Дети Великого Шторма

Наталия Осояну
Дети Великого Шторма

– Я говорю правду! – воскликнул градоначальник, но в его голосе не слышалось уверенности, зато отчетливо звучала трусливая дрожь.

– Хотите, чтобы я поверил в этот бред? – фыркнул Крейн. – На борту фрегата не может быть пушек, потому что их там не бывает никогда! Ну-ка, объяснитесь!

– Так я же вам говорю, капитан…

Их перепалка грозила зайти слишком далеко, и Эрдан решил вмешаться:

– По-моему, к его словам стоит прислушаться, Кристобаль.

Спокойный тон мастера-корабела немного охладил пыл градоначальника, который почувствовал себя оскорбленным недоверием Крейна.

– Какой мне смысл врать? – спросил он, сердито дернув плечом. – Если бы я хотел вас обмануть, то придумал бы что-нибудь правдоподобное. Это очень странно, я понимаю, но именно так все и произошло. Фрегат был вооружен – и он выстрелил. Это выглядело точь-в-точь как залп из пушек, к тому же прицельный… Как видите, они с первого раза попали куда надо.

Эрдан многозначительно посмотрел на капитана.

– Хорошо, – процедил Крейн сквозь зубы. – Дальше?

Дальше было сражение черного незнакомца с двумя сторожевыми фрегатами, которые едва слушались своих навигаторов, испуганные и сбитые с толку, словно перед лицом не одного противника, а по меньшей мере десятерых. Черный между тем не терял времени зря. Неудивительно, что в городе началась паника. Люди убегали, бросая все, поэтому, когда нападающие высадились на берег, кругом не осталось ни души.

– Высадились? – повторил Крейн. – Так им все-таки что-то было нужно?

– Да. – Градоначальник сглотнул. – Они… они забрали… н-на…

– Что, вашу казну? – спросил магус, устало нахмурившись.

– Нашего картографа! – выпалил градоначальник.

Со страха он зажмурился и не увидел изумления и растерянности Крейна, беззвучно прошептавшего: «Камэ?..» Когда несчастный, коему выпало управлять городом в столь трудную пору, осмелился приоткрыть глаза, магус уже взял себя в руки и иронично проговорил:

– Поздравляю! Скоро сюда нагрянет Лайра, так что не мешало бы и впрямь придумать какую-нибудь более правдоподобную историю о том, как и почему пропала его родная сестра. Что ж, приношу соболезнования, и все такое… А теперь позвольте откланяться.

Градоначальник взвыл – должно быть, очень живо представил себе визит короля Окраины. Крейн сделал вид, что в самом деле намерен уйти, и тогда незадачливый чиновник повис у него на рукаве:

– Прошу, капитан, не бросайте нас! Они не могли далеко уйти, а «Невеста» – такая быстроходная! Я буду вашим должником до самой смерти… прошу, помогите! Верните ее!

– Очень нужен мне такой должник! – холодно ответил магус, вызвав новую порцию причитаний. – Врун, трус и никудышный градоначальник! Как могли ваши люди пропустить в гавань фрегат без опознавательных знаков? Здесь Окраина, а не центр Империи, не Облачный город. Да я бы на месте Лайры…

– Кристобаль, хватит, – негромко проговорил Эрдан. – Мы теряем время.

– …Но я, слава Заступнице, не на его месте, – хмуро закончил Крейн. – В какую сторону они направились?

Когда «Невеста ветра» оставила Кеттеку далеко позади, устремившись в погоню за загадочным черным фрегатом, Эрдан осмелился вновь заговорить с капитаном, который был мрачнее тучи:

– Ты уверен, что он сказал неправду?

Крейн махнул рукой:

– Глупый вопрос. Скорее всего, взрыв в хранилище просто совпал с визитом бандитов – в это я готов поверить. Ты лучше меня знаешь, что куда легче представить себе кракена, танцующего фареко на балу у капитана-императора, чем вооруженный пушками фрегат.

– Я видел за свою жизнь столько невероятных вещей! – проговорил Эрдан. – Не стоит так бесповоротно отметать версию с пушками. К тому же если это вдруг окажется правдой… – Он осекся. А в самом деле, если градоначальник не солгал и не приукрасил истину, что тогда? Сама мысль, что кто-то сумел заставить фрегат пойти против собственной природы, пугала до дрожи. Уж лучше пусть Крейн будет прав… – Кстати, Кристобаль, у нас в трюме чужак, – спохватился мастер-корабел.

– Знаю, – сказал Крейн. – Я нарочно не стал вытаскивать его сразу. Пусть посидит еще немного в брюхе, вместе с лодками. Он заплыл туда, когда мы возвращались. Смелая выходка, ничего не скажешь! Хотя и очень глупая.

– Подумать только! – Эрдан снова покачал головой и улыбнулся. – Нынче столько человек стремятся попасть на борт «Невесты», а когда-то нам едва удавалось набрать достаточно людей…

– Да-да, – сказал магус и лукаво улыбнулся. – Один мой знакомый долго говорил, что сойдет в следующем порту.

Мастер-корабел хмыкнул:

– Я ведь ни разу не уточнил, после какого порта последует тот, что нужен мне, Кристобаль.

– Можно сказать, ты своего добился, Кристобаль Фейра, – проговорил Эрдан, разглядывая ладонь. Целитель у магуса в команде был хороший: лишь коснулся обожженной кожи – и та сделалась чистой и гладкой. – Но я все-таки не понимаю, отчего ты решил стать именно моим учеником.

Целитель ушел так же быстро, как появился, и теперь они сидели на краю обрыва, окруженные ночными звуками и запахами. Беспокойный фрегат, должно быть, уже стоял на своем месте у причала. После случившегося казалось кощунством вернуться в ветхую полуразвалившуюся лачугу – все равно что признать свое полное и окончательное поражение перед лицом судьбы.

А он, как выяснилось, в глубине души не считал битву оконченной.

– Вы лучший, – коротко ответил молодой феникс.

Он сидел, скрестив ноги и закрыв глаза; изредка по его лицу и рукам пробегали голубые искры. Последний из рода Фейра, подумать только. Эрдан ощутил внезапный всплеск любопытства: хотелось расспросить юношу, как ему удалось выжить, кто ему помог, что он делал все эти годы, и о многом другом. Но вместо этого он раздраженно проговорил:

– Я был лучшим! Теперь я просто старая развалина, я…

– Бесполезно. – Кристобаль улыбнулся краем рта. – Не пытайтесь меня переубедить. Мне нужны вы, мастер Эрдан. Пусть о вас уже давно не слышали в Облачном городе, пусть ваше имя начинают забывать, но я-то знаю, что другого такого корабела не найдешь ни на одном из Десяти тысяч – да хоть Ста тысяч – островов. Вы себя изрядно запустили, но это поправимо…

Корабел сердито нахмурился и набрал уже воздуха в грудь для язвительной отповеди, а потом вдруг понял, что совсем не сердится на этого юнца. Откровенность магуса обезоружила его. «Хорошо, мальчишка, так и быть. Я возьму тебя в ученики, потому что иначе ты никогда не оставишь меня в покое».

Вслух, однако, он этого не сказал.

– У тебя необычный фрегат. Где ты ее нашел?

– Она сама меня нашла и спасла от верной смерти посреди открытого моря. Это было почти десять лет назад… Но ведь вы на самом деле о другом хотели спросить, верно?

Эрдан смутился. Он и впрямь стареет и глупеет, если его мысли так легко можно прочитать по лицу… Или не по лицу? Он посмотрел на сидящего напротив юношу тем ~взглядом~, каким обычно изучал фрегаты, и увидел, как в темноте вокруг фигуры молодого магуса проступают полупрозрачные золотистые ~ленты~, колышущиеся в воздухе, словно водоросли во власти течения. Одна такая ~лента~ дотянулась до больного колена мастера-корабела и ласково его погладила.

– Урок первый. – Корабел щелчком отбросил ~ленту~. Фейра вздрогнул всем телом и зажмурился. – Не надо так больше делать. Если это повторится, будет гораздо больнее. Понятно?

Новоявленный ученик кивнул, а до Эрдана вдруг дошло, чем он рискует, взявшись за обучение феникса. Перед его внутренним взором возникла горстка пепла, и вслед за этим образом пришло понимание еще одной простой истины: на самом деле он не хотел не только проиграть в новом сражении с судьбой. Он не хотел умирать.

Заступница, сколько же лет он прожил, старательно выстраивая вокруг себя стены лжи…

– Не бойтесь, – тихо сказал Кристобаль. – Я больше десяти лет несу в себе первопламя, и еще ни один человек или магус от этого не пострадал. Есть определенные правила… Им следовать нетрудно, вы научитесь. Главное – не бояться и делать все, что нужно.

– Очень сложно, наверное, все время притворяться человеком, – вырвалось у Эрдана.

Магус кивнул.

«Как же тебе удалось спастись, мальчик?»

– Нам о многом предстоит поговорить, а уже так поздно. – Тон Кристобаля изменился, сделался чуть веселее. – Не хотели бы вы стать моим гостем?

Эрдан хотел отказаться… должен был отказаться. Он знал, что на борту фрегата не сумеет держать все под контролем, а ведь им предстояло обсудить много важных вещей. Однако возможность впервые за много лет провести ночь в относительном комфорте показалась столь привлекательной, что корабел сдался без боя.

Следующее утро он встретил уже на фрегате.

Внутри тот оказался таким же красивым, как и снаружи. На борту не было полноценной команды: кроме магуса, в ней имелось всего два человека – верзила, которого Эрдан видел в день первой встречи, и целитель, с которым он тоже успел познакомиться. Их звали Унаги и Велин. Трех человек хватало для управления кораблем – строго говоря, в хорошую погоду хватало и одного, – однако ощущалась нужда в хорошей чистке. Кроме того, пустые трюмы и безлюдные палубы выглядели очень непривычно.

«Ты прекрасна, – подумал Эрдан, обозревая корабль. – В моей власти сделать тебя и твоего навигатора безупречными».

Кристобаль стоял у средней мачты и молча наблюдал за гостем. Магус выспался и отдохнул, и, глядя на его чистую рубашку и тщательно выбритое лицо, Эрдан вдруг остро ощутил, что сам не мылся уже очень давно, а его одежда годится лишь для того, чтобы драить ею палубу. Парень еле заметно усмехнулся и взмахом руки пригласил корабела следовать за собой.

Они пришли в большую каюту, посреди которой стояла бадья с водой.

– О-о, ты обо всем позаботился, – сварливо проговорил Эрдан. – Но она же ледяная!

Кристобаль хмыкнул и опустил в воду кончики пальцев; вскоре от нее повалил пар.

 

– Полезное умение… – пробормотал корабел.

– Хоть какая-то польза от моего дара, – отозвался магус с наигранной небрежностью. – Могу помочь чем-нибудь еще?

Эрдан нахмурился, вспомнив о своей роли:

– Я что, похож на немощного старца? Справлюсь сам.

Ученик исчез без единого слова, предоставив учителя самому себе. Эрдан принялся за дело. Въевшаяся грязь поддавалась с трудом, и в конце концов он устал так, словно целый день проработал в доках, – но приятной усталостью. После того как он выбрался из бадьи, на воду было страшно смотреть. Пока корабел смывал с себя несколько лет жизни, кто-то утащил его вещи и подложил взамен штаны, рубашку и ремень – все далеко не новое, но чистое. Не хватало только какой-нибудь обуви, но он привык ходить босиком. Одеваясь, он заметил на полу еще кое-что и сказал вслух:

– С этим, пожалуй, мне и впрямь понадобится помощь. Или хотя бы зеркало.

Тотчас же дверь отворилась – и вошел магус.

Когда у Эрдана появились собственные ученики, он уже был достаточно обеспечен, чтобы нанять нескольких слуг, поэтому не стал пользоваться старым правилом, согласно которому ученик-новичок прислуживал учителю. Сам он многое выполнял для мастера Гасана, не считая это постыдным, но вот приходилось ли магусу раньше прислуживать? Приходилось, решил Эрдан. Уж очень сноровисто парень орудовал бритвой – словно заправский цирюльник. Впрочем, ничего удивительного: ему, вероятно, было лет десять – двенадцать, когда род Фейра перестал существовать. Мальчику наверняка многому пришлось научиться, чтобы выжить.

Расправившись с его бородой, Кристобаль укоротил волосы до пристойной длины и отступил, скрестив руки на груди и глядя на учителя. Преображение было завершено. Эрдану показалось, что он сбросил с плеч тяжелый груз, скопившийся за десять лет. Его охватила странная легкость, следом за которой пришло желание немедленно приступить к работе. Выходит, ко всему прочему он еще и соскучился по настоящему делу, пока изображал городского сумасшедшего здесь, на Рокэ.

Великий Шторм, наверное, сейчас смеялся, наблюдая за ним.

– Я кое-что скрыл, – вдруг сказал магус, глядя корабелу прямо в глаза. – У меня… гм… я не смогу… Ох, кракен меня побери!

Решимость покинула его так же внезапно, как появилась, он покраснел и отвернулся.

– У тебя нет ни гроша в кармане, – подсказал Эрдан, ничуть не удивившись. – Ты беден, как трюмной шебаршила.

– Да, – сдавленно проговорил молодой феникс. – Все, что у меня есть, – ~Невеста ветра~.

«Невеста ветра».

Эрдан впервые услышал имя фрегата, и оно показалось ему таким удачным, что остальное уже не имело никакого значения. Разумеется, Фейра был нищим – ведь все имущество клана конфисковали. Но что такое деньги? Когда-то их у корабела было очень-очень много.

«Шторм свидетель, ты и впрямь еще мальчишка… дерзкий, гордый ребенок…»

– Будем считать, что все это, – Эрдан сначала обвел рукой каюту, а потом указал на самого себя, – и есть твоя плата за мои услуги. Когда все закончится, я попрошу тебя еще кое о чем, и ты не откажешь. По рукам?

– Если вы сделаете из меня хорошего навигатора, я никогда и ни в чем вам не откажу, – взволнованно проговорил Кристобаль, вновь устремив на корабела взгляд разноцветных глаз, и что-то в этих глазах заставило Эрдана вздрогнуть. Но отступать было уже некуда.

– По рукам!

Эрдан позволил самой тонкой связующей нити прикоснуться к себе – фрегат желал убедиться в искренности его намерений, – и они приступили ко второму уроку.

* * *

В брюхе рыбокорабля было холодно и сыро. Стены и потолок обросли светящимся мхом, который, однако, не мог разогнать темноту. У подножия трапа под ногами хлюпало, а стоило сделать шаг вперед, как ты проваливался в воду по пояс.

Лодки зашевелились, почувствовав приближение Крейна. Магус помог Эрдану спуститься. Потом громко сказал:

– Давай вылезай. Или ты намерен превратиться в рыбу и остаться там навсегда?

Далеко в темноте послышался плеск, а затем к ним подплыла тень. Крейн с усмешкой наблюдал, как, еле дыша, вылезает из воды незнакомец – испуганный и, похоже, готовый вот-вот потерять сознание от усталости и холода.

Нежеланным пассажиром оказался парень лет двадцати, стройный и довольно высокий, всего на полголовы ниже Крейна. Из одежды на нем были только штаны до колен. Полумрак скрадывал черты лица, но не скрывал, что у парня совершенно белые волосы. «Поседел от страха, что ли?» – удивился Эрдан, но промолчал. С незнакомца ручьями стекала вода. Он стоял перед капитаном и дрожал.

– Кто такой? – сухо поинтересовался Крейн. – Как звать?

Парень попытался ответить, но у него зуб на зуб не попадал то ли от холода, то ли от испуга. Крейн терпеливо ждал, и наконец с побелевших губ слетело имя:

– Хаген.

Магус удовлетворенно кивнул:

– Послушай, Хаген, одно из двух: или ты шпион, которому хорошо заплатили, чтобы разведать, как устроен мой фрегат, или ты один из восторженных юнцов, которые спят и видят, как бы попасть ко мне в команду. Твой поступок, признаюсь честно, впечатляет. Но глупость иной раз впечатляет очень сильно.

– Простите, капитан, – с трудом выговорил юноша. – Когда я увидел «Невесту», то словно с ума сошел…

– Значит, ты из вторых, – хмыкнул Крейн. – И что же мне с тобой делать? Знаешь, сколько таких романтиков в каждом порту Окраины? Матросов у меня достаточно…

– Я хорошо стреляю! – торопливо заявил Хаген, и в его глазах загорелся огонек надежды. – Испытайте меня!

– Прямо здесь? – иронично поинтересовался капитан. – Лучше скажи, почему ты так рвался сюда. Просто ищешь приключений или хочешь кому-то отомстить?

Хаген опустил голову. Крейн вздохнул:

– И снова второй вариант. И откуда ты только взялся на мою голову? Будь ты шпионом, я бы просто выкинул тебя за борт, а так придется высаживать в следующем порту.

– Капитан!

– В следующем порту, я сказал. Все. – Крейн повернулся к Эрдану: – Идем скорее наверх. Мы, кажется, догоняем это черное недоразумение.

Черная точка быстро увеличивалась в размерах, и вскоре можно было сосчитать мачты и паруса корабля. В том, что это именно тот корабль, который напал на Кеттеку, сомневаться не приходилось: он в самом деле был черным. Словно сажа. Шел беглец ровно, ветер ему благоприятствовал, и оставалось лишь удивляться, что «Невесте» удалось так быстро его догнать.

Им опять повезло.

Крейн стоял на носу и рассматривал черный фрегат через подзорную трубу. Это занятие поглотило его целиком и полностью, поэтому Эрдану пришлось трижды повторить свой вопрос, прежде чем капитан расслышал.

– Кристобаль! Скажи мне наконец, как ты собираешься с ним сражаться, если у него действительно есть пушки?

– Пушки? – Крейн непонимающе посмотрел на корабела. – Эрдан, это очень странный фрегат. Я не вижу на палубе ни одной живой души. И, знаешь, у него какой-то чудной корпус – борта покрыты… коростой, что ли? Но не броней, точно не броней. Что-то похожее я видел на трупоходах, однако эта рыбка, насколько я могу судить, вполне живая. Впрочем, кракен бы побрал этот черный цвет – из-за него я ни в чем не уверен.

– Я жду ответа, – хмуро проговорил Эрдан. – Если градоначальник Кеттеки сказал правду, нам угрожает большая опасность.

– Мы будем делать то же самое, что всегда, – сказал Крейн. – У этого фрегата нет никаких пушек, потому что их просто не может быть.

Мелькнула тень – это взвился в воздух крылан и стал кружить над мачтами. Расстояние между фрегатами неуклонно сокращалось, и на «Невесте» уже все было готово к атаке. Черный корабль развернулся к ним правым бортом. Эрдан, пристально наблюдая за его маневрами, все больше мрачнел: или неизвестный ему капитан сошел с ума, или пушки там все-таки есть, или…

Внезапно сменился ветер. «Невесту» понесло в сторону от беглеца, и Крейну пришлось изменить курс. Потратив чуть больше времени, чем можно было предположить заранее, они вновь начали сближаться со странным кораблем – носом к носу. Эрдан так внимательно рассматривал черный фрегат, что чуть не вывалился за борт. Теперь они невооруженным глазом могли разглядеть, что его борта и впрямь покрыты буграми и вмятинами – следами плохо заживших ран или язв.

– Он дрался с кракеном или каким-то другим чудищем? – предположил Эрдан. – Или… О Заступница! Да ему же выдрали все абордажные крючья! Но зачем?!

Магус как будто не услышал его. Он смотрел на черный корабль, не отрывая взгляда, и Эрдан вдруг ощутил, как от незнакомого фрегата веет могильным холодом. Он словно вырос, стал грозным и страшным; его жуткие чары подействовали и на «Невесту», чья палуба начала светиться бледно-зеленым светом. Нужно было немедленно что-то предпринять – или ринуться в атаку, или убираться прочь, – однако все они почувствовали себя так, словно надышались ядовитого дыма.

А потом все прекратилось столь же внезапно, как началось. Наваждение рассеялось, и черный корабль уже не выглядел воплощением зла, хотя и остался весьма странным явлением.

– Лодка! – крикнул кто-то из матросов. – Они выпустили лодку!

От черного фрегата отделилась тень и направилась к «Невесте». Было видно, что в лодке кто-то сидит, крепко держась руками за борта. Пройдя ровно половину расстояния между фрегатами, лодка вдруг начала раскачиваться все сильнее и сильнее, а потом перевернулась кверху килем. «Высадив» своего пассажира, шлюпка вернулась в нормальное положение и отправилась обратно.

Сразу несколько человек спрыгнули в воду, чтобы помочь несчастному, барахтающемуся в воде посреди океана. Эрдан перевел взгляд на черный корабль и увидел, что тот как ни в чем не бывало удаляется под всеми парусами.

– Это не последняя встреча… – пробормотал Крейн, и Эрдан молча с ним согласился.

Пассажиру из перевернувшейся шлюпки тем временем помогли подняться на борт. Мокрый и дрожащий человек едва стоял на ногах, но держался с достоинством, которому позавидовал бы и король.

Точнее – королева.

– Заступница! – Высокая стройная женщина картинно сложила руки, будто собираясь молиться, и возвела глаза к небу. – О-о, я уже думала – все, конец… – Она обратила сияющий взор на матросов, вытащивших ее из воды: – Ребята! Как же я рада вас снова видеть! Эрдан! Джа-Джинни!

Крылан камнем упал на палубу и грациозно поклонился гостье, расправив крылья. В ответ женщина изобразила подобие придворного дамского поклона, выглядевшего весьма странно, потому что на ней была мужская одежда: штаны, заправленные в высокие сапоги, кожаный жилет и рубашка, один рукав которой оторвался, открыв татуировку на плече – реалистичное изображение большого паука с мохнатыми лапами.

– Я тоже рад тебя видеть, Паучок, – сказал Эрдан. В следующий миг она повисла у него на шее и, то и дело сбиваясь на рыдания – пожалуй, чересчур бурные, – принялась рассказывать, как рада, что он жив, и как ей все эти годы его не хватало. Мастер-корабел давно отвык от таких проявлений чувств и здорово смутился. Собравшиеся на палубе наблюдали за этой сценой: те, кто раньше не знал Паучка, не скрывали изумления.

Эрдан облегченно вздохнул, когда она вдоволь наплакалась и, вспомнив про крылана, кинулась снова к нему. Теперь мастер-корабел мог спокойно рассмотреть ее со стороны: прошедшие годы отнеслись к ней благосклонно, но все-таки перед ним была взрослая женщина, а не молодая девушка, какой он ее запомнил. В волосах, криво обрезанных чуть ниже подбородка, проглядывала седина, между бровями появилась глубокая морщина. Эрдан попытался вспомнить, сколько ей лет, – получилось что-то около сорока.

«Она обязательно заметит, что Кристобаль совсем не изменился».

Не забыв ни одного матроса из тех, с кем ей довелось шесть лет назад носиться по волнам, гостья наконец-то повернулась к капитану. Крейн все это время стоял неподвижно, наблюдая за встречей старых друзей с совершенно непроницаемым лицом. Теперь же, поймав ее взгляд, он криво улыбнулся и сказал:

– Здравствуй, Камэ.

Паучок кивнула и медленно подошла к магусу. Она была всего-то на полголовы ниже его, но сейчас казалась маленькой. Увидев, как радостное возбуждение уступает место чему-то другому, Эрдан приготовился к взрыву, но ничего страшного не случилось. Камэ долго смотрела на капитана, а потом произнесла с мрачным удовольствием:

– Надо же, кто-то сумел подпортить твою смазливую физиономию…

Рука Крейна невольно поднялась и коснулась шрама на щеке – он превратился в белую полосу на загорелой коже и был хорошо виден. Памятка о неудачном визите в Тейравен… или удачном, если вспомнить про Эсме.

«Эсме!»

Мастер-корабел огляделся и увидел целительницу: девушка стояла рядом с Умберто и следила за происходящим, чуть склонив голову набок. Выражение ее лица трудно было понять.

 

– Кто же сумел застать тебя врасплох? – поинтересовалась тем временем Камэ. – Я его знаю? Это кто-то из наших общих друзей?

– Это был пардус, – коротко ответил Крейн. Брови Камэ удивленно поднялись. Она исподволь взглянула на собственную руку, словно мысленно сравнивая свои ногти и когти зверя.

– Пардус… – протянула она с ехидной усмешкой. – Ты, наверное, сжег его, превратил в уголь? Показал, кто из вас большее чудовище?

* * *

– Чудовище!

Крик Камэ прорезал тишину и эхом отразился от далеких скал, тысячекратно раскатившись по всей бухте. Хлопья сажи падали с неба, словно черный снег. Ни у кого не хватило решимости оглянуться на берег, оставшийся далеко за кормой, но было и так понятно, что там произошло.

Крейн стоял у фальшборта; его лицо побелело, а глаза из-за расширившихся зрачков казались черными. В трех шагах от капитана Эрдан ощутил невыносимый жар и был вынужден отступить.

– Чудовище! – снова закричала девушка, сжав кулаки. – Ненавижу тебя! Ненавижу!..

* * *

– Камэ… – выдохнул Крейн еле слышно.

Он протянул руку, но женщина отпрянула.

– Думал, что-то изменилось? – сказала она с горечью и тоской. – Думал, я могу такое забыть? Всякое случается, но то, что ты сделал…

Она замолчала, дрожа от возмущения и… ненависти? Возможно. Магус отвел взгляд и произнес сухим официальным тоном:

– Рад, что удалось тебя спасти, хоть и таким странным способом. Мы направляемся на юго-восток и завтра вечером пройдем мимо острова Ямаока. Можем высадить тебя в тамошнем порту. Если пожелаешь.

«Вот так, – подумал Эрдан с легкой досадой. – И ни слова о карте, ни слова о путешествии. Неужто он надеется, что сумеет ее переубедить к завтрашнему вечеру? Глупо. Ну да ладно, хорошо хоть, они не попытались убить друг друга…»

– Пожелаю, – ответила Камэ столь же сухо и чихнула.

Купание в холодном осеннем море не прошло даром, понял Эрдан. Следовало бы помочь ей переодеться и согреться, и, в общем-то, эти хлопоты полагалось бы взять на себя Эсме как единственной женщине на борту. Тут-то Камэ и заметила целительницу. Во взгляде бывшего картографа «Невесты ветра» над прочими чувствами преобладало недоверчивое удивление.

– Эсме, будь любезна, помоги нашей гостье, – сказал Крейн, уставившись в сторону.

Целительница хмуро посмотрела на капитана, но не решилась ему перечить, памятуя о том, что случилось утром. Камэ изобразила вежливую улыбку и протараторила:

– Нет, не стоит, просто дайте мне угол, где можно прикорнуть, и теплое одеяло – только и всего! Благодарю заранее… – Отвернувшись, она добавила еле слышно: – Будь любезна, надо же. Со мной так не разговаривали. Камэ, то! Камэ, это! Будь любезна, х-ха…

Хоть эта тирада предназначалась для капитанских ушей, Эрдан тоже ее расслышал и счел необходимым вмешаться.

– У нас есть свободная каюта, – сказал он, – а уж лишнее одеяло всегда найдется.

Крейн пожал плечами – дескать, делай что хочешь. И ушел к себе.

– Самовлюбленный негодяй! – пробормотала Камэ, проследив взглядом за его удаляющейся фигурой. – Мерзавец! И ведь совсем не изменился, надо же…

– Ты с самого начала знала, кто он такой, – заметил мастер-корабел.

– Знала, конечно… – Она вздохнула. – Эрдан, ты составишь мне компанию? За все эти годы о вас ходило столько слухов! Просто не терпится узнать, что из них правда.

Корабел заверил ее, что с удовольствием расскажет о случившемся за время ее отсутствия, хоть на это и уйдет вся ночь, на что Камэ с кокетливой улыбкой отозвалась:

– Знаю, в твоем возрасте на сон тратится гораздо меньше времени, чем обычно!

– Ты тоже ничуть не изменилась, Паучок.

Вскоре они уже сидели в каюте. Картограф закуталась в одеяло так, что наружу высовывался лишь кончик носа. Пар от чашки со смесью вина, меда и перца поднимался, рисуя в воздухе фигуры морских чудовищ. Камэ, шмыгая носом, спросила:

– Ну, расскажи мне, кто такая эта девчонка?

Вопрос был задан нарочито безразличным тоном, а потом она опять чихнула. Эсме избавила бы ее от простуды в два счета, подумал Эрдан.

– Гм… Камэ, ты уверена, что хочешь с этого начать? Она на борту совсем недавно… где-то два месяца, наверное. Ничего такого за это время не случилось.

– Да? – Из-под одеяла послышался смешок. – Проклятье. На днях в таверне один моряк клялся и божился – дескать, Крейн заполучил в целители саму святую Эльгу. Она одним прикосновением возвращает людей с того света, приращивает оторванные конечности и так далее… Это, по-твоему, «ничего такого»?

Эрдан обомлел. Он знал, что слухи будут распространяться быстро, но подобной скорости не ожидал бы никто. Выходит, о воскрешении Кузнечика и впрямь уже сочинили легенду? Вряд ли Эсме понравится, что ее считают воплощением Эльги, а ведь где-то через полгода легенда обрастет такими подробностями, что просто держись.

– Так было или не было?

– Когда увидишь юнгу со шрамом на шее, – сказал Эрдан, вздохнув, – представь себе рану, которая зияла на месте этого шрама. И сделай выводы.

– Вот как… – Картограф снова чихнула. – Что ж, это ценное… приобретение. Когда брат о ней узнает, обязательно захочет отобрать, помяни мое слово.

Мастер-корабел поморщился: «отобрать» звучало так, словно целительница – дорогая вещь или редкое животное. Камэ с годами ничуть не утратила уверенной наглости, которая не раз приводила к беде, но все-таки сейчас он вынужден был признать ее правоту. Когда слухи дойдут до Лайры Отчаянного, короля Окраины, он во что бы то ни стало захочет увидеть Эсме, а потом… Впрочем, отобрать ее Крейн не позволит. А вот если Лайра попытается переманить целительницу, события могут принять совершенно неожиданный оборот.

– Эрдан, не томи душу! Где вы раскопали это тщедушное сокровище?

– Ладно, – проговорил мастер-корабел. – Слушай…

И он рассказал Камэ обо всем, что произошло с момента появления «Невесты ветра» в тейравенской гавани. Камэ слушала очень внимательно, не перебивая. Известие о смерти Велина заставило ее погрустнеть – они были добрыми друзьями в те времена, когда ее связывала с «Невестой ветра» прочная золотая лента. Когда речь зашла о новом путешествии на юг, он ждал взрыва эмоций, но Камэ сохраняла спокойствие. Дойдя до описания карты, Эрдан чуть помедлил в ожидании – не остановит ли его капитан? «Невеста» молчала, исподволь ~прислушивалась~ к его рассказу; рассеянный взгляд Крейна ощущался будто сквозь сон – иного дозволения корабелу не требовалось. И все-таки о самом главном, об «Утренней звезде», он не рассказал. «Древнего сокровища» для Камэ оказалось вполне достаточно.

– Собственно, мы направлялись в Кеттеку, чтобы поговорить с тобой, – проговорил он с виноватым видом. – Как раз об этой карте…

Картограф сидела в одеяле, словно рак-отшельник, кусала губы, хмурила брови. Борьба, которую она вела сама с собой, отчетливо читалась по лицу, и Эрдан гадал: что победит – профессиональный интерес или… нечто другое. Наконец она спросила:

– Ну?

– Кристобаль собирался спросить тебя, какой из трех маршрутов выбрать – Тодзан с его Меррским котлом, море Кракена или пролив Сирен. В этой части архипелага мы в прошлый раз не были, поэтому… Хм, собственно, мы начинаем все заново. Словно и не прошло столько лет.

– Для него, может, и не прошло, – проговорила женщина язвительным тоном: каждое ее слово источало яд. – Ладно. Если завтра наш пламенный капитан будет в настроении, скажи – я посмотрю, что это за карта…

Она зевнула.

– Ох, кажется, я переоценила свои силы!

«Наш капитан, говоришь? Ну-ну…»

Эрдан пожелал ей спокойной ночи и собрался уходить, как вдруг Камэ окликнула его. Взъерошенная, с красным носом и сонными глазами, она спросила:

– Эрдан… Я очень постарела?

– Ты красивая, – честно сказал корабел. – И всегда такой была.

Она горестно улыбнулась и послала его к кракену.

– Ты совершенно прав, к Тодзану сейчас не стоит соваться, – сказала Камэ, в задумчивости постукивая по карте длинным пальцем. – Последние пять лет зимние шторма становились там все суровее… Разве что вы преодолеете весь путь под водой.

– Ты же знаешь, я не могу удерживать ~Невесту~ под водой дольше двенадцати часов, – проговорил Крейн скучающим тоном. – А что с проливом Сирен?

Лучи рассветного солнца заливали каюту капитана розоватым сиянием. Камэ, выспавшаяся и отдохнувшая, казалась спокойной, словно и в самом деле не прошло шести лет и не было никакой ссоры. Оторванный накануне рукав она пришила – так же небрежно, как в старые добрые времена. «Чем поручать Паучку женскую работу, лучше пусть все сделает какой-нибудь матрос», – заметил однажды Велин и за свою опрометчивость тотчас получил затрещину.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47  48  49  50  51  52  53  54  55  56  57  58  59  60  61  62  63  64  65  66  67  68  69  70  71  72  73  74  75  76  77  78  79  80  81  82  83  84  85  86  87  88  89  90  91  92  93  94  95 
Рейтинг@Mail.ru