От плоти и крови

Нора Робертс
От плоти и крови

Nora Roberts

Chronicles of the one, #2: Of blood and bone

Copyright © Nora Roberts, 2018

© Бурдова О., перевод на русский язык, 2021

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2021

Кайле, которая становится все умнее и сильнее


Выбор

 
Так роскошь превратится в тлен,
Так близок к людям бог.
Где Долг прошепчет: вынужден,
Там Юность крикнет: смог!
 
«Свобода выбора», Ральф Уолдо Эмерсон[1]

Пролог

Говорили, что конец света наступил из-за вируса. Но мрак воцарился из-за магии, темной, как безлунная ночь. Заражение было всего лишь оружием, пущенной стрелой, просвистевшей пулей, зазубренным лезвием. Как ни странно, распространили Приговор ни о чем не подозревавшие люди, простым прикосновением и поцелуем матери принеся внезапную, болезненную, ужасную смерть миллиардам.

Многие из тех, кто выжил после первой волны пандемии, покончили с собой или погибли от чужой руки, пока мир задыхался в сжимавшихся тисках безумия, горя и страха. Другие умерли от истощения, не сумев найти убежище, еду, чистую воду и медикаменты. Помощь, на которую надеялись, так и не пришла.

Позвоночник технологий был сломан, породив тишину и темноту. Правительства оказались свержены с пьедесталов власти.

Приговор не оставил места для демократий, диктатур, парламентов и королевств. Вирус поражал президентов и крестьян без разбора.

Но из мглы появился свет, дремавший несколько сотен лет. Хаос породил волну магии, как светлой, так и темной. И пробудившиеся силы предложили людям выбор между добром и злом, между светом и тьмой.

Некоторые всегда выбирают тьму.

Уникумы и выжившие счастливчики разделили обломки прежнего мира. Принявшие сторону зла – как сверхъестественные существа, так и люди – нанесли удары по большим городам, превратив их в руины. А после этого принялись охотиться за непокорными и безмолвствующими, уничтожая, порабощая все и вся на пути, купаясь в крови жертв, пока тела не покрыли землю.

Оставшиеся у власти чиновники в ужасе приказали военным силам провести зачистку среди гражданского населения, чтобы «сдержать» бесчинства Уникумов. После чего на столах лабораторий забились дети с крыльями, принесенные на кровавый алтарь науки.

Безумцы и фанатики призывали бога, объявляли праведные крестовые походы против тех, кто отличался от остальных, и распространяли страх и ненависть, чтобы пополнить собственные ряды. Они кричали, что магия – происки дьявола и все его порождения следует отправить обратно в ад.

Мародеры наводнили разрушенные города, главные и второстепенные дороги, сжигая и убивая ради удовольствия. Им подобные во все времена находили способы выместить свою жестокость на других.

Кто мог остановить их в сломанном, уничтоженном мире?

С обеих сторон баррикад доносились слухи – когда с надеждой, а когда и с недоверием – о появлении воительницы. О дочери Туат Де Дананн, которая будет скрыта от посторонних глаз до тех пор, пока не обретет меч и щит. О той, кто поведет свет войной на тьму.

Но месяцы превращались в годы, а мир оставался сломанным и уничтоженным. Никто не мог помешать набегам, преследованиям и зачисткам населения.

Некоторые прятались в укромных местах, выбираясь наружу лишь по ночам, чтобы достать еду или украсть припасы, только бы протянуть еще один день. Другие проводили все время в пути, не останавливаясь нигде подолгу. Кто-то предпочитал таиться в лесах, добывая пропитание охотой, либо селиться обособленно и обрабатывать землю. Иные же собирались в сообщества, которые с переменным успехом боролись за выживание в мире, где горсть соли ценилась выше золота.

И лишь немногие сумели создать процветающую общину и начать строить мир заново. Такими были жители Нью-Хоуп.

Когда наступил конец света, Арлис Райд в прямом эфире вела вещание, рассказывая людям о происходящем. Заметив, что любимый город постепенно превращается в поле сражения, она сделала свой выбор и решила поведать всю правду тем, кто еще следил за выпусками новостей, а затем покинула Нью-Йорк.

Она видела множество смертей и сама убивала, чтобы выжить.

Она видела ужасы и чудеса.

Она вместе с группой беглецов, включавшей трех младенцев, наконец обнаружила заброшенный городок, который они окрестили Нью-Хоуп – Новой Надеждой. И в котором остались жить.

Теперь, на четвертый год после Приговора, поселение стало домом для более чем трехсот человек. Здесь имелись две школы – обычная и магическая, органы самоуправления, включая мэра, городской совет и полицию, а также общественная столовая, две фермы, мельница и огороды, больница со стоматологическим отделением, библиотека, оружейная и добровольческие отряды.

В общине были врачи, целители, травники, пряхи, ткачи, механики, плотники, сантехники и повара. Некоторые освоили профессии еще до пандемии и зарабатывали этим на жизнь в прежнем мире. Но большинство училось всему заново.

Также в городе заботились об обеспечении безопасности. Вооруженные посты находились по всему периметру, и добровольные охранники посменно несли круглосуточную вахту. А большинство жителей занимались боевой подготовкой на случай внезапного нападения.

Резня, которая произошла в первый год после образования поселения, оставила глубокий след в сердцах людей. Этот след и души погибших призывали к действию. Поэтому вскоре были организованы добровольческие отряды, которые участвовали в рейдах по освобождению пленников и рисковали своими жизнями, чтобы спасти чужие.

Арлис стояла на тротуаре, глядя на улицы Нью-Хоуп, и понимала, почему это было так важно. Почему все это было так важно. Важнее, чем просто выживание в те первые ужасные месяцы, и даже важнее, чем создание нового общества в месяцы, что последовали за ними.

В этом была жизнь. И – как в названии самого города – надежда.

Только благодаря их усилиям Лорел, женщина с эльфийской кровью, сейчас подметала крыльцо дома, в котором жила. А чуть дальше по улице Билл Андерсон протирал витрину магазинчика с десятками полезных товаров, готовых к обмену на не менее полезные услуги.

Фред, рыжеволосая стажерка, которая вместе с Арлис прошла через наполненные ужасами тоннели Нью-Йорка, сейчас наверняка трудилась в общественном огороде. Фея, обладающая крыльями и бесконечным запасом оптимизма, каждый день встречала с надеждой.

Рейчел – главный врач города и хорошая, просто замечательная подруга – выглянула из открытых дверей больницы и помахала погруженной в мысли журналистке.

– А где ребенок? – спросила та.

– Спит, если только Джонас не забрал его, как только я отвернулась. Такое ощущение, что он никак не может налюбоваться.

– Как и положено молодому отцу. Эй, а разве тебе сегодня не полагается проходить осмотр? Ведь прошел целый месяц после родов. Знаменательное событие!

– Это точно! Главный врач уже осмотрел пациента и дал добро. Но Рей обязательно заглянет, чтобы все было официально. Кстати, у тебя сегодня тоже важная дата. Как ты себя чувствуешь?

– Отлично. Вся в ожидании. Только немного волнуюсь.

– Буду на связи. И обязательно зайди, когда закончишь.

– Непременно! – улыбнулась Арлис и погладила огромный живот. – Чувствую, что ребенок уже готов родиться. Еще немного – и я просто не смогу передвигаться, даже вразвалку.

– Все будет хорошо. Доброе утро, Кларис, – кивнула Рейчел первому пациенту за день. – Проходи. А тебе удачи, Арлис. Рация всегда при мне.

Арлис с трудом заковыляла – иначе ее перемещение назвать было сложно – по тротуару, но вскоре услышала, как ее зовут, и остановилась, дожидаясь Уилла Андерсона, который в детстве был ее соседом, а теперь оказался любовью всей ее жизни.

Действующий помощник шерифа подошел к жене, поцеловал ее и положил ладонь на ее живот.

– Проводить тебя до работы?

– Давай.

– Не против, если я задержусь и понаблюдаю за процессом? – спросил Уилл, беря Арлис за руку и направляясь в сторону дома, где он жил в первые месяцы после прибытия в город.

– Как хочешь. Но я и сама не знаю, сколько времени займет подготовка. Прогнозы Чака оптимистичны, однако…

– Если этот умник утверждает, что все получится, так оно и есть.

– Не буду спорить, – выдохнула Арлис, почувствовав, как пинается малыш.

Когда разразилась пандемия, Чак анонимно поставлял ей сведения. Сейчас хакер и компьютерный гений заведовал всем технологическим сектором Нью-Хоуп. Из подвала, само собой.

– Хочу посмотреть, как ты работаешь, – добавил Уилл.

– А как ты называешь то, что я делаю дома с «Вестником Нью-Хоуп»?

– Дар обществу, – рассмеялся муж. – Но мы сейчас говорим об организации прямого вещания, детка. Это – твое призвание.

– Я знаю, что многие горожане переживают из-за риска привлечь внимание. Ненужное внимание.

– Но это того стоит. Да и Чак знает, что делает. А еще мы используем магическую защиту. Если получится достучаться хоть до одного человека во внешнем мире, новость распространится на сотни. Если же удастся связаться с сотней, то кто знает… Некоторые выжившие до сих пор не представляют, что творится вокруг, куда обратиться за помощью, где достать лекарства. Так что твой прямой эфир крайне важен для них.

 

Для нее же самой крайне важен был тот факт, что Уилл тоже рисковал жизнью каждый раз, когда отправлялся на спасательную операцию.

– Ты знаешь, я как раз недавно размышляла о том, что по-настоящему важно. – Арлис остановилась перед домом и повернулась к спутнику. – И ты возглавлял список.

Они обогнули дом и подошли к двери в подвал.

Внутри, там, где раньше была большая гостиная, теперь находилась мечта любого компьютерного гика, если он, конечно, мечтал кое-как собрать детали, кабели, жесткие диски, материнские платы, выпотрошить старые системные блоки, перенастроить стационарные компьютеры и ноутбуки и развесить разнообразные экраны.

Скорее всего, Чак мечтал именно об этом.

Он сидел за одной из клавиатур в толстовке, свободных штанах и кепке козырьком назад. Его волосы недавно были выкрашены в белый цвет местным парикмахером. Он же придал заостренной бородке ярко-красный цвет.

Составляя приятелю компанию, Фред щеголяла рыжими кудрями, которые подпрыгивали всякий раз, как она поворачивала голову.

– Перед вами настоящий талант! – с улыбкой похвасталась фея, выбираясь из груды игрушек, где она сидела с тремя четырехлетними малышами. – Я одновременно исполняю обязанности режиссера, помощника оператора и посыльного.

– Мне казалось, что посыльным работала я, – встрепенулась Кэти, мать детей, которая следила за ними с дивана, где частенько ночевал Чак.

– Вторым посыльным, – поправилась Фред. – А еще начальником наших энергоусилителей.

– Они очень рады, кстати, – сообщила Кэти, поглядывая на близнецов. – Надеюсь, они – как и все остальные – знают, что мы делаем.

– Запускаем кино для Арлис и Чака, – сказал Дункан, улыбаясь матери во весь рот. – Мы с Тоней!

– Давай! – тут же воскликнула Антония и потянулась к брату.

Они сомкнули ладони, и свет немедленно начал мигать.

– Еще рано. – Ханна, светловолосая малышка, так отличавшаяся от темноволосых Дункана и Антонии, встала, успокаивающе похлопала мать по ноге и подошла к Арлис. – Когда появится ребенок?

– Скоро. Я надеюсь.

– Можно мне посмотреть?

– Э-э…

– Скорее всего, ей это действительно интересно, – рассмеялась Кэти, подхватила дочь на руки и поцеловала в щеку.

– Не знаю насчет родов, – заявил Чак, лихо разворачиваясь к ним на кресле, – но ты сейчас увидишь исторический момент: первое вещание Нью-Хоуп.

– Все готово? – с трепетом поинтересовалась Арлис.

– Все готово, – отсалютовал ей хакер и широко ухмыльнулся. – Можно начинать. С помощью наших энергоусилителей, конечно.

Близнецы подпрыгнули, их глаза радостно заблестели.

– Дайте мне пару минут. – На этот раз брата с сестрой удержала Арлис. – Хочу пробежаться по заметкам и… сделать еще кое-что.

– Мы подождем, – заверил ее Чак.

– Хорошо, э-э, я быстро.

Арлис вышла наружу, чувствуя непривычное волнение, и принялась листать блокнот с записями. Следом выскользнула Фред.

– Ты не должна нервничать.

– Боже, ты меня напугала!

– Я серьезно, Арлис. Ты создана для этой работы. И всегда отлично с ней справлялась.

– В Нью-Йорке я получила место ведущей только потому, что все остальные умерли.

– Нет, из-за этого ты получила место ведущей именно в тот момент, – поправила Фред. – Но оно все равно стало бы твоим, рано или поздно. – Она приблизилась к подруге и положила руки ей на плечи. – Помнишь, что произошло в последний день на студии?

– Мне до сих пор снятся кошмары об этом.

– Когда Боб направил на тебя пистолет в прямом эфире, ты даже не дрогнула, – продолжила Фред. – А дальше как ты поступила, когда он покончил с собой, забрызгав кровью все вокруг? Ты не просто сохранила спокойствие, но и прямо в камеру рассказала всю правду. При этом не глядя в записи, без текста телесуфлера. Потому что это твое призвание. Нести истину и свет. Именно так тебе и следует поступить сейчас.

– Даже не знаю, почему я так нервничаю.

– Может, из-за гормонов?

– Может быть. – Арлис погладила живот и рассмеялась. – Или из-за гормонов в сочетании с геморроем и одышкой. Выносить ребенка – настоящее испытание.

– Жду не дождусь, когда приступлю к прохождению собственного испытания, – вздохнула Фред и кинула тоскливый взгляд на сад возле дома. – Я хочу миллион детей!

Арлис же надеялась, что благополучно родит хотя бы одного и желательно побыстрее.

Но прямо сейчас ее ждала работа.

– Хорошо. Хорошо. Как я выгляжу?

– Потрясающе. Но раз сегодня я еще и твой визажист, позволь мне нанести макияж. Думаю, пудры и помады достаточно, чтобы закончить твой образ.

– Я люблю тебя, Фред. Сильно-сильно.

– И я тебя люблю. Сильно-сильно.

Арлис подставила подруге лицо, вполголоса бормоча скороговорки, затем глотнула воды и сделала дыхательные упражнения, чтобы успокоиться.

Когда девушки вернулись в подвал, на диване уже сидел Билл Андерсон, окруженный детьми, которых он притягивал, словно магнит.

– А кто остался в магазине? – спросила свекра Арлис.

– Закрыл его на час. Хочу лично посмотреть, как моя дорогая девочка ведет прямое вещание. Твои родные сейчас гордились бы тобой. Отец, мать, Тео. Они бы очень гордились.

– Считай, что это место ведущего, – сказал Чак, похлопав по креслу перед одним из многочисленных столов. – Смотри в эту камеру. Я настроил ее. То, что мы сейчас провернем, мальчики и девочки, это е… гребаная синхронная трансляция! Вещание пойдет одновременно по радио, в сеть и на кабельное телевидение. Мне придется наблюдать за тобой и заниматься собственными делами. Но не обращай внимания на парня за кулисами. Сцена сегодня принадлежит тебе, Арлис.

– Хорошо. – Она села и подстроила под себя кресло. Затем достала из папки фотографию, сделанную в последнее Рождество, которое она провела с семьей, и поместила снимок перед клавиатурой. – Я готова начинать.

– Фред проведет обратный отсчет. А потом мы с детишками всех взорвем!

– Пожалуйста, не говори «взорвем»! – всплеснула руками Кэти. – Ты не представляешь, что может случиться.

– Запускаем! – радостно запищала Тоня. – Теперь давай, Дункан!

– Даю, – ухмыльнулся тот сестре, они соединили ладони, и между пальцев тут же засиял свет.

– Именно об этом я и говорил! – воскликнул Чак и принялся метаться от монитора к монитору, нажимая клавиши, а потом испустил довольный вопль: – И-и, поехали! Сейчас!

– Через пять, – встав напротив ведущей, Фред ослепительно улыбнулась, – четыре…

Заканчивая отсчет, она показала последние секунды на пальцах и напоследок взмахнула рукой.

– Доброе утро. Вас приветствует Арлис Райд. Не знаю, сколько человек меня сейчас слышат или видят, но прошу всех передать новости остальным. Я продолжу выходить в эфир так часто, как это возможно, чтобы рассказывать о происходящем в мире. И помните: вы не одиноки, где бы ни находились.

Журналистка глубоко вдохнула и прижала ладони к животу, после чего продолжила:

– Спустя четыре года после начала распространения Приговора источники подтверждают, что обстановка в Вашингтоне, штат Колумбия, остается нестабильной. В столице и прилегающих областях по-прежнему действует военное положение. Однако банды, известные как Мародеры и Темные Уникумы, не сдаются и наносят ответные удары. Силы сопротивления вырвались из охраняемых зон центра по сдерживанию заражения в Арлингтоне, штат Вирджиния. Согласно подсчету очевидца на свободе оказались более тридцати человек.

Арлис говорила на протяжении сорока двух минут, сообщая о бомбардировках в Хьюстоне, о нападениях Праведных воинов на поселение в Гринбелте, штат Мэриленд, о поджогах и грабежах.

Но закончила трансляцию она историями о проявлениях человечности, доброты и мужества. О больнице на колесах, которая размещалась в фургоне и на лошадях добиралась до самых отдаленных убежищ и лагерей, об отрядах спасения, об организации хранилищ с запасами еды, доступных для всех.

– Оставайтесь в безопасности, – в заключение сказала ведущая, – но помните – этого недостаточно. Живите, работайте, собирайтесь вместе. И если у вас есть новости или сообщение для потерявшихся родных и близких, то дайте мне знать, чтобы я рассказала всем остальным. Вы не одиноки в этом мире. С вами была Арлис Райд с трансляцией из Нью-Хоуп.

– И-и, снято! – Чак подскочил, триумфально вскидывая кулак. – Пятерочка, бля!

– Пятерочка, бля, – повторил Дункан.

– Ой. – Ничуть не смущенный хакер подошел к близнецам и протянул им кулак, не обращая внимания на закатившую глаза Кэти. – Эй, вы зачетно справились, детишки! Давайте кулаки. – Тоня с Дунканом склонили друг к другу головы, стукая своими маленькими кулачками о кулак Чака, посылая голубоватые разряды. – Ого! – Хакер запрыгал по подвалу, дуя на костяшки. – Прямо искры из глаз. Круто!

– Это действительно было на пятерочку, и все такое. – На глазах Фред блестели слезы. – Потрясающе!

– Ты меня поразила, – прошептал Уилл, наклоняясь, чтобы поцеловать жену в висок.

– Я чувствовала себя на своем месте, – отозвалась она. – Стоило преодолеть барьер, как охватило ощущение правильности происходящего. Долго шел эфир?

– Сорок две самые невероятные минуты на свете.

– Сорок две? – переспросила Арлис и крутанулась на кресле, поворачиваясь к Кэти. – Прости, я потеряла счет времени. Нельзя было так переутомлять близнецов.

– Они в полном порядке. Я следила за их состоянием, – заверила Кэти. – Просто отдохнут чуть дольше. – Она взглянула на Ханну, которая свернулась калачиком на коленях Билла. – Отправятся спать прямо сейчас по примеру сестры. Кстати, ты кажешься бледной. Идика тоже в постель. Наверняка потребовалось немало сил, чтобы провести эфир.

– Вообще-то, почти в самом начале трансляции я почувствовала схватки. Думаю, из-за стресса.

– Ты… что? Сейчас?

– Мне кажется, пора навестить Рейчел. – Арлис ухватилась за Уилла. – И… А-а!

Она вцепилась свободной рукой в стол, а другой сжала пальцы мужа с такой силой, что он тоже вскрикнул.

– Дыши, – велела подруге Кэти, торопливо подходя и принимаясь кругами поглаживать ее живот, твердый, как камень. – Помнишь, как на занятиях?

– К черту занятия! – простонала Арлис. – Тогда не было так больно.

– Дыши, – спокойно повторила Кэти. – Ты только что успешно провела синхронную трансляцию, так что уж пережить схватки точно сумеешь.

– Становится легче.

– Слава богу, – пробормотал Уилл, разминая пострадавшие пальцы. – Ай, больно.

– Поверь, твоя боль по сравнению с моей – цветочки, – выдохнула Арлис. – Мне срочно нужна Рейчел.

– И мне, – кивнул Уилл, помогая жене подняться. – Медленно, осторожно. Пап?

– У меня будет внук.

– Иди с ними, – предложила Кэти, забирая Ханну у Билла.

– У меня будет внук, – ошеломленно повторил тот.

– Фред? – оглянулась Арлис. – Ты идешь?

– Правда? Можно? О боже! Я полечу вперед и предупрежу Рейчел. О боже! Чак, ты с нами?

– Нет, благодарю. Без обид, подруга, но ни за что, не-а.

– Никаких обид, – усмехнулась Арлис.

– Скоро появится очаровательный младенчик! – пропела Фред, расправляя крылья и выпархивая из подвала.

– Он уже просится наружу, – пробормотал Дункан, провожая взрослых к двери.

– Он? – переспросила Кэти, перекладывая Ханну.

– Ага, – кивнула Тоня, подходя к брату. – А как он там оказался?

– Расскажу когда-нибудь потом, – пообещала ей мать. – А сейчас пора домой, отдыхать. Отличная работа, Чак.

– Лучшая работа из всех, что мне удавались!

* * *

В течение следующих восьми часов Арлис узнала несколько вещей. Во-первых, схватки имели неприятное свойство учащаться, длиться намного дольше и становиться гораздо больнее по мере приближения родов. Во-вторых, как и следовало ожидать, Фред умела сохранять оптимизм даже в присутствии матерящейся подруги. В-третьих – тоже ничего удивительного, – Уилл переносил все испытания стойко, как скала.

Ким и По, которые отправлялись с ноутбуком как можно дальше, передали новости, послужившие приятным отвлечением: трансляция успешно ловилась даже за двадцать миль от города.

А еще Арлис в полной мере поняла, с какого хрена схватки называются схватками.

Однажды она даже разрыдалась.

– Потерпи, детка, осталось еще немного, – принялся утешать жену Уилл, присаживаясь рядом и обнимая за плечи.

– Я не из-за родов, – всхлипнула она. – Лана. Я подумала о Лане. Боже, ей пришлось проходить через все это одной. Без Макса, без Рейчел, без нас. Представь, рожать в полном одиночестве.

– Думаю, она была не одна, – тихо сказала Фред, гладя Арлис по руке. – Почти уверена в этом. Многие из нас чувствовали в ту ночь, когда родилась Избранная, что вокруг находились любящие люди.

 

– Правда?

– Клянусь именем матери.

– Ну хорошо. – Когда Уилл утер ее слезы, Арлис выдавила улыбку. – Значит, осталось уже немного?

– Твой муж прав, – кивнула Рейчел. – Когда будет следующая схватка – тужься. А ты, Уилл, придерживай ее за плечи со спины. Давайте поможем вашему малышу появиться на свет.

Арлис тужилась и пыталась отдышаться, тужилась и пыталась отдышаться. Спустя восемь часов после легендарного выпуска новостей она родила сына.

И тогда узнала кое-что еще: любовь может настигать внезапно, как удар молнии.

– Только посмотри на него, – тихо прошептала она, держа на руках извивающегося младенца. Усталость тут же исчезла, смытая волной нежности, когда Арлис взглянула на сына. – Уилл, только посмотри.

– Он прекрасен. И ты прекрасна. Боже, как же сильно я вас люблю.

– Уилл, хочешь перерезать пуповину? – спросила Рейчел, разминая затекшие плечи.

– Я… – Молодой отец нерешительно принял у нее протянутые ножницы и повернулся к Биллу, заметив, как блестят слезы у него в глазах. Он потерял любимую жену, дочь и внуков из-за Приговора. – Думаю, пусть это лучше сделает дедушка.

– Для меня это будет великой честью, – вытерев слезы под стеклами очков, ответил Билл. – Боже, я снова стал дедом.

Когда пуповина была перерезана, Фред запустила по комнате десятки маленьких радуг и воскликнула:

– Я же теперь считаюсь тетей, правильно? Почетной тетей.

– Конечно, – заверила Арлис подругу, не отводя взгляда от ребенка. – Ты, Рейчел, Кэти. И все первопоселенцы Нью-Хоуп.

– Первичный осмотр говорит, что малыш здоров, – улыбаясь, сообщила врач. – Но мне нужно на пару минут забрать племянника, чтобы вытереть его, взвесить и измерить.

– Сейчас-сейчас, только дай еще немного полюбоваться, – нежно произнесла Арлис и осторожно поцеловала сына в лобик. – Привет, Тео. Тео Уильям Андерсон. Ради тебя мы постараемся сделать этот мир лучше. Сделаем все возможное. Все мы. Клянусь.

Она провела пальцем по лицу младенца, такому крошечному, такому милому. Такому родному.

«Это и есть жизнь, – подумала она. – Это и есть надежда».

Ради этого стоило жить и надеяться.

Арлис пообещала себе, что будет работать и сражаться каждый день, чтобы сдержать обещание, данное сыну.

Прижав его к груди, она снова подумала о Лане и ее ребенке.

Об Избранной, которой было предначертано спасти мир.

1Ральф Уолдо Эмерсон (англ. Ralph Waldo Emerson; 1803–1882 гг) – американский эссеист, поэт, философ. (Здесь и далее прим. пер.).
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28 
Рейтинг@Mail.ru