Мое крылатое (не)счастье

Лина Алфеева
Мое крылатое (не)счастье

Значит, ванна в этом доме только для избранных. Пожалуй, мне стоит взглянуть на это чудо. Не удивлюсь, если местные моются в деревянных кадках, которые просто чуть побольше, чем моя лохань.

Убедившись, что в коридоре пусто, я выскользнула из своей комнатушки и отправилась на поиски хозяйских покоев. Вход в комнату Риана я нашла без подсказок. Просто надо было отыскать самую широкую дверь в коридоре. Риан не запирал личные покои. Либо так уверен в слугах, либо красть у него нечего. Хм… определённо второе. Аскетичный интерьер комнаты намекал, что нэйар беден. Кроме большой широкой кровати, укрытой вместо покрывала чёрной шкурой, да пары шкафов, мебели здесь не было. Я часто слышала, что мятежники жестоко поплатились за попытку переворота, что ж… теперь я видела тому наглядное подтверждение. Логово Риана было настоящей хибарой по сравнению с домами Верхнего предела. У нас даже простолюдины жили в двух-, а то и трёхэтажных постройках. Они тянулись ввысь, точно башенки парящего замка. Каждый остров был единым архитектурным ансамблем с многоуровневыми террасами, связанными между собой широкими лестницами и подвесными мостиками.

Кажется, я начинала скучать…

Я толкнула дверь в смежное помещение и застыла, не веря своим глазам. У Риана в самом деле была ванна – огромная белоснежная каменная чаша в центре комнаты, стены которой украшала стеклянная мозаика. Солнечный свет проникал сквозь витраж, оставляя на светлом полу яркие пятна. Это была купальня, достойная высокородного. И где? В жалкой хибаре?

Ванна была наполнена до краёв. От горячей воды шёл пар. Я не удержалась – опустила пальцы в воду. Никаких труб или других признаков водопровода я не заметила. Как же тогда они её наполняют? Таскают воду вёдрами?

Впрочем, без разницы. Важно лишь то, что хозяин улетел куда-то на несколько дней, а ванна осталась. Причём ванна, полная чистейшей горячей воды.

Интересно, Риан не успел искупаться или просто забыл? В любом случае, не пропадать же добру!

Соблазн стал таким сильным, что сердце застучало сильнее. Или же причина крылась в том, что я приняла решение, как только увидела эту ванну, а теперь просто искала себе оправдание?

Раздевалась я быстро, суетливо, немного замешкалась, пока снимала рубашку – рука всё ещё плохо слушалась. С сомнением коснулась повязки. Стоит ли мочить? Дворецкий упоминал о мази и бинтах, и всё-таки незажившие раны будут дико щипать…

Пусть! Перетерплю. Зато я буду чистая!

В воду я опустилась решительно, словно в омут нырнула, и замерла, крепко стиснув зубы. Ещё немного – и станет легче, тело привыкнет, мышцы расслабятся…

А ведь он мог меня убить.

Я упорно гнала от себя воспоминания о драке в небе, но они возвращались смазанными образами, наполняли сердце страхом. В тот миг, когда моё лишённое магии тело неслось в земле, я на какое-то мгновение поверила, что это конец…

– Что ты здесь делаешь?!

Удивлённый голос вырвал меня из полудрёмы. От неожиданности я с головой ушла под воду. Вынырнула, судорожно отплёвываясь, чувствуя уже знакомый металлический привкус во рту. И лишь спустя несколько секунд вспомнила, что не одета, и спряталась в воду по самый подбородок.

– Тебя же нет!

Риан насмешливо вскинул тёмную бровь, демонстративно осмотрелся и объявил и без того очевидное:

– Я всё ещё здесь.

– Но ты же улетел! Ты сам так сказал! – Осознание того, что я снова угодила в ловушку, жаркой обидой опалило грудь.

Ну почему здесь, внизу, всё идёт не по плану?! Прежде мне всегда удавалось задуманное, а приближённые из кожи вон лезли, чтобы выполнить любой мой каприз, теперь же я вынуждена бороться за каждую малость.

А ведь мне просто нужна была ванна! Но как объяснить это Риану, который смотрит на меня так, словно я осквернила его домашний алтарь.

– Я всё ещё здесь и жду объяснений.

– Я искала ванную. И нашла. Горячая вода выглядела так соблазнительно.

– Понимаю… – как-то загадочно протянул Риан.

Взгляд его вдруг сделался тяжёлым, а к удивлению, смешанному с раздражением, добавилось нечто более жаркое, томительное. Хотя я и находилась в горячей воде, по коже пробежал лёгкий озноб. А ещё вспомнились насмешливые слова Риана. Я знала, что он считает меня непривлекательной.

Тогда почему смотрит так, словно пытается что-то разглядеть сквозь толщу воды?

– Это всего лишь ванна и вода. От тебя не убудет… – буркнула я.

– Всего лишь ванна? – обманчиво мягко поинтересовался он. – Ты зашла в покои своего господина и считаешь, что от него не убудет?

Нет, если рассматривать ситуацию с этой стороны, то Риан вправе выразить недовольство. Но…

– Двери надо было запирать!

– Вылезай!

Краткий приказ заставил меня вздрогнуть и прижать колени к груди.

Я упрямо замотала головой. Не позволю этому дикарю в очередной раз меня унизить. Знаю же, что он будет пялиться, а потом наверняка скажет какую-нибудь гадость.

На мгновение прикрыв глаза и успокоив дыхание, я отчеканила ровным, лишённым и намёка на эмоции тоном:

– К сожалению, ваше воспитание оставляет желать лучшего, а поэтому я покину вашу ванну лишь когда вы выйдете за дверь.

– Это моя комната. И никуда я выходить не собираюсь! – Риан упрямо сложил руки на широкой груди.

И только тут я заметила, что он принарядился. Простую домашнюю рубашку сменила туника, украшенная изящной вышивкой. Намётанный глаз заметил и золотую нить, и вкрапления полудрагоценных камней, рассыпанных по вороту. Надо же, оказывается, жители Нижнего предела не настолько лишены вкуса, как я о том думала. И мастерица, выполнившая столь искусную вышивку, могла смело гордиться собой.

Но, что-то я отвлеклась…

– А я не стану вылезать из воды, пока ты смотришь!

– Ты в этом так уверена? – Риан хитро прищурился.

Это он сейчас на что намекает?

Сперва я сочла, что мне показалось, но вдруг приятное тепло, разлившееся подо мной, переросло в отчётливое жжение. Я крепко стиснула зубы и немного отползла в сторону.

– Что-то не так, Эль? – Пакостный взгляд следовал за каждым моим движением.

– Нет, всё просто замечательно. У тебя замечательная ванна. И вода в ней тоже замечательная… Ай!

Ягодицы обожгло так, что я взвизгнула. Из ванны я выскочила быстрее, чем осознала, что именно совершила. Босые ступни шлёпнулись на пол, а потом был стремительный бросок в сторону спасительного халата. Его я давно приметила, просто тянула время в надежде, что у дикаря обнаружатся зачатки совести и он оставит меня в покое. Куда там! Издевался до последнего. А вот сейчас притих, только смотрит хмуро и слегка озадаченно.

– Если что, то халат тоже мой, – несколько резко бросил Риан.

– Ничего. Я не брезгливая. Что… Что ты делаешь?

Мужчина вдруг резко приблизился, не дав мне улизнуть, и схватился за кончик пояса. Потянул на себя, заставив меня обеими руками вцепиться в одежду.

– Разве это не очевидно? Хочу получить своё… обратно. – По чётко очерченным губам скользнула издевательская усмешка. – Всего лишь халат, а не то, что ты себе уже возомнила. Тощие птенчики меня никогда не привлекали. Слабые, хилые… Суповой набор.

Да сколько можно!

Рука поднялась сама собой, и в ванной прозвенел звук хлёсткой пощёчины. Голова Риана дёрнулась в сторону, а сам он стиснул челюсти и опасно сощурился. Но не отступил ни на шаг. И даже злосчастный пояс не отпустил. Напротив, кажется, сжал его ещё сильнее.

Я же запоздало спохватилась.

Что я наделала?

Нет, я и прежде не могла похвастать особой выдержкой. Но выйти из себя настолько, чтобы ударить малознакомого мужчину… Стоя в его ванной. В его халате. Мокрой рукой. Это было слишком опрометчиво даже для меня. И уж точно недостойно высокородной нэйары.

В помещении воцарилась зловещая тишина. Только бешеный стук моего сердца нарушал окружающее безмолвие.

Затем Риан медленно вытер мокрое лицо рукавом, пригладил волосы.

– Так ты не только мелкая ворюга, но ещё и готова поднять руку на своего господина? – шёпот Риана вышел тихий, и оттого показался мне особенно зловещим.

– Ты не оставил мне выбора! Скажи, что должна делать девушка, попавшая в мою ситуацию?!

– Знать своё место и понимать, что за непокорность ей грозит наказание.

Риан наконец отпустил мой халат, повёл рукой, и вода из ванны взметнулась вверх подобно гейзеру. Я отскочила в дальний угол, но это меня не спасло, мощная струя ударила сверху, сбила меня с ног и растеклась мыльной лужей по полу.

Из груди вырвался нервный полусмех-полувсхлип. Упала я очень «удачно». Как раз на больную руку, и её прострелило вспышкой боли. К тому же теперь я была мокрая с головы до ног. Халат вымок насквозь, с волос струилась вода. Вот и искупалась…

– Слуга, обративший оружие против своего господина, должен быть готов к смерти. Ты же воспользовалась водой, поэтому наказание было соответствующим. У тебя скверный характер, девочка. Родители не приучили тебя, что не стоит дерзить тем, кто сильнее. Придётся заняться твоим воспитанием. Начнём с того, что обозначим твоё положение в этом доме. – Рядом со мной упало старое полотенце, похожее на половую тряпку. – Прибери тут. Всю воду нужно собрать. И не забудь про стены. Не люблю, когда на них остаются белёсые разводы. Потом Фьез подыщет для тебя другую работу. Если ты настолько оправилась, чтобы праздно шататься по дому, то у тебя хватит сил потрудиться на благо моей усадьбы.

– Это не усадьба, а жалкая лачуга, – прошипела я.

– Тогда тебе придётся постараться, чтобы привести её в порядок и превратить в королевский дворец.

Риан демонстративно развернулся и вышел, я же с трудом поднялась на ноги. После падения рука не на шутку разболелась, и при всём желании я бы не смогла взяться за уборку. Да и желания у меня, собственно, не было.

Вот ещё, нашёл себе служанку! Я высокородная нэйара, а не какая-то поломойка!

Тряпку я обогнула по широкой дуге, и лишь добравшись до двери, осознала, что сдерживала дыхание. Я обернулась через плечо. Тряпка всё так же лежала на полу в мыльной луже.

 

Спокойнее, Эль. Это всего лишь кусок ткани, а не притаившийся в засаде монстр, готовый укусить тебя за ногу.

Немного выждав, я слегка приоткрыла дверь и в крошечную щель осмотрела спальню Риана. Убедившись, что хозяин ушёл, рискнула выйти из ванной. И только теперь поняла, что поторопилась.

Риан стоял на балконе. Высокий, поджарый, в ореоле яркого солнечного света. Голова его была закинута назад, и сначала я не поняла, что завладело вниманием мужчины, а потом до меня дошло, что Риан смотрит в небо. Мгновение, и за его спиной распахнулись огромные иссиня-чёрные крылья.

Я ахнула.

Никогда прежде я не видела таких больших крыльев. Разве что у отца. Но у него оперение было золотисто-рыжее, как яркое полуденное солнце. Над головой Риана же раскрыла свои объятия холодная звёздная ночь. И теперь у меня не оставалось ни единого сомнения – мой похититель высокородный. Мало того, судя по размеру крыльев, он принадлежит к одной из королевских ветвей. И у меня в голове была лишь одна мысль, кем может быть его отец…

Глава 2

Эдриан

Замок наместника завис на краю утёса. Стоя на одном из многочисленных балконов и глядя на разверзшуюся внизу бездну, можно было вообразить, что находишься на Парящих островах. Вот только внизу не было облаков, лишь серый сырой туман да кружащие над скалами падальщики.

Сколько людей сорвалось вниз с утёса во время строительства замка, Эдриан не знал. Да и знать не хотел, как дорого обошлась прихоть отца. В конце концов, это всего лишь люди, добровольно пошедшие в услужение к нэйарам.

Когда сторонников Дориана Ветрокрылого изгнали с Парящих островов, их предводитель сумел отыскать место, относительно свободное от людей. Человеческие поселения находились намного южнее, там, где били из-под земли горячие источники. От идеи завоевания дикарей нэйары отказались сразу. Люди плодились, как кролики, а для изгнанных семей жизнь каждого нэйара была бесценна. Оставался ещё один вариант: мирное сосуществование.

Нэйары изучали людей, наблюдали за ними, и когда заявились первые храбрецы, чтобы послужить крылатым иноземцам, милостиво согласились.

Поначалу примитивные, напрочь лишённые магии рабочие и земледельцы были сущим балластом. Но, надо отдать им должное, люди быстро перенимали опыт старшей расы. Подражая нэйарам, они теперь строили города-крепости, освоили литьё металлов и создание сложных механизмов. Нет, конечно, до проектирования зданий, подобных резиденции наместника, им было далеко. Но и дом Риана, построенный людьми, был не так уж и плох.

Эдриан вздохнул. Он не любил этот замок, как и не любил слишком строгие порядки, царящие тут. Потому и сбегал при каждой удобной возможности в своё поместье. В глушь, где никто не будет учить его, как надо жить. Туда, где его окружали лишь несколько пригретых из жалости людей. Отец давно предлагал ему взять в услужение нескольких простых нэйаров, но Риан был не настолько наивен, чтобы притащить в своё логово шпионов. Люди были ему верны. А то, что ко всему прочему они были ленивы и отвратно вели хозяйство, так это данность, с которой Риан был готов мириться. В свою усадьбу он возвращался не за комфортом, а для того, чтобы побыть в тишине и покое. А с недавних пор у него появилась ещё одна причина для скорейшего возвращения.

У этой причины были острые коленки, тощие ручонки и талия, которую он, кажется, мог бы обхватить одной рукой. Ну ладно, может не одной, но двумя точно.

Эдриан задумался, стоит ли рассказать о девчонке отцу.

С одной стороны, он обязан доложить о нарушении границы. Да и появление в Нижнем пределе высокородной с островов отнюдь не рядовое происшествие. А с другой… Эдриан пока не разгадал, кто она и зачем спустилась вниз. Кем он будет выглядеть в глазах отца, если не справился даже с такой лёгкой задачей? Нет, он не станет ни о чём говорить, по крайней мере, пока. Девчонка его добыча, и он имеет полное право сам решить, что с ней делать.

– Нэй Эдриан, вас уже ждут. – Голос посыльного вырвал его из мыслей о девчонке, и Эдриан, сам того не подозревая, разочарованно вздохнул.

Чем-чем, а делами он сейчас точно заниматься не желал.

В просторном величественном зале с высокими сводами уже собрался совет высокородных. Всего пятеро глав семей, не считая наместника, восседавшего на небольшом возвышении в центре зала. Обычным нэйарам стулья не полагались. И это было неспроста. Зал был спланирован таким образом, что лишь сидящим полукругом советникам открывался полный обзор. А вот посетитель мог попасть в одну из множества слепых зон, где в лицо нещадно бил солнечный свет или же отблеск магических кристаллов. Имелись и точки, с который открывался частичный обзор, когда стоящий видел лишь половину собравшихся – безмолвный, но в то же время такой говорящий знак расположения или недовольства наместника своими подданными.

Эдриан прошёл вдоль ряда колонн, склонил голову, приветствуя членов совета, и занял своё место по правую руку от отца.

Последним в зал вошёл Мориций Гарпагон, по просьбе которого наместник и созвал совет. Рядом с ним шагал ещё один нэйар, имени которого Эдриан не знал. Тот, как и виновник собрания, не был высокородным, потому неудивительно, что Риан видел его впервые. А вот о Гарпагоне был наслышан немало. Стычки с людьми в его поместье случались регулярно. Люди, работавшие на землях Мориция, были не в восторге от самоуправства хозяина. Правда, прежде тому удавалось справляться с недовольными. Что же такого неординарного произошло в этот раз, что Мориций воззвал к помощи наместника?

– Итак, нэй, поведайте совету, что случилось, – велел Ветрокрылый.

Высокий, чуть полноватый нэйар вышел вперёд и, глухо откашлявшись, начал рассказ:

– Вчера, рано на рассвете, на моё поместье было совершено вероломное нападение. Жалкие человечишки ворвались в мой дом, в мою спальню. Целой толпой! Выгнали нас, раздетых и едва продравших глаза, на улицу. А сами принялись грабить мой дом, портить мебель, топтать клумбы и ломать деревья в саду. Нам с женой и детьми пришлось просить крова у нашего соседа нэя Артиса. – Мориций указал на пришедшего с ним немолодого мужчину, и тот кивнул, подтверждая слова говорившего. – Мы остались без крова, без вещей! Люди захватили моё поместье и не желают оттуда убираться. И прислуга с ними заодно! Пригрел диких тварей на свою голову!

– Так почему вы не вызвали стражей, как делали это раньше? – задал закономерный вопрос один из членов совета.

– Дежурный патруль не справился с захватчиками. Людей слишком много, сотня, может больше – нескольким нэйарам их не одолеть. А моё поместье ко всему прочему находится на самой границе с людскими владениями. Мы пребываем в постоянной опасности. Светлейший, я прошу вас выделить мне личную охрану!

Эдриан неодобрительно поморщился и уловил ту же реакцию на лице отца. Личной охраной владели лишь высокородные нэйары. Хотя со дня ссылки мятежников в Нижний предел миновало почти столетие, крылатых было слишком мало. Новая земля принимала их неохотно, а удалённость от магических источников сказалась на рождаемости. Воинов катастрофически не хватало. Мориций это знал, но всё равно изводил наместника нытьём и раз за разом выпрашивал личную охрану. Лучше бы научился мирно сосуществовать с людьми!

Осознав, что перегнул палку, Гарпагон опустил глаза в пол и изобразил на лице страдание.

– Светлейший, я смиренно молю о помощи. Не для себя. Для своей жены и детей. Однажды эти дикари перебьют нас в собственных постелях…

Мориций обратил свой взор на наместника, то же сделали и собравшиеся высокородные.

– Да, я получил донесение от стражей. Наш отряд, патрулирующий южную границу, близ которой расположено поместье нэйа, и правда потерпел поражение. Есть раненые, – наместник хмуро поджал губы и отложил в сторону пергамент, который до этого держал в руках. – Эдриан, – обратился он к сыну, – я хочу, чтобы ты лично занялся урегулированием конфликта. Выясни, чего хотят эти люди. Если потребуется, примени силу. Мы должны выдворить захватчиков как можно скорее. Нельзя давать людям думать, будто мы испугались.

– Будет сделано! Положитесь на меня, – с готовностью отозвался Риан.

Хоть Гарпагон и был ему неприятен, но от выполнения своих обязанностей Эдриан не собирался увиливать. К тому же Мориций наверняка преувеличил масштаб проблемы. Нападения людей никогда не отличались слаженностью и организованностью. Стоило вывести из игры пару зачинщиков, как конфликт сам собой сходил на нет. Странно, что отряд стражей с этим не справился…

– Но… – Кажется, решение наместника не удовлетворило пострадавшего. – Может быть, стоит отправить кого-то более… опытного?

Риан стиснул зубы.

Намёк Мориция был не просто обидным, он был унизительным. И Эдриан чуть было не вспылил, намереваясь ответить нэйару, чтобы тот сам разбирался со своими проблемами. Однако отец опередил его.

– Вы считаете, мой сын не способен справиться с жалкой горсткой людей?

– Речь идёт не о жалкой горстке недовольных, а о спланированном нападении! Эти люди вооружены и крайне опасны!

– Чем вооружены? Копьями и вилами? – усмехнулся Риан.

– Нет! Стрелами и метательными орудиями! Без чёткого продуманного плана и достаточного количества стражей с ними не справиться!

– Светлейший, мы с братом могли бы возглавить эту операцию, – обратился к наместнику Теадор Карающий.

Тот, как и всегда, полностью оправдывал имя, данное его роду. Любую проблему нэй Теадор, как и его предки, предпочитал решать с позиции силы, а ещё был известен своей вспыльчивостью и крайней неприязнью к людям. Эдриан не сомневался, что, если отец пошлёт Карающего, он не станет вникать в суть конфликта, а просто перевешает всех участников нападения. По его мнению, люди и так плодились слишком быстро, и периодически их племя стоило прорежать.

– Не стоит. Эдриан справится, – мягко отклонил предложение высокородного отец.

– Нэй Эдриан и правда ещё слишком молод. Если всё настолько серьёзно, как утверждает Мориций…

– Эдриан высокородный, и этого достаточно! – уже жёстче проговорил наместник.

– Но он даже не принимал участия в войне! – вновь встрял Мориций, и Риан не выдержал.

– Не в войне, а в попытке переворота. В которой вы, к слову, потерпели поражение. Так себе опыт… – Риан обвёл глазами собравшихся и позволил себе кривую ухмылку. А после, не дожидаясь окончания совета, поднялся с места. – А теперь, если позволите, я займусь своими прямыми обязанностями. Завтра к обеду поместье нэя Мориция будет освобождено от захватчиков, даю вам слово.

И под хмурые, явно осуждающие взгляды высокородных Риан двинулся прочь из зала. Наверняка станут шептаться и обсуждать неподобающие поведение наследника Ветрокрылого, как только он удалится. Вот только мнение совета мало волновало Эдриана. Куда больше его озадачил взгляд отца. Тот проводил сына со странным выражением, в котором читалось не замеченное прежде удовлетворение и… гордость?

Выходит, Риан сделал всё верно. А как только он справится с проблемой в поместье Мориция, члены советы запихнут подальше свою гордыню и наконец станут воспринимать Эдриана, как равного.

* * *

Адель

Несколькими днями ранее

– Как такое могло случиться? Как?! В чём я провинился перед Отцом Прародителем, что он послал это несчастье на мою голову?! – ревел громовой голос короля.

Я, сжавшись в комочек, наблюдала за метаниями венценосного родителя. Сказать, что он был рассержен, не сказать ничего. Орфин Солнцеликий был зол, обескуражен, раздражён, он был вне себя от досады. А всё потому, что перья его единственной дочери и наследницы приняли радужный окрас. Учитывая, что этой самой наследницей была я, то и всю полноту отцовского гнева приходилось испытывать мне.

А что поделать? Ведь мы не выбираем окрас перьев. И в случившемся нет ни капли моей вины. Просто так сошлись звёзды.

К слову, это бы не первый и не последний случай – радужное оперение довольно часто встречается у высокородных нэйаров. Но при текущем положении дел это было катастрофой, как для меня, так и для всего Верхнего предела.

– Боги всемогущие! Скажите, чем я вас прогневал?! За что вы послали мне такое наказание?

– Орфин, прекрати истерику! Твоя дочь уже достаточно напугана, – прервал бесконечный поток стенаний звучный голос королевы.

Мама бесшумно впорхнула в комнату через балкон, опустилась на диванчик рядом со мной и успокаивающе обняла за плечи. Сразу стало легче. Хоть она меня ни в чём не обвиняет.

– Девочка не виновата. Тем более что эта особенность передаётся по наследству. И заметь, передалась она по твоей линии! В моём роду радужных никогда не было, – не удержалась от укола королева.

 

Повелитель не нашёл, что возразить, с тяжким вздохом опустился в кресло и устало прикрыл глаза ладонью.

– Ты права. Я просто надеялся, что этого не произойдёт…

– Мы все надеялись. Но это произошло. И вместо того, чтобы взывать к Прародителю, нам надо подумать, как наилучшим образом выйти из ситуации.

– Из этой ситуации выйти нельзя. Привязка осуществится, так или иначе. Единственное, что мы можем сделать – подобрать Адель достойного мужа.

Я невольно вздрогнула от этих слов и бросила взволнованный взгляд на мать. Но тут же взяла себя в руки. Как истинная дочь правителя, я прекрасно понимала рациональность подобного решения.

– У тебя есть кандидатуры? – меж тем задала наиболее волнующий вопрос мама.

– Пока я вижу только одну кандидатуру – это генерал Даклар.

– Нет! – не удержавшись, воскликнула я.

Генерал был последним мужчиной, которого я желала видеть в мужьях. Судя по многочисленным слухам, Даклар отличался крутым нравом и непреклонностью в своих решениях. Причём суров он был не только по отношению к врагам, но и к собственным подчинённым.

– Пожалуйста, только не он!

– Чем тебе не угодил генерал Даклар? – возмутился столь бурной реакцией отец.

Я замолчала и виновато опустила глаза, не зная, что ответить родителю.

– Да, возможно, генерал немного резок и строг, – продолжил правитель, а королева тихонько фыркнула за спиной. – Но он всецело предан нашей семье. Ты ведь понимаешь, что тот, кто получит твою руку, одновременно получит и трон Верхнего предела?

– Да, отец, я понимаю. Но возможно мы могли бы подыскать кого-то ещё. В небесах немало высокородных. Зачем так спешить со свадьбой?

– Затем, что, если враги узнают о твоей интересной особенности, всё может пойти прахом! Не дай Прародитель, кто-то привяжет тебя против воли. Тогда мы будем бессильны…

– Орфин, ты мыслишь как правитель, но не как отец, – спокойно отозвалась мать. – Ты забываешь, что привязка должна быть подкреплена симпатией, иначе дух и душа не уживутся в одном теле, и это сведёт нашу девочку с ума.

– Для того, чтобы душа примирилась с привязкой, достаточно и простого уважения, – возразил отец. – Уверен, генерал Даклар сможет его заслужить! Я хочу, чтобы вы познакомились поближе.

– Но…

– Возражения не принимаются! – зло рыкнул правитель, а я поняла, что это конец.

Если отцу что-то взбредёт в голову, то переубедить его сможет разве что Прародитель. И как ни крути, но в обществе генерала мне придётся провести немало «приятных» минут. Но это-то я переживу… А вот замужество. Отец может думать что угодно, только я наперёд знаю, что ничего из наших встреч не выйдет. И мнения своего я не поменяю. Как и не смогу испытать к этому мужчине симпатию, на которую так надеется король.

Так что же придумать?

Ох, помоги мне, Отец Прародитель…

* * *

Адель

Потолок в гостиной протёк. Я смотрела на мокрые разводы в комнате, в которой Риан, скорее всего, принимал посетителей, и чувствовала… нет, не вину. Стыдно перед Рианом мне не было. Сам виноват! Нечего было разводить потоп, а потом назначать меня ответственной за уборку. Мог бы сначала поинтересоваться, а смогу ли я отжать как следует эту проклятую тряпку? Одной-то рукой!

– Я не знала, что так выйдет, – тихо произнесла я, нарушив гробовое молчание, повисшее в воздухе.

В гостиной собралась вся без исключения прислуга во главе с Фьезом. За спиной раздались недовольные шепотки. И, кажется, служанки обсуждали не столько пятно на потолке, сколько мою тощую фигуру, облачённую в одежду не по размеру. И от этого было вдвойне неприятно.

Как эти жалкие человечки вообще смеют меня обсуждать?! А этот Фьез… Смотрел так осуждающе, словно я совершила преступление.

Признаться честно, на потолок мне было плевать. С помощью магии эти разводы исчезли бы за пару минут. Простейшее бытовое заклинание восстановления – и ни пятнышка! Но из-за проклятого ошейника я была не способна даже на такое! И раз Риан усложнил мне жизнь, пусть теперь сам разбирается с потолком!

– Вы же понимаете, что мне придётся сообщить об этом господину.

Я пожала плечами. Ну, сообщит, и что с того? Даже если дворецкий не сделает этого, хозяин ведь не слепой, чтобы не заметить пятна на потолке и подтёков на светлых стенах.

– Делайте что хотите.

– Господин будет в ярости…

Пф! Если нэйара может вывести из себя какой-то потолок, то индюк он общипанный, а не нэйар!

– На вашем месте я бы разобрался с проблемой до его приезда, – многозначительно произнёс Фьез и как-то чересчур пристально посмотрел на меня. Сначала в глаза, а потом и на ошейник, крепко обхватывающий шею.

Неужели знает о его назначении?

Мне стало не по себе. Как много Риан рассказал слугам? И вообще, можно ли им доверять?

Я вновь покосилась на дворецкого. Внешне Фьез сильно отличался от нэйаров, по крайней мере, высокородных. В чуть более грубых чертах лица виделось что-то неправильное и неуловимо раздражающее. Русые волосы были коротко пострижены, и я могла хорошо рассмотреть оттопыренные уши. У моих сородичей ушки маленькие, аккуратные, чуть заострённые на кончиках и уж точно ни у кого из крылатых они так не торчат в стороны, как у Фьеза. А ещё дворецкого отличало множество родинок, совершенно не свойственных идеальной коже крылатых.

Я отвела взгляд, понимая, что до неприличия долго пялюсь на человека. А следовало бы заняться другим – придумать, как уговорить прислужников самостоятельно решить проблему.

В конце концов, для чего ещё нужны слуги? Вот только, судя по виду, ни служанки, ни дворецкий не собирались заниматься устранением последствий потопа. Перешёптывание девиц за спиной и вовсе начинало злить. Человечки нагло обсуждали мою внешность и пытались выяснить, что я могу предложить Фьезу в обмен на покровительство.

Действительно, чем я могу подкупить слугу Риана? Увы, но никаких ценностей, да и просто вещей, у меня не осталось. Будь у меня магия… Нет! Хватит горевать о недоступном. Придётся признать, что предложить Фьезу мне пока нечего. Зато я могу запросто сослаться на своё подпорченное здоровье.

Воодушевившись идеей, я прижала ладонь к раненому плечу и с самым горестным видом поведала:

– Но я в одиночку не справлюсь с такой работой. Я так плохо себя чувствую. И раны ещё не зажили.

– Это всё, конечно, очень печально. – Фьез скорбно поджал губы. – Но вам всё же придётся потрудиться самой. Ельга, покажи нэйаре, где у нас хранится инвентарь.

Слуги разом расступились, и вперёд вышла коренастая пышногрудая девица, которую я с утра видела на веранде.

– Хочешь сказать, что она будет тут работать? Как простая служанка? – Горничная недоверчиво нахмурила густые брови.

– Да пусть попашет, раз для другого не годится, – мерзко хихикнула стоящая рядом рыжеволосая девица. – Хотела бы я посмотреть, как крылатая испачкает свои нежные ручки.

– Марла, Дорри, вас ждёт работа на кухне. Ельга, проследи, чтобы наша гостья прибрала наверху.

И Фьез величественно ушёл прочь, оставив меня наедине с Ельгой.

– Что ж, птичка, топай за мной, – с заметным удовольствием объявила горничная. – Мне с тобой возиться некогда. Покажу, где тряпку с ведром взять, а дальше сама разберёшься. Но ты не думай, что я о тебе забуду. Приду и проверю, как ты купальню господина выдраишь. И если оплошаешь… – служанка высокомерно посмотрела на меня.

– Ты меня и пальцем тронуть не посмеешь! – ничуть не испугалась я.

Ельга сложила руку в кулак и бросила на меня взгляд исподлобья. Надо держаться от этой склочной бабы подальше, а то ещё и правда драку затеет. Будь у меня магия, я бы мигом поставила её на место. Но драться с этой дикаркой я точно не буду. Бессмысленное унижение!

Комната для инвентаря располагалась как раз рядом с кухней и оказалась настолько маленькой, что я с трудом вошла внутрь. Здесь было пыльно, темно, и я не сразу разглядела девочку лет пяти, сидящую на полу. Она драила огромную, в половину её роста кастрюлю и была так увлечена этим занятием, что даже не посмотрела на меня.

Я с удивлением перевела взгляд на ведро, наполненное водой. Неужели сама притащила?

– Привет, а этим обязательно нужно здесь заниматься?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru