевшего вовремя заметить ловушку.

Идиот!

А главное, момент был утерян. И незаметно проникнуть в дом и взять захватчиков без боя им теперь не светит. Что ж… Если люди хотят крови – будет им кровь.

 

Риан уже хотел сорваться с места и броситься в атаку, как один из стражей преградил ему путь.

– Нэй Эдриан… Вы ранены! – Совсем молодой нэйар смотрел на предводителя широко распахнутыми глазами, на лице его было смятение.

Риан перевёл взгляд вниз. По светлой тунике расползалось красное пятно. Риан тронул пострадавшее плечо – так вот оказывается, что так щипало…

Нэйар дёрнул в сторону ткань, надавил на рану, выпуская тугую струйку крови. Осколок ушёл глубоко – так просто не достать. Но даже не это беспокоило Риана.

С секунду он стоял, пытаясь понять, почему его вообще зацепило. Он ведь успел поставить щит и прекрасно видел, как от щита отскочили летевшие в его сторону камни. Как же…

Неважно! Нет времени, а значит, Эдриан подумает об этом потом.

– Ничего страшного – царапина! – бодро выпалил Риан, но на всякий случай сотворил себе нагрудник. – Вперёд!

Засевшие в доме люди, были начеку. Стоило оказаться на открытой местности, как в крылатых полетели стрелы. Пришлось прятаться за обломками всё той же разлетевшейся телеги и хилым кустарником. Так себе убежище…

Риан быстро осмотрел дом. Эти сволочи стреляли сквозь разбитые окна, после каждого выстрела укрываясь за толстыми стенами. Ну, ничего, и не таких доставали.

Нэйар вскинул анкелан, слегка поморщившись от пронзившей плечо боли. И спустил тетиву, стоило только противнику показаться за оконной створкой. Стрела попала человеку точно в сердце. Ещё двух стрелков одновременно сняли Килай и Натаниэль. Остальные нэйары тоже не дремали.

И, тем не менее, перестрелка оказалась напряжённой. Засевшие в доме люди умудрились ранить ещё двух стражей. И, как ни прискорбно это было признавать, но захватчики оказались хорошо подготовлены. Намного лучше, чем представлял себе Риан. Пожалуй, сейчас в этой самой стычке люди впервые продемонстрировали, что и они на что-то способны. Способны сражаться и убивать. Способны продумывать свои действия и строить хитрые ловушки.

И это не нравилось Риану. Очень не нравилось…

Однако спустя ещё несколько минут ожесточённой перестрелки, отряд Эдриана всё же ворвался в дом. Ипостась пришлось сменить. В узких коридорах огромные крылья становились помехой. Теперь в ход пошли длинные кинжалы и метательные ножи. Нэйары двигались слаженно, быстрые чёткие удары мгновенно выводили противников из строя. Они передвигались из комнаты в комнату, оставляя после себя корчащихся на полу людей. Их судьбу решит Гарпагон. Риану же нужен был главарь и создатель той дряни, которая громыхнула во дворе. Стоило о ней подумать, как плечо начало жечь ещё сильнее.

Вот дрянь! Раньше люди не взрывали нэйаров!

От одной мысли, что его воины могли так глупо погибнуть, Риана накрывало волной злости.

Мужчина поднялся по лестнице и очутился в небольшой комнатке перед массивной арочной дверью. На плане дома за этой дверью были обозначены личные покои Гарпагона. Интуиция подсказывала, что главный зачинщик будет прятаться в хозяйских покоях. Риан вышиб дверь и замер в растерянности. Комната оказалась пустой. Не следа ни главаря, ни мародёров, охочих до хозяйского богатства. Золотые кубки и те не тронули, даже богато украшенное блюдо их не заинтересовало. А ведь эту красоту явно перенесли из Верхнего предела.

Риан замер, рассматривая содержимое шкафа, и не придал значения едва уловимому шипению, лишь в последний момент уловил краем глаза крошечную искру и бросился к окну.

Тонкое стекло разлетелось сотней ранящих осколков, порезавших лицо и руки, спину обдало волной жара. Но это были мелочи. Крылья отчего-то распахнулись не сразу. И Риан почти что упал на землю, лишь в последний момент, успев смягчить своё падение. В нос ударил запах палёного. Жалящие искры пламени таки дотянулись до крыльев, изрядно подпалив перья.

– Получил! Мразь пернатая! – С балкона второго этажа раздался мерзкий хохот.

И от этого издевательского смеха кровь закипела в жилах.

Риан стиснул зубы, борясь с болью, пронзающей, казалось, каждую частичку тела. Поднялся рывком. Оттолкнулся от земли, устремляя мощное тело к балкону, не замечая летевших в его сторону стрел. К слову, стрелок оказался трусом и дал дёру, как только Риан коснулся перил. А вот стоявший рядом бородач не растерялся: лезвие длинного кривого кинжала прошло буквально в сантиметре от щеки нэйара. Следующие несколько выпадов, умелых и точных, выдали в противнике тренированного бойца, и только крылья помогли Эдриану уйти от атаки.

Нэйар взмыл вверх, а через секунду спикировал обратно на балкон. Схватился рукой за деревянный столб и, крутанувшись вокруг него, ударил бородача ногой в грудь. Тот не удержался, завалился назад, выронив клинок.

– Что вы стоите, стреляйте! Пришейте эту крылатую тварь! – заорал бородач, ползком пытаясь добраться до отлетевшего кинжала.

Не успел Риан понять, кому орёт захватчик, как воздух рассёк свист стрел. Магический щит отчего-то вышел слабым, одна из стрел зацепила крыло, выбив из оперения клок тёмного пуха.

Риан ругнулся сквозь зубы. Оглянулся, пытаясь понять, откуда стреляли. Судя по всему, с земли. А ведь он был уверен, что внизу людей не осталось! И откуда только они повылезали? Неужели прятались в хозяйственных постройках?

Выходит, Риан вновь просчитался…

Сверху неожиданно накрыла тень.

– Я прикрою! – Килай появился как нельзя вовремя. Выпустил сразу несколько стрел, снимая стрелков.

Теперь Риан мог всецело переключиться на тех, кто в доме. Судя по звукам, в комнатах шла ожесточённая борьба. Противник Риана успел подняться на ноги и теперь скалился щербатой улыбкой, перебрасывая клинок из руки в руку. На подмогу ему подоспели ещё несколько людей, вида весьма лихого.

– Ну что, ощипаем птенчика, ребятки? Чур перья пойдут мне на перину, – загоготал бородатый.

– Это вряд ли…

Прикрытие Килая позволило снять щит, и теперь Эдриан мог пустить весь свой магический резерв на атакующее заклинание, благо на балконе остался только он и захватчики, а значит, никого из своих заклинание не зацепит.

Силовая волна вышла такой силы, что напрочь вышибла остатки стёкол. Основание балкончика затрещало, вот-вот грозя рухнуть вниз. Людей раскидало в стороны. Двое, что послабее, лежали без движения. Бородач всё ещё трепыхался, нелепо сжимая в руках кинжал. Он даже попытался наброситься на Риана, когда тот приблизился.

– Чтоб ты сдох, – прохрипел человек.

– Не дождёшься! – порывисто бросил Риан и одним быстрым точным движением свернул бородачу шею.

Сразу нахлынуло облегчение, а вместе с ним и непривычная слабость, заставившая Риана пошатнуться и опереться плечом на балку. Перед глазами всё плыло, а боль в плече, о которой он забыл в пылу боя, вспыхнула с новой силой. Крылья убрать не удалось. Когда Эдриан, шатаясь, вошёл в комнату, они волочились за ним чёрным подпалённым плащом. К счастью, ряды людей изрядно поредели, и его отряд уже уверенно одерживал вверх.

Спустя ещё несколько минут захватчики окончательно сдались. Особо ретивых пришлось связать. Остальные благоразумно вышли во двор с поднятыми руками и выстроились в ряд, ожидая расплаты.

Риан подсчитал потери. Половина нэйаров оказались ранены в той или иной степени. К счастью, на крылатых всё заживало как на собаках. Единственный, кто вызывал опасения, был Арвин. Его нога сильно пострадала. А ещё Рафаэль…

Его тело, искалеченное взрывом, вынесли на плаще двое соратников. Риан успел выпрыгнуть в окно, а вот следовавший за ним Рафаэль оказался не так быстр. И теперь Эдриан сможет вручить его семье лишь обгоревшее изломанное тело, настолько неприглядное, что родственники даже не смогут оплакать его как полагается.

К горлу подступила горечь, пальцы сжались от желания свернуть ещё несколько шей. Сегодня из-за горстки людских мятежников и без того немногочисленные нэйары лишились одного из своих братьев. Молодого, сильного, красивого. И от осознания этого Эдриану хотелось убивать. Хотелось разорвать на части всю ту людскую шваль, что выстроилась перед ним.

– Кто здесь главный! – едва сдерживая ярость, выкрикнул высокородный. – Кто создал взрывчатку? Кто придумал ловушки? Отвечайте, задницы даххов!

Бывшие захватчики лишь растерянно переглядывались, да посматривали на тела убитых товарищей, которых вынесли сюда же.

– Мне повторить? Или продемонстрировать более действенные методы, какими нэйары развязывают языки врагам?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru