Попаданка я и моя драконья судьба

Лина Алфеева
Попаданка я и моя драконья судьба

– Удивлена?

– Есть немного. Вы же раньше не допускали и мысли о союзе между драконом и ан-дароу. Что-то изменилось…

Внезапная догадка заставила прилить кровь к щекам, а когда на губах Шандора возникла язвительная улыбка, лицо и вовсе запылало.

– Ты настолько высоко себя ценишь?

– Нет, что вы, я полностью осознаю свое положение и буквально выпрыгиваю из платья от радости, что вы сделали меня своей дракайной!

Я ожидала, что мои слова заденут Шандора, но он по-прежнему излучал ироничное спокойствие. Он вообще вел себя слишком уверенно для Повелителя, которого загнали в угол, а значит, либо прекрасно владел собой, либо знал, что в конечном счете все сложится в его пользу. И это начинало нервировать!

– Как долго мы будем торчать в этой комнатке? Разве не настало время представить меня отцу? Или вы считаете, что я еще не готова?

– Ты безупречна. Не хватает лишь маленькой детали. Руку, пожалуйста.

Я растерянно уставилась на свои руки, не понимая, какую именно должна протянуть.

– Без разницы, дорогая.

Принципиально протянула ту, на которой не было браслета, но Шандор никак не прокомментировал мой выбор. Вместо этого он прижал мою ладонь к своей гладкой, лишенной и намека на растительность щеке, а затем медленно поцеловал запястье.

– Что вы делаете?

Попыталась выдернуть руку, и к моему удивлению ее тут же отпустили, но только для того, чтобы сцепить ладони на моей талии!

– Меня не было долгие шесть дней, из которых четыре я провел во мраке подземных переходов. Давайте представим, что я соскучился?

– Зачем же так напрягаться? Никто не заставляет вас воображать такие ужасы.

После этих слов руки, лежащие на моей талии, совершили рывок, и я оказалась прижата к каменному телу Повелителя бронзовых драконов.

– Ты ужасна. Ужасно восхитительна!

С этими словами Шандор обрушил на мои губы поцелуй, смешивая свое горячее, приправленное вином дыхание с моим, чем буквально выбил у меня почву из-под ног. Голова предательски закружилась, и я инстинктивно вцепилась в мужские плечи, хотя меня все еще продолжали держать в объятиях. Бережные невинные прикосновения рук плохо сочетались с тем, что вытворяли губы дракона. Они дерзко овладевали моими, заставляя раскрываться под напором огненной ласки, вытесняли из головы все связные мысли, вынуждая желать большего. Тело ныло натянутой струной, я инстинктивно подалась вперед, и вдруг поцелуй оборвался, а меня взяли под руку и куда-то повели. Резкий свет ударил по глазам, заставляя зажмуриться. Я остановилась и почувствовала руки Шандора на своих плечах.

– Как я уже говорил, ты восхитительна. Выглядишь как настоящая дракайна, – еле слышно прошептали мне на ухо. – Красивая, чувственная и… самым бесстыдным образом зацелованная.

Кровь снова бросилась в лицо, да что там щеки, мне казалось, что краска стыда затопила даже плечи. Я едва удержалась, чтобы не потрогать свои губы.

– Вот так. Скромность украшает, – добавил напоследок Шандор и уже в полный голос объявил: – Ариана Серебряная! Моя дракайна!

Сидящие за столом мужчины повернулись в нашу сторону. Один из них поднялся на ноги и замер, точно увидел привидение. Меня от этого странного полубезумного взгляда прошиб холодный пот.

– Да. Это она, – скупо обронил он. – С вашего разрешения я хотел бы переговорить с дочерью наедине.

– Как пожелаешь.

Шандор взял меня под руку и провел мимо потрясенных драконов. До этого момента никто из них и не подозревал о цели визита Орланда Синего.

* * *

Комната, в которую меня привели, судя по обстановке, была кабинетом. Воздух в нем был такой тяжелый, словно этим помещением не пользовались очень давно. И это неудивительно, уж больно мрачной, давящей казалась атмосфера, создаваемая массивной мебелью в черно-коричневых тонах, а от стойки с оружием у меня вообще по коже поползли мурашки. Особо выделялся дрын с серповидным лезвием на конце. Это ж какой силой надо обладать, чтобы орудовать такой махиной?

– Посох первого Повелителя бронзовой стаи, – любезно просветил меня Шандор.

– И эти штуки его же? – Я кивнула на две длиннющие палки с серебристыми наконечниками.

– Это особое оружие, способное пробить броню дракона или вивера. К нему прикасаются лишь в час великой нужды.

– Что-то типа родового артефакта? Вроде Слезы Алуны у серебряных?

– Что-то… типа. – Губы Шандора дрогнули в невольной улыбке.

– Почему ты назвал ее Серебряной? – Вопрос Повелителя синих драконов напомнил, что мы в кабинете не одни.

– Именно так ее представил Эвалард в процессе обмена. Что? Разве наш коварный друг не рассказал, каким образом Ариана попала в Гардонор?

Орланд в замешательстве посмотрел на меня.

– Признаюсь, я счел ее военным трофеем.

– Будь моя воля, этот «трофей» никогда бы не появился в моем городе. Эвалард пообещал мне серебряную драконицу. Я знал, что Садару будет сложно обеспечивать нужды моего народа в серебряных накопителях, и рассчитывал получить ту, которая сможет разделить с ним эту задачу. Увы, в моем распоряжении оказалась ан-дароу, которую Эвалард вырвал из другого мира и перенес в Авендор.

– Дитя иного мира? – Орланд приблизился ко мне. – Это объясняет столь стремительное взросление. Как же так вышло, что дочь Рианы оказалась так далеко?

– Без понятия, но я буду благодарна, если вы перестанете смотреть на меня как на ходячий труп. Это нервирует.

– Прости. Ты так на нее похожа. – Орланд раскрыл рот, словно желая что-то сказать, а потом поджал губы и посмотрел на Шандора. – Я не желаю верить, что ты способен поднять руку на женщину.

Брови Повелителя бронзовых драконов удивленно приподнялись.

– Эвалард показал мне кое-что. Однако я уже не уверен, что это было правдой.

Неужели серебряный дракон видел, как Шандор напал на меня в святилище Алуны? Нет, вряд ли. Тогда бы он знал, что мой побег не удался. И все-таки увиденное так поразило моего отца, что он примчался в Гардонор, угрожая вывести своих драконов из Альянса.

– И что же вам показал Эвалард? – спросила я, ожидая, что Орланд продемонстрирует нам то, что видел сам.

– Повелитель серебряных воссоздал события возле алтаря Алуны.

Мое сердце пропустило удар. Неужели Эвалард все-таки знал?

– Ты стояла на коленях, потом появился Шандор, оттащил тебя прочь, ударил по лицу… Что? Ты хотя бы видел себя рядом с этой малышкой? – огрызнулся Орланд. – Да ты можешь вышибить из нее дух одним ударом.

– Я знаю. И прекрасно себя контролирую.

Да ладно! Я с усмешкой посмотрела на Шандора. Тоже мне мистер Спокойствие. Интересно, как бы отреагировал Орланд, узнай он, что Шандор едва меня не сжег?

Справедливости ради, я прекрасно понимала, что в тот раз удар Шандора направлялся на алтарь Алуны, мне надо было всего лишь отойти, чтобы избежать огненной струи, но тогда я так разозлилась, что совершенно не думала о защите. А может, я не понимала до конца, что реально могу пострадать? Поначалу магия Авендора да и сами драконы казались мне чем-то нереальным. Я не могла трезво оценивать происходящее, относилась ко всему слишком легко, не вникала в детали. Взять хотя бы изначальное мнение о деревне ан-даров. Увидев крошечный кусочек картины, я мысленно создала себе образ забитых ан-даров и их угнетателей – драконов. Я отчаянно нуждалась в информации, но не могла задавать вопросы, потому что страшилась встречных. Эвалард запретил мне рассказывать о себе, его блок вывернул мне всю душу наизнанку, сковал таким страхом перед разоблачением, что можно было тронуться рассудком. И если бы не Шандор и Садар, не знаю, как бы я пережила процесс распада ментального блока. А ведь я так и не поблагодарила Шандора…

– Шандор, ты обещал, что позволишь переговорить с Арианой наедине.

– Разумеется. Можете не торопиться.

Я внутренне сжалась в ожидании последней инструкции от Шандора, вроде «Дорогая, я надеюсь, ты расскажешь папе, как хорошо нам вместе» и многозначительный взгляд, намекающий, что я очень пожалею, если посмею утверждать обратное, но Шандор даже не посмотрел на меня и вышел из кабинета.

Это был шок! Натуральнейший шок. Сначала Шандор заявил, что целостность Альянса для него важнее меня, а теперь предоставлял мне право распоряжаться своей судьбой. Драконы представлялись мне ужасными собственниками, а Шандор недвусмысленно наложил на меня лапу и дал понять, что не отпустит, пока не наиграется. Неужели светлый миг настал, и дракон ко мне охладел? Нет, судя по поцелую, Шандор по-прежнему меня желал. Я слегка сжала губы и почувствовала легкую саднящую боль. Да, страсть дракона это не то, что может вынести обычная девушка.

Я горько усмехнулась.

Маленькая поправочка – я не человек, и настало время выяснить тайну моего рождения.

– Орланд… – Я повернулась к дракону лицом. – Скажите, а моя мать…

Хотела спросить, умерла ли Риана, не было ли тут какой-то ошибки, но слова застряли в горле.

– Я слышал ее предсмертный зов, – глухо обронил дракон.

Мне было сложно даже мысленно называть его отцом. Возможно, когда мы узнаем друг друга получше…

– Мне говорили, что она погибла, когда открыла портал между мирами.

– Да. Все именно так.

Быстрота, с которой Орланд подтвердил мои слова, намекала, что он мне солгал. Но в чем?

– Расскажите мне о ней.

Орланд Синий тяжело вздохнул.

– Не знаю, с чего начать. Я провел с Рианой слишком мало времени, чтобы раскрыть все ее тайны. Она была… не такая, как другие. С детства предназначенная Алуне, она воспитывалась не как ее сверстницы. Ее оберегали, жизнь Рианы была наполнена серебряной магией и лунным светом, поэтому когда она однажды увидела то, что не было предназначено для ее глаз, это перевернуло ее мир.

– И что же она увидела?

– Меня. – Орланд горько усмехнулся. – То еще было зрелище. Земли синих и серебряных драконов соприкасаются. Мы знаем, что границу нарушать нельзя, но когда правила останавливали тех, в чьих головах гуляет ветер юности? Я и двое моих друзей решили доказать всему миру, но в первую очередь самим себе, что серебряные нам не указ. Мы сознательно пересекли границу и углубились в земли Эваларда и не сразу заметили, что пейзаж вокруг остается неизменным. Мы попали в капкан иллюзорной магии. Расплата была быстрой и жесткой. Стражи границы изрядно нас потрепали, а потом притащили в качестве пленников в Эридар. Помню, как сидел на белоснежных плитах и харкал кровью и увидел ее. Я принял твою мать за живое воплощение Алуны, так прекрасна она была. Меня и собратьев поместили в камеру, но Риана пришла ко мне ночью. Играючи она просочилась сквозь каменную кладку и принесла мне снадобье для заживления ран. Она пообещала прийти и следующей ночью и принести поесть, но в обмен я должен был рассказать ей об иных землях и других драконах, чья чешуя не отливает серебром. Тогда я жестоко посмеялся над ней, назвал чокнутой дурехой, не видящей ничего, кроме лунного света, а потом два дня обзывал себя последними словами, потому что она не приходила. Риана появилась в моей камере на третий день, принесла мясной пирог и повторила свою просьбу. Она рассказала, что всю жизнь провела при храме Алуны и даже свой первый полет совершила в окружении сестер. Жрицы Алуны оберегали свое сокровище, потому что считали избранной.

 

Орланд замолчал и осмотрелся.

– Надо было прихватить с собой вина. В горле совсем пересохло.

– Эм… Мне позвать слугу?

На самом деле я понятия не имела, смогу ли я найти кого-то, кто бы принес ему вина. Вероятность нарваться на Шандора была намного выше. Очевидно, Орланд подумал о том же самом, потому что покачал головой.

– Потерплю. На чем я остановился?

– Риана посетила вашу камеру. Она скрасила ваше заточение?

– Более того – она помогла мне и моим друзьям сбежать. Ее магия обратила камень в лунный свет и укрыла нас иллюзорным покровом. Серебряные драконы несколько раз пролетали мимо, но так нас и не засекли. Риана была очень сильным магом. Мы встретились снова только через пять лет. Обстоятельства были примерно теми же…

– Вы снова нарушили границу?

– Нет. В этот раз я оберегал свою. Серебряные притащили к нам свой проклятый алтарь, я преследовал лазутчика и угодил в ловушку. Эвалард приговорил меня к смерти. Он хотел пролить мою кровь в отместку за жизни драконов, павших возле алтаря Алуны.

– И моя мать снова вас спасла?

– Да. Она смогла убедить Эваларда оставить меня в покое.

– Но какой ценой?

– Я… Я не знаю. Она не сказала. – Он отвел взгляд, и я поняла, что сейчас Синий точно врет. Орланд не хотел, чтобы я знала, что Риана заплатила собой, чтобы сохранить ему жизнь, или же он стыдился этого.

– В этот раз вы сбежали вместе?

– Нет. Она проводила меня до границы и сказала, чтобы я ждал, что вскоре она сама меня найдет. Так оно и вышло, спустя пару месяцев Риана появилась на пороге моей башни, окутанная иллюзорными чарами. Ее белоснежные волосы стали черными, а глаза потемнели. Теперь ее нельзя было отличить от огненной драконицы. Она была моей дракайной пять лет и подарила величайший подарок, а я… Все разрушил сам.

Эм… Это он обо мне?

– Да, Арина. Скорлупа твоего яйца оказалась серебряной – величайший позор для Синего дракона. Риана догадалась о моих чувствах, хотя я не высказал ни слова неодобрения, и покинула Луазор. Твоя мать как никто умела растворяться в ночи. В прощальном письме она сказала, что не хочет, чтобы ее дитя росло в атмосфере всеобщего презрения. Она желала иной доли для своего дракончика… – На губах Орланда застыла горькая усмешка. – Не подумай, я не обвиняю тебя. Ты не виновата, что родилась ан-дароу, но я до конца своих дней буду винить себя, что не смог разделить это горе с твоей матерью.

– Она вам не сообщила?

– Ни строчки. Я направлял официальные запросы в Эридар, но Эвалард возвращал письма не распакованными. Он мстил мне за то, что я отнял у него Риану, а недавно сам связался, чтобы сообщить, что у Рианы в другом мире выросла дочь. Сперва я счел это дурной шуткой и попросил своего представителя в Гардоноре разыскать тебя. Вы встречались на тризне по бронзовому дракону.

Я медленно кивнула, припоминая внимательный взгляд синего дракона. Шандор вызвал его, чтобы определить, видит ли Синий фиолетовые пятна на теле Рэдара, а дракон смотрел на меня так, словно хотел запомнить каждую черточку моего лица, а потом передал информацию Орланду.

– Тогда же мне сообщили, что Шандор объявил тебя своей. Это ведь произошло против твоей воли? Так ведь? Я знаю Шандора много лет, он умеет добиваться своего.

– Звучит так, словно вы одобряете его поступок.

– Я его… понимаю. Ты красивая девушка, Ариана, и тебе нужна была защита.

Надежда, что Орланд Синий поможет мне избавиться от сомнительного удовольствия быть дракайной Шандора рухнула в тот же миг! Единственное, что беспокоило Синего, то, как со мной обращается Бронзовый, – не бьет ли, не унижает. Орланд и представить не мог, что сам факт присвоения меня как неодушевленной собственности уже сам по себе был оскорбительным!

– Если ты захочешь отправиться со мной, я договорюсь с Шандором. Найду способ убедить его, что тебя следует отпустить.

– И что я получу в итоге? Какой будет моя жизнь среди синих драконов?

– Драконов? – Орланд непонимающе нахмурился. – Ан-дары не живут вместе с драконами. Я найду для тебя достойное место для проживания, подыщу защитника…

– Твою ж мать!

Я зло хлопнула себя по бедрам. Не помогло. Пришлось изо всех сил долбануть ладонью по столешнице. Боль слегка притушила ярость. И я еще на что-то надеялась! Вот почему Шандор выглядел таким спокойным, он знал, что мой драгоценный папочка такой же шовинист на всю голову, крылья и прочие части тела, как и он сам!

– Вижу, ты не согласна. Но если позволишь, я бы хотел познакомиться с тобой поближе.

– Типа «залетай, если что»? Всегда рад гостям, но если загостишься – я тебе намекну?

И снова между бровей Орланда залегла вопросительная складочка. Дракон хмурился, пытаясь понять, с чего это я психанула.

С меня хватит!

* * *

Шандор Бронзовый не привык ждать. Его огненная натура требовала решительных действий. Отец с малых лет каленым железом выжег в его мозгу, что не бывает недостижимых целей, все зависит от силы духа и привлекательности желаемого.

Ариана была для него очень желанна…

Но он позволил ей и Орланду Синему остаться наедине. Одно неосторожное слово могло обострить и без того непростые отношения с Повелителем Синих драконов. Весьма юным Повелителем. Орланд стал лидером синих всего год назад и его положение оставалось очень шатким, а решения порой не отличались здравым смыслом.

И все-таки Шандору следовало выяснить, как далеко Ариана готова зайти, чтобы от него избавиться. Он не доверял своей дракайне, а вот в Орланде не сомневался ни минуты. Из горла Шандора вырвался самодовольный смешок. Девчонку ждет большой сюрприз. Она не понимала, что любой дракон с радостью подложил бы свою дочь в его постель. Огненные драконицы никогда не отличались ни кротким нравом, ни целомудренностью, зато прекрасно чуяли свою выгоду. Любая драконица бы выжала максимальную пользу из их временного союза.

Вот только Ариана не была любой!

Она вообще не представляла, как должна вести себя и постоянно преподносила сюрпризы. Упущение с его стороны. Ариана посещала школу ан-даров, Садар утверждал, что она впитывала информацию, как губка, но в том, что касалось семейных традиций и обычаев, оставалась такой же невежественной, как и в день своего появления в Авендоре.

А еще она до сих пор лелеяла мысль о возвращении домой.

Шандор скривился, как от зубной боли. Ему придется разрушить мечту своей дракайны, в противном случае Эвалард – больной серебряный ублюдок – продолжит дергать за эту ниточку и разбрасываться обещаниями, которые никогда не сможет выполнить.

Шандор посмотрел на дверь кабинета. Ариана пройдет его испытание и окажется достойной его доверия, а в награду он лишит ее последней надежды.

* * *

Я распахнула дверь кабинета и выкрикнула:

– Поговорили!

Как я и думала, Шандор оказался поблизости. Вот буквально в двух шагах и подпирал стену.

– Ожидания не оправдались? Да, деточка?

Нет, он еще и издевается! Гад чешуйчатый!

– Если ты в состоянии отложить истерику, у меня к тебе и к твоему отцу есть серьезный разговор.

– Надеюсь, не по семейному вопросу? – зло прошипела я.

– Небо упаси! Но тебе все равно будет очень интересно, – насмешливо объявили мне, после чего галантно подали руку.

И я взяла Шандора под локоть. Хотя я и не была настоящей серебряной драконицей, мое несравненное чутье предчувствовало и предвкушало восхитительную тайну, в детали которой меня собирались посвятить.

Глава 5

Тайна Шандора выглядела как кусок оплавившейся каменюки и страшно воняла. Вероятно, из-за того, что по ней сначала размазало, а потом поджарило какого-то бедолагу.

– Только не говорите, что мы должны догадаться о природе происхождения пятен, – взмолилась я.

– Это был василиск, – предупредительно поведал молодой дракон, которого мы обнаружили рядом с каменюкой. У меня сложилось впечатление, что находку охраняли.

– И что было не так с этим василиском? – буркнула я, старательно отводя взгляд.

– Дочь моя, полагаю, нам предлагают осмотреть сам камень. – Орланд чуть ли не носом уткнулся в находку. – Чувствую легкое колебание магического фона. На этом все.

Присутствующие в комнате мужчины посмотрели на меня.

– И не надейтесь! Я не стану ни нюхать эту штуку, ни обниматься с ней!

– Просто осмотри. Мидар, погаси светильники.

Дракон выполнил приказ Шандора, и помещение погрузилось в темноту. Как будто мрак мог отключить и обоняние!

Я нехотя приблизилась к стене и уловила шевеление кольца на пальце. Мой хранитель хотел о чем-то сообщить. Я протянула руку к стене, и на той вспыхнули крошечные серебристые искорки. Подобную реакцию на свое приближение я видела только у одного камня.

В комнате снова стало светло. Шандор взял со стола длиннющий свиток и развернул его.

– Садар долгие годы посвятил изучению алтарей Алуны. Он и его невеста Илиар отмечали места обнаружения как древних святилищ, так и алтарей, подкинутых серебряными драконами. Тоннель, из которого мы извлекли этот кусок породы, находился как раз под местом, где был уничтожен один из таких алтарей.

– Но как такое возможно? Я же видела, во что превратился алтарь, когда вы раскололи его своим огнем. В ничто!

– Или в мельчайшую каменную крошку. – Мидар поскреб камень кончиком когтя, желая отковырнуть кусочек светящегося камня, но при его прикосновении он погас.

– Шандор, хочешь сказать, что мрамор просочился сквозь землю и осел в тоннелях василисков? – спросил Орланд.

– И частично запечатал их. Шаманы василисков не могут использовать кровавую магию в этих стенах! – с энтузиазмом воскликнул Мидар, но под взглядом Шандора сник и уточнил: – По крайней мере один точно не смог. Но если бы вы мне позволили…

– Не позволю. Я не дам тебе разворошить это осиное гнездо раньше срока. Хватит и того, что мы установили, что мраморная крошка покрывает стены тоннелей в местах уничтожения алтарей.

Так вот почему Шандора не было так долго!

– И сколько таких тоннелей было исследовано? – Я обратилась к Мидару, видя, что его прямо-таки распирает от желания поделиться новостями.

– Достаточно, чтобы убедиться – мы знаем далеко не все о серебряной магии!

* * *

– Шандор, ты должен показать находку Садару!

– Должен? – Бронзовый дракон приподнял бровь, намекая, что я в очередной раз принялась указывать его чешуйчатому повелительству.

Вот и охота ему цепляться к словам? И вообще, мог бы и привыкнуть! А не нравится – нечего терпеть меня по соседству. Я хоть сейчас в деревню смотаюсь, у меня и портал личный на втором этаже настроен. Вот только некоторые о нем еще и не догадываются.

– Он будет в восторге, – пояснила я.

– Вот этого я и опасаюсь. Не хотелось бы потом разыскивать Садара под землей.

– Он знает, что нужен здесь. Не только в деревне. Садар каждый день работает на магическом складе.

– Я в курсе. Полагаю, что через несколько дней ему станет проще.

– Вы нашли ему помощника? – Я осеклась. Не на меня ли намекает? Нет, вряд ли. Я же ничего не знаю ни о магических накопителях, ни об их наполнении. – Пленник! Серебряный дракон, которого вы отобрали у Повелительницы красных!

– Изира слишком халатно обращалась с ценным ресурсом.

– И как только Эвалард нанес удар, вы экспроприировали дракона под предлогом обеспечения его безопасности. Вы воспользовались ситуацией!

 

– Полагаешь, мне следовало вместо этого выдать Изире тебя?

Я вздрогнула и выронила расческу.

Разговор велся в башне Шандора, в которую мы вернулись на ночь. Вот я бы с удовольствием переночевала в Дефендоре – родовом замке Шандора, – но тот не предоставил мне выбора. И вот теперь я пыталась привести себя в порядок перед сном и вместе с этим всеми силами оттягивала неизбежное.

Кольцо шевельнулось на пальце, и я ощутила тепло, разливающееся по руке – духи стихий намекали, что я могу призвать их в случае необходимости. Нет, я не опасалась, что Повелитель драконов станет покушаться на мою девичью честь, судя по приготовлениям, первый удар достанется печени.

Я с недоумением рассматривала ряд бутылок с драконьим алкоголем. На их фоне тарелка с сыром и фруктами выглядела очень скромно.

– Ариана, присядь, пожалуйста, мне нужно с тобой кое-что обсудить.

– Вы тайный алкоголик, и это не лечится? – трагическим шепотом поинтересовалась я.

Шандор, которого я знала, должен был незамедлительно психануть и разукрасить свое лицо драконьей чешуей, а этот продолжал стоять и крутить в руках бутылку вина.

– Если вам нужно сбросить стресс, то вы не стесняйтесь! Я не стану вам мешать.

– Боюсь, чтобы сбросить стресс, мне как раз потребуется твое самое активное участие.

Дракон одарил меня таким красноречивым взглядом, что я покраснела до кончиков ушей.

Все! Молчу! Сижу и молчу. Если Шандору захотелось выпить, то кто я такая, чтобы ему мешать?

– Ариана, что ты теперь знаешь о своей матери?

Я нахмурилась. К чему этот вопрос? Логичнее было бы спросить, что я думаю о свежеобретенном отце. Если в двух словах: он разочаровал. Орланд Синий не высказался прямо, но я поняла, что, будь я его дочерью, выросшей в Авендоре, он бы с радостью уложил меня в постель Повелителя бронзовых драконов.

Шандор откупорил бутылку и вылил вино в глиняную кружку. Вот никогда не была эстетом, но все-таки пить вино из емкости литра на полтора – это как-то слишком.

– Вам краткое содержание нашего разговора озвучить или пересказать трогательную историю любви моих родителей?

– Самую суть, если можно. – И снова этот странный взгляд, пробирающий до мурашек. Если Шандор продолжит нагнетать обстановку в таком же ключе, я сама потянусь за бутылкой.

– Орланд сказал, моя мать была жрицей Алуны. Ее звали Риана Серебряная. Она погибла в степях змеелюдов.

Шандор как-то странно посмотрел на меня.

– Я знал твою мать.

– Насколько близко? – Против воли мой голос понизился до шепота.

Не хочет же Шандор сказать, что и он был любовником моей матери?

– Не особо близко. И недолго. Минут пятнадцать от силы.

Я потянулась за кружкой, вырвала ее из рук остолбеневшего Шандора и отхлебнула.

– Продолжайте.

Дракон одарил меня понимающей улыбкой:

– Я уже говорил, что ты восхитительно испорченная девчонка?

– Ближе к делу, – буркнула я, лицо полыхало от смущения.

– Я оказался поблизости. Услышав ее предсмертный зов, я покинул земли Красных драконов и углубился в Великую степь. Она лежала среди трав, солнце играло на ее серебряной чешуе, а затуманенные смертью глаза смотрели в небо. Рядом я обнаружил следы странного ритуала: выжженную землю и искривленное пространство, указывающее, что совсем недавно здесь закрылся портал. Эта драконица ждала другого дракона, а прилетел я. Я отдал ей последние почести и развеял пепел по ветру. Ариана, это было два года назад.

– Но мне же двадцать!

– Искра твоей матери Рианы Серебряной отлетела два года назад, – с нажимом произнес Шандор. – Сразу после того, как она переправила кого-то через портал.

– Мне… двадцать, – тихо всхлипнула я.

Руки дрожали, и вино выплескивалось из кружки, растекаясь кровавыми лужицами. Я поставила кружку на стол и механически начала выводить на столешнице цифру двадцать. Какая-то часть меня уже осознала, что хотел донести до меня Шандор, а другая отказывалась в это поверить.

Сколько я провела в Авендоре? Не больше месяца. А сколько времени прошло на Земле? Кажется, сдавать госы можно не торопиться. Да что там госы, счет за коммуналку тоже набежал приличный. Если бы я только знала о разнице во времени, то рвала бы когти в Эридар с первого же дня.

Он все прекрасно знал!

Мысль щелкнула в мозгу и заставила меня вскочить со стула:

– Я убью Эваларда!

– Становись в очередь, его пол Авендора мечтает прибить. Пока безуспешно.

– Он обещал мне… Обещал, что все будет хорошо! – Отчего-то именно эта фраза Серебряного бесила больше всего.

Там, в кабинете, Эвалард посмеялся надо мной. Он цинично выдернул меня в свой мир, зная, что я не смогу вернуться обратно. Он сломал мою жизнь из прихоти, только потому, что мог, ему было плевать на мои планы и чувства.

Меня трясло от ярости, гнев подкатывал к горлу, заставляя задыхаться.

– Пей! – Шандор поднес кружку к моему лицу, положил руку на затылок и чуть ли не насильно влил терпкую жидкость мне в рот.

И я пила, жадно, взахлеб, в надежде, что вино поможет забыться. Хотелось перестать думать, потому что при мысли о потерянном времени меня накрывало волной ужаса. Пока я тут жила и упражнялась в магии, мой мир неотвратимо менялся. Я не знала, сколько потребуется времени для того, чтобы найти путь обратно, но может получиться так, что и возвращаться мне будет некуда.

– Я не смогу так жить!

– Кажется, тебе хватит. – Шандор попытался отнять у меня кружку, но я зло рыкнула на него. – Хорошо, твое. Только поставь на стол. Будет чем похмелиться утром.

– Я не смогу жить в твоей деревне! Она не настоящая! – Бухнув кружкой по столу, я подбежала к окну, чтобы посмотреть туда, где виднелись дома ан-даров, и ощутила руки Шандора, ненавязчиво удерживающие меня за талию. – Я не собираюсь прыгать.

– Отрадно слышать.

– Они не живут там. Вы поместили ан-даров в тепличные условия, чтобы развить их дар магии, но отняли у них настоящую жизнь и свободу выбора. Это неправильно.

– Знаю.

– Знаете? – Я обернулась и с удивлением посмотрела на Шандора.

– Каждый из них заплатил свободой за возможность изучать магию и не заботиться ни о чем другом. Но ты права. Настало время перемен.

Проклятье! Надеюсь, это не из-за меня? Я могу сколько угодно рассуждать, как плоха жизнь в деревне, но это не моя жизнь. Я не могу решать за других!

Мои слова вызвали на лице Шандора улыбку.

– Не переживай, эту функцию я оставлю себе. В конце концов, это же я тут Повелитель. Хочешь посмотреть на город вольных ан-даров?

– А можно?

– Да. Пока небо безопасно. Я собирался слетать завтра в Виндор. Могу взять тебя с собой.

– Я буду готова!

– Не будешь, если прямо сейчас не отправишься спать. – Шандор осмотрелся. – Не пойму, куда подевалась твоя живность?

– Да бродят где-то. Духи стихий чувствуют себя в твоей башне как дома, – слабо пролепетала я, чувствуя, как стремительно трезвею.

Кольцо на моем пальце запульсировало теплом, намекая, что врать нехорошо. Но я же не врала! А слегка так недоговаривала.

– Ну и пусть себе бродят. – Шандор подтолкнул меня в сторону кровати.

Я послушно юркнула под одеяло, а потом повернулась с боку на бок, превращая его в уютный защитный кокон.

– Буду спать, – на всякий случай предупредила я.

Шандор молча кивнул и отвернулся к окну.

Не буду думать, где он собирается лечь этой ночью. Кровать большая, а мне нужно побыстрее уснуть, чтобы объяснить одному чешуйчатому гаду, что такое в моем понимании «все будет хорошо!».

* * *

Эвалард не спал. Когда я обнаружила Повелителя Серебряных драконов, он вовсю наслаждался жизнью в приятной компании. Приличная девушка бы заткнула уши и удалилась, но злой мне было плевать на приличия. Кроме того, я еще не пробовала использовать магию во сне и не знала, как она влияет на реальный мир. А тут такой объект подходящий и настрой соответствующий!

– Йопеорст! – я разомкнула ладони, как если бы отталкивала воздух от себя.

Используй я это заклинание в телесной оболочке, кровать бы подбросило в воздух, а то и перевернуло, а так она слегка приподнялась и хлопнулась, стукнув ножками об пол.

Наслаждающиеся жизнью этого даже и не заметили! Мебель нещадно шаталась и без моей помощи. Но сдаваться я не собиралась и обратилась к лунному свету.

– Элардо!

Яркая серебристая искра, сорвавшаяся с моих пальцев, подлетела к кровати и взорвалась в воздухе сотней крохотных искорок. Утверждать, был ли у взрыва звуковой эффект, не берусь, если и был, то его заглушил женский визг, и наслаждающихся жизнью в комнате резко поубавилось. Их количество снизилось до нуля, потому что злющий Эвалард на такового не тянул.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru