Попаданка я и моя драконья судьба

Лина Алфеева
Попаданка я и моя драконья судьба

Глава 1

Эту ночь я провела в окружении духов. Стоило Шандору покинуть башню, как они поползли изо всех щелей и… правильно… ко мне в постель. Даже банку с золотой рыбкой пришлось поставить рядом и молиться, чтобы она не перевернулась.

И отлично же я выспалась! Без снов, без полетов, как во тьму провалилась. Казалось, только глаза на минутку прикрыла, а когда открыла, уже ярко светило солнце, на столе ждал завтрак, на спинке стула новое платье, а в деревянной коробочке, по форме напоминающей сундучок…

Нет, и знать не хочу, что мне Шандор подарил!

Прошлое ожерелье я сняла сразу, как только перестала лить слезы. На какую-то полку в библиотеке сунула и забыла. И была рада, что дракон не стал о нем заговаривать. И вот на тебе… по-да-ро-чек. Нет, подарки я любила и к знакам внимания не была равнодушна. Вот только дары Шандора больше подходили на подкуп. Он желал заполучить меня в свою постель, причем во временное пользование, а потом обещал позаботиться, передав другому. И вот это называется ухаживанием по-драконьи? А еще Шандор хотел выяснить, как за девушками ухаживают на Земле. Да какая разница-то! Финал наших отношений останется неизменным!

Я задвинула сундучок подальше к стене, спрятав между высоким глиняным кувшином и жестяной банкой. Глубоко вздохнула и замерла. Нет! Этого не может быть! Я безошибочно определила источник запаха – невысокий медный ковш с крышкой. Приподняв ее, едва не разрыдалась. Внутри плескался самый что ни есть настоящий кофе!

– Не, Цыпа, ты уж определись, то ли ты слезы льешь, то ли жрешь. Если первое, то я слопаю-с омлет вместо тебя-с.

Я уловила шуршание на соседнем стуле, а потом приметила и Светика. Выпрямившись в полный рост, дракончик положил лапки на стол и посмотрел на меня несчастным взглядом.

– Ты серебряная статуэтка, и есть тебе не положено.

– А змей твой воздушный-с – дух воздуха и должен-с питаться магией небесной, но ему уже с утра перепал окорочок, – в шипенье Светика отчетливо прозвучала зависть.

– Шандор и остальных покормил?

– Прям как заботливая мама… Или папа. И всем по порядку дает шоколадку-с и пару кило люлей.

– Он обидел моих духов?!

– Предупредил-с. Чтобы не вредительствовали.

Завтрак мы со Светиком разделили пополам. Шандор плохо представлял возможности земной девушки, и порция, мягко говоря, была огромной. Зато кофе я вылакала сама, прямо как кошка, дорвавшаяся до валерьянки.

* * *

Шандор появился в башне после обеда и принес учебники по основам магии – в драконьей библиотеке ничего подходящего не было.

– Это все мне? – Я жадно схватила стопку фолиантов, опасаясь, что Шандор передумает и заберет их назад.

– Обычно в таких случаях принято говорить спасибо. Впрочем, мне будет достаточно и обычного поцелуя.

– В щеку? – фыркнула я, просто, чтобы подразнить.

– Согласен.

Шандор демонстративно повернулся боком и слегка наклонился. Я растерянно посмотрела на учебники, потом на его щеку. Нет, цена и впрямь была невысокой. И потом, это самое обычное выражение благодарности на Земле. Близкие друзья целуют друг друга. Ладно! Я должна сделать это хотя бы для того, чтобы убедиться, что держу ситуацию под контролем.

Медленно, буквально на цыпочках я приблизилась к Шандору. Чтобы меня не смущать, он закрыл глаза. Вот! Даже в драконе может скрываться джентльмен… совершенно не умеющий держать свои руки при себе!

Шандор проделал это так быстро, что я сама не поняла, как очутилась в его объятиях, ощущая жар ладоней на талии. Потом одна из них медленно поползла вверх вдоль позвоночника, другая же спустилась ниже и сжала ту часть тела, к которой друзья обычно не притрагиваются. Да я и представить не могла, чтобы мой друг вдруг ухватил меня за попу, сжал ягодицу и прошептал мне на ухо:

– Я все еще жду свой поцелуй в щеку, но если ты выберешь иную часть тела – не стану мешать.

Я быстро клюнула Шандора в щеку.

– Готово! Отпустите!

– Разве я обещал отпустить?

– Тогда я отпущу… книги… вам на ногу. А они тяжелые.

Шандор притянул меня к себе поближе. Теперь стопка фолиантов была зажата между нашими телами.

– Что вы вытворяете?

– Помогаю держать тяжесть. Но вернемся к нашему поцелую…

– Нет никакого нашего поцелуя!

– Согласен, то, что ты сейчас продемонстрировала, вообще на поцелуй не тянет.

У! Мне и впрямь захотелось ударить дракона чем-то тяжелым! Тогда бы он наконец-то от меня отстал и перестал поглаживать, причем не только спину.

– Так вот, я готов тебе помочь и показать, что такое настоящий поцелуй в щеку. Потом мы поднимемся на крышу и будем изучать магию. Поскольку сегодня ты пропустишь занятия в школе отчасти по моей вине, я побуду твоим личным учителем.

– Хорошо! Уговорили! Но только в щеку!

Я крепко зажмурилась, намереваясь стоически переждать поцелуй, но все равно слегка вздрогнула, ощутив горячие губы на своей коже. Прошла одна секунда, потом вторая и третья, но Шандор и не думал отстраняться. Вместо этого его губы медленно спустились по щеке к шее, а потом сомкнулись на мочке уха и слегка сжали ее.

– Это… по-вашему поцелуй?

– Нет, Ариана, это совсем на поцелуй не тянет… Но если ты позволишь…

– Нет! – Я выставила обе руки как щит.

Естественно, книги при этом посыпались, угодив по моим же ногам.

* * *

Шандор оказался восхитительным учителем! Он терпеливо ждал, пока я ознакомлюсь с теорией, а потом воплощал прочитанное на практике. Так я узнала о существовании базовых вербальных заклинаний для драконов, которые не зависели от цвета их чешуи. И даже смогла кое-что повторить.

– Если хочешь, принесу тебе завтра целый сборник универсальных заклинаний. Конечно, не за бесплатно.

Голос Шандора сделался низким, вибрирующим, как у кота, и этот звук действовал на меня очень странно. Появлялось немедленное желание подойти поближе и прислониться щекой к гладкому драконьему боку, чтобы как следует вслушаться в этот странный и в то же время притягательный звук. Сразу вспомнилось, что бок у Шандора горячий, как камин, что неудивительно, учитывая, какой огонь пылал у него внутри. А еще от этого дракона даже в истинной форме пахло кофе. Наверное, теперь Шандор для меня всегда будет ассоциироваться с камином, книгами и кофе – губительное сочетание для девичьего сердца. Кажется, я и в самом деле пропала, но Повелителю об этом знать никак нельзя.

– Трусишь… – вынес вердикт он, когда пауза в разговоре затянулась.

– Нет, просто… Я очень медленно читаю. А вы мне столько книг принесли. Целых три! Книги – моя слабость.

– А еще ты хорошо считаешь, – поддразнил он меня и ухмыльнулся.

Надо признать, что драконья улыбка выглядела жутковато, так что я постаралась сосредоточиться исключительно на глазах.

– Хочешь узнать, кто моя слабость?

– Это совсем не обязательно! Если вы рассекретите свое слабое место – вам придется меня убить. Ну или заточить в башне навечно, а это примерно то же самое.

Дракон резко перестал вибрировать.

– Почему ты не хочешь быть со мной?

– Я не желаю вам принадлежать.

– Ты уже моя. Я выменял тебя у Эваларда! – яростно, с какой-то обидой рыкнул он.

Ну вот, такой момент испортил. Наверное, нам и в самом деле лучше молчать.

Отложив учебник по универсальным заклинаниям, я взяла книгу, в которой говорилось о магии синих драконов, и раскрыла ее на случайной странице. Только бы истинное зрение не подвело! Я до сих пор не знала, как запускаются способности, доставшиеся мне от отца, и поэтому постоянно боялась, что волшебство перестанет работать. Вот как верить в то, что не можешь объяснить?

– Книги обычно читают с открытыми глазами.

– Знаю.

Глубоко вздохнув, я всмотрелась в чуть пожелтевшую страницу и начала про себя обратный отсчет: три, два, один. Сперва драконьи буквы дрогнули и побежали по спирали, собираясь в огромную черную кляксу, а потом рванули обратно на свои места уже привычной кириллицей.

– Начинаю жалеть, что отдал книги не в конце вечера.

– Да? И почему?

– Они всецело завладели твоим вниманием.

Надувшийся дракон выглядел настолько трогательно, что я не стала напоминать, что я ему не принадлежала.

– Хорошо, буду смотреть на вас. – Я отложила книгу в сторону, чувствуя, что играю с огнем.

Шандор слегка кивнул и вдруг потянулся как всамделишный кот.

Нет, определенно, в этом звуке что-то есть. Надо уточнить у Брианны, мурлычет ли для нее Каддар.

Закончив с потягуськами, Шандор повернулся ко мне боком и резко распахнул крылья. В этот момент солнце выглянуло из-за облаков, его лучи заиграли на бронзовой чешуе, оставляя на ней завораживающий градиент от ярко-золотистого до медного. На спине Шандора чешуйки были более тусклыми, словно запотевшее зеркало, зато грудь и живот были отполированы до зеркального блеска.

Там, в другой жизни, которая все больше казалась сном, у меня было много статуэток драконов: стеклянных, каменных, серебряных, медных, даже одна золотая, – но ни одна не могла сравниться с настоящим драконом. Ни одна не передавала мощь, скрытую в теле, ни от одной не исходил такой жар, а еще все мои драконы были всего лишь бесполыми сувенирами.

Хм!

Околонаучный вопрос встал ребром, и я украдкой ссутулилась, стремясь заглянуть туда, куда приличные девушки и не смотрят.

– Кхр! – Шандор вдруг резко сел на хвост и ошарашенно посмотрел на меня.

– Простите… Я просто…

– Сравнивала? – услужливо подсказали мне.

Кровь резко прилила к лицу, и я опустила голову. Что тут скажешь? Поймана на горячем.

– Ариана, в тебе больше от серебряной драконицы, чем кажется на первый взгляд. К примеру, твое желание докопаться до истины любой ценой. Эта твоя особенность, вкупе с истинным зрением, помогла нам хотя бы отчасти понять причину гибели Рэдара.

 

– Так вы признаете, что Алуна была не при чем?

Драконья морда скривилась.

– Я допускаю такую возможность. И все-таки твоя жажда знаний временами сбивает с толку. Садар даже в детские годы вел себя скромнее. Выходит, что и сейчас тобой двигало любопытство. Околонаучный интерес. Так ведь?

– Да! – с облегчением выдохнула я, радуясь, что Шандор сам подкинул мне такое замечательное объяснение.

– Так давай я превращусь. Исключительно для полноты восприятия.

– Не н-н-надо, – пролепетала я, еще и отползать назад начала. Как будто мне было куда бежать с этой крыши.

– Как же так? Любое исследование нужно проводить до конца. Ты же такая решительная, целеустремленная в своих изысканиях…

– Исключительно по магической части! И вообще… у меня сегодня выходной. Вы сами так сказали!

Дракон довольно рассмеялся, а потом протянул ко мне хвост, бережно обхватил за талию и прижал к себе. Мне не оставалось ничего другого, как воплотить то, о чем я уже и без того мечтала. Прижавшись щекой к драконьему боку, я прикрыла глаза и прислушалась. Так и есть, где-то глубоко внутри огромного, покрытого чешуей и шипами дракона, был спрятан кот и урчал он исключительно потому, что я была рядом.

* * *

Солнце уже клонилось к закату, когда на обзорную площадку опустился Садар и принес дурные известия: в землях красных погиб молодой дракон. Услышав это, я поднялась на ноги, чтобы укрыться в башне. Мне не хотелось, чтобы Шандор приказал мне уйти, продемонстрировав тем самым, как мало он мне доверял.

– Задержись. Тебе полезно послушать Садара, – прорычал дракон и вдруг начал трансформироваться: сначала уменьшился в размерах, а потом изменилась и форма, последней пропала чешуя. И вот передо мной стоял голый мужчина. Шандор невозмутимо подхватил с пола рубашку, сброшенную перед превращением в дракона.

Я же замерла, силясь понять причину, по которой Шандор попросил меня остаться. Еще минуту назад боялась, что меня прогонят, а теперь переживала из-за того, что не ушла. Женская логика!

– Изира Алая знает хотя бы примерное расположение алтаря, заведшего одного из ее детей в смертельную ловушку? – спросил Шандор. После рубашки настала очередь штанов.

Заметив интерес, он посмотрел на меня и вопросительно приподнял бровь.

– Изира так уверена, что тот дракон погиб именно из-за алтаря? – выпалила я. Мрачные взгляды, устремившиеся в мою сторону, заставили меня нервничать еще сильнее, но я все равно упрямо буркнула: – Алтари Алуны не убивают.

– Но делают все, чтобы приблизить конец. – Мягко парировал Садар. – Икара Медного загрызла стая камнекрылов.

– Но они же совсем крошечные! – потрясенно воскликнула я.

Только вчера Светик показывал мне этих существ. Было сложно поверить, что такие крохи могли убить целого дракона.

– Зато летают не поодиночке. Скорее всего, они подловили Икара в измененной форме, – предположил Садар.

Неозвученное «как и погибельник Рэдара» повисло в воздухе. Я заметила взгляды, которыми обменялись Садар и Шандор. Только ли взглядами? Вспомнила мысленный голос Садара, который я услышала в своей голове в лесу возле святилища.

– И что Изира хочет от нас?

– Она требует, чтобы я отыскал алтарь, в противном случае грозит поднять вопрос о несостоятельности Альянса огненных драконов. Старуха совсем рехнулась! Она же видела не один восход Кровавой Луны и знает, что нас ждет…

– И поэтому понимает, что сейчас самое время, чтобы зародить сомнения. Когда прольется первая кровь и горе затуманит разум драконов, наступит пора для смены власти.

– Это она так считает.

– Разумеется. – Губы Шандора изогнулись в кривой усмешке. – Но я дам ей то, что она хочет. Мы отыщем этот алтарь и уничтожим. Надо было сделать это еще в прошлый раз. Потратить время, но найти проклятую каменюку.

– И отложить поиски логова виверов? Ты сам понимаешь, что поступил верно. Драконьи патрули сумели обнаружить гнездо и уничтожить его до полного пробуждения этих тварей.

– Я оставил позади себя незавершенное дело, и теперь оно может всем нам выйти боком. Решено! Немедленно вылетаем к Багряным горам!

Я слушала разговор братьев, затаив дыхание. Мне было так жаль молодого дракона, погибшего ужасной смертью, но я чувствовала, что Алуна тут не при чем, поэтому, когда Шандор ко мне повернулся, тихо произнесла:

– Я хочу помочь вам отыскать алтарь.

– Исключено. Ты остаешься в Гардоноре.

– Но почему? Я же серебряная! Я чувствую магию Алуны, исходящую от белого мрамора! Серебряным иллюзиям не затуманить мой разум…

– Ты ан-дароу. И останешься в деревне под защитой стаи.

– Шандор, я считаю, что Ариана может быть нам полезна, – Садар неожиданно встал на мою сторону.

– Она лишь хочет доказать, что ее Богиня тут ни при чем.

Я посмотрела в глаза Шандору и твердо произнесла:

– Алуна не моя богиня. Ты это прекрасно знаешь. И если моя драконья кровь поможет вам отыскать алтарь…

– И уничтожить. Когда мы обнаружим проклятый мрамор, я его сожгу. Ты ведь это понимаешь?

Шандор хотел убедиться, что я не стану истерить и заламывать руки возле белоснежной плиты.

Я медленно кивнула.

– Хорошо. Тогда собирайся.

* * *

Я не понимала, что имелось в виду под сборами, пока не очутилась возле дома Брианны. Высадив меня, Шандор буркнул, что мне следует переодеться, так как в его башне есть только наряды, способные ласкать мужской взор. Не знаю, что меня возмутило больше: то, что утреннее платье прежде принадлежало другой женщине, или его назначение – услада мужского взора.

Брианна сразу поняла, что мне нужно, едва я сообщила о предстоящем полете на драконе. Ненадолго склонившись над сундуком, она вытащила из него штаны и куртку.

– Это для того чтобы не замерзнуть?

– Твоему дракону будет сложно сосредоточиться, если твои обнаженные ноги будут сжимать его бок.

Какой чувствительный дракон, повышенной возбудимости. И у него еще хватало наглости обзывать меня извращенкой!

Шандор вернулся, когда мы с Брианной сидели за столом – отпустить меня без угощения она не могла. Постучался, вошел в дом и замер. На полу возле камина играли Теод и Нэд.

– Мелюзга, смотрите, какую штуку я вам смастер… – Показавшийся из соседней комнаты Каддар застыл второй статуей, не зная, как реагировать на появление брата.

Зато его сыновья четко знали, как надлежит приветствовать своего Повелителя: вскочили на ноги, поклонились и что-то произнесли звонкими голосами. Слов я не расслышала, от избытка эмоций кровь шумела в ушах. Следовало что-то сказать, чтобы разрядить обстановку, что-то сделать, но я не успела.

– Пошевеливайся. Или оставайся. Ждать не буду.

Шандор стремительно покинул дом, я выскочила следом, улыбнувшись на прощание Брианне.

* * *

Ариана изучала ан-даров Гардонора. Эта загадка не давала Эваларду покоя. Он столько раз перечитывал ее записи, что уже знал всех ан-даров поименно, но так и не понял, что означают странные символы возле имен: минусы, плюсы и цифры.

Так что же Ариана имела в виду?

Чтобы приблизиться к разгадке, Эвалард отправился в храм Алуны. Ему нужна была помощь той, кто знал Гардонор лучше, чем кто бы то ни было в Эридаре.

Эвалард вошел в храм, заполненный светом луны. Он лился сквозь стеклянную крышу, преломлялся и собирался в ярчайшие столпы. Серебряное сияние играло на белоснежных плитах подобно воде. Это зрелище завораживало и притягивало одновременно.

Дракон обратил свой взор на изваяние Алуны. Как и прежде, безмятежный лик серебряной девы отозвался трепетом в сердце. Эвалард чувствовал, что его богиня была рядом. Привычка вести с ней мысленные разговоры была у дракона с детства. Алуна наблюдала за ним, он часто слышал ее голос в своих мыслях, но ни разу не видел во сне. Лишь жрицы удостаивались чести увидеть свою богиню во плоти. К одной из дочерей Алуны Эвалард и пришел сейчас.

За десять лет Нилиана ни капли не изменилась. Высокая и изящная, точно фарфоровая статуэтка, она, как и все жрицы, заплетала свои чудесные белоснежные волосы в косу и укладывала короной вокруг головы. Серебристое сияние, исходящее от них, называли отблеском Алуны. Именно по нему можно отличить обычных серебряных драконов от избравших путь служения богине.

– Повелитель Эвалард, вы желали меня видеть? – Драконица склонилась перед ним в легком поклоне.

– Нилиана, спасибо, что согласилась уделить мне время.

Обмен вежливыми улыбками. Оба знала, что Нилиана не могла отказаться от встречи с ним. Драконица настороженно посмотрела на Повелителя.

– Вам нужен проводник, чтобы услышать голос Алуны?

– Нет, Нилиана, я хочу, чтобы ты мне рассказала об ан-дарах, проживающих в Гардоноре.

– Но почему моего Повелителя заинтересовали эти несчастные?

Жрица нервничала и юлила. Эваларду пришлось крепко стиснуть зубы, чтобы не сказать это ей в лицо. Вместо этого он протянул Нилиане записи Арианы.

– Это список ан-даров Гардонора, и я очень хочу выяснить его назначение.

Нилиана сразу поняла, что означал этот перечень. На бледном точеном лице вспыхнул румянец, а глаза заблестели. Жрица приоткрыла рот, как если бы хотела произнести что-то вслух, но потом сжала губы и посмотрела на Эваларда.

– Если вдруг узнаете, что проклятие ан-даров обратимо? Что есть способ спасти тех, чей источник еще не пересох? Что вы сделаете?

– Я постараюсь завладеть им. – Жрица на мгновение прикрыла глаза, на лице драконицы отразилась мука, и Эвалард поспешил исправиться: – Если я заполучу лекарство от проклятия, то не стану скрывать его. Я преподнесу этот дар огненным драконам во славу Алуны. Сделаю все, чтобы они увидели истинное лицо нашей богини, такой всепрощающей и безгранично терпеливой. Тогда, возможно, хотя бы мизерная часть огненных задумается о том, что они потеряли, когда отвернулись от Алуны. Так где же мне искать это волшебное средство?

Вместо ответа жрица простерла руку к одному из столпов света и направила серебристый луч в сторону Эваларда.

Глава 2

Я опасалась, что Шандор будет угрюм и неразговорчив, но, едва мы взмыли в воздух, он поделился своими планами. Вот они-то и были мрачными, как настроение Повелителя бронзовых драконов. Алтарь следовало найти и уничтожить. Без вариантов. Прорычали мне это таким тоном, словно я когда-то утверждала обратное. Все, что касалось серебряных драконов, было так или иначе щекотливой темой, поэтому я спросила о другом:

– Вчера я взяла из вашей библиотеки книгу.

– Бестиарий гор и предгорья. Знаю, – довольно рыкнул дракон.

– Как вы узнали? Я вернула ее не на свое место? Поставила вверх ногами? Помяла страницы?

Вопросы посыпались из меня, как горох из порванного мешка. Жуть! Прежде я не была настолько любопытной, а сейчас была готова наброситься на любой намек на загадку.

– Эта книга пахла тобой. Я заметил ее, когда пришел по следу кровавых камней. Ты отказалась от ожерелья. – Теперь драконий рык звучал скорее обиженно.

– Оно слишком дорогое, чтобы я могла его принять. Мне никогда не преподнести вам равноценный дар.

– Ну почему же… – Внутри дракона вдруг проснулся кот, да такой, что даже чешуя подо мной слегка завибрировала.

– Я не продаюсь за рубины!

– А за изумруды? Жемчуг? Может быть, бриллианты? – деловито принялся перечислять Шандор.

– Издеваетесь?

– Ничуть. Если бы назначила свою цену, все было бы намного проще.

Некоторое время мы летели молча. Брианна оказалась права: замерзнуть, когда летишь на драконе, невозможно. Спина Шандора грела как печка, а наросты на спине, между которыми я устроилась – еще и ремнями зафиксировала себя для надежности, – гарантировали, что я не упаду, даже если задремлю. Но спать мне не хотелось, а вот растрачивать время в молчании было безумно жалко.

– Расскажите мне о тварях, которых вы все тут ожидаете.

– Я так понимаю, что это не та самая цена… Хорошо. Слушай. Драконы не единственные властители неба в Авендоре. Глубоко под землей в пещерах спят иные создания. Мы называем их виверы. Представь себе змею, с головой дракона и по длине раза в полтора его превосходящего. Вот это и будет вивер.

Я задумчиво посмотрела вниз.

– И как они там только помещаются? А что едят? Как они могут столько времени проводить без движения, ведь под землей не наползаешься?

– Виверы не ползают, они спят и растут. Ну и жрут. Как же без этого. Себе подобных и тех, кого им предложат василиски. Эти недалекие создания с зачатками интеллекта поклоняются летучему змею как божеству.

– Кровожадному и не гнушающемуся василятины, – хмыкнула я.

– Вполне возможно. Я не проверял. Мы спускаемся под землю только для того, чтобы выследить и запечатать все выходы из убежищ виверов, если обнаруживаем такие.

 

– Или чтобы украсть несколько рубинов из сокровищницы короля василисков.

Из драконьей глотки вырвался рык, похожий на смех.

– Хорошее было время.

– Вот и Каддар так считает. Так что происходит во время восхода Кровавой Луны?

– Виверы дружно просыпаются, вылезают из своих нор и активно ищут завтрак. Ночные твари тоже активизируются. Но не переживай, в Гардонор они не сунутся.

– Город находится под магической защитой?

– Магия земли, на которой он стоит, сама по себе уже защита. В других городах на землях бронзовых драконов такой нет, вот и приходится полагаться на накопители магии и грубую силу. Гардонор защитит себя сам, Ариана. Безопасность остальных обеспечат драконы.

Шандор упомянул в своем рассказе накопители магии. Вот о них я и размышляла весь оставшийся путь. Соотнесла с важностью серебряной драконицы для бронзовых и поняла, что Шандор пошел на сделку с Эвалардом исключительно ради своей стаи. Не вышло. Моей вины в этом не было, но все равно на душе стало гадко.

Шандор продолжал лететь. Постепенно массивные, покрытые лесом и снегами горы под нами изменились, стали ниже, тоньше и круче. Исчезла и растительность. Теперь лес только подбирался к подножию гряды. В этот момент мы и начали снижаться.

– Здесь начинаются Багряные горы. Это конец моих владений и начало земли Изиры Алой.

– Здесь нашли погибшего дракона?

– В лесу, вон за тем оврагом. Изира считает, что и алтарь находится поблизости.

Я всмотрелась в надежде ощутить присутствие серебряной магии. Отчего-то мне казалось, что я обязательно смогу помочь, вот тогда-то Шандор увидит, что я могу быть полезной, хотя и ан-дароу.

Приплыли. То есть прилетели. Да какая мне разница, считает ли меня Шандор полезной?! И все-таки мне хотелось помочь. Не ради одобрения Бронзового или его стаи, а просто так было правильно. Я чувствовала, что смогу обнаружить в лесу нечто очень важное.

Внезапно и сам лес словно стал ближе. Сперва я приняла это за зрительную галлюцинацию, но когда деревья сомкнулись надо мной, осознала, что очутилась в лесу. Значит, это сон.

И когда только успела уснуть? И как это воспринял Шандор?

Лес, манящий меня, подернулся дымкой и словно стал прозрачнее. Я поняла, что если еще немного поразмышляю о Шандоре – меня выбросит в реальность. Поэтому я запретила себе думать о настоящем и заскользила по тропе. Я летела над ней, едва касаясь босыми пятками земли, и слушала тишину. И вот в этой тишине раздавалось едва слышное шуршание, как будто где-то совсем рядом ползла большая змея.

Василиск!

Я узнала существо из книги сразу же. Змеелюд выглядел точь-в-точь как иллюстрация, но заинтересовал меня не он, а небольшой бочонок, который василиск катил впереди себя.

– Пош-шевеливайте-с-с-сь! Они скоро будут с-с-сдесь, – прошипел другой василиск. Судя по тому, что руки у него были свободны, он тут всем руководил. – Подвеш-ш-шивайте бочки повыш-ш-е.

Катящаяся по земле бочка остановилась и начала медленно подниматься вверх, пока не повисла между ветвей деревьев.

– Запомните ф-с-се. На драконов не нападаем, даже ес-с-сли они нас обнаружат. Главное с-с-снадбобье. Усс-строим наш-шим врагам мокрый прием!

– Ариана, очнись! Ариана!

Голос Шандора ворвался в мои мысли и заставил заскулить от разочарования. Я же еще не дослушала разговор! Лес снова сделался прозрачнее, и сквозь него проступило лицо Повелителя, больше похожее на бронзовую маску, в прорезях глазниц которой полыхали алым глаза дракона.

– Да очнись же ты, или мне придется тебя ударить!

– Не страшно. Но вы можете попытаться меня сжечь. Это больнее, – вяло отмахнулась я.

Тихий рык, и на мой рот обрушился поцелуй. Настойчивые горячие губы беспощадно сминали мои, не позволяя ни отстраниться, ни вдохнуть воздуха. Я протестующе замычала, а потом заколошматила кулаками по чему-то очень твердому и… окончательно пришла в себя.

Мы все так же стояли на опушке леса.

– С возвращением. Шандор, полагаю, ты уже можешь ее отпустить.

Дракон на мгновение отстранился, а потом припал к моей шее и буквально впился в нее губами.

– Ай! Больно! Зачем вы это сделали?! – Я потерла шею, на которой уже совсем скоро проступит след от засоса.

– Чтобы спать не хотелось! Если бы я знал, что ты решишь прикорнуть с широко распахнутыми глазами, – оставил бы пугать ан-даров в деревне.

– Шандор, у нас мало времени. Я пока чувствую след, но не уверен, что алтарь не захотят перенести в другое место.

И Садар направился в сторону леса.

– Стойте! Вам туда нельзя!

Я прекрасно осознавала, до чего же по-дурацки прозвучал мой вопль, но Садар остановился и серьезно посмотрел на меня. Я глубоко вздохнула и начала рассказывать о засаде василисков и о странных бочках, спрятанных среди деревьев.

Драконы слушали меня внимательно, не перебивая.

– Вы же не думаете, что я это нафантазировала? Так ведь? – осторожно уточнила я.

– Есть только один способ проверить это, – мягко произнес Шандор. – Прошу, оставайся на месте. Да, вот так. Очень хорошо.

Дракон обошел меня по кругу, поворачивая вокруг своей оси, а потом отпустил руку и сделал два шага назад. Я же осталась стоять на месте, потому что вокруг меня теперь пылал огненный контур. Стоило мне протянуть руку, как раздался щелчок и пальцы уткнулись в невидимую преграду.

– Никуда не уходи. Мы скоро вернемся. – Одарив меня наглющей улыбкой, Повелитель бронзовых драконов преспокойно направился в расставленную ловушку.

* * *

Ждать было сложно. Невыносимо сложно! Но мне пришлось смириться, ведь против огненной преграды, выставленной Шандором, оказались бессильны и поток направленного света «Элардо», и серебряный луч «Лирак», и даже удар воздухом «Йопеорст» не помог. Зато моя башка безголовая в очередной раз убедилась, что не следует сплетать мощные заклинания в замкнутом пространстве, хотя бы потому, что на шум может приползти всякое.

Всякое сидело теперь напротив, смотрело на меня жадными глазами и капало голодной слюной на землю. Нет, допустим, с сухопутным квакуном я уже была знакома, зато плотоядную птицу с бурым оперением видела в первый раз. Она кружила у меня над головой и зло покрикивала на конкурента. А еще у огненного контура роились какие-то крупные насекомые со светящимися брюшками. То ли их магия привлекла, то ли моя кровь. Выяснять это мне не хотелось.

– Знаешь, жабик, это все-таки какая-то неправильная сказка. Принцев нормальных нет, с магией фиг разберешься. Да я о том, что рождена от драконицы, узнала не сразу! Представляешь, какая подстава? Я – и детеныш дракона. Еще и из яйца рожденная.

– Тебя это особенно печалит? – раздалось чуть насмешливое из темноты и сразу разогнало моих ночных гостей.

– Наконец-то! Вы видели василисков? А бочки? Что в них было… Ой… – Я испуганно прижала пальцы к губам.

Нет, я и прежде видела Шандора в частичной трансформации, но, как правило, чешуйки покрывали только руки или лицо; теперь же Повелитель очешуился с головы до пяток: прямо не драконья кожа, а защитный костюм. Мокрая, в бурых разводах рубашка казалась лишней тряпочкой на широкой груди, покрытой блестящими пластинками.

– Нравлюсь? – как-то очень плотоядно улыбнулся он и шумно втянул в себя воздух.

– А то! Особенно вон та веревочка на правом плече, – фыркнула я.

Ляпнула, присмотрелась и поняла, что совсем это не веревочка, а дрянь, в которой Шандор был измазан с ног до головы, была ничем иным, как кровью. И сразу же в нос ударил тошнотворный сладковатый запах с примесью металла, а земля под ногами угрожающе покачнулась.

– А-а-а! Не трогайте меня! – взвизгнула я, потому что чешуйчатый спаситель решил не дать мне упасть на землю. Та хотя бы чистая!

– Выискалась чистоплюйка на мою голову, – буркнул дракон и подхватил меня на руки.

Я осторожно, буквально одним пальцем потыкала в уже сухое плечо, без малейших признаков чешуи или посторонней органики, потом шумно принюхалась. Нет, а что? Он меня обнюхивал – значит, и мне можно.

Шандор был чистый! Ничего себе!

Я, уже не таясь, уткнулась носом в его шею. Кожа была реально чистая, словно дракон совсем недавно принимал душ. Шандор перехватил руки, для того, чтобы ему было удобнее меня держать, в результате я ткнулась в эту самую чисто вымытую шею губами.

– Если желаешь мне отомстить – я полностью в твоем распоряжении.

Это он на засос намекает? Вот же змеелюд чешуйчатый!

Последние слова я буркнула уже вслух.

– Дракон, – невозмутимо поправил меня собственно дракон. – Змеелюды будут дальше по тропинке, но если станешь вести себя хорошо и не будешь открывать глазки, то не узнаешь, что с ними стало.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru