Попаданка я и моя драконья судьба

Лина Алфеева
Попаданка я и моя драконья судьба

Я вспомнила «веревочку» и решила не умничать.

– Куда вы меня несете?

– Ты хотела взглянуть на алтарь Алуны. – Меня бережно поставили на землю. – Любоваться разрешается. Только недолго.

Я распахнула глаза и обомлела: на лесной поляне в потоках лунного света сиял серебром белоснежный алтарь. Эмоциональный взрыв был такой силы, что из моего горла вырвался судорожный всхлип, а из глаз потекли слезы.

– Подойди. У тебя мало времени, – поторопил меня Садар.

Он стоял всего в нескольких шагах от алтаря, но я его сразу не заметила. Я проделала весь путь бегом, а когда очутилась рядом, то, не спрашивая подсказок, рухнула на колени и прижалась щекой к прохладной каменной поверхности. И сразу на сердце сделалось так легко и спокойно, мысли стали кристально ясными.

Не бойся потерять магию. Она в тебе. Так было и так будет всегда.

Голос, который я уже слышала в своей голове, прозвучал снова.

Ищи ответы, Ариана. И будешь вознаграждена. Будущее драконов Авендора зависит от…

– Довольно! – меня схватили за плечи и потянули прочь.

– Нет! Не надо! Еще рано! Пусти, гад чешуйчатый! – извернувшись, я изо всех сил пнула Шандора в голень.

Удар был ошибкой! Меня резко вскинуло в воздух, а потом я очутилась в стальных объятиях дракона. Он держал меня на весу под попу, против воли я оперлась о плечи Шандора ладонями.

– Так как ты меня назвала? – обманчиво ласково произнес он.

– Гад. Чешуйчатый. В нашем мире так змей кличут. Да что там змей, некоторые и динозавров так называют. Так что это не оскорбление, а сложности межрасового общения. – Я приоткрыла один глаз и осторожно взглянула в лицо своему самому главному страху. – Драконы и динозавры – родственники.

– А давайте вы свои семейные отношения выясните в Гардоноре? – хмуро бросил Садар. – Я устал, продрог и воняю, как дохлый василиск.

– Ш-ш-ш… Не оборачивайся. – Шандор ловко крутанулся, не дав мне увидеть Садара, ведь тогда я смогла бы рассмотреть детали.

– Утро? Уже утро? – Я изумленно вскинула взгляд к заметно посветлевшему небу. – Да как такое возможно? Я же и минуты не провела у алтаря Алуны.

– Ты обнимала эту проклятую каменюку два часа. Садар убедил меня, что это поможет тебе в изучении магии. Но сейчас ты вспомнишь о своем обещании и не будешь мне мешать. Так ведь?

Дождавшись моего кивка, Шандор поставил меня на землю и направился к белоснежному мрамору. К алтарю Алуны уже приблизился дракон, и я поняла, что произойдет дальше.

– Нет! – хотела броситься вперед, но Садар крепко ухватил меня за руку.

– Ты обещала, что не будешь препятствовать. Шандор и так пошел на огромную уступку, позволив тебе прикоснуться к алтарю.

На этот раз алтарь Алуны не устоял. Драконий огонь расколол его на части, а потом обратил в пыль. Я наблюдала за гибелью алтаря, и сердце мое разрывалось от боли. Чутье подсказывало, что Шандор совершил огромную ошибку.

* * *

В Гардонор вернулись только я и Садар. Шандор направился к зеленым драконам, чтобы сообщить о происшествии на границе земель Изиры Алой, а еще выяснить, каким образом василискам удалось раздобыть такое количество эликсира. Снадобье, которым собирались облить драконов, варилось с помощью магии. Оно вызывало мгновенную заморозку и имело занятный побочный эффект – мельчайшую фиолетовую сыпь.

– Я и Шандор в долгу перед тобой, Ариана. Если бы не ты, мы бы вошли в тот лес в своей обычной форме. Для того чтобы обрасти чешуей, дракону нужно несколько секунд, но парализатор не оставил бы нам шанса. Мы разделили бы судьбу Рэдара.

Эти слова Садара преследовали меня всю дорогу. Я вспоминала мгновения, проведенные у алтаря Алуны, которые на самом деле вылились в часы. Шандор все-таки выполнил мою просьбу. По-своему, конечно, но это была уже огромная победа. Вот только я пока что не понимала, чем для меня обернется столь тесное знакомство с артефактом богини луны.

Садар принес меня в башню Шандора. Нарушить приказ Повелителя Садар не мог, хотя я умоляла отнести меня в деревню ан-даров. Дракон высадил меня на крыше, но вместо того чтобы улететь, трансформировался.

– Это тебе. – Садар протянул мне свернутую в несколько раз тряпицу. – Думаю, будет правильно, если эта вещь некоторое время побудет у тебя.

Я развернула ткань и увидела осколок мрамора, совсем мелкий, размером с перепелиное яйцо, такой гладкий, словно его долго сжимали драконьи лапы. Они сгладили неровные края, отполировали до блеска белоснежный камень.

– Часть алтаря Алуны, – с трепетом произнесла я. – На как это возможно? Я же видела, как Шандор огненным дыханием обратил мрамор в пыль.

– Это осколок другого алтаря. Он был намного старше того, что мы обнаружили в лесу.

– Древний?

– Полагаю, что да. Этот осколок мне вручила мать, прежде чем вернуться в Эридар. Нилиана утверждала, что осколок поможет мне в изучении серебряной магии.

– И как? Помог?

Садар покачал головой.

– Я не пробовал. Отец запретил мне развивать серебряный дар, и я подчинился. Уверен, ты окажешься смелее меня.

Хм! Похоже на прямой намек, что мне следует начхать на приказы Шандора. Хотя я и так не собиралась его слушаться. И все-таки поддержка Садара наполнила меня уверенностью, помогла прочувствовать, что я поступаю правильно.

Дракон ушел, стребовав с меня обещание, что я обязательно расскажу ему обо всех переменах, которые со мной произойдут после обретения осколка алтаря Алуны. Я же спустилась на второй этаж, чтобы спокойно рассмотреть подарок.

– Так зачем-с приходил Большой, любопытный и местами несчастный дракон? – ворчливо поинтересовался Светик.

– Да кое-что дал во временное пользование. Вот. – Я осторожно положила осколок на пол.

– Ну-кась… Ну-кась. Ша! Какая цаца! – Светик подпрыгнул на месте и захлопал в ладоши, причем обеими парами лап. – Так-с, народ, харэ дрыхнуть! Кто тут мечтал о нормальном существовании – пусть тащит свою бренную сущность сюда!

Я так и замерла с открытым ртом, потом решила не рисковать и наклонилась, чтобы поднять камень с пола, и… получила по пальцам драконьим хвостом!

– Светик, ты чего?! – Больно не было, только испугалась.

– Не тронь камушек. Лучше погляди, шо сейчас будет!

Ждать пришлось недолго. Первой прибежала саламандра, потопталась рядом с мрамором, радостно плюнула в него огнем и присоединилась к гопаку, который лихо отплясывал Светик.

– Живем, Цыпа! Мы еще всем этим чешуйчатомордым покажем-с! Они у нас все от очешуения облезут-с!

Воздушный змей и рыбка отреагировали на каменюку так бурно, что я даже начала сомневаться, что передо мной действительно кусок алтаря Алуны. Ведь чужеродная же магия, даже в какой-то степени враждебная, а радуются, как родной.

– И-и-и-а-а-а! – Вопль мандрагоры подтвердил, что мрамор действительно цаца великая, от которой всем стало хорошо.

Всем, за исключением меня.

Я с опаской взирала на коллективное помешательство и не представляла, как успокоить разошедшихся духов до возвращения Шандора.

– Нет, Цыпа, башня бронзового дракона – плохое место-с для проведения привязки, – задумчиво произнес Светик и многозначительно постучал лапой по полу. – Плохое, я говорю-с!

И в этот миг за моей спиной раздался скрип. Одна из запертых дверь распахнулась сама. Неужели башня мне на что-то намекала?

Осторожно, буквально на цыпочках, я приблизилась к двери, заглянула в щель и обомлела – передо мной была гостиная моего деревенского дома.

– Светик, я сплю? – Я ошарашенно заморгала, пытаясь понять, в какой же момент я успела отключиться и ступить на сонную тропу.

– Какое сплю? Спать она удумала. Бегом-с в подвал!

И побежал ведь, сцапал мой камушек и побежал. Следом рванули змей и саламандра. Рыбка и мандрагора переглянулись и… поползли ко мне.

– И-и-и! – требовательно взвизгнула мандрагора. Дескать, бери меня хозяйка на ручки, я сама не доберусь.

Пришлось подсобить страдальцам.

К моему появлению Светик основательно поработал и напустил туману. Защитный круг снова был активирован и мерцал серебром, а над полом вился таинственный дымок, исходил он почему-то от мрамора. Так и представляю, что я скажу Садару, когда он попросит вернуть подарочек мамы: «А мрамор-то мы скурили…»

При виде этого безобразия мандрагора задергалась как припадочная, так что я едва не выпустила горшок. Пришлось опустить духов на пол, а дальше моя живность, не сговариваясь, погребла к мрамору.

Сожрут! Ведь точно сожрут, а мне потом оправдывайся!

Хранители достигли цели одновременно и протянули к ней кто лапы, кто усики, кто внезапно отросший рыбий хвост. А потом была вспышка, такая яркая, что у меня из-под крепко сомкнутых век потекли слезы. Я зло размазывала их по щекам, шмыгала носом и мысленно проклинала Светика, который в очередной раз зажал технику безопасности.

Когда моего плеча ласково коснулось что-то теплое, я сочла, что это дракончик. Открыла глаза и обнаружила рядом с собой оранжевый огонек.

– Здрасти, а это кто?

– Шо, хозяйка, не признала-с? – ехидно спросил Светик.

Я опустила взгляд вниз и увидела дракончика, важно развалившегося на полу. Впрочем, заинтересовал меня не он, а еще два огонька, на этот раз синий и зеленый. Легкий тычок в спину – и вот я уже таращусь на льдисто-голубой шарик, плавно покачивающийся в воздухе.

– А эти летать не умеют? – Я ошалело ткнула пальцем на светлячки, которые еще минуту назад были мандрагорой и золотой рыбкой.

Краем глаза отметила осколки и черепки, валяющиеся в центре серебряного круга. Все это добро было щедро залито грязевыми разливами. И я даже догадывалась, кому их придется убирать.

– Конечно, умеют. Просто у духов мозг мелкий-с, к самостоятельному развитию не приспособленный. Ай!

Светик подпрыгнул на месте, потому что синий огонек вдруг плюнул в него льдинкой. Зеленый мелко задергался, как если бы смеялся, а потом долбанул моего серебряного хранителя зеленой молнией.

 

– Да за што? – Светик метнулся ко мне, вскарабкался под ноге и запрыгнул на ручки. – Требую политического убежища! Эти тварюшки вконец неблагодарные-с. Да если бы не я-с, вам пришлось бы и дальше в своих испражнениях плавать да болотной водицей питаться!

Огоньки поднялись повыше и теперь мельтешили перед Светиком. Меня же тонкости взаимоотношения духов больше не интересовали, я рылась в грязной кашице, перебирала черепки, рискуя порезаться, и искала осколок мрамора, который мне дал Садар.

– Светик, я не могу найти частицу алтаря Алуны. Может, ты ее где-то видишь?

Дзынь! Что-то упало на пол и покатилось.

Я повернула голову. На полу поблескивало серебряное колечко. В этот раз мне даже не пришлось ухищряться, чтобы его увидеть. Я подняла колечко с пола и обомлела: серебряный дракончик любовно прижимал к груди крошечный белый камушек, а вокруг него медленно кружили четыре огонька: оранжевый, голубой, зеленый и синий.

* * *

Исидир Изумрудный, Повелитель зеленых драконов, поклялся Огнем изначальным, что его алхимики не снабжали василисков ледошипом – основным ингредиентом для создания эликсира мгновенной заморозки. Зато большая партия этого корешка отправилась в земли красных в обмен на… На что именно Изира обменяла ледошип, Шандору уже не было интересно, его волновали лишь последствия сделки, и они будут печальными как для старой драконицы, так и для членов ее стаи. Изира не понимала, какое оружие вложила в руки подземного врага.

– Шандор, не хочешь ли ты сказать, что Изира Алая заключила союз с королем василисков?

– Союз? Полагаю, речь идет о разовой сделке, результат которой красные ощутят весьма скоро.

Оба дракона, зеленый и бронзовой, посмотрели вверх. Серебряное светило по-прежнему сияло в вышине, вот только само небо утратило свою иссиня-черную глубину, а на юге зажглась едва различимая красная звезда. Обратный отсчет начался.

– Я прикажу усилить охрану складов, направлю дополнительные силы на охрану холмов, на которых выращивается ледошип.

– Не стоит. – Шандор подошел к карте, точно такая же висела у него в кабинете. Бронзовый слегка прикоснулся к точкам, обозначающим поселения ан-даров в предгорье. – Я планировал поднять жителей повыше в горы и укрыть в Алом-Граде, но теперь вынужден попросить тебя приютить ан-даров в своей долине.

– Полагаешь, василиски и виверы нападут на этот город в первую очередь?

– Они сотрут его с лица земли. Надеюсь, ты понимаешь, что сказанное в этой комнате не должно ее покинуть?

Зеленый дракон ответил не сразу. Долгое время он всматривался в красную точку на карте, но Шандор знал, что видел он не ее, а городок на границе красных и зеленых драконов. Узкие улочки, вымощенные красным камнем, и дома, редко достигающие высотой в три этажа. Драконы Алого-Града не строили башен и предпочитали жить в измененной форме, отчасти именно поэтому им и удалось наладить тесное сосуществование с ан-дарами. Этот город населяли талантливые ремесленники, артефакторы и алхимики, успешно сочетающие артефакторское искусство и зельеварение. Они и были настоящим сокровищем красных драконов, а не ревностно охраняемые склады с магическими артефактами. Город защищали три стены, три кольца обороны, которые падут, как только король василисков отдаст приказ. Когда Изира Алая спустилась под землю, чтобы заключить сделку, она сама подсказала своему врагу идеальное место для начала атаки, а рецепт зелья сделает ее развитие успешным и стремительным. Изира так ненавидела его, Шандора, так хотела устранить, что подставила собственный народ.

Алый-Град окружали три стены обороны…

Шандор воссоздал по памяти иллюзию города. Потом прикоснулся указательным пальцем к первой стене, и та растаяла легкой дымкой. Шандор посмотрел на Исидира. Повелитель зеленых драконов уже догадался, к чему он клонил, и сам развеял иллюзию второй стены. Дракон протянул руку и к третьей, но Шандор перехватил ее и покачал головой.

– Две стены.

– Драконы, входящие в Альянс, вмешиваются в дела соседей, только если поступает прямая просьба от местного повелителя. Если Изира не попросит помощи…

– Тогда ее драконам придут на выручку ан-дары.

– Но ан-дары бескрылы, они не успеют при всем желании.

– Верно. Тебе и твоим драконам придется им помочь.

Исидир выразил согласие молчаливым кивком. Зеленые драконы, как никто из огненных, ценили жизнь, они с радостью приютят ан-даров, а потом спасут своих ближайших соседей. Шандор не сомневался, что Изира не ответит на зов драконов, опустившихся до уровня бездарных. Драконица считала свет Кровавой Луны очищающим, а пережить ее восхождение должны были лишь сильнейшие. Когда-то и сам Шандор думал так же, пока в Виндоре, крошечном городе ан-даров на земле бронзовых драконов, не сменился главнокомандующий. Отец сослал Шандора в Виндор на долгих три года. Первые шесть месяцев Шандор провел в атмосфере всеобщего страха и недоверия, а потом понял – пора что-то менять. И он изменился, и Виндор вместе с ним. Под его руководством ан-дары, до сих пор ютившиеся у подножия горы, отважились перебраться в древний город, расположенный в ее недрах, смогли освоить драконьи кузницы и плавильни. Сегодня Виндор был самым крупным городом ан-даров на его землях. Шандор подумал, что следует обязательно показать его Ариане, пока небо еще безопасно.

Ариана… Ей тоже предстоит измениться и принять положение ан-даров в Авендоре. Ее прошлая жизнь не имеет значения, обратного пути нет. Ариана должна это осознать, он, Шандор, поможет ей в этом. Авендор не прощает сомнений, а именно они тревожили мысли Повелителя бронзовых драконов.

У богини Алуны определенно были свои планы на Ариану, и Шандор пока не знал, как ему поступить. Его отец запер Нилиану в башне без окон, однако, лишив доступа к лунному свету, не смог заставить забыть свою богиню. Слишком поздно он узнал, что Алуна навещала Нилиану во снах. Шандор не сомневался, что и сейчас богиня луны найдет способ добраться до Арианы, значит, она должна стать сильной, чтобы противостоять ей. Именно поэтому Шандор и позволил Ариане прикоснуться к алтарю, прежде чем его уничтожить. Алтарь должен был пробудить магию Арианы, а Садар научит всему, что знал сам.

И все-таки Шандора съедало беспокойство. Ему не следовало оставлять Ариану так быстро, но долг Повелителя требовал немедленно прояснить ситуацию с эликсиром, попавшим в лапы василисков. Нет, он не желал отомстить Изире Алой. Ее правление и без того катилось к закату. Однако Шандору следовало убедиться, что ее жажда мести не ударит по тем, кого он как глава Альянса поклялся защищать.

Исидир, Повелитель зеленых драконов, был надежным союзником, он не предаст и не подведет. Теперь же Шандор мог вернуться в Гардонор.

– Мой Повелитель… – еле слышный голос был больше похож на треск пламени в камине.

Огонь изначальный оставался единственным проводником сообщений для находящихся глубоко под землей. Это пламя могло гореть и без источника воздуха.

– Говори. – Приказал Шандор.

Раз Мидар использовал этот способ связи – значит, обнаружил нечто очень важное.

– Мой Повелитель, вы должны это увидеть. Тоннели василисков изменились.

Глава 3

Утро началось с сюрпризов. У Садара было такое смешное выражение лица, когда я заявилась в класс. Поздоровавшись со всеми, поднялась на третий ряд и устроилась так, чтобы никому не мешать. А я мешала! В первую очередь дракону, раздираемому любопытством. Ему безумно хотелось выяснить, как я выбралась из башни.

Надо отдать Садару должное, он сумел взять себя в руки и продолжил лекцию. Последующий час я внимала истории возникновения Альянса огненных драконов.

Идейным вдохновителем союза был прадед нынешнего Повелителя. В преддверии прошлого восхождения Кровавой Луны он предложил драконам Авендора объединить силы, чтобы пережить эту напасть сообща. И если синие и зеленые вступили в Альянс добровольно, то красных пришлось убеждать хитростью. Ведомые своим Повелителем драконы проникли на магический склад красных и похитили все серебряные накопители.

Тут я тихонько хмыкнула. Шандор явно перенял замашки своего предка.

Города красных драконов остались без защиты, и тогда Изира Алая была вынуждена склонить голову перед Тадором Бронзовым.

– С тех пор огненные драконы стали едины! – пафосно подытожил Садар.

Да уж, минувшая ночь этому наглядный пример. Выходит, у Повелительницы красных нехилый зуб на бронзовых.

– На сегодня с историей покончено. Встречаемся после перерыва на практической магии.

Дети начали поспешно покидать аудиторию. Оно и понятно, кому охота торчать за партой, когда на дворе солнышко и свежий воздух. Я и сама с огромным удовольствием присоединилась бы к ним. Но это чуть позже, сейчас придется объясниться с Садаром, иначе его порвет от любопытства.

– Ариана, того, кто помог тебе выбраться из башни, ждут огромные неприятности. – Садар сурово нахмурился. – Ты дракайна Повелителя! Ни один дракон не вправе к тебе прикасаться без его дозволения.

– А мое мнение на этот счет традиционно никого не волнует?

– Шандор не просто так изолировал тебя от остальных драконов Гардонора. Ты серебряная, а сейчас настали неспокойные времена. Глупо с твоей стороны испытывать судьбу…

– Да сама я спустилась! Сама! Дракон и рядом не пробегал, не пролетал и даже не проползал.

Лицо Садара изумленно вытянулось.

– Веревка? Левитация?

– Не угадал. Башня сама меня выпустила. Подозреваю, это какая-то разновидность портала.

– И куда он ведет? – вопрос Садара указывал, что он в курсе подобных выкрутасов драконьей недвижимости.

– В мой деревенский дом.

Губы Садара растянулись в широкой улыбке, а потом он не выдержал и захохотал в голос.

– Хотел бы я увидеть реакцию Шандора, когда он узнает.

– Думаю, он поделится своими соображениями на этот счет, – чопорно промолвила я, хотя внутри хитрой змейкой разворачивался… Нет, не страх, а нечто более дерзкое и язвительное.

Я не просила называть меня дракайной или запирать в башне. Сам притащил – сам и виноват! Башня всего лишь пошла мне на уступки. Видимо, таинственные силы, выстраивающие драконьи города, сочли, что мне было бы неплохо поднатаскаться в магии.

– Хочешь присутствовать на занятиях?

– Очень!

– Хорошо. Оставайся. На следующей неделе прибудет новый учитель, но пока я за него.

– Огромное спасибо! Ты не пожалеешь.

– Главное, чтобы ты не пожалела.

* * *

Я рассчитывала отсидеться на практической магии, полюбоваться на достижения юных ан-даров, заодно и выучить какое-нибудь заклинание. Не вышло. Садар попросил меня снова воспользоваться магией лунного света. Я с опаской покосилась в сторону хлипкого плетеного забора, по такому тюкнешь легонечко, и нет больше у школы заборчика. Да и увидеть серебряную магию мог любой мимо проходящий. Это беспокоило меня даже сильнее возможных разрушений.

– Да, конечно. Как я сам об этом не подумал.

Дракон уставился на заборчик, тот вздрогнул, скрипнул и начал меняться: прутики раздались вширь и вытянулись раза в четыре. Спустя минуту вокруг здания школы стоял частокол, которому позавидовала бы и Баба-Яга.

Садар с удовлетворением осмотрел свою работу.

– Вот теперь можешь магичить совершенно спокойно.

Ага! Как бы не так! Да у меня плетение каждого заклинания вызывает нервную дрожь. И все-таки я выложилась по полной программе и битых два часа развлекала детишек видом серебряного «Элардо». Жертвами наглядной демонстрации пали тренировочный манекен и чей-то стул. Садару тоже могло бы прилететь, когда я случайно направила луч в его сторону, но дракон успел увернуться.

Зато к концу занятия мы точно знали, что Нэд, сын Брианны, видел не только столпы света, но и сами этапы плетения заклинания: как свет буквально лип к моим рукам, а потом преобразовывался в нечто новое, яркое и разрушительное.

– Очень интересно, но для чистоты эксперимента я бы протестировал Нэда и ночью, – задумчиво произнес Садар. – Нэд, отпросишься у мамы?

– Зачем отпрашиваться? Я в окошко выберусь, когда Теод уснет.

– Не усну, – угрюмо пообещал брат.

– А я тебе сонного порошка в кашу бухну!

– Тогда готовься сидеть на горшке всю ночь, потому что я одним слабительным не ограничусь!

Теоду было обидно из-за того, что его брат оказался удачливее, но ссору мальчиков следовало пресечь. Иначе хана конспирации. Драчуны выдадут нас с потрохами.

– Спокойно! Я запрещаю вам вредить друг другу. Иначе никакой магии вы больше от меня не увидите!

Мальчики переглянулись и закивали, еще и за руки крепко взялись, демонстрируя полное взаимопонимание.

 

– А еще никто не будет убегать из дома тайно. Я считаю, что нам надо поставить в известность вашу маму.

Весть о том, что ее дети видят столпы лунного света, а Нэд еще и смог рассмотреть механизм плетения заклинаний, напугала Брианну. Нет, я и раньше знала, что эта ан-дароу не самая стрессоустойчивая девушка в мире, но не падать же в обморок от таких новостей?

– Это она от радости, – неуверенно заявил Нэд.

Да уж. Хорошо, что мы догадались привести мальчиков домой, а не вызвали Брианну в школу.

В себя Брианна пришла довольно-таки быстро.

– Мальчики мои! – Она крепко вцепилась в руки сыновей и притянула их к себе, как если бы боялась, что их у нее отберут. – Это же обратимо? Эту способность можно как-то нейтрализовать? Теод и Нэд – дети огненного дракона, я и сама родилась от огненных родителей, нам не нужна серебряная магия! От нее одни беды!

– Тебе не нужна, но она нужна твоим детям, – спокойно заявил Садар. – Выяснилось, что все юные ан-дары способны видеть лунные источники. Мой отец потратил долгие годы на поиск способа обратить проклятие. Возможно, совсем скоро эта загадка будет решена. Ты же хочешь, чтобы у твоих детей появилась вторая ипостась?

Брианна, которая уже поднялась с постели, куда ее уложили после обморока, тяжело опустилась на кровать.

– Ариана, это действительно так?

– Мы не знаем точно. Но если ты позволишь, мы продолжим занятия с Нэдом после заката.

– И что от него потребуется? Я хочу знать, что вы намерены делать с моим ребенком!

– Присоединяйся к нам и узнаешь. К чему мучить себя напрасными подозрениями, если можно все увидеть своими глазами?

На том и порешили. Ровно в полночь мы снова собрались в школьной аудитории. Поначалу Брианна держалась настороженно, поэтому магичила я в одиночестве, а Нэд только наблюдал. Наконец она решилась и сама подвела мальчика ко мне:

– Он и его брат – самое дорогое, что у меня есть в этой жизни. Поклянись, что не навредишь ему.

– Неверная формулировка… – немедленно встрял Садар, не дав мне и рта раскрыть. – Ни Ариана, ни я не знаем, что означают способности твоего сына, но хотим выяснить это.

– Бри, серебряную магию часто называют магией обмана. Но я клянусь, что никогда не обращу свой дар против твоего сына. Обещаю – он не пострадает.

Мы начали с самого простого – с изучения столпов света. Казалось бы, ничего сложного. Нэду надо было лишь попытаться его почувствовать именно как источник энергии для плетения заклинания. И тут мы уперлись в глухую стену. Нэд видел, но не чувствовал. Надо отдать мальчику должное, он старался изо всех сил, раз за разом опускал со мной ладони в серебристый поток и пытался вызвать в себе хоть какой-то отклик, но все безрезультатно. Когда Нэда уже начало пошатывать от усталости, Садар предложил разойтись по домам и попробовать еще раз следующей ночью.

– Шандора не будет в Гардоноре как минимум три дня. Мы должны использовать это время…

– Потому что неизвестно, как отреагирует дракон-лунофоб, когда раскроет нашу тайну.

– Отчего же. – Садар свел пальцы в замок и крепко сжал руки. – Его реакцию спрогнозировать несложно. Шандор сын своего отца. Нет ничего более постоянного в Авендоре, чем вражда огненных и серебряных драконов.

Эм! Надеюсь, это не намек на то, что меня попросту придушат?!

– Вот только не надо смотреть на меня с такой жалостью!

Да, Шандор будет в бешенстве. Да и может ли быть иначе, если его с детства приучили считать Алуну чуть ли не главным врагом всех драконов? Шандор верил, что ее белоснежные алтари несли смерть. И все-таки Садар ошибался. Кое-что изменилось. К примеру, Шандор знал, что Рэдар погиб не из-за алтаря Алуны.

* * *

– Совсем себя не жалеешь. Умоталась, умагичилась, и это когда-с мы еще и в подвал не забурились! – ворчал Светик, пока я плотно перекусывала на сон грядущий.

Я размеренно кивала, поддакивая его причитаниям, все-таки когда тебя жалеют – это очень приятно, а потом услышала про подвал.

– Мягкая постелька – единственное место, в которое я могу забуриться. Светик, опомнись! Какой подвал? Меня вырубит еще в процессе плетения заклинания!

– А помощь духов на шо? – Дракончик хитро прищурил наглые глазки.

– А-а-а… Ты об этих. – Я мазнула вялым взглядом по разноцветным огонькам, роящимся под потолком.

Изменив форму, духи стихий не оставили старые привычки, и теперь бывшая золотая рыбка мутузила в углу оранжевый огонек, оставшийся от саламандры. Старательно так мутузила, аж искры во все стороны летели. И что могут не поделить две шарообразные сущности? И вообще, какой от них прок? Раньше духи стихий хотя бы обо мне заботились, в доме прибирались, кушать готовили, а теперь…

– А-а-а!!! – заорала я уже в голос, потому что огоньки вдруг рванули ко мне.

А дальше был удар в грудь, перешедший в электрический разряд. От неожиданности я вскочила со стула да так и продолжила скакать на одном месте. Грудная клетка ходила ходуном, словно я уже отпрыгала пятьсот раз на скакалке, но при этом в теле был такой заряд бодрости, точно я могла напрыгать еще пару тыщ, причем без остановки.

– Светик, что это было?!

– Скорая помощь для драконьего организма-с.

– Я не дракон!

– Да как скажешь. Поползли в подвал-с.

И мы поползли. Точнее, полз только Светик, я же скакала рядом, как мячик.

– Ну нравится этой глупой девчонке-с считать себя человь-е-еком-с. Ну и фиг с ней. Чем бы дитя-с не тешилось, лишь бы не до смерти-с… – ворчал мой чешуйчатый хранитель.

Мы спустились на второй этаж башни, переместились в мой дом, потом был еще один спуск по крутой винтовой лестнице. У меня возникло ощущение, что в прошлый раз подвальчик был поменьше.

– Подрос! Подрос, родимый! – Светик радостно бегал вокруг защитного круга, который и в самом деле стал шире. – Растешь! – одобрительно объявили уже мне. – Так, Цыпа, времени у нас в обрез. К возвращению твоего Большого и горячего дракона ты должна быть полностью готова-с! Да не к тому самому готова-с, распущенная ты девица!

– А к чему? – осторожно уточнила я.

– К демонстрации владения четырьмя стихиями-с. Ты же полную привязку к своему источнику духам-с обеспечила. Вот и учись теперь распоряжаться их силой, а то придется жить в режиме поел-упал-отжался… хм… не-е-е-е, долго ты в таком темпе не протянешь. Ладно, объясняю популярно-с, как для… личинки дракона. Раньше твои духи были привязаны к дому и сбрасывали излишки-с энергии в землю на благо недвижимости.

– А теперь они будут передавать ее мне? – пролепетала я, начиная понимать, почему огонькам вздумалось меня протаранить.

– Умница! Теперь запрыгнула-с в круг и продемонстрировала владение магией воздуха!

Да легко!

«Йопрст» удалось колдануть с первого раза, после этого по подвалу пронесся небольшой торнадо. Светик был в восторге и бросился учить меня заклинанию с заковыристый вербальным воплощением «Топовжух». И земля дрожала, да так сильно, что я всерьез испугалась, что стены дома не выдержат и обрушатся на мою магически одаренную голову. Но обошлось, а мне и в самом деле полегчало. Едва излишки энергии были израсходованы, я с огромнейшим наслаждением опустилась на пол. Никогда бы не подумала, что буду так радоваться обычной усталости.

– Светик, а зачем тебе все это? Возишься со мной, учишь. Только не заливай, что действуешь в интересах Эваларда. Ты давно послал эти интересы далеко и надолго.

Дракончик переступил с лапы на лапу, поковырял пол кончиком хвоста, а потом тихонечко выдохнул:

– Ты права-с. Обучая тебя, я преследую личную цель. Видишь ли, Ариана, я не простой родовой хранитель, а брачный.

Обалдеть! Ничего себе заявочка! Это меня, получается, замуж готовят?

– Нет, Цыпа, замуж тебе пока рано.

Фух! Хотя бы тут мы на одной волне!

– Так вот, я брачный хранитель, причем один из лучших. На моем счету более десяти тысяч счастливых пар. И что я получил в итоге? Меня забыли и поставили на полочку-с! В какой-то момент драконы сочли-с, що могут сами заниматься поисками своей пары, и я оказался не нужен. И ни одна тварь окольцованная не догадалась пожелать мне счастливого перерождения!

– Так ты хочешь заново родиться и стать заурядным драконом?

– Очень. Прям самая голубая из мечт! Помоги, а?

– И что я должна сделать?

– Нечто очень великое. И тогда богиня Алуна подарит мне шанс на перерождение-с.

* * *

Последующие дни мало чем отличались от предыдущего. Я перемещалась из башни в свой деревенский дом, шла в школу и там вместе с ан-дарами постигала чудеса магии огненных драконов, но что еще ценнее – я знакомилась с Авендором. Садар мастерски разбивал занятия по теоретической и практической магии историями из прошлого, рассказывал о тварях, населяющих мир драконов; он говорил о далеких землях, в которые бескрылым было сложно добраться, и об уникальных полезных ресурсах. Мы учили, какими травами и ягодами снабжают Гардонор зеленые драконы, узнали о загадочных магических камнях из каменоломен красных, но сильнее всего меня поразили волшебные снадобья синекрылых, ведь, помимо защитных, они варили и атакующие, что было равносильно наделению магией. А еще Садар готовил нас к будущему, такому жуткому и неотвратимому. Кровавая Луна должна была взойти в течение месяца и озарить ночное небо багряным светом, который пробудит спящих под землей виверов.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru