Избранница Звездного лорда

Настя Любимка
Избранница Звездного лорда

– Что? Меня снова будут кусать? И что, теперь каждый раз она будет грызть мою руку?

На столе скорбно вздохнули и демонстративно постучали себе лапой по лбу.

– Нет, постоянно этого не потребуется. Но да, в крайне важных для жизни ситуациях она будет кусать плоть и впрыскивать в вашу кровь свою слюну для того, чтобы сродниться с вашим телом. Вы же чувствовали, как она блуждала по нему? Клетки питки изучали ваш организм, но при этом зверьку не нужно, так сказать, залазить вам под кожу полностью. Только краем зубов и слюной. А место, которое выберет питка, станет хранилищем ее клеток…

– Замолчите, – взмолилась я. – Без подробностей, пожалуйста.

Я больше не желала знать, что конкретно со мной будет делать это пушистое чудовище.

– Заканчивай, – произнесла, глядя на зверька, и вновь протянула руку. Пусть кусает, ищет место и что там еще, лишь бы все скорее закончилось.

Красный шарик не заставил себя ждать. Он проворно пристроился к венам и звучно куснул. Удивительно, но боли я не почувствовала. Даже отвращения – и того не было.

– Она не оставит вам ран. А при последующем сближении боль будет отсутствовать полностью.

– Ее и сейчас нет.

– Нет?

– Нет! – огрызнулась в ответ.

Странный какой-то. Сам же сказал, что при последующем укусе боли не будет. Ну так вот он, второй кус.

Я попыталась отрешиться от своих ощущений. Впечатление, будто по мне мураши бегают, целый муравейник, никуда не исчезало ровно до того момента, пока не почувствовала, как питка сорвалась с руки и вновь залезла в декольте.

– А ну вылезай оттуда! – рыкнула я и попыталась достать зверька. – Мне не нужна третья грудь.

Но мою руку ловко остановил лорд.

– Атенаис, питка выбрала место хранилища. В ближайшую неделю размер вашей груди увеличится, примите это как данность. Как и то, что, пока процесс не завершится полностью, она будет постоянно находиться там.

– Увеличится?

– Равномерно, – поспешил заверить Диал.

– Мы проконсультируем леди Тайру, Атенаис, она вам все объяснит, а сейчас вам нужно поспать.

– Подождите, что значит – она постоянно будет в декольте? А вы не подумали о том, как это будет выглядеть? Особенно в традиционном платье невесты?

– О, вам совершенно не о чем переживать, леди Атенаис. – Диал позволил себе улыбку, которая, впрочем, быстро померкла. – Поверьте, никто ваше декольте не увидит.

– Неужели меня обрядят в черный мешок? – буркнула я.

Злилась по большей части на себя. И вот на красную штуковину на моей груди. Надо же, она выбрала ее своим хранилищем!

– И мне теперь не подойдет белье, которое я заказала. – Я смотрела прямо на лорда Дамира. Да, я дразнила его. Надо же было хоть куда-то негодование выплеснуть.

– Вы закажете себе новое, – четко произнес он. – Идемте.

Вот зря он так резко дернул меня на себя. Очень зря. Мало того что мне это не понравилось, но такое обращение пришлось не по душе и моей новой «подружке».

Нет, теперь она не кричала. Она просто шустро выбралась из насиженного места и выпустила такие когтищи, что я отпрянула, позволяя зверьку чуть ли не на пол плюхнуться. Не упала питка лишь потому, что секундой ранее прыгнула на ритаса.

– Нет! – крикнула я, не на шутку испугавшись.

И питка остановилась! Прямо вот в воздухе зависла и наконец шмякнулась на пол.

– Спрячь когти, – попросила я и, вздохнув, смиряясь с неизбежным, позвала: – Иди ко мне.

Зверек проворно забрался по ногам мне на плечо, ткнулся мордочкой в ухо и заурчал. Машинально погладила. Только после этого маленькая вредина юркнула в декольте.

Хранилище! Священный алтарь прямо!

Ужас…

– Полное подчинение, – благоговейно выдохнул Диал. – Лорд Дамир, осталась лишь завершающая фаза, леди Атенаис должна…

– Я знаю, – прервал речь подчиненного Звездный. – Идемте, Атенаис.

– Спасибо, – запоздало поблагодарила я лаборанта и поспешила за Дамиром.

Не знаю, чем он там недоволен, но меня лично все устраивало. Если питка такая умничка, то я готова с ней сотрудничать и даже забыть о том, что она свою слюну мне… Фу!

– А спать обязательно? – Я нагнала своего благодетеля в коридоре. – Мне не хочется…

– Захочется.

– Лорд Дамир, но…

– Все разговоры в каюте, – отрезал он и ускорился.

Не оставалось ничего иного, как прибавить шагу и поспешить за ним. Можно подумать, это была моя идея – дать мне питку!

Разумеется, в каюте нас ждала Тайра. Мне пришлось смириться и с тем, что лорд Дамир не желал беседовать во время осмотра. Мало того, он вышел за дверь, отдав приказ вайере выйти следом, как только закончит обследование.

Но у целительницы ничего не вышло. Девочка, сидевшая на моей груди, вздыбила шерсть и не подпускала вайеру, мало того, каким-то образом не давала ей вмешаться в мое биополе и воздействовать на мой организм.

Я откровенно наслаждалась взбешенным лицом вайеры. Отомстили! За меня отомстили, и сполна!

Стоит ли удивляться, что, прошипев ругательство, вайера в итоге вылетела из моей каюты.

– Кажется, нам сейчас будет весело, – вздохнула я.

Через пять минут с тихим щелчком дверь отворилась снова, являя мне злого Дамира и довольную Тайру.

– Леди Атенаис, прикажите вашей питке не вмешиваться в работу леди Тайры, – жестко потребовал Звездный.

– Я не вижу необходимости в ее работе, – спокойно парировала я. – Это не моя прихоть – нанять вайеру. Мне не нужна ни подружка, ни врач. У меня теперь есть свой защитник.

Я не забыла о том, что леди Тайре наказали дружить со мной, и видела в приобретении красного зверька свое спасение. Хоть шпиона от себя отважу!

Зверек нежно обхватил лапками мою шею. Честное слово, я бы умилилась, если бы не вся эта ситуация и не злющий Дамир.

Слишком злющий. У меня дыхание перехватило. Сейчас меня или бить будут, или…

– Тайра, приступайте.

Я и глазом моргнуть не успела, как мужчина сорвал с моей шеи зверька и сжал в ладонях.

На моих глазах происходило то, чего я не могла объяснить. Зверек не сумел выбраться из рук Дамира! Я видела, что питка пытается прорезать путь своими когтями. Видела кровь на пальцах ритаса, но все было тщетно!

Он терпел боль и даже не вздрогнул!

– Не надо, слышите… – прошептала я. – Хватит, пожалуйста. Я не буду сопротивляться, обещаю.

– Леди Тайра, вам нужно особое приглашение? – проигнорировав мои слова, рыкнул ритас.

Женщина тут же кинулась ко мне.

– Дамир, отпустите зверька и прекратите себя ранить! Слышите? Все, я сдалась, вы сильнее, отпустите уже питку и залечите порезы!

Ответом стал такой взгляд, что мне очень захотелось спрятаться, а еще лучше исчезнуть с корабля.

– Мне нужно встать на колени? – Я шмыгнула носом, мысленно ругая себя самыми нелестными эпитетами. Нашла, чье терпение испытывать! Дура, блин!

Я оттолкнула руку леди Тайры и начала опускаться на пол, точнее попыталась, потому что Дамир оказался быстрее.

– Вон отсюда! – рыкнул он на вайеру, и ту просто вынесло из моей каюты.

Питка тоже была освобождена, но, откровенно говоря, меня сейчас беспокоила совсем не она. И пусть я до дрожи в коленях боялась такого Звездного лорда, все-таки не до конца струсила, а потому уверенно схватила его за кисть.

– Покажите, – попросила мгновенно осипшим голосом. – Вам так больно… простите меня, пожалуйста. Мне жаль, очень жаль.

– Что я говорил?! – прорычал ритас и буквально повалил меня на диван в гостиной. – Не смей вставать на колени, тем более при свидетелях!

Вздрогнув, я выпустила его руку. Тем более что заметила странную вещь, на ощупь заметила: кровь на ладонях есть, а ран – нет…

– Я просто не хочу вот такого контроля, – призналась тихо. – Не нужно навязывать мне друзей. Я и без того…

Договорить не вышло.

Мне заткнули рот самым бесцеремонным и крышесносным способом.

Горячее дыхание на миг опалило губы, а затем их захватили в плен. Все мысли выветрились из головы. Я полностью растворилась в этом неистовом, жадном, первобытном поцелуе. Жар опалил все мое существо, я буквально плавилась от его прикосновений и уже совершенно не думала о том, что творю.

Мои руки скользили по плечам лорда, пока не сошлись на спине и не потянули на себя. Я так хотела прильнуть к его телу… И не разрывать контакта. Никогда.

Всеблагие, что я творю?!

Я попыталась прекратить это безобразие… Безобразно прекрасный поцелуй… Но получилось лишь застонать и сделать вдох, как мои губы вновь были запечатаны губами мужчины.

Дамир аль Кахар

Мне было трудно держать себя в рамках. Не прикасаться к невесте. Не обозначать ни словом, ни взглядом свою заинтересованность в ней. Есть определенный договор, который я обязан выполнять. Вспомнив о дополнительном соглашении с Атенаис, невольно улыбнулся.

Как она отчаянно выторговывала место под солнцем для брата. Я понял, что ее совершенно не интересовали деньги, хоть она и заявила о пяти процентах с поставок питки для людей.

Нет, чего она действительно добивалась, так это благополучия брата. И часть меня ревновала. Совершенно глупо и даже по-детски. Словно ее внимание – все, что мне требуется.

Да кому я лгу? Мне это и нужно. Мне и моему айсе.

Я вел ее по коридорам в лабораторию, а сам мысленно выстраивал между нами стену. Как только я помогу ее брату, мы расстанемся. А я помогу, потому что все внутри меня вопит о том, что я не должен причинять ей боль, даже если Корвин и нарушил закон. Еще не знаю как, но я обязан его оправдать. А может, я тоже не верю, что незнакомый человек мог нарушить традицию и закон моего народа? Вера Атенаис в невиновность брата передавалась мне буквально каждой клеточкой. Это было странное ощущение. Нетипичное. И абсолютно не нравилось мне. Мы никогда не будем вместе с этой девушкой. Она заняла чужое место. А у меня есть долг перед Аритасом и своим домом. Это просто ошибка. Глупое стечение обстоятельств.

 

Слияние и знакомство с экземпляром под номером тринадцать прошло куда лучше, чем я предполагал. Я лишь усмехался, глядя на подчиненных, которые боялись дышать в сторону Атенаис. Они знали, что я в своем праве наказать за любую оплошность, за любой косой взгляд в сторону моей невесты. И лишь Диал несколько забылся, чем взбесил меня и заставил проявить эмоции.

Но было еще кое-что, что я не мог оставить без внимания. Слишком гладкое слияние Атенаис и питки.

Организм ритасов позволяет не чувствовать боли во время физического повреждения. Даже самый сильный удар или укол мы ощущаем как незначительный ушиб. Я консультировался с леди Тайрой, которая заявила, что болевой порог у Атенаис завышен, а она не могла ошибиться в данном вопросе. Он высок даже для человека. А потому вместо более сильной дозы обезболивающего я ограничился меньшим количеством. Однако тот факт, что на втором укусе Атенаис не ощутила боли, насторожил.

И здесь только два варианта. Первый – леди Атенаис не человек, и второй – айсе приступило к третьей стадии привязки меня и моей невесты, перескочив начальную.

И мне больше нравился первый вариант, потому что в случае второго я стану непригодным для выполнения договоренности с домом аль Таим, что может послужить поводом для войны. Димитра аль Таим моя настоящая невеста, именно ей суждено стать хозяйкой моего дома.

Я злился на себя и не пытался скрыть свою злость. Попытки Атенаис огрызаться и сопротивляться распаляли еще сильнее, что явно не могло закончиться ничем хорошим.

Мне потребовалось много усилий, чтобы успокоиться и не поддаваться на провокацию. В отличие от фиктивной невесты, я знал, что на нее сейчас оказывает влияние питка, а эмоциональный фон, как и ее биополе, представляет собой качели, которые сносит ураган. Все придет в норму после последней фазы, когда питка выберет себе образ из памяти Атенаис, перестроит глотку, чтобы говорить точно таким же голосом, как прототип, и обзаведется тем характером, который Атенаис приписывает человеку, чей образ питка позаимствует.

Была мысль, что питка выберет брата или возлюбленного, а потому я настоял на особи женского пола. Она будет слабее, но зато точно не выберет мужской прототип. Малодушие, однако я не смог себе в этом отказать. Я так давно не шел на поводу у чувств, что просто забылся.

И это вылилось в такую гремучую смесь, что я едва заставил себя оторваться от Атенаис.

Какие у нее губы!

Как же жарко пульсирует венка на ее шее… Как она отзывается на ласку, вполне невинную, как неистово вцепляется в мои плечи, а ее тело требует продолжения, будто чувствует меня, позволяя брать и отдавать всю нежность, на которую я только способен. Идеальная женщина. Для меня.

– Я не стану извиняться, – справившись с дыханием, произнес, глядя ей в глаза.

– Если бы вы это сделали, я бы дала вам пощечину! – вскинулась Атенаис.

А ведь будь я настойчивее – и она бы не сопротивлялась, но…

– Я выплачу неустойку. – Не хватало, чтоб она решила, что должна мне денег за то, что отозвалась на поцелуй.

Конечно, было бы лучше, если бы я этого не говорил. Было бы… Однако ледяной душ нужен не только мне, Атенаис должна понять, что случившееся – просто ошибка. Хотя вслух я такого никогда не скажу.

Айсе настойчиво подталкивало нас друг к другу. Я поймал себя на том, что глажу пальцами ее губы, а ведь не собирался делать ничего подобного! Словно юнец, который наконец добрался до сладкого. Нужно брать себя в руки и исправлять ситуацию.

С глухим рычанием я отпрянул от девушки и поднялся на ноги.

– Леди Тайра объяснит вам необходимость сна, а ты, – я повернулся к притихшей питке, которая устроилась на столике, – должна понять, что всегда найдется тот, кто будет сильнее. Не лезь на рожон и не подставляй свою хозяйку.

Горестный стон зверька стал ответом.

Что ж…

– Дамир! – Атенаис позвала, когда я уже был у дверей.

Демонская сила! Когда она так произносит мое имя, в последнюю очередь хочется уходить. А если и уходить, то только держа на руках девушку, на которую я так остро реагирую.

– Не смейте думать, что это было ошибкой! Мне все понравилось.

Глава 5

Атенаис

– Дамир! – справившись с шоком от слов Звездного, позвала я.

Остановила его у самой двери, словно боялась, что, если не скажу сейчас то, что думаю по поводу поцелуя, не скажу никогда. Как будто это вообще было чем-то важным!

Но… да, именно так и казалось.

– Не смейте думать, что это было ошибкой! Мне все понравилось.

Он не ответил, но глаза, его глаза просияли.

Дверь с тихим щелчком затворилась.

– Дура, – прошипела я, пряча лицо в ладонях. – Какая же дура…

Питка запищала, словно пыталась поведать о чем-то грустном.

Но я не обращала на нее внимания. Я пыталась хоть как-то привести мысли в порядок. Что я вообще творю?!

Зачем я лезу на рожон? Почему не контролирую свои эмоции? Я заключила со Звездным сделку, а сама готова ее расторгнуть, да еще веду себя с ним так, словно мы уже пару лет женаты.

«Атенаис, ты никто и звать тебя никак, не придумывай то, чего нет и никогда не будет!» – строго одернула себя.

Но как же было обидно из-за тех слов о деньгах… Первым желанием было сказать ему гадость, а потом… потом я поняла, для чего он так говорил. Поняла, что он считает притяжение, которое возникло между нами, – ошибкой. И это ранило сильнее, чем обещание заплатить неустойку. Да кто вообще об этом узнает, если я не собираюсь подавать на него в суд или требовать компенсации?!

Мои горестные мысли прервала леди Тайра, бесшумно скользнувшая в каюту. Откровенно говоря, вести с ней диалог не было никакого желания.

А потому я лишь кивнула, разрешая приступить к детальному осмотру организма, и настроилась слушать то, что поведал ей лорд Дамир.

Итак, по всему выходило, что последняя фаза слияния станет тем еще испытанием.

Меня погрузят в сон, чтобы питка могла безнаказанно поковыряться в моей памяти, завладев абсолютно всеми воспоминаниями и мыслями обо всем, что со мной происходило в прошлом и настоящем. То есть важно еще и мое отношение, мои выводы и то, как я воспринимаю людей, обстановку. Какую оценку даю друзьям и родным, как я вижу окружающий мир и как проецирую его в своем сознании…

Звучало мудрено, а на деле было куда как проще.

Питка должна не просто настроиться на меня на ментальном и физическом уровне, а стать желанным и идеальным напарником. Таким другом, от которого я никогда не захочу отказаться. Несомненно, пугало, что она должна выбрать образ человека из моей памяти, но, с другой стороны, если у меня появится еще одна Райса – не расстроюсь.

А потому я лишь махнула на все рукой. Пусть делают так, как считают нужным.

Послушно выпила поданный Тайрой отвар, под ее пристальным взглядом переоделась в ночную рубашку и улеглась в кровать. Поначалу было довольно трудно устроиться, потому что питка гнездилась в области декольте, зачем-то постоянно поправляя лапкой то правую, то левую грудь, и, казалось, восхищенно попискивала.

Меня это злило, но в итоге вайера сделала свое черное дело – усыпила взбешенную клиентку.

– Просыпайся, солнышко! Нас ждет удивительный день, наполненный приключениями и радостью!

Даже будь я под сильнодействующим снотворным, все равно открыла бы глаза. Да я бы и из мертвых восстала, услышь эту фразу и этот голос!

– Девочка моя сладкая. Ты сегодня ослепительней всех звезд, вместе взятых.

Я не хотела плакать. Ни капельки не хотела. Но горячие капли сами полились по щекам.

Я смотрела на пушистую животинку, расположившуюся на подушке, которая говорила голосом моей мамы, и не могла поверить в то, что видела и слышала.

Десять долгих лет. Десять лет я запрещала себе думать о родителях и их поступках. Я затолкала память о них в самую глубь подсознания. Я не позволяла себе ни одной дурной мысли о них, я словно бы вычеркнула их из нашей с братом жизни. Потому что боль сковывала тело, становилось трудно дышать от одной мысли, что мама и папа не позаботились о нас.

Судьба – шутница.

– Сокровище мое! – всплеснула лапками питка и в мгновение ока оказалась у лица, вынудив машинально подставить ей руки. – Не плачь, моя красавица, я рядышком. Расскажи, что тебя тревожит.

«Ты», – хотела ответить я, но слова застряли в горле.

Я была слишком шокирована, чтобы связно мыслить. Меньше всего я ждала, что зверек выберет такой образ.

– Атенаис? – Леди Тайра влетела в каюту.

– Тебя что, стучать не учили? – вдруг ощетинившись, спросил зверек, круто развернувшись к целительнице. – Закрой дверь с той стороны и войди, как подобает леди.

А я вздрогнула, так обычно мама на Корвина ругалась, когда тот бесцеремонно вваливался в мою комнату. Правда, она говорила ему, чтобы заходил так, как подобает мужчине и лорду. Забавно, я ведь уже и подзабыла об этом.

Леди Тайра проигнорировала замечание питки и приблизилась ко мне.

– Сделайте глубокий вдох, – попросила она, – и медленно мысленно досчитайте до десяти, только потом выдыхайте.

Машинально начала выполнять ее просьбу. Мне было все равно – и зачем ей это, и почему она так сильно побледнела. Я вдруг с головой окунулась в воспоминания.

Перед глазами все отчетливей вставали образы родителей. Удивительно, мне казалось, я забыла и уже никогда не смогу ответить на вопрос, а сколько родинок было на щеке у мамы и как сильно менялся цвет волос отца на солнце: из темной меди в ярко-оранжевое зарево.

Ни мне, ни Корвину не досталось этого цвета, мы оба пошли в маму, которая обладала черными кудрями. Зато и он, и я – обладатели синих глаз, такого же оттенка, как у папы. А еще родители безумно любили нас. Они так сильно нас любили… как я могла забыть об этом?

– Что происходит? – встревоженный мужской голос вытянул меня из омута памяти. – Леди Тайра, я жду ответа.

– Я вышла всего на десять минут, – испуганно ответила вайера, – всего на десять минут, леди Атенаис не должна была проснуться еще часа три, но…

– Вы пропустили момент пробуждения питки и моей невесты?

Даже я вздрогнула и осоловело посмотрела на Звездного. Кто ж еще мог так легко войти в мою каюту.

– То, что вы являетесь женихом Атенаис, не дает вам права врываться в ее покои, особенно когда она не одета. – Красный зверек воинственно сложил лапки и нетерпеливо застучал хвостом по одеялу. – Будьте добры выйти.

– Пять лет жизни, – глухо констатировала вайера, – и… леди Атенаис не в себе.

Я слышала слова, но не понимала их значения. Все будто проходило мимо меня. Вроде я здесь, а вроде и нет. Так, еще одно дополнение к интерьеру.

– Мама, я завтра еду на вечеринку, и это не обсуждается! – заявляю я, вцепившись в платье, которое мама пытается отобрать. – Я поеду, и точка!

– Атенаис, планета Фларес – не то место, куда я могу тебя отпустить. Пойми, крошка, там слишком много всего, что может причинить тебе боль.

– Со мной будет Трей! И, мама, это же Фларес! Планета веселья!

Я знаю, что у меня горят глаза, когда я это произношу. Потому что Фларес буквально состоит из игровых и развлекательных заведений: хочешь – в рулетку поиграй, хочешь – окунись в виртуальную реальность, где будешь защищать свои владения от нападения креогов. А хочешь – отправляйся на танцпол…

– Мне уже восемнадцать! Три дня назад исполнилось!

Последний аргумент срабатывает, и мама отступает. Она знает, что не сумеет меня удержать.

А за ужином отец пытается меня отговорить, но я непреклонна. Я столько времени мечтала попасть туда, столько всего хотела попробовать. А свидание с Треем? Меня пригласил сын влиятельного человека, третьего наместника Земли. Он же сам вызвался все оплатить! Разве это не показатель того, что его намерения серьезны? А еще Трей такой красивый и так целуется! И я… я мечтаю, чтобы мы поженились, чтобы он…

Реальность оказывается жестокой. Трей решил развлечься за мой счет. Глупая моделька, так он называет меня, когда приводит в заведение с индивидуальными комнатами.

Глупая моделька, которую должны разделить на троих.

– Я не помню, – всхлипнула я, сжимая виски. – Я не помню…

Боль прошила сознание, и память вновь вернула меня в дни тех событий.

Я забыла, как выбралась из той комнаты, что случилось с Треем и его дружками. Но хорошо помнила, как брела по чужой планете в разорванном платье и со сбитыми в кровь босыми ногами.

Меня забрал патруль, и ночь я провела в камере до выяснения всех обстоятельств и приезда родных. Вот только…

– Это я убила тебя. – Я посмотрела на зверька, распахнув глаза. – Это я тебя убила, мамочка!

 

Пассажирский лайнер, на котором летели на Фларес отец и мать, взорвался. Они летели за мной, за дочерью, которая попала в беду!

– Это я вас… – Меня душили слезы.

Как я могла забыть об этом? Как я могла забыть о человеке, который спас меня, вторгшись в ту самую комнату и раскидав Трея и его дружков, как котят?

Но почему я сбежала от него без оглядки? Почему оказалась на улице, где меня обнаружил патруль безопасности? Я ведь даже не поблагодарила его за то, что он предотвратил непоправимое!

Я не помню! Я просто не помню!

– Ее нужно усыпить, – отдал приказ Дамир. – А питку в утиль!

И вот тут-то я перестала покачиваться и обнимать колени руками. Я испугалась. Я так сильно испугалась за зверька, что это позволило вернуться рассудку, отобрав место у жалости и давнего страха!

– Медок, иди ко мне! – хрипло позвала, протянув руки. – Медок, пожалуйста!

Я не дам лорду уничтожить живое напоминание о матери. Я не дам отобрать у себя частичку тепла, которую может подарить мне этот зверек. Я не хочу, чтобы нас разлучали. Я не хочу терять ее снова. И может, я сошла с ума, но…

– Не смейте, она моя. Слышите? – осторожно прижимая пушистика к груди, прохрипела я. – Не отбирайте ее.

– Медок? – тихо спросила леди Тайра. – Атенаис, а почему Медок?

Не знаю, зачем она попыталась меня разговорить, но слова полились легко, и я даже неловко улыбнулась, хотя щеки были мокрые от слез.

– Мою маму зовут Медея, звали… Папа ласково называл ее Медком. Они погибли, когда летели за мной на Фларес. Я…

Я задохнулась от удушливой волны боли и судорожно вдохнула. Леди Тайра мгновенно оказалась рядом и нежно сжала мою ладонь.

Как она ухитрилась прорваться сквозь питку, большой вопрос, как и то, почему питка это позволила?

– Моя вина, что они летели туда. Я попала в беду, и они… – Я всхлипнула и сжала руку целительницы в ответ, отчетливо понимая, что мне нужно выговориться.

И может, компания неподходящая, но я не смогу рассказать обо всем Корвину. Не смогу признаться в том, что если бы я послушалась маму и папу, то они были бы живы. Корвин не знает о моем поступке, потому что был с одноклассниками в поездке на море. Он полгода упрашивал родителей отпустить его туда. И они наконец согласились, оплатив ему путевку в Миалос – лучший курорт для школьников.

Я говорила без остановки, продолжая сжимать руку целительницы, а второй поглаживая притихшую питку. Никто не перебивал меня. Изредка Тайра задавала вопросы, а я охотно отвечала и чувствовала, что на душе становится легче. Намного легче. Давящее ощущение исчезло, к концу повествования я отчаянно клевала носом и зевала.

Было ясно, что вайера намеренно меня усыпляет, но я не собиралась противиться. Я осознавала, зачем она это делает.

Дамир аль Кахар

Я сидел у себя в кабинете и потягивал жгучий рейф – крепкий алкоголь, который пьют только на моей родине. Забористое пойло для юнца и самое то для взрослого ритаса, который желает успокоиться.

Исповедь Атенаис вернула меня в события десятилетней давности.

Девушка не помнила того, кто спас ее от трех выродков, да и я забыл о ней и до сего дня не вспоминал. А выходка питки, выбравшей образ ее покойной матушки, пробудила не только ее память.

Мы прилетели на Фларес инкогнито. Трое Звездных лордов, чья дружба тянется не одну сотню лет: я, Тарим аль Натор и Велар аль Марито.

Неофициальная встреча трех титулованных. Мы пытались расслабиться и вытянуть Тарима из тяжелейшего состояния, обусловленного перерасходом энергии и расовых возможностей. Ему потребовалось очень много силы и гибель троих близких людей, чтобы спасти две планеты и уничтожить пиратскую базу.

Увы, за силу каждый платит непомерную цену. Это был, пожалуй, первый раз, когда нам с Веларом пришлось вытаскивать Тарима буквально из лап смерти.

Я уже и не скажу, почему мы решили слетать на Фларес, хотя у каждого из нас имелся свой особняк, оснащенный по самым последним технологиям. Не иначе, лихой ветер занес на эту проклятую планетку… Искусственно созданную, чьим прототипом была Земля.

Веселье здесь шло рука об руку с преступностью и контрабандой. Мы хотели расслабиться, а в итоге взялись за очередную зачистку.

Спасение девушки было спонтанным. Тарим просто услышал мысли подонка и его дружков, которые загнали несчастную в угол. Это была не первая их шалость, итогом которой становилась смерть девушек. Очередная подружка была двадцатой, юбилейной. Ее мысли мой друг не пожелал озвучивать, но этого и не требовалось.

Так вышло, что первым жертву обнаружил я, хотя мы втроем прочесывали этажи и комнаты. В живых никто не остался. Я не смог себя контролировать. Но был в своем праве – по-хорошему, я мог разнести половину той планеты и не получить даже выговора от остальных лордов.

Когда я очнулся, девушки уже не было в комнате.

Почти сразу на Фларесе подорвали первый пассажирский лайнер, спустя два часа еще один, а через пять – третий и последний. Позже выяснилось, что планировалось десять взрывов. И мне уже было не до поисков испуганной девушки, которую пытались жестоко изнасиловать.

Тарим тогда слишком ослаб, чтобы отследить зачинщиков диверсии, но он сумел предотвратить остальные взрывы, определив местонахождение того, кто активирует детонацию на Фларесе, а мы, в свою очередь, скрутили ту шайку уродов. Тарим до сих пор считает себя виноватым в гибели последнего лайнера, ему не хватило десяти минут на дезактивацию. Именно в нем и погибли родители Атенаис.

Но почему же девушка сама растила брата и нуждалась в деньгах, если близким всех, кто погиб в той трагедии, Альянс выплатил денежную компенсацию, а Тарим прибавил к ней свои личные сбережения? А помимо финансовой помощи тех, кто остался без кормильца, обеспечили квартирами в хороших районах их планет. Что уж говорить о сиротах…

Но Атенаис и ее брат не получили ничего! И это очень странно.

Я потянулся к визору и нажал вызов. Я должен узнать все о своей невесте, все и даже больше, чем могла предоставить служба.

– Дамир, рад видеть.

– Тарим, мне нужна информация на леди Атенаис Миат.

Друг прищурился, но ничего не спросил и отключил связь.

Я знал, что ему понадобится меньше десяти минут, чтобы получить не просто всю информацию о девушке, а выяснить даже то, чего она сама о себе не знает. Но минуты ожидания текли словно часы.

Я успел придумать себе сотню оправданий, почему делаю это. Сотню причин, отговариваясь чем угодно, кроме того, что я увяз по уши и вряд ли сумею выбраться. Неудачное стечение обстоятельств или перст судьбы?

Вторая наша встреча, и вновь в трагической ситуации. Казнь ее брата – явно не то, что я допущу. Это сломает Атенаис.

Одна мысль о том, что она вновь будет плакать и обвинять себя в чьей-то смерти, выворачивала мне нутро. Я чуть не пропустил вызов визора.

– Что ж… – все так же щурясь, произнес Тарим. – Я дам тебе все, но при условии, что ты расскажешь, кем она тебе приходится.

Он всегда видел больше, чем мне хотелось. Не спрашивал, зачем я собираю информацию по его владениям, а требовал большего – обозначения границ.

– Невеста, – на выдохе сообщил я.

– Ого! – Брови кайрейга взлетели вверх, но больше никаких комментариев по поводу данного обстоятельства не последовало.

За что я ценил Тарима, так это за то, что он не полезет в душу, если я сам не пожелаю перед ним открыться. В этом плане Велар был куда любопытней и настойчивей.

– Итак, начнем с того, что Атенаис не является леди, тебя ввели в заблуждение. С рождения – то есть с восьмого числа ЗТЛМ[2] две тысячи триста семьдесят второго года от основания МА[3] – и до совершеннолетия девушка воспитывалась в учреждении для детей, оставшихся без попечения родителей. Однако ее стремление к лучшей жизни и приятная внешность позволили ей сделать успешную карьеру модели, что в свою очередь дало старт для изменения жилищных условий.

– Поясни, – глухо попросил я и прикрыл глаза. Какая тварь замела следы так отлично, что даже Тарим не выявил подвоха? Потому что я не верю ни единому слову.

– При достижении совершеннолетия сиротам выделяется квартира в социальном квартале. Спустя пять лет – Дамир, поверь на слово, это очень короткий срок – Атенаис Миат купила квартиру в столице и при этом взяла на себя обязательства по содержанию друга из приюта. Не знаю, с кем и как она расплачивалась, но по всем документам Корвин Фриддер – ее брат. Хотя таковым и не является. И с тех пор он носит ее фамилию.

– Вот как! – Я усмехнулся и распахнул глаза. – Тарим, с каких пор тебя так легко обмануть? Теряешь хватку, мой друг?

2Земной третий летний месяц.
3Межпространственный Альянс.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru