Litres Baner
Дом в Заречном районе

Наталья Брониславовна Медведская
Дом в Заречном районе

Бледное лицо Маши осветила слабая улыбка.

– Выходит, Серафим дозвонился до вас. Мама, у меня так болела голова, так болела. Врачи сказали, что со мной?

Юрий Иванович появился в палате дочери с большим букетом жёлтых хризантем.

– Моя малышка, я твои любимые цветы принёс.

Маша только сейчас заметила осунувшиеся лица родителей. На широком подоконнике увидела стоящие в вазе увядшие хризантемы.

Отец нагнулся, чмокнул дочь в щёку.

– Сейчас заменим букетик, поставим свежий.

– Сколько же дней я здесь?

– Десять, – в глазах отца появился влажный блеск.

– Ничего себе, – удивилась Маша. – Я что заболела?

– Да. Ты заразилась на квартире Варвары Семёновны микроскопическими червячками-лямблиями. Старушка тоже в больнице. К сожалению, они успели проникнуть в мозг, поэтому ты мучилась от головной боли и впала в кому. Мы так переживали, пока врачи искали причину твоей болезни.

– Так это из-за червяков мне мерещилась всякая дрянь? А я думала: схожу с ума.

– Доктор подтвердил: лямблии могут вызвать галлюцинации. Варваре Семёновне придётся долго лечиться, она и сейчас ещё не в себе, – отец присел на кровать, и, предваряя вопрос дочери, добавил: – не волнуйся с тобой всё в порядке. Микроскопических гадов в организме убили, больше они не смогут тебе вредить.

– Папа, ты не представляешь, что я видела. Ко мне призрак Светы Насоновой являлся, требовал на тот свет передать её тетрадь со стихами. А ещё ящер приползал. Жуть просто. Только сейчас я сообразила: такого монстра в фильме показывали. Он так реально выглядел, словно настоящий.

– Доктор предположил: больной видения от яви не отличает. Лишь иногда способен подвергнуть анализу свои галлюцинации. Бабулька-то давно заразилась, но смотри, сколько времени продержалась, даже ухитрилась как-то с этим жить.

Маша смущённо глянула на родителей.

– А ребята не подхватили заразу?

Елена Петровна бросила быстрый взгляд на мужа. Тот понимающе улыбнулся.

– Ты больше о парнишке волнуешься? Он тебя почти каждый вечер проведывал.

Пунцовые щёки Маши ответили сами за себя.

– Не переживай, он здоров. – Юрий Иванович посмотрел сначала на дочь, потом в окно. – Он и сейчас в больничном сквере на лавочке дежурит. Сообщить ему, что ты пришла в себя?

Маша, в душе ругая себя за несдержанность, кивнула.

Елена Петровна погладила дочь по голове, как маленькую.

– Отдыхай, а мы с папой пойдём, вкусненького тебе купим. Да, кстати, мы другую квартиру подыскали, уже и вещи твои перевезли.

Маша обрадовалась: уж очень не хотелось возвращаться в злополучный дом бабы Вари. Она еле дождалась, когда за родителями захлопнется дверь и осторожно спустила ноги с кровати. Маша уже заприметила овальный круг зеркала над умывальником, ей не терпелось привести себя в порядок до появления Серафима. С некоторой опаской она покосилась в зеркальную гладь – ничего. Умывшись и смочив пальцы, как смогла уложила спутанные волосы. Скрипнула дверь, в приоткрытую щель просунулась взлохмаченная голова Серафима.

– К тебе можно?

– Да, – прошептала обрадованная Маша, с трудом сдерживая улыбку.

Серафим протянул ей тетрадку.

– В бреду ты просила принести тетрадку в клеточку. Вероятно, для тебя это очень важно.

Маша насторожилась, заметив прямо над его плечом прозрачное лицо Светы. Вздрогнув всем телом, присмотрелась лучше – нет почудилось.

– Не очень, но всё равно спасибо.

Рейтинг@Mail.ru