Мое крылатое (не)счастье

Лина Алфеева
Мое крылатое (не)счастье

Стоящий недалеко от Эдриана прыщавый юнец шмыгнул носом и качнулся вперёд:

– Так это… Брант у нас главный… Был, – дрожащим голосом просипел юноша.

– И кто из вас Брант?

– Так вот он…

Молодчик кивнул на труп бородача, и Риан осознал ещё одну свою фатальную ошибку. Захотелось завыть с досады, ведь он собственноручно свернул шею главарю мятежников.

* * *

Адель

Ночь прошла беспокойно. Я часто просыпалась и долго лежала, вслушиваясь в темноту. Риан больше меня не беспокоил, но даже с закрытыми глазами я видела его жёсткое лицо и дерзкий изучающий взгляд. Нэйар никак не мог угомониться, ему хотелось разгадать мою тайну, и это желание пугало сильнее возможного наказания. А то, что оно последует, я ни капли не сомневалась.

Задремала я только под утро, но не успела провалиться в глубокий сон, как почувствовала грубый тычок в плечо. Приоткрыв глаза, увидела у кровати Ельгу.

– Хватит валяться. Работы много.

– Работы? – Я сонно заморгала, пытаясь понять, чего с утра пораньше хочет от меня эта противная женщина.

Ельга снова хотела ткнуть меня кулаком, но я уже успела скинуть сонную дрёму и в последний момент перекатилась на бок, уходя от удара, перехватила её руку.

Взвизгнув, горничная шарахнулась назад. Я разжала пальцы, и Ельга смешно шлёпнулась на задницу.

– Ты что-то говорила о работе, – с улыбкой напомнила я.

– Сначала велено тебя накормить. – Женщина вскочила на ноги, чуть ли не вприпрыжку добралась до двери и только тогда обернулась. – Если не пошевелишься, останешься голодной!

Довольная тем, что последнее слово осталось за ней, Ельга выскочила в коридор и громко хлопнула дверью.

Глупая, склочная баба. На неё посмотришь и сразу понятно, отчего нэйары считают людей существами второго сорта.

Я села на постели и с удовлетворением обнаружила, что сегодня рука почти не болит, однако зеркало отразило всё такую же взъерошенную перепуганную девушку, как и днём ранее. Не принцесса, а тощий цыплёнок, сбежавший из птичника.

Нет, в таком виде я не имею право показываться кому-то на глаза!

Умывшись в тазу, я тщательно расчесала волосы, заплела их в простую косу, после чего заглянула в шкаф. Платье из грубой домотканой ткани по-прежнему висело на перекладине. Рядом с ним я увидела прежде не замеченный кожаный пояс. Хотя не факт, что это меня спасёт.

Я не могла похвастать ни пышной грудью, ни крутыми бёдрами, и если представить, что прежде платье принадлежало Ельге…

Нет! И представлять не буду!

Я тряхнула головой, подавляя приступ брезгливости.

Мне нужна чистая одежда, а кроме платья в шкафу больше ничего нет. И плевать, кто носил его прежде, сейчас меня должны заботить более насущные проблемы. Например, как справиться со шнуровкой на спине.

Позади скрипнула дверь. Я обернулась и увидела Милли, робко заглядывающую в комнату. Немного потоптавшись, она метнулась ко мне с явным желанием помочь, но замерла, встретившись с моим взглядом.

– Не бойся, Милли. Я на тебя не сержусь. – Я улыбнулась девочке. – Но было бы здорово, если бы в следующий раз ты постучала.

Она энергично закивала, а потом шустро помогла мне зашнуровать платье и так же быстро помчалась прочь, словно её ждали в другом месте.

– Милли, постой. Ты завтракала?

В ответ девочка расплылась в счастливой улыбке и подкрепила кивок энергичным поглаживанием живота.

Что ж… Хотя бы для кого-то мой ночной разговор с Рианом имел положительные последствия.

* * *

Нэйары обладают безупречным слухом, поэтому голоса служанок, перемывающих мне кости, я услышала ещё до того, как подошла к кухонной двери.

– Да что он нашёл в этой тощей курице? И подержаться не за что.

– И рожей не вышла. Вы видели её нос? Острый, как у лисы.

– Так она нэйара. Зверь зверя чует. Интересно, она будет так же орать ночью, как та рыжая, которая приезжала к господину на днях?

Служанки некрасиво заржали, я же почувствовала, как обожгло жаром щёки.

Так вот, как они обо мне думают… Но ведь я не давала ни единого повода!

– А та рыжая тоже из этих? Из крылатых?

– Да нет, что ты. Человечка.

– И чем ему местные девки не угодили? Всё пришлых полюбовниц находит.

– Так а ты её видела? Фигуриста, аки та ваза в покоях господина. Талия стянута так, что дышит небось через раз, а грудь того и гляди из декольте вывалится. Тебе, жирной, такая фигура и не снилась.

– Это кто тут жирная? На себя бы поглядела. Скоро зад в дверной проём не протиснется!

– Ах ты швабра плешивая! Да я тебя…

– От плешивой слышу…

Судя по звукам, за дверью началась самая настоящая потасовка. Что-то с громким хлопком плюхнулось на пол, следом раздался грохот битой посуды. Из уст служанок летели ругательства, одно грязнее другого.

В животе призывно заурчало, напоминая, зачем я шла на кухню. Но соваться туда в разгар драки я поостереглась. Так и стояла под дверью, выжидая пока утихнут страсти.

Кажется, теперь я понимала, откуда Риан набрался всей этой дикости.

Нэйары, живущие на островах, никогда не позволяли себе подобного. Особенно женщины. Нам с детства прививали хорошие манеры и умение достойно выходить из любой ситуации. Мужчины испокон веков решали споры на честной дуэли. А девушки обращались за помощью к мужу или старшему в роду. И не было на островах такого, чтобы мужчина неуважительно отзывался о девушке, а тем более позволял себе запугивать или угрожать ей.

Риан же… вёл себя по меньшей мере неподобающе.

Я невольно обхватила себя руками, вдоль спины пробежал холодок. Как бы я не храбрилась, ночной разговор с хозяином поместья не выходил у меня из головы. Поначалу я просто считала его невоспитанным юнцом, живущим в глуши, но теперь постепенно начинала осознавать свою ошибку. Терпение Риана было на исходе. Ему может надоесть возиться с дерзкой пленницей, и он захочет выяснить обо мне всё. А когда узнает…

Риан не упустит возможности заполучить дочь Орфина Солнцеликого.

Прикрыв глаза, я сделала несколько глубоких вздохов, а потом медленно и расслабленно перешла к дыхательной гимнастике, позволяющей вернуть привычное хладнокровие. Во время магического боя важно сохранять ровное дыхание, поэтому всех высокородных обучают специальным приёмам.

На кухню я вошла с истинно королевским величием и, проигнорировав растерянные лица служанок, широко улыбнулась:

– Светлого дня! Спасибо, что пригласили меня разделить с вами утреннюю трапезу.

Разумеется, меня никто и не думал приглашать, и теперь Ельга смешно таращила глаза, намекая остальным, что она со мной не любезничала. Остальные же в панике решали, являюсь ли я любовницей их господина, или можно как и прежде ни во что меня не ставить.

Первая сдалась кухарка. Она смахнула со стола крошки и подвинула расставленные миски и блюда с остатками трапезы. На это место она поставила для меня чистую посуду. Я же приметила ополовиненную кровяную колбасу, лежащую на том же месте, что и вчера. На кайме блюда поблёскивали капли застывшего соуса. Да, о чистой посуде и о приличной сервировке в доме дикаря Риана не слышали. Я придирчиво осмотрела стол. Складывалось впечатление, что служанки в очередной раз выставили на него всё, что было, не заботясь о свежести блюд. Поедят, а потом уберут в… Кладовую? Ледник? Бытовая магия была уделом высокородных нэйаров, но Раин не был похож на толкового хозяина.

Дикарь, он и есть дикарь! Наверняка и не слышал, что о хозяине судят по его дому.

Наконец, приметив аппетитный с виду кусок сыра, я отрезала себе тонкий ломтик, а потом с трудом отпилила тупым ножиком кусочек хлеба. Свежих овощей и фруктов на столе не было, так что пришлось давиться всухомятку.

Служанки безмолвно следили за каждым моим движением. Привычная к чужим взглядам во время королевских трапез я не испытывала от этого особого неудобства. А вот от кружки с чем-то бурым и явно хмельным твёрдо отказалась.

– Это эль. Сами варим. И пьём по утрам, – зачем-то добавила кухарка.

Судя по запаху, к хозяйскому элю служанки в доме Риана прикладывались не единожды. С трудом подавив приступ брезгливости, я поднялась из-за стола.

– Благодарю, но я не употребляю хмельное по утрам.

Да и по вечерам тоже. Юным нэйарам подобные напитки противопоказаны, из-за них мы теряем контроль над магией и чудесим. Но у меня же больше нет магии…

С трудом подавив желание дотронуться до ошейника, я повернулась к Ельге.

– Ты говорила, что меня ждёт работа. Я готова.

– Пошли, коль не шутишь, – Ельга пакостно ухмыльнулась.

Выражение её лица мне не понравилось, но я не подала виду. Когда же служанка вывела меня на улицу, я даже обрадовалась. Мне давно хотелось изучить окрестности и подумать, что делать дальше. Быть может, сейчас представится шанс, и я найду лазейку, через которую в будущем смогу улизнуть из поместья Риана.

Мы прошли мимо колодца. Рядом с ним в деревянном корыте плескались обнажённые по пояс мужчины. Ельга остановилась рядом с ними и важно бросила, что они могут зайти на кухню позавтракать. Мужчины оживились, радостно закивали, один так вообще неожиданно сгрёб Ельгу в охапку и наградил смачным звонким поцелуем. Реакция Ельги удивила. Вместо того чтобы отвесить нахалу пощёчину, она прижалась к нему как кошка, а потом её ладонь скользнула туда, вниз…

Гадость!

Я быстро отвернулась. Да когда же мы уже пойдём дальше!

Внезапно смех позади стих, и я физически почувствовала, что меня заметили. Осторожно обернулась. Так и есть, все мужчины стояли и сверлили меня немигающими тяжёлыми взглядами. Они скользили по моему лицу, спускались к шее, любопытство сменилось недоумением и безмолвным вопросом.

Неужели люди знают о назначении шехана? Что, если они решат, будто я рабыня?

Нет! Я нэйара! Я высокородная! Пусть только попробуют протянуть ко мне свои грязные лапы. Останутся без пальцев!

 

Но мужчины не приближались, лишь смотрели на меня, как на редкую диковинку. Я рассматривала их в ответ. Они были коренастые, ширококостные. При каждом движении под загорелой кожей перекатывались бугры мышц. Огромные мужские ладони, казалось, были созданы для тяжёлой работы, толстые ноги крепко стояли на земле, будто вросли в неё. И немудрено, наверняка им приходится поднимать тяжести. Невольно я сравнила этих мужчин с Рианом – высоким, гибким и стремительным. Из нэйара вышла бы совершенная скульптура, тогда как люди казались лишь необтёсанными каменными заготовками, грубыми и совершенно непривлекательными.

Но они продолжали смотреть на меня, заставляя испытывать непонятное чувство тревоги.

– Ельга, ты хотела мне что-то показать, – поторопила я горничную. Иначе та так бы и продолжила обниматься с рабочим. Глаза Ельги призывно блестели, на лице пылал румянец. Разве это прилично так откровенно желать мужчину? Дикость!

Слава праотцам, невоспитанная девица всё-таки отлипла от своего ухажёра, и спустя пару минут мы оказались у небольшого прудика, заросшего тиной и редкими жёлтыми лилиями. Рядом с ним стояла небольшая деревянная беседка, украшенная ажурными резными перильцами. Вполне себе миленькое местечко, если бы оно не было таким запущенным…

– Будешь чистить пруд! – велела Ельга и выволокла из недр беседки странное приспособление, похожее на игольчатый веер, насаженный на длинную палку.

– Это что? – Я с ужасом посмотрела на инструмент, а затем на стелющиеся по водной глади кучерявые ленты водорослей.

– Что-что… – Ельга глядела на меня с явным превосходством во взгляде. – Грабли. Не видишь разве?!

Горничная швырнула инструмент к моим ногам.

– Хватай и марш за работу! И нечего строить из себя белоручку!

Ельга вскинула подбородок и, резко развернувшись, пошла обратно к дому. Я же взяла в руки так называемые грабли и, глядя на незнакомый инструмент, всё пыталась понять: это хозяин распорядился, чтобы я почистила пруд, или это прихоть самой Ельги?

Видела бы меня сейчас мама! Королева пришла бы в ужас и от моего внешнего вида, и от странной штуки в моих руках. Ельга бы ещё решето мне выдала и предложила носить им воду в дом!

Я в сердцах ткнула шипастым веером в зеркальную поверхность и громко взвизгнула, когда тот за что-то зацепился. Изо всех сил потянула палку на себя и выдрала клок водяной травы. Та свисала с зубьев, словно прядь волос утопленника. Внезапно мне показалось, что в пруду мелькнуло чьё-то лицо. Взвизгнув, я ударила граблями по воде, следом раздался звучный бульк, а мне оставалось только наблюдать, как тонет так и не освоенное орудие труда.

Нет, мне точно нужно поговорить с Рианом! Если бы этот дикарь не заблокировал мою магию, я бы в два счёта… Нет, чистить пруд я бы не стала. Скорее бы расправила крылья и улетела прочь!

Я с опаской покосилась на воду. Вряд ли бы Ельга привела меня к пруду, если бы в нём кто-то утонул. Да такая трусиха, как она, в жизни не приблизилась бы к берегу. Значит, мне померещилось. Я уселась на дощатый пол у самой кромки и опустила ступню в воду. Она оказалась тёплой, словно парное молоко. Нестерпимо захотелось окунуться. Но что если кто-то увидит меня купающейся?

Вспомнились рабочие у колодца. Вдруг кто-то из них окажется у пруда? Всё же открытая беседка не особо защищала от чужих взглядов. Но желание освежиться оказалось сильнее. Кое-как справившись со шнуровкой платья, я быстро стянула его через голову и поморщилась от боли в плече.

Проклятый шехан! Если бы не он, я бы давно восстановилась! Я это Риану припомню! Вот вернётся, и всё ему выскажу! Пусть сам своими граблями машет.

С трудом стянув платье через голову, я поспешила войти в воду.

К несчастью пруд оказался глубоким. Ступеньки, уходящие вниз, уже закончились, а дна всё было не достать. Я обеими руками схватилась за тонкое перильце да так и повисла в воде, тихонько перебирая ногами. Тёплая вода приятно обволакивала, тело расслабилось, даже ушла боль из потревоженного плеча.

Хорошо-то как!

Ещё бы изгнать из головы тревожные мысли. Стоило только подумать о том, что могло скрываться в тёмной толще воды, как к горлу подкатывал страх. Я не умела плавать и до дрожи боялась глубины, о том, чтобы вытащить со дна грабли, и речи не могло быть. Зато какая прелестная причина для купания! Вот явится Ельга, и объявлю ей, что я так грабли со дна доставала, но ничего не вышло. А если ей так хочется вернуть хозяйское имущество, то пусть сама за ним и ныряет.

Ага. Так она и нырнёт…

Я тихонечко фыркнула, радуясь тому, что всё так удачно сложилось, а потом уселась на одну ступеней, блаженно прикрыла глаза, а когда распахнула их, взгляду предстало кучерявое облако, медленно плывущее на восток. Но стоило ему уйти в сторону, как мне открылся ещё более потрясающий вид. Прямо над моей головой, в кристально чистом небе, висели великолепные Парящие острова.

Отец Прародитель!

Никогда мне ещё не приходилось видеть их снизу. Сердце на мгновение болезненно сжалось. Где-то там был мой дом. Королевский дворец. Мать и отец, которые наверняка с ума сходили из-за пропажи единственной наследницы.

Прошло каких-то три дня, а я уже скучала. Дурацкая выходка! Глупый побег! Кто ж знал, что всё так обернётся…

Я тряхнула головой, отгоняя невесёлые мысли. Я же принцесса и дочь Орфина Солнцеликого. Я сильная и обязательно со всем справлюсь. Надо только придумать, как избавиться от шехана.

Внезапно я ощутила чей-то взгляд. Резко обернулась и увидела, как колыхнулась веточка шиповника, разросшегося за беседкой. Испуганно ойкнув, я плюхнулась обратно в воду. Ушла по самое горло, чуть не захлебнувшись. Но вовремя взяла себя в руки и, отбросив панику, заставила себя внимательно осмотреться.

Возле беседки вроде никого не было. Мой взгляд тревожно скользил по зарослям кустарника, придирчиво изучил тоненькие стволы яблонь. Неужели померещилось?

А если нет… От мысли, что кто-то из рабочих мог за мной следить, по телу побежали мурашки. Кто знает, что может взбрести в голову этим дикарям. Насколько я успела понять, женщины у людей весьма доступны. Что если они и обо мне такого же мнения? А если кто-то из этих неотёсанных мужланов начнёт приставать?

Святые Прародители, и как я стану отбиваться? Без магии я слишком слаба. Мне нечего им противопоставить! Разве что кричать во всю глотку и надеяться, что кто-то придёт на помощь. Но и это лишено смысла. На мне шехан, и я тут бесправная пленница, как ни крути.

Всё что мне остаётся – держаться от людей подальше. Держаться подальше от всех мужчин! Иначе я потеряю себя, стану собственностью того, кто меня к себе привяжет. Рождённая править, я превращусь в рабыню, зависящую от мужчины. Проклятые радужные крылья! Цвет оперения словно разделил мою жизнь на две части. В первой я была хозяйкой своей судьбы, любимой принцессой, которая сама выбрала бы себе мужа на отборе, за меня бы сражались, мной бы восхищались… А теперь я стала позором семьи. Даже отец, узнав о моей беде, первым делом подумал, как избежать скандала, и сам нашёл мне жениха. Нэйары не должны были узнать, что их принцесса больше не принадлежит сама себе.

Но я не покорюсь! А если и склоню голову, то только для того, чтобы стать незаметнее, я спрячусь ото всех и найду выход. И уж точно я не брошусь со скалы, как та бедняжка с радужными крыльями, которую выдали замуж за нелюбимого. Я не сойду с ума, потому что я принцесса крылатого народа. Я выше проклятия и сильнее судьбы, но сейчас… сейчас надо быть осторожнее.

Я выбралась из воды и, толком не обсохнув, стала впопыхах натягивать одежду. Тонкая ткань липла к мокрой коже, и платье никак не хотело налезать. И вновь показалось, будто за беседкой шелохнулась ветка.

Это ветер. Это всё ветер! И моё дурное воображение!

И вдруг землю накрыла огромная тень. Я вскинула голову и увидела мелькнувшие в вышине иссиня-чёрные крылья.

Риан!

Странно, но возвращение хозяина в поместье вызвало у меня невольное облегчение.

Я проследила за полётом нэйара. Ожидала, что он приземлится на балкон своей комнаты. Но Риан неожиданно накренился на бок и рухнул в кроны деревьев, не долетев нескольких метров до дома.

Не раздумывая ни секунды, я подобрала юбку и рванула туда.

Глава 4

Риан

Крылья не слушались. От длительного полёта плечо разболелось, и теперь Риан то и дело кренился на левый бок. До поместья оставалось совсем немного. Надо просто продержаться, а там он отлежится, и регенерация сделает своё дело.

Во дворец наместника нэйар не стал возвращаться, хоть Натаниэль и настаивал, чтобы Риан вместе с остальными пострадавшими отправился в лазарет. На это предложение Эдриан лишь отмахнулся. Он высокородный. Он никогда не обращается за помощью к лекарям. Да и показываться на глаза отцу в таком состоянии нельзя. Мало того, что Риан практически провалил миссию, так ещё и сам пострадал. Словно зелёный юнец, впервые попавший в передрягу. Такого позора он не вынесет.

Ничего. К утру полегчает…

Это была последняя мысль Риана до того, как он рухнул вниз.

В себя он пришёл уже на земле, и первым что увидел, была растрёпанная светловолосая девушка. Она с тревогой всматривалась в его лицо и нервно кусала алые губы.

Странно… Вроде он такую человечку к себе не притаскивал.

Но тут его взгляд наткнулся на ошейник на шее девушки, и в голове прояснилось.

Нэйара. Его пленница. Эль.

Она протянула руку к его лицу и вскрикнула, когда Риан перехватил её запястье:

– Решила меня добить, дикарка?

Она и в самом деле выглядела, как человечка. Разрумянилась, нечёсаные мокрые волосы свисали сосульками, с кончиков которых на грудь Риана капала холодная противная вода.

Эдриан тихо хмыкнул и прошептал заклинание. Девчонка зашипела от злости и запустила пятерню в уже сухие волосы:

– Какого дахха? Я же теперь их не расчешу!

– С тебя капало прямо на меня. Ты купалась в моём пруду, дикарка?

Он нарочно повторил это прозвище, каким сама Эль частенько называла его. Обидно, между прочим…

– Я не дикарка! Я… – Она разом вспыхнула, но тут же замолчала и снова прикусила губу.

– Договаривай, Эль, – почти ласково произнёс Риан и прикрыл глаза, чтобы она не заметила, как они затуманились от боли.

Плечо горело огнём. Осколок той дряни, которая разлетелась после взрыва, буквально раздирал плоть на части. Его надо обязательно вытащить, но стоит ли доверять лекарю? Ещё вчера Риан воспользовался бы услугами этого человека, но после того, что произошло в поместье Гарпагона, он сомневался, что стоит показывать свою рану. Для людей он должен оставаться хозяином. Высокородным нэйаром, внушающим страх и уважение. А с осколком Эдриан справится сам, или…

Он вновь глянул на девчонку. Чистокровная нэйара. И точно никому не расскажет. Вряд ли такая выскочка, как она, сумела завести друзей среди служанок.

– Ты сильно ранен… Можешь встать? Мне позвать слуг?

– Довольно и тебя одной. Отойди, мешаешь.

Девочка вспыхнула от злости, но шустро вскочила на ноги. Риан подобным проворством похвастаться не мог. Да ещё крылья, как назло, никак не получалось убрать. Они волочились следом и ещё сильнее тянули Риана вниз. Хорошо хоть при падении не сломал, и на том спасибо.

Падение…

Риан поморщился, вспомнив, как обнаружил Эль в их первую встречу. Лежащую на земле, исколотую и исцарапанную ветками. Кажется, ранение сделало его чересчур сентиментальным. Пусть и так, но он не покажет этого пленнице.

До дома доковыляли буквально чудом. Точнее, ковылял Эдриан, Эль же бодрой козочкой бегала вокруг, выглядывая то из-за одного крыла, то из-за другого. И раз десять за короткую дорогу предложила позвать на помощь слуг. Упрямая девчонка. Неужели не понимает, что нэйару нельзя показывать свою слабость перед людьми?

Хотя с чего ей понимать. Она в Нижнем пределе всего три дня. И вряд ли хоть что-то успела понять о местных порядках.

Холл дома встретил тишиной и прохладой дерева. Эдриан уже порадовался, что им никто не попался на пути, но тут из коридора донеслись голоса служанок. И направлялись они, судя по всему, как раз к дверям. Значит, уйти незамеченным не удастся.

Вот проклятье! Риан осмотрелся, прикидывая, где бы укрыться от взглядов прислуги. Но с такими огромными крыльями, чёрным плащом висящими за спиной, это было просто невозможно. Голоса раздались совсем близко, и взгляд вновь упал на крутящуюся рядом девчонку.

– Ты как? Голова кружится? Тебе нужна помощь! – вновь затараторила она.

– Да, мне очень нужна помощь! – решительно выпалил нэйар и, сцапав девчонку, прижал её к стене.

Эль пискнула от неожиданности, и Риан мысленно усмехнулся – девичьи крики ему сейчас будут как раз на руку.

 

– Ты что творишь? – изумилась мелкая. Глаза её расширились до размеров чайных блюдец, и она попыталась отпихнуть Риана. Но даже с учётом ранения, её хилые тычки были для него не страшнее щекотки.

Служанки как раз поравнялись с их парой, и Риан сомкнул над головой крылья, чтобы любопытные человечки не увидели его непотребного вида. А вот брыкающуюся у стены Эль, напротив, выставил так, чтобы служанки её заметили.

– Господин, вы уже вернулись! – начала одна из женщин. Кажется, это была горничная. Риан не очень-то разбирался, кто из служанок чем занимался.

– Скажи им, чтобы проваливали! – сквозь зубы прошипел Риан и многозначительно глянул на Эль. Если не дура, должна понять его замысел.

– А… что… – Она растерянно потрясла головой.

– Скажи, чтобы убирались, – чуть ли не по слогам произнёс нэйар, выходя из себя. – Ты высокородная или кто? Не можешь прогнать прислугу?

Девчонка обиженно поджала губы. Но, слава Прародителям, послушалась. Высунулась из-за его крыла и уверенным, достойным дочери неба тоном отчеканила:

– Вы что, не видите, хозяин занят! Идите, куда шли. Да поживее!

Служанки тут же смекнули, в чём дело. Подскочили на месте и вприпрыжку бросились к выходу.

Ну вот. А то Эдриан уже подумал, что за время его отсутствия Эль совсем разучилась показывать зубки.

Хотя то, как она это произнесла… «Хозяин занят». Будто они заняты изучением счетоводных книг, а не обжиманием в полутёмном углу холла. Впрочем, девчонка ещё слишком мала, чтобы уметь правдоподобно демонстрировать страсть. А может, и вовсе не поняла, чего от неё хочет Риан. Мелкая, что с такой возьмёшь.

Интересно, она через второе совершеннолетие хоть переступила? Надо будет поинтересоваться на досуге. Если у Эль уже проявилась срединная ипостась, то это может быть очень интересно.

– Ну что, мы идём? Или так и будешь ко мне прижиматься? – Мелкая пташка смотрела с вызовом. На её щеках проступили красные пятна.

– А может, мне понравилось, – хохотнул Риан, ещё сильнее распаляя свою пленницу. Теперь красные пятна покрыли её неприкрытую шею и, кажется, даже лоб.

Вот умора!

Вот только в следующий момент Риану стало не до смеха. Плечо вновь прошила вспышка боли. Ноги подкосились, грозя не удержать своего хозяина. Теперь пришлось на полном серьёзе хвататься за стенку.

– Какого дахха?! – Эль даже ругнулась. И вновь упёрлась ладонями ему в грудь. – Ты меня раздавить хочешь?

Риан не хотел. Но увы, собираться с силами становилось всё труднее. А впереди его ещё ждала лестница.

– Святые Прародители, да ты совсем на ногах не стоишь!

Девчонка, наконец, смекнула, в чём дело. И вместо того, чтобы оттолкнуть, попыталась поддержать его. Вот дурная, он ведь и правда её раздавит…

– Есть немного, – через силу ответил Риан.

Сейчас… чуть утихнет, и он пойдёт дальше. Только бы отдышаться.

– Риан, сними шехан… Я помогу. Я умею снимать боль. И лечить. Я училась. – Эль испытующе заглянула ему в лицо.

Ох, сколь велик был соблазн поддаться этому наивному взгляду. Такому искреннему и участливому. Словно девчонка и впрямь пеклась о его здоровье. Но пусть Риан был и вправду очень слаб, почти беспомощен сейчас, дураком он не был. Стоит ему снять ошейник, как Эль упорхнёт из его рук. А заодно и из Нижнего предела.

Этого Эдриан допустить не мог. Поэтому он лишь отмахнулся. И, собравшись с силами, сделал последний рывок к лестнице. Даже попытался помочь себе крыльями, чтобы побыстрее подняться на второй этаж. И ему удалось. Но там силы и закончились. Пройти по коридору до хозяйских покоев он уже не мог, а поэтому толкнул первую попавшуюся дверь и ввалился в крохотную комнатушку для прислуги.

– Ты совсем обалдел! Это моя комната! – возмутилась за спиной Эль.

О, значит, это он удачно ввалился!

– В этом доме нет ничего твоего! – отчеканил Риан и, захлопнув дверь, сполз по стене на пол. Жаль, до кровати не дошёл. Ну да и ладно, и так сойдёт. А теперь нужно сделать самое главное.

Вновь глянул на высокомерно задравшую подбородок нэйару. Говорит, умеет лечить. Ну что ж, проверим:

– Крови не боишься?

Адель

Идиот! Дахха линялый! Высокородный, а мозг гусиный!

Я ворвалась на кухню и осмотрелась. Вот и где мне найти нож? Нужны были ещё бинты, целебная мазь и горячая вода. Но этого добра в моей комнате пока хватало. Ведь ещё вчера я сама нуждалась в повязках и снадобьях. И служанка принесла их вдоволь.

Нож нашёлся в ящичке для кухонной утвари. Лезвие было длинным, тонким и, что немаловажно, острым.

Прихватив с очага чайник с горячей водой, я бросилась обратно к лестнице. Надо было сосредоточиться на помощи Риану, но вместо этого мысли возвращались к тому, что произошло в коридоре. Близость мужского тела, горячее дыхание возле уха, в котором угадывался аромат какой-то настойки, на мгновение ввергли меня в состояние паники. Я даже забыла о ранении нэйара и думала лишь о том, как вырваться из чересчур крепких объятий.

Вот же дура! Он едва на ногах стоял, а я сочла, что мужчина хотел меня облапать. Вот и чем я лучше этих озабоченных уток? Я лишь мельком увидела выражение лица Ельги, но оно точно было обиженным. Гадкая служанка не понимала, как же это хозяин опустился до связи с такой тощей птичкой, как я.

Когда я вошла в комнату, Риан лежал на полу и не подавал признаков жизни. Хорошо что нэйары обладают очень чутким слухом, и я без труда уловила ровное биение его сердца, поэтому без лишней паники занялась приготовлениями. Риан сказал, что в его ране застряла какая-то дрянь, и её следовало вытащить.

Дахха упрямый! Если бы он хотя бы на пару минут снял шехан, я бы смогла не только очистить рану, но и залечить её магией. Нет же, разлёгся тут, словно помирать собрался. Загорелое лицо Риана выглядело бледным, на лбу блестели бисеринки пота. Ещё и рана на плече открылась, напитывая рубашку кровью, а ведь мне придётся разбередить её ещё сильнее.

Я крепко зажмурилась, подавляя острый приступ жалости.

Сам виноват! Надо было снять с меня шехан! И всё бы прошло быстро и безболезненно. Но если ему так хочется помучиться, то кто я такая, чтобы мешать?

Интересно, он вообще в сознании? Или успел отключиться, пока я бегала на кухню? Лучше бы второе. Всяко лучше доставать осколок, когда раненый без сознания. Хоть дёргаться не будет.

Увы, но моим чаяниям не суждено было сбыться. Стоило присесть рядом и коснуться руки Риана, как он мгновенно распахнул глаза.

– Всё принесла? – и, найдя взглядом нож в моей руке, скомандовал: – Давай уже, доставай.

Риан сел ровнее и чуть подался вперёд, чтобы мне было удобнее. Но прежде чем доставать осколок, надо было снять наплечник, ремни которого стянули грудь, и освободить место ранения от ткани.

– Не церемонься, режь уже, – хмыкнул нэйар, видя, как я путаюсь в завязках туники.

Уж что-что, а раздевать мужчин мне прежде не доводилось. Так что я воспользовалась советом и, плюнув на неподдающуюся шнуровку, распорола ткань туники ножом. Аккуратно освободила место ранения. Плечо выглядело плохо. Кровь сочилась не переставая. А стоило надавить на рану, как нэйар стиснул зубы и зажмурился от боли.

– Я могу убрать боль, – предприняла я последнюю попытку отделаться от шехана.

Но хозяин поместья всё так же упрямо мотнул головой.

– Не надо. Потерплю. Расширь рану ножом и вытащи осколок.

– Если бы ещё у меня был пинцет…

– У тебя пальчики тонкие, и так справишься. – Нэйар сгрёб с пола наплечник. Зажал в зубах ремешок, давая понять, что готов к экзекуции.

Ну что ж… Выбора у меня, похоже, нет. Я удобнее перехватила нож. Руки слегка подрагивали, однако это не помешало мне сделать ровный надрез.

Меня, как и всех высокородных в Верхнем пределе, с детства учили лекарскому делу. Это было одной из основных дисциплин, наряду с географией, историей и боевой магией. Причём лечить учили не только чарами, но и обычными методами. Ведь если ты серьёзно ранен, то магия может стать недоступна или дать сбой. Поэтому я была ничуть не удивлена, что Риан не мог помочь себе самостоятельно.

Удивляло другое… Риан был высокородным, и если осколок не убил его сразу, то со временем организм нэйара должен был извергнуть его сам. Однако, судя по тому, как глубоко находился кусочек тёмного металла, ничего подобного не случилось. Осколок словно зубами впился в плоть и не желал покидать плечо раненого. Мне пришлось изрядно повозиться, прежде чем удалось выудить его наружу.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru