Дом в Заречном районе

Наталья Брониславовна Медведская
Дом в Заречном районе

– А-а-а! Ты чего тут прячешься? – взвыла хозяйка, довольно шустро для преклонного возраста отскакивая к выходу из дома.

– Я не прячусь. Просто кто-то открыл дверь в ванную, пока я там купалась.

Баба Варя обидчиво поджала губы.

– И ты решила, что это я. А зачем мне подглядывать за тобой. Дверь могла сама отвориться, если ты её неплотно притянула.

Маша смутилась.

– Извините.

– Простудишься, – Варвара Семёновна показала на босые ноги квартирантки. – Тут сквозняки.

Маша небрежно отмахнулась.

– Да ну тепло ж ещё.

Эту ночь она спала, как убитая, даже храпа хозяйки не слышала. Свежая и хорошо отдохнувшая с удовольствием собралась на первые занятия в институте. Маша немного расстроилась, что пришлось наводить красоту, глядя в маленькое зеркальце пудреницы. В её комнате, как и ванной, тоже не обнаружилось зеркала. Маша закрыла глаза, припоминая, а видела ли она вообще зеркала в доме бабы Вари. Кажется, нет. Ей стало смешно.

«Что я переполошилась? Ну не любит бабулька смотреть на себя постаревшую. Из-за дурацких фильмов в голову сразу полезли мысли о вампирах».

Маша тронула губы розовой помадой, поверх неё нанесла немного блеска.

«Ничего куплю себе зеркало на подставке или попрошу папу привезти моё трюмо, а то в комнате, как в солдатской казарме», – решила она

В проулке Машу уже поджидала знакомая троица. Парни были при полном параде: в белых рубашках, галстуках, костюмах. Это выглядело бы немного смешно, если бы не современный покрой одежды, а так ребята смотрелись словно денди. Лиза в тёмной юбке-карандаше и нарядной кружевной кофточке весьма органично сочеталась рядом с ними.

– Я выиграл, – обрадовался Серафим и пояснил ей: – Мы делали ставки, во сколько ты подойдёшь к этому месту.

Маша растрогалась.

– Спасибо, что подождали, одной немного страшновато.

Лиза чуть ревнивым взглядом окинула её светлый брючной костюм.

– Хорошо выглядишь.

– Ты тоже.

Степан хмыкнул:

– Ну, раз вы уже обменялись комплиментами, пора идти.

Маша почти так и представляла начало своей взрослой жизни: новые друзья, знакомые, иное место жительства, учёба. Переполненная впечатлениями она ни разу не вспомнила о небольших странностях хозяйки. После ознакомительных лекций друзьям не хотелось расставаться, и они решили отправиться в парк.

Как так получилось, что вы поступили в один институт? – поинтересовалась Маша.

– Мы из разных классов, но вместе занимались в математическом кружке, – пояснила Лиза. – Я ашка, Серафим – барашка, а Стёпка из выкалок.

Маша засмеялась:

– А у нас в школе учеников из класса «В» называли воронами.

– О! Стёпке бы подошло, он чёрный, как ворон, – обрадовалась Лиза. – Жаль глаза подкачали, не того цвета. У птиц они словно агат.

Стёпа серьёзным тоном уточнил:

– Если тебе нравятся чёрные глаза, я готов носить линзы.

– Да ну, мне твои нравятся, – с улыбкой заявила Лиза. На её щеках вспыхнул румянец.

Степан, не отрываясь, смотрел на неё, так словно они одни на целом свете.

Маша и Серафим с пару минут понаблюдали за ними и, почувствовав неловкость, оставили влюблённую парочку вдвоём.

– Ты не знаешь, тут есть неподалёку магазин, в котором можно купить зеркало? Представляешь, у моей хозяйки нигде нет зеркал, – пожаловалась Маша.

– В центре, в магазине подарков можно подыскать. Рядом ничего подобного нет, – Серафим сделал большие глаза. – Что если бабка ведьма или вампирша?

Маша вздрогнула.

– Да ладно. Я пошутил, – хмыкнул Серафим, заметив страх, промелькнувший в глазах девушки. – Ты же математик. Не станешь же верить во всякую чушь.

– Я знаю это нерационально, но эмоции рассудку не друзья.

В магазине Маша выбрала круглое зеркало на крепкой подставке. Серафим, помогая уложить его в пакет, не удержался и в шутку предложил:

– Посмотри на бабку через зеркало. В сказках настоящее лицо ведьмы только так можно разглядеть.

– Ты опять! – возмутилась она и толкнула его в плечо.

Серафим, сделав вид, что падает, ухватился за плечи Маши, потом медленно притянув к себе, сорвал с её губ лёгкий поцелуй.

***

Глубокой ночью Маша проснулась от сдавленных всхлипов, доносящихся из комнаты хозяйки, бросила взгляд на часы – половина третьего ночи.

«Что за горе у бабы Вари? Отчего она так страдает?»

Минут десять Маша слушала бормотанье и плач, потом поняла: больше не заснёт. Стараясь не шуметь, на цыпочках подкралась к комнате Варвары Семёновны.

– Коленька не уходи, – простонала старушка, – побудь с мамой.

От жуткой догадки, что хозяйка точно не в своём уме, раз видит сына, у Маши от страха по коже пробежали мурашки. Из того, что она слышала раньше: Коли давно нет в живых.

«Неужели баба Варя видит призраков? Но с другой стороны, – успокоила себя Маша, – старуха не ведьма и не вампир».

То, что днём виделось в смешном свете, почему-то ночью пугало, теперь вполне возможным казалось присутствие в доме привидений и всякой другой нечисти.

– Снова ты, – со злобой в голосе произнесла Варвара Семёновна. – Опять терзать явился. А Коленька уже ушёл, вот и поговорил бы с ним. Отчего вам не предстать передо мной разом. – Послышался скрип кровати, голос хозяйки стал ехидным. – А я знаю, почему вы не можете встретиться. Коленька невинная душа он в раю, а тебя черти в аду мордуют. Вот ты и таскаешь оттуда мерзопакосников. Думаешь доконать меня? А вот шиш тебе! Я сильная. Выдержу, не дам им тут закрепиться.

Маша покачала головой: если не будет высыпаться от шума, производимого хозяйкой, придётся менять квартиру.

В институте в перерыве между лекциями ей пришлось пить отвратительный кофе из автомата, чтобы не заснуть.

Серафим, глядя на её сонный вид и бледное лицо, на котором сильнее проступили коричневые крапинки веснушек, поинтересовался:

– Чем ты этой ночью занималась?

Маша буркнула:

– Сначала бабкины рыдания слушала, потом её беседу с призраками.

Лиза округлила глаза.

– Вот. А я сразу ребятам сказала: старуха не в себе. Жаль, что у моей хозяйки нет места, а то бы ко мне перебралась. Хочешь, поможем с поисками новой комнаты?

– Пока не стоит. Мне кажется Варвара Семёновна безобидная.

– Ну смотри

Маша открыла дверь своим ключом. Дом встретил тишиной. Выложив нехитрый провиант в холодильник, она поставила чайник на огонь. Соорудив бутерброд с ветчиной и огурцом на чесночном хлебе, Маша побежала в комнату переодеваться, и замерла на пороге, обнаружив, что пол усыпан осколками разбитого зеркала. Осторожно ступая босыми ногами, осмотрела подоконник. Зеркало не могло само свалиться. Уходя в институт, она оставила его лежащим.

Маша засомневалась: «А вдруг стоящим? И подставку плохо закрепила. Вон форточка открыта. Сквозняк мог свалить тяжёлое зеркало».

Она тщательно подмела осколки, выбросила их в мусорное ведро. В голову полезли мысли о плохих приметах, даже бутерброд показался невкусным, словно из бумаги. Хлопнула входная дверь, через пару минут на кухне появилась Варвара Семёновна.

– Приятного аппетита, – пожелала она радушно.

Маша с удивлением заметила на лице пожилой женщины улыбку.

– Спасибо, – она хотела узнать о зеркале, но потом решила промолчать, спросила совсем о другом. – Баба Варя подскажите мне, фасоль класть в горячую воду или холодную?

Рейтинг@Mail.ru