Litres Baner
Попаданка я и моя драконья судьба

Лина Алфеева
Попаданка я и моя драконья судьба

И это событие ждал не только Садар.

Весь Гардонор находился в процессе активной подготовки. На южной окраине спешно возводилась еще одна деревня для тех, кому не хватит места в магически укрепленных городах ан-даров. Мастерские опустели, теперь взрослые оттачивали свое искусство на стройке. Зато по вечерам жизнь в деревне снова возвращалась в привычное русло и не уставала меня удивлять.

Магически одаренные и привыкшие пользоваться магией в быту ан-дары вели себя как дети: подсвечивали свои дома волшебной иллюминацией и щедро делились результатами бытовой магии. Пироги, пирожки и прочие вкусности крейсировали по воздуху от дома к дому, временами сталкиваясь с иными дарами, вроде бутылок с вином и готовым платьем. Воздушная доставка была здесь в порядке вещей. Ан-дары словно компенсировали отсутствие крыльев. Если же в процессе доставки случалась «авария», ее участники выбирались на улицу и шумно выясняли отношения. А еще ан-дары умели отдыхать. Прежде чем переместиться в башню Шандора, я взяла за правило немного гулять перед сном. Так вот, ан-дары просто обожали ходить друг к другу в гости и частенько накрывали столы на улице, а то и вовсе располагались прямо на траве. Первые дни меня еще окликали и предлагали присоединиться, а потом оставили в покое.

И все-таки в этом веселье чувствовалось напряжение. Я замечала встревоженные взгляды, которыми обменивались на пикниках, а вместо магических фонариков в воздухе часто висели огненные карты. Чувствовалось, что строительство в Гардоноре было только малой частью всеобщей подготовки.

Новые обязанности появились и у Садара. После школы он отправлялся на городской склад и наполнял магические накопители серебряной магией. И это выжимало его досуха. Не прошло и недели, как сильный цветущий мужчина превратился в бледную копию самого себя и был вынужден объявить, что больше не может вести занятия.

– С завтрашнего дня меня будет подменять старейшина Гелен. Он и познакомит вас с новым учителем. Будем надеяться, он окажется лучше прежнего.

В аудитории раздались робкие смешки. Дети уже полностью оправились от последствий обучения Иарусом Красным, стали раскрепощеннее и не боялись пробовать новое. Нэд так вообще лучился энтузиазмом и не мог дождаться тайного ночного занятия. Я и сама ждала его с нетерпением и толикой опаски, сегодня мне предстояло сообщить Садару, что же стало с прощальным даром его матери.

Роковой момент настал после заката.

Дракон рассматривал серебряное кольцо так долго, что в какой-то момент я уже испугалась, что он почувствовал чешуйчатого хранителя. Светик был уверен, что аура духов стихий надежно укроет его от проницательного дракона, я же успокоилась, только когда мне вернули кольцо.

– Мне жаль, что так вышло. – Я надела кольцо на палец, серебряный дракончик все так же сжимал в лапах кусочек мрамора, вокруг которого роились крошечные огоньки.

– Не вижу повода для сожаления.

– Но это же был прощальный дар твоей матери!

– Который я поместил в сокровищницу и не прикасался более десяти лет. Вероятно, Алуна сочла тебя более достойной своего осколка, раз помогла осуществить перепривязку духов стихий.

Внезапно лицо Садара сделалось очень задумчивым, а губы сложились в довольную улыбку.

– Ну конечно, как я раньше не догадался! – Дракон улыбнулся уже шире, как если бы осознал нечто очень важное. – Нэд, подойди-ка сюда! Сейчас мы попробуем кое-что новое. Сначала ты и Ариана вместе погрузите руки в столп света, а потом ты попробуешь сплести заклинание. Любое, какое захочешь, главное, чтобы ты был в нем уверен.

– Ты хочешь, чтобы Нэд попробовал использовать лунный свет как источник энергии?

– Он не сможет, но зато мы узнаем, как отреагирует его собственная магия на соприкосновение с серебряным светом.

Слышала бы нас Брианна! Она немедленно забрала бы Нэда домой. То, что мы собирались провернуть, было экспериментом. Огненные и серебряные драконы враждовали не одно столетие и использовали разные виды магии, но они не были враждебны друг другу. В противном случае я бы никогда не родилась.

Рассудив таким образом, я позволила Нэду положить свою руку на мою ладонь.

Погружение в столп света отозвалось привычным ощущением легкой эйфории, предвкушение неизведанного разгоняло кровь по венам, пришлось напомнить себе, что я отвечаю за Нэда головой.

– Серебряна, не волнуйся. Все будет хорошо. – Мальчик важно похлопал меня по ладони. Совсем как взрослый.

Ладно! Алуна, если ты и правда наблюдаешь за своими детьми и любишь их одинаково, покажи себя. Дай почувствовать, что ты рядом, что заботишься и защищаешь. Этому мальчику просто нужно во что-то верить…

Нэд призвал огонь – понятный выбор для сына бронзового дракона, – но у меня в груди все равно екнуло, когда на кончиках пальцев мальчика заплясали крошечные язычки пламени. Огонь скользил по его коже, словно играя, и в том месте, где он пробегал, проступали крошечные чешуйки.

– Садар, смотри на его кисть! Это невероятно! – Я осторожно сжала ладонь Нэда, не давая ему увести ее от столпа света.

Серебристый свет мерцал на зеленых пластинах, покрывающих руку мальчика. Невероятное зрелище. Трогающее до слез. Я и в самом деле ревела, и только чужой тихий всхлип привел меня в чувство.

– Эй! Ты чего? Испугался? Все же хорошо.

Мальчик неуверенно кивнул. Мне не видно было лица Нэда, но я чувствовала, как дрожат его плечи от перенапряжения.

– Думаю, на сегодня хватит, – твердо объявил Садар.

Я кивнула и попыталась осторожно вывести руку Нэда из сияющего столпа, нам надо было все взвесить и переосмыслить, но мальчик вдруг вцепился в меня. И хватка это была нечеловеческая, а драконья. Острые когти впились в кожу, я крепко стиснула зубы, чтобы не закричать, и почувствовала, как по руке течет кровь.

Так, сейчас главное не испугать мальчика. Порез, каким бы глубоким он ни был, затянется.

– Нэд, мы попробуем завтра снова.

– А если больше не получится? Если я не смогу…

– Сможешь! Обязательно. Надо только продолжать заниматься. Но сейчас лучше…

– Что здесь происходит?

Я испуганно вздрогнула и обернулась. В дверях аудитории возвышался Шандор, и, судя по выражению лица, Повелитель бронзовых драконов уже прекрасно понял, чем мы тут занимались. Или решил, что понял. Шандор был в бешенстве, я физически ощущала волны ярости, исходящие от него, нечеловеческие глаза полыхали алым на застывшем лице. Прошла секунда, другая, но Шандор оставался на месте, хотя уже должен был как минимум отшвырнуть меня от столпа света, но вместо этого он слегка повернул голову и… улыбнулся.

– Вижу, некоторым так нравится учиться, что они готовы заниматься круглосуточно.

От немедленной расплаты – или расправы? – меня спасало присутствие Нэда! Повелитель бронзовых драконов не хотел напугать мальчика.

– Мой повелитель! – тоненьким голосом воскликнул он и замер с открытым ртом.

Тут только я заметила, что Шандор прибыл не один. Позади него стоял Каддар. Увидев его, Нэд запустил свою руку в столп по самый локоть, и там, где серебристый свет соприкасался с кожей, она стремительно трансформировалась, превращаясь в чешую.

– Папа, смотри. Моя рука как у настоящего дракона!

Каддар протиснулся мимо Шандора и, отпихнув меня в сторону, сгреб Нэда в охапку.

– Папа! Не надо! Нет!!! – Покинув столп света, рука мальчика мгновенно вернулась в исходное состояние: исчезла чешуя, втянулись коготки, форма пальцев снова стала человеческой. – Что ты наделал?! Зачем? Ненавижу тебя!

Нэд яростно колотил кулаками по груди Каддара.

– Брат, я все могу объяснить. – Садар примиряюще вскинул ладони и шагнул к Шандору.

– Будь уверен, Серебряный, – объяснишь. Но чуть позже. Сперва я разберусь с ней. – Шандор медленно повернулся ко мне: – Ан-дароу Серебряна, когда ты возжелала изучать магию Алуны, я пошел тебе навстречу. Я надеялся, что это поможет тебе принять положение ан-даров в этом мире. Неужели, чтобы осознать свою никчемность, тебе нужно было использовать ребенка?

– Я всего лишь хотела помочь! Садар говорил, что вы ищите лекарство от проклятия…

– Нет никакого лекарства! Невозможно обратить вспять то, что уже заложено природой. Нэд родился бескрылым, и этого не исправить. Ему не изменить свою суть, точно так же как ты не в силах преодолеть свою.

– Вы же сами видел руку Нэда. Она была покрыта чешуей!

– Магия обмана, – не произнес – выплюнул слова Шандор.

Тут только я осознала, что он имел в виду, когда говорил о моей сути. Я была серебряной – и точка! Хоть в лепешку разбейся, но я никогда не докажу, что всего лишь хотела помочь маленькому мальчику осуществить свою самую заветную мечту. Шандор считал, что меня направляла Алуна, а я всего лишь выполняла ее приказ.

И когда же богиня снизошла до меня? Когда подчинила своей воле? Правильно! Когда я два часа обнималась с ее алтарем. Пришлось признать, что выводы Шандора не лишены своей логики. И все-таки кое-что не сходилось. И это кое-что заставляло меня медленно закипать от злости.

– Отлично! По-твоему, я предательница. А как же Садар? Он тоже, по-твоему, продался Алуне?

– Он сын своей матери.

Я не видела лица Садара, у меня просто не хватило духу повернуть голову и посмотреть на его реакцию, поэтому я просто ждала, что он ответит, но время шло, а в аудитории раздавались лишь тихие всхлипы Нэда и тихое бормотание Каддара, пытавшегося его успокоить. Не выдержав, я посмотрела через плечо – Садар стоял ссутулившись и смотрел в пол. Это было признание вины, полное и безоговорочное.

– Я слишком увлекся поисками истины, мой Повелитель.

– Нет, ты всего лишь слишком увлекся, отдавая свою магию серебряным накопителям, и у тебя с соображалкой теперь туго. А у вас какое оправдание? – Я посмотрела на Шандора в упор.

– Не зли меня, Серебряна, ты не в том положении.

– И какое же у меня положение? Ваша дракайна? Да не смешите мои тапочки, вас же воротит только от одного вида серебряной магии. Лирак!

 

Я попыталась ткнуть световой указкой в грудь Шандора, но тот ожидаемо отскочил в сторону, причем с такой поспешностью, словно в самом деле боялся. Нет, не за свою жизнь, Шандор боялся запачкаться. Просто потрясающе!

– Ширак! – Я активировала серебряный щит, который, по словам Светика, мог сдержать всего лишь одну волну драконьего огня.

Лицо Шандора исказила странная гримаса, мне даже почудилось, что дракон о чем-то сильно сожалел.

– Я не собираюсь наказывать тебя огнем, – отчеканил он.

– Очень хорошо. Но я тут изображаю из себя светляка совсем не поэтому. Каддар, прошу, уведи Нэда. Ему рано смотреть на такое. Не дракон, а оборотень какой-то! Те тоже при виде луны в припадке бьются, – пояснила я для тех, кто не в теме.

Как только Каддар увел Нэда, обстановка в аудитории заметно накалилась. Ничто больше не удерживало Шандора от того, чтобы наказать двух зарвавшихся экспериментаторов.

– Итак, мы выяснили, Повелитель Гардонора боится серебряной магии, – объявила я и начала раздеваться.

Гневный рык, зародившийся в драконьей глотке, перешел в глухой кашель, пылающие огнем глаза заметно округлились:

– Ариана, ты что творишь?

– Пытаюсь выяснить степень вашего ужаса и брезгливости, – проворчала я, сражаясь с застежкой на штанах.

Тунику я уже сбросила, под ней была тонкая нижняя маечка. Еще под штанами имелись длинные панталоны в обтяжку, вот их я снимать не планировала.

– Садар, тебе лучше выйти, – процедил сквозь зубы Повелитель бронзовых драконов.

– Да нет, пусть остается. Его-то при виде меня не тошнит.

– Хочешь узнать, какие именно чувства ты во мне пробуждаешь? – Ласковый тон Шандора плохо сочетался со злым прищуром драконьих глаз.

Алуна Пресветлая! Помоги! Помоги мне не тупануть и выдать все, чему меня за эти дни обучил Светик!

Разумеется, богиня не откликнулась на мои мольбы, а вот кольцо на пальце отчетливо зашевелилось. Краем глаза отметила, что Садар в самом деле вышел. Повезло ему, а мне тут стой и разбирайся со всей этой ситуацией.

– Ширак! – Я на всякий случай обновила щит, как только Шандор медленно, словно крадучись, направился ко мне. Ну а теперь самое пикантное: – Йопрст! Топовжух!

Я выкрикнула слова заклинания и едва удержала равновесие, когда доски пола под ногами пришли в движение, точно волны, гонимые ветром. А ветер и в самом деле поднялся, да такой силы, что дракона отбросило в центр защитного круга. Ну а дальше я задействовала «Лирак», очертила его границы серебряной окантовкой, влила немного силы, нагло позаимствованной у духов стихий, и спустя пару секунд с удовлетворением обозревала симпатичную энергетическую клетку, в которой находился злющий дракон.

– Полагаешь, это смешно? – Шандор небрежно прикоснулся к прутьям, созданным из серебряного света, и нахмурился, осознав, что преграда настоящая.

Я-то, может, маг и аховый, но защитный круг в этой аудитории ставила не я.

– Ага. Обхохочешься. Такие штаны удобные из-за тебя загубила. – Я печально рассматривала половинку крючка, который еще недавно был частью застежки.

– Могу помочь.

– Еще чего! С вашим талантом кройки и шитья я уже знакома.

Шандор недовольно поджал губы, сделал легкий пас рукой и в самом деле починил застежку. Н-да-а! А я уже всерьез решила, что громадины вроде него не могут использовать заклинания, требующие минимального расхода энергии.

– Спасибо.

Я спокойно застегнула штаны, потом натянула через голову тунику. Суровое выражение на лице Повелителя бронзовых драконов сделалось слегка обиженным.

Ага. Облом! Стриптиз отменяется.

Я же уже добилась чего хотела – заполучила Шандора, открытого для диалога и не имеющего возможности этому самому диалогу воспрепятствовать.

А потом я начала рассказывать, как мы с Садаром впервые обнаружили, что дети видят столпы света, как определили, что «видеть» еще не означает «уметь использовать», как выявили самого способного и рискнули продолжить его обучение ночью, когда свет Алуны активнее.

– И только мы получили хоть какой-то результат, как явился Большой и злой дракон и все испортил. Я хочу продолжить занятия с Нэдом, ты не вправе лишать его шанса…

– На нестабильное покрытие чешуей в столпе света? – зло процедил сквозь зубы Большой и злой дракон. – Думаешь, что самая умная? Что другие до тебя не пытались?!

Упс… А вот это и правда облом.

– Мать Садара? Да?

– Некоторое время Нилиана и мой отец были очень увлечены этой теорией. Но все закончилось очень печально: после многодневных неудач их воспитанник отправился в самостоятельный первый и последний полет с крыши башни Нилианы.

На мгновение представила, как доведенный до отчаянья Нэд… Нет! И представлять такое не буду! Этого попросту не случится!

– И тогда ваш отец запретил Нилиане видеться с Садаром.

– Он хотел его защитить от разрушающего влияния магии Алуны.

– Но я-то не сумасшедшая! – выкрикнула я, приблизившись к прутьям клетки практически вплотную.

– Спорное утверждение. Ни одна ан-дароу в здравом рассудке не решит, что может поймать дракона правящей ветви.

Я и моргнуть не успела, как Шандор совершил бросок. Только что нас разделяла серебристая преграда, как вдруг я оказалась прижата к каменному телу Повелителя бронзовых драконов. Шандор медленно склонился к моему лицу:

– Мне жаль.

Я шмыгнула носом и поняла, что плачу от злости на саму себя и разочарования. Мне казалось, что ответ так близок, что я всем смогу помочь. Самонадеянная курица!

– Каддар знает?

– Нет. Но будь уверена, я просвещу и его, и Брианну.

Мне стало так стыдно. Я дала матери Нэда обещание, которое не смогла бы сдержать. А потом мое сознание словно разделилось, часть продолжила заниматься самобичеванием, а другая мысленно прогоняла все то, что недавно произошло в аудитории. Что-то не сходилось. Если Шандор с таким спокойствием говорил о несостоятельности моей теории, то что же его разозлило в начале? И почему он прибыл в школу с Каддаром?

– Ты искал меня? Произошло что-то очень важное?

– Спасибо, что напомнила. – Губы Шандора изогнулись в кривой усмешке, захват на моей талии стал почти болезненным. Дракон снова склонился к моему лицу и уже зло прошипел: – Ответь, Ариана, как Эвалард узнал, где искать пленника Изиры Алой?

* * *

Орланд бесконечно разочаровывал Повелителя серебряных драконов – Синий так и не объявился в Гардоноре. Означало ли это, что ему наплевать? Эвалард не мог поверить, что ошибся. Он видел лицо Орланда, когда тот узнал о существовании дочери, его глаза, в которых застыла мука, не лгали. Тогда почему этот треклятый дракон медлил? Ответ был один: он пока не видел причин для вмешательства. Шандор представил Ариану на тризне по погибшему дракону, выказал ей почет и уважение перед стаей, да и сама девчонка не выглядела несчастной.

Резкий хруст заставил Эваларда с удивлением посмотреть на свои руки, сжимающие кусок мраморной столешницы. Повелитель серебряных драконов терял контроль и над своими чувствами, и над ситуацией в целом. Разум менталиста туманила жгучая ревность, холодный расчет давал слабину под натиском эмоций. Это было неприемлемо.

Эвалард вышел на террасу, посмотрел в небо. Вид серебряного светила всегда действовал на него успокаивающе. Он заставил себя выбросить из головы все мысли и некоторое время стоял и слушал ночь. Чуткий слух дракона улавливал плеск воды в фонтане и треск цикад в зарослях плюща у подножия башни. Эвалард слышал томные стоны любовников и тихое пение жриц в храме Алуны, где-то совсем рядом плакал юный дракон, впервые услышавший о грядущих переменах, и другой голос – женский – уверенно говорил, что Эридар переживет и этот катаклизм, потому что у драконов этого города был он, Эвалард.

Когда Серебряный вернулся в башню и подошел к зеркалу, он был абсолютно спокоен и уверен в правильности того, что собирался совершить.

Повелитель Синих драконов ответил на его вызов не сразу, но и это не заставило Эваларда ощутить хотя бы намек на раздражение. Он знал, что в конечном счете добьется цели. Когда же в отражении зеркала возникла долговязая фигура Орланда, он учтиво улыбнулся:

– Как поживает твоя дочь, Синий? Согласись, она копия своей матери.

– Я еще не видел Ариану. Однако мой представитель в Гардоноре согласен с тем, что она похожа на… Риану.

Вся фраза была произнесена ровным тоном, Орланд запнулся лишь на имени погибшей драконицы, и Эвалард немедленно определил, куда надо бить.

– И в чем причина промедления? Неужели ты не желаешь лично поприветствовать родную кровь? Убедиться, что Риана отдала свою жизнь не зря?

– Шандор объявил Ариану своей дракайной с ее согласия. Как отец я обязан уважать ее выбор.

Эвалард медленно покачал головой, однако его лицо при этом осталось бесстрастным.

– Боюсь, тебя неверно проинформировали. Шандора Бронзового не зря называют неистовым, порой он жесток к своим близким даже больше, чем к врагам.

Эвалард взмахнул рукой и воссоздал иллюзию тех событий, о которых узнал благодаря вездесущему лунному свету.

Сначала посреди комнаты появился белоснежный алтарь и коленопреклоненная девушка рядом с ним, ее лицо было скрыто волосами, однако Орланд понял, кто она такая. Дракон с такой поспешностью шагнул к зеркалу, что Эваларду показалось, Орланд не удержится и коснется стекла, и тогда сеанс связи будет прерван, а столь тщательно сплетенная интрига не принесет плодов. Следовало поспешить, и тогда Эвалард добавил к иллюзии Арианы еще одну фигуру.

Повелитель бронзовых драконов подошел к находящейся в трансе девушке, грубо ее встряхнул, а когда она, очнувшись, попыталась ухватиться за алтарь, ударил по лицу. Жалобный крик потонул в звоне распадающегося канала связи. Орланд все-таки не выдержал и дотронулся до зеркала. Впрочем, это уже было неважно. Синий увидел то, что хотел показать ему Эвалард.

Глава 4

Когда я соглашалась помочь Эваларду, то предполагала, что, установив местонахождение пропавшего члена стаи, Повелитель захочет его вызволить. Мне представлялось, что Серебряный организует спасательную операцию и под покровом темноты и заклинаний спасет своего воина.

Да черта с два! Чешуйчатый гад использовал пленника для нанесения нового удара!

На лагерь Изиры Алой обрушился звездопад, унесший жизни двух драконов. О том, что именно пленный послужил маяком для заклинания массового поражения, стало известно не сразу. Никто бы и разбираться не стал, если бы не Шандор. Задействовав полномочия главы Альянса, он вызвал к Изире синих драконов, сильных в поисковой магии. Они-то и установили, каким образом Эвалард наслал звездопад. Шандору пришлось объявить серебряного пленником Альянса и притащить в Гардонор. Но самое неприятное – Изира обвинила меня с Садаром в утечке информации и теперь требовала обоих для проведения дознания.

– Вы не можете отдать ей своего брата!

– Предлагаешь начать с тебя? – едко поинтересовался Шандор.

Разговор велся в башне, в которую дракон притащил меня своим излюбленным способом – зажав в лапе. В этот раз мне даже удалось сохранить хладнокровие, я не орала и не вырывалась, а все потому, что всю дорогу смаковала мысль о том, что Шандору пока неизвестно о портале в деревенский домик. Грядущий сюрприз получится просто улетным. В том смысле, что упорхнет птичка из клетки.

Очутившись в логове, Шандор бросил меня на кровать, зло сверкнул глазищами и скрылся в умывальне. К тому моменту как он вернулся, я успела сбегать на первый этаж и притащить копченый окорок, кусок сыра и сухари. Не потому что хотела задобрить, просто знала: прием пищи отсрочит время сна. Я совершенно не представляла, как мне делить с Шандором одну постель, ведь у меня больше не было ни воздушного змея, не мандрагоры, ни саламандры, ни даже золотой рыбки.

Разложив съестное на столе, я присела на край кровати. Тихий перезвон, напоминающий трель механической птицы, заставил меня остановить взгляд на зеркале. Оно располагалось так, что кровать находилась в поле зрения того, кто мог появиться в отражении. Мгновенно сориентировавшись, я перекатилась на край и рухнула на пол.

– Настолько спешить было не обязательно, – мягко заметил Шандор.

То есть мое желание укрыться от чужих глаз все-таки одобрялось. Интересно почему?

Я притаилась на полу, не решаясь даже выглянуть, чтобы рассмотреть собеседника Шандора.

– Повелитель… – подобострастный драконий рык заставил меня радостно встрепенуться.

Пусть это окажется чем-то срочным!

– Пленник? – Шандор подошел к зеркалу, успев перед этим одарить меня понимающей улыбкой.

– Ему уже лучше. Ведет себя тихо и выполняет все рекомендации целителей.

 

– Тогда почему ты меня беспокоишь?

– В Гардонор прибыл Повелитель синих драконов и требует вернуть ему дочь. В противном случае синие драконы перестанут быть частью Альянса.

Медленно, очень медленно Шандор повернулся в мою сторону.

«Ты знала?» – читалось в его взгляде.

Невероятно! Шандор спрашивал! Меня, ан-дароу, принадлежащую серебряной стае. Не обвинил с лету в выполнении инструкций Эваларда, не обозвал предательницей. Он в самом деле хотел разобраться, ему было важно узнать мой ответ.

Молча качаю головой, и этого оказывается достаточно.

– Орланда Синего расположить в замке. Вызови Лиодар, она поможет оказать ему достойный прием.

– Но Повелитель Синих драконов настаивает на немедленной встрече.

– Повелитель Синих прибыл без предварительного согласования этой встречи. Значит, подождет. Выполнять.

Снова прозвучала птичья трель, и в комнате стало тихо. Я рискнула выглянуть из-за кровати – зеркало снова вело себя нормально и отражало то, что и следовало отражать обыкновенному зеркалу. Я медленно поднялась на ноги. Шандор стоял у окна, не делая попыток приблизиться. И снова я поймала себя на мысли, что любуюсь этим мужчиной, так похожим на ожившую бронзовую статую. Я прекрасно помнила, как перекатывались под моими пальцами мышцы на широкой груди, и жар, исходящий от его тела. Такой странный и в то же время притягательный. В какой бы ипостаси Шандор ни находился, он всегда оставался драконом. Мне следовало помнить, что его текущий облик – всего лишь оболочка и глупо ждать от него человеческих поступков, но мне так хотелось, чтобы он хотя бы немного походил на обычного мужчину. И все-таки Шандор был драконом, а драконами лучше любоваться издалека, ведь я сама…

Смысл слов вестника дошел до меня с опозданием и заставил рухнуть на кровать. За мной прилетел синий дракон! И кажется, он был не из простых. Собеседник Шандора называл его Повелителем. Повелитель синих драконов? Как же так? Ведь Эвалард утверждал, что моих родителей больше нет в живых.

– Итак, ты не знала.

Шандор больше не буравил меня тяжелым взглядом, а присел на край стола. Его поза не выражала агрессии, теперь дракон казался скорее задумчивым.

– Эвалард дал понять, что оба моих родителя погибли. Когда я спросила о них, он сказал… Это больше не имеет никакого значения… – потрясенно прошептала я, осознав, что Серебряный снова провел меня, как последнюю курицу.

– Ты встречалась с Эвалардом на сонной тропе. – В голосе Шандора отчетливо прозвучала злость.

– Во время нашей первой встречи я понятия не имела, что это такое.

– Но потом тебя просветили. Так ведь? Мой брат оказался достаточно галантным, чтобы объяснить тебе все тонкости путешествий во сне, но не достаточно верным своей стае, чтобы сообщить о твоих путешествиях.

– А может, он решил, что вы и так в курсе. Ведь это же всего лишь способность, доставшаяся мне от матери!

– Нет, Ариана, никаких всего лишь. Этот талант доступен немногим серебряным.

– Значит, мне повезло! Повезло с таким наставником как Садар. А вам повезло с братом. А Гардонору с драконом, способным выжимать свою магию до капли, загоняя ее в накопители. Или вы и тут готовы рассмотреть какой-то подвох?

– Садар добросовестно исполняет свой долг. Мне не в чем его упрекнуть, – отчеканил Шандор.

– Не в чем упрекнуть? Да вы его растоптали своим недоверием! Как высоко он должен подпрыгнуть, чтобы доказать, что достоин именоваться вашим братом?!

– Садар знает, что не обязан мне что-то доказывать. Я ценю его, как и любого члена своей стаи.

– Вот именно! Любого! А он ваш брат!

– В первую очередь я – его Повелитель, а он утаил от меня важную информацию. И за это будет наказан.

– И как же?! Сожжете?

В пылу спора я не заметила, как покинула свое убежище, и теперь стояла перед Шандором на расстоянии вытянутой руки. Испуганно охнув, попятилась, и лицо Шандора помрачнело еще сильнее.

– Хорошо, я сглупила, когда встречалась с Эвалардом. Я не подумала, как выглядели наши встречи со стороны, но Садар о них не знал! Вернее, он был в курсе только самой первой. – Жалобно пролепетала я, понимая, что подставила себя по полной программе. Но я не могла поступить иначе. Садар не должен был расплачиваться за мое любопытство.

– Все верно, Ариана. Садар мой брат, – жестко произнес Шандор. – А ты моя дракайна.

А это еще к чему?

Я нахмурилась, анализируя смену темы разговора, и вдруг мое сердце застучало чаще. Повелитель Синих прибыл не просто посмотреть на меня, он хотел забрать меня с собой! Но хотела ли я уходить? Желала ли покинуть Гардонор прямо сейчас? У меня было столько незавершенных дел, я не могла бросить Нэда и остальных.

– Ты скажешь Орланду, что остаешься! – тоном, не терпящим возражения, объявил Шандор.

– Или что? Что вы мне сделаете? Как заставите выбрать добровольное заточение? Вам нечего у меня отнять, нечем шантажировать. Я никто в этом мире! Без родных, без друзей…

Последние слова мне давались особенно тяжело, потому что я блефовала. Шандор не должен был догадаться, насколько я привязалась к Нэду, как мне стала дорога Брианна и ее сыновья. Глупость несусветная, но я ничего не могла с собой поделать. Дома я тяжело сходилась с людьми, но отчаянно хотела иметь семью, настоящую шумную семью, со своими проблемами, спорами и ссорами. Семью, где никогда не будешь одинок, где сообща преодолевают трудности и так же вместе радуются успехам друг друга.

– Хорошо. Если тебя здесь ничего не держит – уходи. Твой внезапно обретенный папочка обязательно обо всем позаботится.

Шандор криво усмехнулся, и у меня от этой улыбки по спине пробежал холодок.

* * *

Встреча с Орландом Синим была обставлена с помпой, соответствующей статусу гостя. Я стояла в крохотной комнатке, смежной с пиршественным залом, и подсматривала за происходящим в глазок. Рядом суетилась Брианна, пытаясь из имеющихся тканей создать для меня очередной шедевр портняжного искусства. Сюда нас обеих притащил Шандор и потребовал, чтобы я была готова через полчаса.

– Через полчаса она еще будет голой! – в сердцах воскликнула Брианна.

– Полагаю, это не тот наряд, который устроит ее отца, – невозмутимо парировал Шандор и пристально посмотрел на девушку. – Полчаса.

– Да, мой Повелитель.

После ухода Шандора Брианна на пару секунд закрыла глаза, глубоко вздохнула, а потом решительно размяла пальцы. И вот теперь я стояла в облаке из двух видов ткани: серебряной и темно-синей – и ее драпировали прямо на мне. Сперва появился лиф, потом к нему пристыковались рукава, магия сшивала ткань без ниток и иголок, но я давно перестала удивляться таким мелочам. Меня больше волновало знакомство с худощавым брюнетом, который называл себя моим настоящим отцом.

Верила ли я, что он может помочь мне избавиться от Шандора? Вероятность этого была высока. Я знала, что если выбирать между целостностью Альянса и мной, выбор Повелителя будет не в мою пользу. Шандор был прирожденным лидером, умевшим ставить общие цели выше частных интересов. А Повелитель Синих? Что я знала о нем? Ладно! К чему ломать голову, вот прямо сейчас и познакомимся!

– Просто потрясающе. Не думала, что выйдет настолько здорово. – Брианна, точно девочка, захлопала в ладоши.

– Полностью согласен.

Услышав голос Шандора, Брианна вздрогнула, а потом медленно повернулась и тихо произнесла:

– Задание выполнено.

– Каддар ожидает на террасе. Он поможет тебе вернуться в деревню. – Некоторое время Шандор молча рассматривал ее работу. – Сегодня я сказал брату, что нынешние времена не самые подходящие для образования новых брачных союзов.

– Мой повелитель! – Брианна радостно встрепенулась, прижимая кончики дрожащих пальцев к губам.

– У вас есть время. Надеюсь, вы используете его не для того, чтобы осчастливить меня еще парой-тройкой бескрылых племянников.

– Нет, что вы! Мы решили, что нынешние времена не самые подходящие для расширения семьи. – Брианна подчеркнуто выделила голосом слово семья.

Настал черед моему сердцу замирать от страха. Как отреагирует Шандор на подобную дерзость?

– Ты можешь быть свободна.

Быстро поклонившись, Брианна покинула комнатку. Я проводила ее взглядом, а когда дверь захлопнулась, медленно повернулась к Шандору.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru