Легенды Фатуны

Марьяна Иванова
Легенды Фатуны

«Ты всегда снился мне. Ты ведь существуешь, правда? Я знаю, ты где-то ждёшь. На самом краю бездны ждёшь меня».

В центре старой хижины сидел старик и неторопливо вытёсывал из деревянного брусочка незамысловатую фигурку. Неожиданно его глаза закатились, а борода стала развеваться без ветра. Свечи, освещавшие хижину, то затухали, то разгорались с невиданной силой. Вся хижина затряслась, задребезжала и, едва не развалившись, – успокоилась. Глаза старика снова прояснились, борода легла на грудь.

– О, святая Фатуна! Ты дала мне видение! Какая благая весть! Какое благое видение!

Вскоре по всей долине Болот разнесется весть: «Старику Турану было видение!»

Глава 1. Ива

«Как же душно», – думала Ива, ворочаясь в своей постели. За окном стояла глубокая ночь, но духота не отпускала даже сейчас. «Интересно, кто-то ещё сейчас не спит?» Ива затаила дыхание и прислушалась. За правой стеной была комната Анжелики. Оттуда доносились щебетания птиц, раскаты грома и шум летнего ливня. Это мама настаивала, чтобы Анжелика всегда спала под «звуки природы». По её собственному мнению, это делает сон крепче и положительно влияет на внешний вид. Слева была комната Макса. Если бы он не спал, было бы слышно его музыку или игровую приставку. Комната родителей находилась с другой стороны коридора, прислушивайся – не прислушивайся – ничего не услышишь. Да этого и не требовалось, Ива точно знала, что мама спит, ведь с утра у нее будет важное собрание и она уйдет раньше, чем вся семья сядет завтракать. «Может, папа не спит?» Она поднялась с постели и открыла окно. В комнату ворвался теплый майский ветерок. «Наверно, папа тоже не спит». Перед выходом Ива задержалась у зеркала, что висело на двери. «Подумать только, это мне-то через неделю исполнится семнадцать? Выгляжу как двенадцатилетний ребенок…» Ива откинула спутавшиеся волосы и на цыпочках вышла в коридор.

За дверью отцовской мастерской виднелся свет. Иногда папа тайком выбирался из спальни и что-то рисовал ночи напролет. Может, мучила бессонница, а может, вдохновение любило посещать его именно по ночам. Но мама каждый раз сильно кричала, если отец вместо сна торчал в мастерской. Кричала она от убеждений, что сон священен и от желания всё контролировать, конечно же.

– Привет, пап. Опять не спишь?

От неожиданности отец выронил кисточку, которую держал во рту.

– Ива? А ты почему не в кровати? Который час?

– Я… я просто не могу уснуть. Мне душно и мысли всякие лезут…

– Да уж, давненько не было в наших краях такой жаркой весны. Ладно, давай-ка по кроватям. Сама знаешь, что будет, если мама проснётся.

По старой привычке, которая появилась ещё когда все дети семьи Нечаевых были маленькими, отец запер мастерскую. Конечно, сейчас уже никому не придёт в голову «дорисовать» папины картины, но мастерская всё равно всегда была под замком. Папа поцеловал Иву в лоб и отправился спать.

– Отдыхай, милая, у тебя завтра экзамен.

– Да, конечно…

Уже и не надеясь заснуть, Ива поплелась в свою комнату. Ива была средним ребёнком в семье и, как ей казалось, средней во всем остальном тоже: средняя успеваемость, средняя внешность, со сверстниками отношения тоже средние. Да и особых талантов и амбиций она у себя тоже не замечала. То ли дело сестра Анжелика, которая младше Ивы на четыре года. Ей с самого рождения прочили мировые подиумы. Анжелика уже успела засветиться в нескольких рекламах на ТВ и выиграть местный конкурс красоты. Конечно, она слегка надменна и обладает взрослыми повадками, но всё же Анжелика очаровательный ребёнок и хорошая сестра. А ещё есть Макс – вся харизма семьи именно в нем. Макс очень талантлив. Он уже обучается в престижном институте, мечтает стать биологом, успешно занимается киберспортом. А его некогда школьная рок -группа давно переросла масштабы школьной подсобки, теперь их приглашают на все значимые городские концерты. Мама не в восторге от подобных хобби, но все же полна гордости за его будущую профессию.

Ива плюхнулась в кровать и стала размышлять о завтрашнем экзамене. Нет, он не пугал её. Скорее, Иву пугали предстоящие перемены. Новые люди. Много новых людей. Выбор ВУЗа…

Темнота, видны лишь тусклые просветы жуткого зеленого света. Я вытягиваю перед собой руки, но даже их не видно. Где я? Куда идти?

– Сюда…Сюда….

– Кто это?! – закричала я, но не услышала собственного голоса.

– Сюдаааа… – настойчивее позвал незнакомый голос. – Сюдаааа!

Я бреду во мраке, пытаясь нащупать хоть что-то. Я вижу чьи-то руки. Много рук.

– Сюда! Сюда!

Руки хватают меня со всех сторон. Я пытаюсь вырваться, но ноги словно повязли в болоте. Теперь меня куда -то несут. Я больше не вижу даже зеленого свечения. Тело больше не слушается, я не могу ни закричать, ни убежать. Меня засасывает болото. Я проваливаюсь…

Ива проснулась в холодном поту и ещё несколько минут просто смотрела в потолок, не в силах пошевелиться. Перед глазами всё ещё стояла пугающая темнота, а тело словно чувствовало множество маленьких укусов. Комната… Дом… Запах яичницы… Бурчит телевизор… С каждой новой мыслью сон становился всё мутнее и мутнее, пока вовсе не исчез из памяти девушки.

В коридоре пахло папиной фирменной яичницей. Вообще, папа готовил отвратительно, да и не особо-то он любил это дело. Но кроме него в семье никто больше не готовил, поэтому на отцовские кулинарные «шедевры» особо никто не жаловался. Мама уже стояла у выхода и раздавала указания домочадцам:

– Виктор, Анжелике сегодня никак нельзя опаздывать, помнишь?

– Мила, все будет хорошо, ты меня знаешь.

– Анжелика, – продолжила мама, – передай этой недотёпе Инге, что тебе не нужно делать такие крупные локоны, это давно не модно. Ива… Боже, какая же ты бледная.

Ива ничего не ответила, чаще этого она слышала только своё имя.

– Макс, а ты… Где Макс? Он ещё не вставал? Виктор, Макс всё ещё спит?!

– Успокойся, Мила, Макс не ночевал сегодня дома.

– Что? Мой сын? Мой сын уже не ночует дома! – Мама демонстративно схватилась за голову. Аккуратно, чтобы не испортить укладку.

– Мила, успокойся, Максим взрослый и ответственный молодой человек. Ты, кстати, не опаздываешь?

– Ой! Конечно, опаздываю! – Она пикнула кнопкой автозапуска на брелке. – Всех люблю, хорошего дня!

Звонко цокая каблуками, мама выбежала в подъезд, а остальное семейство уселось завтракать.

                                                 ***

Чуть дальше по дороге шел ремонт асфальта. Машины медленно объезжали рабочих, поэтому образовалась небольшая пробка. Отец постукивал по рулю в такт музыке по радио. Анжелика сидела на заднем сиденье, слушала в наушниках уроки французского и коряво повторяла слова. Ива скучающе смотрела в окно.

Неожиданно воздух стал тяжелее, у девушки потемнело в глазах. Ива вжалась в сиденье от внезапного чувства тревоги. Черный дым окутал машину. Где-то на горизонте мерцало зелёное свечение. Анжелика и отец вели себя как обычно. «Неужели никто ничего не видит?». Они почти подъехали к школе, а черный дым становился только гуще.

– Папа! Что происходит?

Отец ничего не слышал и как ни в чём не бывало парковал автомобиль. «Я не слышу свой голос!» Из глаз девушки хлынули слезы, дыхание стало очень частым. Заметив странное поведение сестры, Анжелика стащила наушники.

– Что с тобой? Пап! Иве плохо!

Сама Ива не услышала сестру, она замерла от страха, ожидая, что вот-вот её схватит рука, тянувшаяся прямо сквозь дверь.

– Все в порядке? – отец открыл дверь, у которой сидела Ива. Та, опешив, крутила головой по сторонам: всё вокруг снова стало привычным. Никакого зеленого свечения, черного дыма и жуткой руки. Она снова смогла двигаться.

– Па…па…Мне… Меня тошнит.

Ива приводила себя в порядок в школьной уборной. Выглядела она ещё бледнее, чем обычно. Хвостик каштановых волос растрепался и выглядел неряшливо. Забрызганные водой рубашка и сарафан тоже не добавляли образу элегантности. Но мысли её были заняты другим. «Неужели мне всё это привиделось? Я схожу с ума?» У выхода из туалета Иву встретили встревоженный отец, Анжелика и школьная медсестра. Последняя привела Иву в свой кабинет и осмотрела.

– Ну что ж, на мой взгляд всё в порядке.

– У меня, конечно, нет медицинского образования, – нервно бросил отец, – но, по-моему, это далеко не нормально.

– Успокойтесь, – улыбнулась медсестра, – это обычный стресс. Девочка наверняка просто переволновалась из-за экзаменов.

– Я всё же хочу, чтобы вы…

– Папа! – перебила Ива. – Мне лучше, правда!

«Не хватало, чтобы об этом узнала вся школа или, что ещё хуже, – мама».

– Уверена? – Папа нахмурил брови. Ива кивнула и заставила себя улыбнуться. – Хорошо. Тогда я заеду за тобой в 15:00. Удачи на экзамене.

– Спасибо, пап.

                                                       ***

Ива сидела на бордюре у школьной парковки. На часах уже было 15:20, но отца всё ещё не было. Экзамен прошёл на удивление легко и быстро. Затуманенные мысли неожиданным образом прояснились, а все тревоги забылись. Просто карандаш. Листок. И задачи, которые казались таким пустяком по сравнению с тем, что заботило Иву. А сейчас она уже полчаса ждала отца под палящим солнцем.

– Привет. Ты как? Слышал, тебе было плохо с утра? – Над Ивой нависла тень. Подняв глаза, она увидела Игоря.

– Да всё в порядке, просто слегка устала.

– Ну ты даешь, подруга! – Он сел рядом и шутливо толкнул её локтем.

Игорь всегда хорошо относился к Иве. Это ей нравилось, и он ей тоже нравился. В младших классах они сидели за одной партой и часто бывали друг у друга в гостях. Но в старших классах всё всегда становится сложнее. Игорь неожиданно из маленького пухлощекого мальчишки превратился в высокого и стройного юношу. Голос у него сделался низким, а говорить он стал томно и прерывисто. Единственное, что осталось неизменным – его золотые локоны, чуть спадающие на глаза. Теперь у него были другие интересы. Он нравится девчонкам и дружит с ребятами постарше. После школы он ходит с ними в экстрим парк. Понятное дело, что ему больше дела нет до Ивы.

 

– Чем летом будешь заниматься? – спросил он.

– Не знаю. Поеду куда-нибудь с семьей, – пожала плечами Ива. – Но это будет в июле. А пока буду просто слоняться без дела.

– Как скучно, – улыбнулся Игорь. – Надо бы взять тебя под крыло. Хочешь пойти сегодня со мной в парк? Научу тебя на скейте кататься.

– Не уверена, что понравлюсь твоим друзьям, но я бы хотела пойти.

– Шутишь? Да они такой клевой девчонки сроду не видали!

– Ладно, уговорил, – засмеялась Ива.

– Тогда вечером позвоню?

– Да.

– Ну, до встречи! – Игорь махнул рукой и присоединился к шумной компании, стоявшей у главного входа.

Ива не скрывала улыбку. «Как было бы здорово снова дружить с Игорем», – радостно думала она.

– Чего лыбишься, дура?

Ива запрокинула голову. На этот раз над ней стояли две самые мерзкие девчонки на свете: Катя и Таня. Катя была выше и стояла, скрестив руки на груди, а Таня поставила руки на талию и нервно топала ногой.

– О чем ты говорила с Игорем? – спросила Катя, надувая и лопая пузыри из жвачки.

– А вам что за дело?

Понятно, думала Ива, стоило Игорю поговорить со мной, как у этих мегер проснулась ревность. Они попытаются довести меня до слез, главное – игнорировать их.

– Если спрашиваем, значит, есть дело, – вступила Таня.

В кармане Ивиной сумки завибрировал телефон. Она отошла от одноклассниц подальше, давая понять, что разговор окончен и достала телефон, чтобы прочитать сообщение.

                          «Прости, задержали на родительском собрание

                           в модельной школе Анжелики. Доберешься домой сама?

                           Целую. Папа».

Можно было и догадаться, подумала Ива, снова Анжелика на первом месте. Но после разговора со старым другом настроение ей не могло испортить ни это, ни злобные девки, всё ещё о чем-то шептавшиеся за её спиной.

– Ива, как насчёт того, чтобы освежить прическу?

Ива уже решительно шла к воротам парковки, стараясь не воспринимать насмешки Кати и Тани. Как вдруг одна из девчонок вцепилась в растрепанный хвостик Ивы и лёгким движением почти намертво впечатала в него изрядно пожеванную жвачку.

Поняв, что произошло, Ива тут же попыталась избавиться от жвачки. Но та только сильнее увязала в каштановых локонах.

– За что вы так? – тут же расплакалась Ива. Но ей не ответили. Одноклассницы, звонко смеясь, уже бежали прочь.

Ива снова стояла у зеркала в школьной уборной – пришлось вернуться, чтобы умыть красные от слёз глаза и избавиться от злосчастной жвачки.

– Всё хорошо, всё хорошо… – повторяла она. – Они ещё получат по заслугам.

Дверь приоткрылась и в туалет зашла Таня. Но выглядела она уже не так задиристо, как совсем недавно. «Вот только её не хватало», – подумала Ива и продолжила вычёсывать жвачку из волос.

– Ива, ты прости, я не хотела. Это всё Катя, она на себя не похожа становится, когда дело касается Игоря.

Ива молча наблюдала за Таней через зеркальное отражение, она ей нисколько не верила.

– Хорошо-хорошо, прощаю. Только оставь меня одну.

Но вместо этого Таня подошла почти вплотную:

– Ты не понимаешь. Ты ведь совсем ничего не понимаешь. – Глаза Тани заблестели от слез, вид сделался совсем тревожным. – Она способна на ужасные поступки! Если я не буду её подругой, она, наверное, убьет меня…

Ива бросила вычёсывать волосы и повернулась лицом к однокласснице:

– Тань, а чем я могу помочь?

– Да чем ты мне поможешь? Просто прости за эту глупую шутку, я не со зла. Давай я помогу тебе, а?

Ива снова стояла лицом к зеркалу, а Таня что-то делала с волосами.

– Если она так агрессивна, как говоришь ты, то стоит обратиться за помощью, пока она бед не натворила.

– Бед? – недобро улыбнулась Таня. – Что ж, спасибо за совет и понимание, Ива.

– Разве это сов… – Ива застыла на полуслове, увидев в зеркале, как что-то блеснуло в руках Тани.

Противное клацанье швейных ножниц, казалось, разлетелось эхом по опустевшей школе. Осознание происходящего не сразу дошло до Ивы. Как только она пришла в себя – попыталась отскочить в сторону и оттолкнуть от себя Таню. Но было поздно, несчастный хвостик уже падал на пол с неестественной тяжестью. Оставшиеся волосы рассыпались на голове Ивы, которая, не моргая, смотрела на себя в зеркало.

Откуда-то появилась хохочущая Катя, Таня тоже засмеялась. Они смеялись над Ивой, дрожащей, доверчивой, растоптанной.

Смех девушек ещё долго доносился из коридора. А Ива так и стояла, не в силах поверить, что это не сон. «За что? За что?» Вот и всё, густая копна вьющихся волос было единственным, что делало Иву похожей на девушку. Теперь в зеркале стояла невысокая, плоская девчушка с мальчишескими волосами, детское лицо окропляли еле заметные веснушки.

Чем больше мыслей приходило в голову, тем дальше ей хотелось бежать. И она побежала. Побежала так быстро, как не бегала даже на зачетах по физкультуре. Вниз по лестнице. Потом прочь со школьной территории. Теперь ей не познакомиться с друзьями Игоря, они только посмеются над ней. А мама? Мама схватится за голову и прибежит в школу и устроит такой скандал, который ещё не видели стены старой школы.

От непрекращающихся слёз Иве было плохо видно, куда она бежала, да она не очень-то и смотрела. «Ну почему папа не забрал меня? Почему Анжелика всегда на первом месте? Почему я? За что мне это?»

А дальше был свет фар, визг тормозов, людской гул. Несясь без оглядки, Ива не заметила, как выбежала на оживлённый перекресток. Ехавший в своей недавно купленной легковушке молодой парень не сразу заметил заплаканную девочку, неожиданно выбежавшую на дорогу…

Больно…Что случилось? Почему я лежу? Почему вокруг меня люди? Почему небо зелёное? Всё тело словно резиновое… Кто-то протягивает мне руку, чтобы помочь встать. Мне не по себе от этой руки. Но никто больше не хочет помочь, а мне нужно домой. Поскорей бы прийти домой… Я протягиваю руку в ответ. Меня тянут, а я всё никак не могу встать. Меня тянут. Поскорей бы прийти домой

Глава 2. Дух Судьбы

– Дух Судьбы? Девчонка из глупого мифа? Ты уверена, Гаурия? – Сима, гордый предводитель воинов Вод, беспокойно ходил вокруг жены, лежавшей в своей постели – гадание всегда отнимало у неё много сил.

Видение было не только у неё. Стало известно, что личная провидица правителя Горольда с Земель предсказала появление в Болотах девушки под знаменем Духа Судьбы. Поэтому Горольд отдал приказ Симе отправиться на её поиски.

– Что ж, Гаурия, приказ есть приказ и я отправлю нескольких людей на Болота. Но меня этой чушью не проймешь.

– Успокойся, Сима. – Гаурия взяла мужа за руку. – Всё складывается как нельзя лучше. Это наш шанс. Вот увидишь…

А тем временем и сам правитель Горольд послал своего лучшего лорда на Болота. Земли, Воды и Болота – три части одного мира бросились на поиски Духа Судьбы, чтобы свершить судьбу свою собственную.

                                                 ***

Ива просыпалась от прохлады и сырости. Сознание возвращалось, но глаза открывать она не спешила. Всё тело ломило от боли. Съежившись, она попыталась нащупать своё одеяло, но его не оказалось, как не оказалось кровати, дома, да и мира в целом.

Еле открыв глаза, она обнаружила себя лежащей посреди поля. Не такого поля, где махровая трава и растет земляника, а посреди грязного, рыхлого, наполненного уродливыми кустами. Чуть поодаль находилось непроходимое болото, а со всех сторон виднелись холмы. Иве думалось, что это сон. Просто быть не может, чтобы она невероятным образом оказалась одна в таком месте.

«Школа, потом я бежала, потом резкая боль, я упала, и кто-то протянул мне руку… Но что произошло дальше? Почему я не дома?»

– Да что сегодня за день то такой? – всхлипнула она.

Вдоволь наплакавшись, девушка обнаружила, что это ей никак не помогло. Тогда, на свою беду, она решила забраться на самый высокий холм, надеясь, что сможет увидеть с его высоты город. Она не могла знать, что навстречу ей шёл воин из Вод, отправленный Симой на поиски Духа Судьбы. Тот рыскал без особого энтузиазма, разделяя скептицизм своего предводителя, но завидев внизу холма человека в странной одежде, обрадовался. Не важно Дух Судьбы это или нет, найдя хоть кого-то подозрительного, можно будет наконец убраться из этих гиблых мест.

– Эй! Там, внизу! Стой на месте!

Услышав крик, Ива запрокинула голову и увидела быстро спускающегося к ней человека. Мужчина на вид был высоким и крепким, его торс был обнаженным, а на плечах красовались какие-то доспехи, украшенные чешуйчатым узором из красивого фиолетового камня. Такие же доспехи прикрывали пах, а на ногах были массивные сандалии.

– Простите, вы не знаете, как попасть в город? – махала руками Ива, радуясь, что смогла повстречать хоть кого-то.

– Если ты Дух Судьбы, я схвачу тебя по приказу правителя Горольда и моего предводителя! – грозно прокричал воин.

«Что он говорит? Что это за язык? Я ничего не понимаю».

– Я вас не понимаю, сейчас я поднимусь поближе!

И она побежала навстречу воину. А тот, почувствовав угрозу, выхватил фиолетовый меч и рванул на неё.

«Да что он делает?»

Ива с визгом понеслась обратно с холма. А воин бросился вдогонку, что-то угрожающе крича на своём непонятном языке. Так они добежали до топей. От кары фиолетового меча девушку спасла сомнительная удача: уже изрядно выбившись из сил, она не могла больше спасаться бегством, и сиганула в камыши, но тут же провалилась в глубокую яму, притаившуюся за ними.

Яма с лёгкостью могла бы превратиться в ловушку, из которой ей некуда было бы сбежать от разъярённого мужчины. Но камыши, словно немые благодетели, скрыли от посторонних глаз яму и Иву вместе с ней. Полный уверенности, что беглец где-то впереди и пытается скрыться в сумерках, воин промчался мимо камышей и ямы, ничего не заметив.

Едва отдышавшись, Ива начала всхлипывать. Что же ей теперь делать? Звать на помощь она боялась, ведь опасный мужчина мог услышать и вернуться. Ещё никогда в жизни ей не было так страшно. «Мама, папа, где вы? Почему не заберёте меня отсюда?»

Девушка посмотрела на небо, оно было затянуто свинцом. Начало смеркаться. Иву пугала перспектива провести ночь в сырой яме посреди болот, и она вскарабкалась наверх. Получилось это, правда, отнюдь не с первого раза: почва была глинистой, руки вязли и тонули, но никак не могли зацепиться. Выбравшись, несмотря на недавнюю неудачу, она всё же решила взобраться на самый высокий холм.

Теперь, когда за ней никто не гнался, Ива осознала, как сложно передвигаться по этой земле, ведь ноги увязали в глине, а от налипшей грязи они стали очень тяжёлыми. Просто невероятно, что ей удалось сбежать от крепкого мужчины в таких условиях.

Злость и обида зарядили её небывалой решимостью, и она быстро поднялась на вершину холма. С такой высоты долина просматривалась очень далеко, но ничто не намекало на огни города. Где-то вдали виднелись верхушки хижин и, кажется, даже было видно костры. «Ага, значит, там какая-то деревня», – с надеждой подумала Ива. Но пока она спускалась вниз, её решимость тихонько таяла.

– А вдруг там живут люди, которые тоже попытаются убить меня фиолетовым мечом? – бормотала она под нос. – Но назад нельзя. Там только болота. Если и искать дорогу к дому, то через этот путь.

С другой стороны холма стояла одинокая избушка. Туда-то Ива и направилась за помощью, не видя больше вариантов по спасению.

Покосившаяся хижина совсем не была похожа на дом в деревне бабушки Ивы. В ней не было ни окон, ни печной трубы, и создавалось впечатление, что построение готово рухнуть от любого прикосновения. Набрав полную грудь воздуха, Ива постучала в предполагаемую дверь.

– Эм… Простите, тут кто-нибудь есть? Мне нужна помощь…

Ответа не последовало, и Ива робко толкнула скрипучую дверь. Горница оказалась пустой и тёмной. Вдоль стен были расставлены скамейки, на полу валялись непонятные вещи, а самый дальний угол был отделен занавеской. Немного потоптавшись на месте, Ива всё же шагнула внутрь. Там оказалось довольно прохладно и сильно пахло сыростью, вряд ли этот дом могли использовать в качестве жилья. Внимание Ивы привлекла одежда, неряшливо лежавшая на скамейке. В сухой и на вид тёплой одежде было бы легче искать помощи. И потом, если это место такой глухое, что люди презирают чужаков, то неплохо бы сходить за местного, решила она.

 

Коричнево-зелёная рубашка оказалась невероятно большого размера, Иве пришлось туго подпоясаться. А сшитые из этой же ткани штаны Ива подвернула почти вдвое. Смотрелось ужасно нелепо, но Ива не могла не отметить, что в этой одежде было гораздо теплее. А вот обуви, увы, никакой не оказалось, пришлось остаться в своих перепачканных босоножках.

С холма расстояние до деревни казалось намного короче, чем было на самом деле. Ива шла уже не меньше часа, но так и не смогла дойти до неё. Небо становилось всё темнее, а тропы всё непроходимей. То тут, то там слышалось какое-то рычание, пробегали непонятные тени, воздух стал совсем влажным. Не разрыдаться Иве помогало непреодолимое желание спастись. Спастись во что бы то ни стало. Только бы не исчезнуть навсегда в этих холодных болотах, только не сдаться, не дать слабину. Скоро будет деревня, там люди, кем бы они ни были, где бы ни была Ива – это лучше, чем рыдать, лежа в яме среди камышей.

– Ххххщщщаааа…

Вдруг земля под ногами начала шевелиться и подниматься. Через мгновение над Ивой уже возвышался гигантский червь, хотя червем его было назвать сложно: из предполагаемой, безглазой головы торчали и извивались маленькие щупальца. «Мне конец, на этот раз мне точно конец, – мелькало в голове Ивы, – Что это за чудище?!»

Первые попытки спастись от монстра оказались тщетными, он ловко извивался вокруг мечущейся девушки. В конце концов, его щупальца удлинились и впились в запястья Ивы, словно огромные пиявки.

Она было позвала на помощь, но кто мог помочь ей в такой глуши? В глазах темнело то ли от неимоверного ужаса, то ли от того, что эта тварь сосала кровь. Сил на крики уже не оставалось, и Ива молча упала на колени. Только руки, удерживаемые ужасными щупальцами, так и остались задранными к верху.

Когда Ива уже прощалась с жизнью, щупальца неожиданно ослабли. Голова червя вдруг оказалась перед самыми коленями девушки – она была отрублена. Огромная туша неведомой твари тут же рухнула и в сумерках слилась с землёй. На месте червя вырос человек, сидевший верхом на коне.

Мужчина в седле был бледен, как фарфоровая кукла, длинные тёмные волосы аккуратно лежали на плечах. Чёрные, как самая бездонная пропасть глаза равнодушно смотрели на Иву. В руках он держал меч с фиолетовым лезвием, которым и был повержен червь.

– Кто ты? Ты из Болот? Зачем ты забрался сюда в такое время?

«Его речь… Он говорит, как тот мужчина», – с тревогой подумала Ива.

– Отвечай, когда стоишь перед спасшим тебе жизнь лордом с Земель.

«Что он говорит? Не понять ни слова. Если я заговорю, он поймет, что я несметная и погонится за мной, а у меня не хватит сил даже встать с колен». Девушка, сама того не замечая, расплакалась.

– Почему ты молчишь? Ты немой? Ясно. – Спаситель наконец отвёл пристальный и в то же время равнодушный взгляд. – Беспризорник из Болот, значит? Ты вернёшь мне долг, став моим слугой.

Ива продолжала всхлипывать, не понимая ни слова. Единственное, в чём она была уверена – тон спасителя не был угрожающим.

– Если ты не заткнёшься, я отрублю твою башку, – всё так же безучастно произнес Тенеброн и одним движением усадил Иву в седло за собой. – Не думай, мальчишка, что так и будешь ездить в одном седле со мной, но я поскорее хочу убраться отсюда. Давай, Крон, – он хлестнул своего коня, – нам больше нечего здесь делать, провидица Горольда ошиблась…

Ива не знала, кто этот человек и куда он её увозит, но силы покинули её, а глаза слипались от усталости. Она уткнулась носом в шелковистые волосы юноши, обхватив его руками. От него исходило тепло – человеческое тепло. Значит, он человек, а пока это самое главное. Сейчас Ива уснёт, убаюкиваясь цокотом копыт, а когда проснётся – будет дома, в своей постели. А если нет, то она будет искать путь домой. Но это всё потом. Пока она засыпает, зная, что прижимается к живому человеку.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru