Простое дело с жемчужиной. Часть 2

Мария Никитина
Простое дело с жемчужиной. Часть 2

Глава 22. Ночные приключения

Прочитав его послание, Лёлька ласково улыбнулась, её взгляд засветился любовью, и она подумала: «Милый, единственный мой… Если бы ты только знал, как я бываю счастлива, когда чувствую твою любовь…» Какое-то время она лежала и размышляла о нём, о себе и о них. Чувствуя, что сон не идёт, она подумала: «Разве может сердце вместить столько счастья? Оно переполняет меня и готово выплеснуться наружу». Лёля осмотрела комнату и сказала себе: «Не на кого выплеснуть, даже соседского кота нет». Затем, открыв окно, она позвала «Кис-кис-кис».

Откуда-то со стороны забора послышалось слабое «мяу», сопровождающееся лаем соседских собак. Лёлька снова позвала кота. На этот раз «мяу» раздалось гораздо ближе. Через несколько мгновений она услышала корябанье по лиане, и перед ней возникла знакомая морда Саймона. «Мяу», – ещё раз сказал он. Она взяла его на руки и ласково произнесла: «Пойдём, у меня для тебя даже колбаска есть», и Лёлька закрыла окно.

Оставив кота в комнате, она накинула коротенький халат на батистовую, такой же длины ночную рубашку и мягкой неслышной поступью поспешила на первый этаж за колбасой. Не включая свет, поскольку в коридорах горели дежурные лампы, а гостиная была достаточно освещена, благодаря уличным фонарям, она взяла полпалки колбасы и кружку молока. Собираясь уже пойти к себе, вдруг услышала, что со стороны окна донёсся непонятный звук. Девушка насторожилась и, положив всё на столик, тихонько на цыпочках подошла ближе. Стоя за занавеской, она увидела, как ей показалось, какую-то тень. Под окном явно кто-то стоял. Но хорошо разглядеть ей не удалось. Для этого было недостаточно светло. Снова раздались звуки, будто хотели поднять раму, хотя она была закрыта на защёлку. От страха сердце её забилось в ускоренном темпе. Лёлька решила начать шуметь, она закашляла, постепенно кашель перешёл в хрип, да так, что ей самой стало жутко. Затем стала стучать стулом по полу. С той стороны всё стихло, и Лёля увидела тень, исчезающую в темноте двора.

Постояв так ещё несколько секунд, девушка рискнула открыть окно и осмотреть окрестности. Никого и ничего подозрительного не увидев, она уже собиралась опустить оконную раму, как вдруг услышала неясный шум и скрип в коридоре и, как ей показалось, медленно приближающиеся шаги. Ей невольно вспомнились рассказы Алекса о привидениях, волосы на голове зашевелились. Шаги становились всё ближе и ближе, Лёлька уже готова была закричать изо всех сил и издать тот ещё вопль, когда открылась дверь и она увидела силуэты вошедших. В них она сразу узнала Алекса и Стаса и облегчённо вздохнула.

***

Алекс только уснул, как его разбудил стук в дверь. Ему пришлось встать.

– Кто? – спросил он.

– Я, – услышал Меньшов голос Стаса.

Он открыл дверь. Стас протянул ему панель с кнопками.

– Это тебе, – сказал Конев. – Если где-то сработает ловушка, то ты услышишь. Себе я такую же настроил. Вдруг кто-то из нас будет крепко спать, тогда другой разбудит.

Стас ушёл. Алекс снова попытался уснуть. К счастью, ему это удалось. Но спать ему пришлось недолго, неожиданно сработал сигнал, заверещав на всю комнату, прибор показывал проникновение в окно гостиной на 1-м этаже.

Молодой человек включил свет и, быстро натянув спортивные штаны и майку, вышел из комнаты. В коридоре он столкнулся со Стасом и спустился с ним вниз. Тихо подойдя к гостиной, Меньшов резко открыл дверь и, щёлкнув выключателем, включил свет. В то же мгновенье он увидел Лёльку, стоящую у открытого окна с огромными испуганными глазами, да ещё в весьма импозантном виде. Меньшов искренне удивился.

Несколько секунд они с Коневым молча смотрели на неё. Распахнутый халат из дорогого кружева и батистовая с кружевными вставками ночная рубашка, подхваченная под грудью пояском, способствовали тому, что её высокая грудь выглядела ещё привлекательнее, а также длинные стройные ножки в пушистых тапочках на каблучке произвели на них впечатление.

– А что ты здесь делаешь? – наконец спросил Алекс, затем подошёл к окну и выглянул в него. – Кого-то ждёшь?

– Ты это о чём, Меньшов? – ответила она, совершенно забыв о своём импозантном ночном наряде.

– О том… Ты что тут делаешь? – повторил он вопрос.

– Да я вообще-то подкрепиться пришла, – она показала на столик с колбасой и кружкой молока.

Алекс удивлённо посмотрел на набор ночного поедателя, но решил не комментировать и продолжил:

– А окно зачем открыла? Ночной пикничок на траве хотела организовать?

– Меньшов, ты невыносим.

Стас продолжал пялиться на её ночной наряд.

– Запахни, пожалуйста, халат, а то товарищ Конев потеряет зрение от созерцания твоих прелестей. А его зрение мне ещё может пригодиться, – сказал он, подойдя к ней.

Лёля запахнула халатик и завязала поясом.

– Ты доволен? – спросила она.

– Да, вполне, – ответил он и пошёл закрывать оконную раму. – Стас, надо заново настроить ловушку…

Конев кивнул.

– Надо, так настроим, – ответил он.

– А окно ты зачем открыла? – снова спросил Алекс у Лёли.

– Когда я взяла колбасу, то услышала, что кто-то пытается поднять оконную раму, – начала свой рассказ девушка, при этом глаза её стали ещё больше. – Я тихонько подошла и увидела какую-то тень. Специально стала шуметь, и тень убежала вглубь двора. А потом я решила посмотреть, точно ли никого нет.

– Конев, ты слышишь, что она говорит?

– А то.

Алекс обратился к Лёле:

– Ты понимаешь, что этого делать было нельзя? А вдруг бы кто-то оставался под окном?.. Больше одиночные вылазки не делай.

– Ладно, – послушно сказала Лёлька.

– А чего ты так испугалась, когда мы зашли?

– Я думала… – Лёлька сделала паузу, понимая, что её сочтут странной, но потом смело продолжила, – что это привидения…

Стас заржал. Меньшов с трудом сдержал улыбку и удивлённо спросил:

– Почему?!

– Потому что в полутьме к комнате приближались шаги, а ты сам говорил, что тут в каждом доме по ночам привидения бродят.

– А почему ты не подумала, что это воры? Может, просто через другое окно залезли.

– Не пришло в голову. И потом, я слышала неясный шум и скрип где-то на 2-м этаже и коридоре.

– Понятно.

Лёлька вздохнула и сказала:

– Лучше бы ваша ловушка не беззвучно срабатывала, а с сигнализацией. Я бы знала, что сейчас набежит народ, а воры бы знали, что лучше не соваться.

– И всех соседей перебудили, и те бы вызвали полицию, – ответил Меньшов.

– Но это лучше, чем вскакивать всю ночь.

– Будем надеяться, что сегодня ночью больше не полезут и что никто больше не будет открывать окна, – Алекс многозначительно посмотрел на неё. – На втором тоже стоят ловушки в комнатах и коридоре… А теперь пойдём, я тебя провожу.

– Сейчас, – сказала Лёля и грациозно подошла к столику с едой.

Её распущенные кудрявые волосы, стройные ножки, вкупе с красивой походкой и гибким станом, не дали молодым людям оторвать от неё взгляд. Женственность и очарование сквозили в каждом её движении. Оба молодых человека, как-то тяжело вздохнув, посмотрели друг на друга.

– Так бы и глядел, бывают же такие… – сказал тихо Стас.

– Губу закатай и гляди в другую сторону. Помни, она член группы, причём полезный, – так же тихо ответил Меньшов.

– А сам что?

– Мне можно. Я должен знать сильные стороны каждого.

– Это теперь так называется?

– Не знаю, что ты имеешь в виду, – ответил Алекс и поспешил открыть Лёльке дверь, так как руки её были заняты съестными припасами.

Пока они шли, Меньшов спросил:

– Ты и правда будешь сейчас есть колбасу с молоком?

– Нет, это я Саймону. Он пришёл ко мне ночевать.

– Так и чувствовал, что ты кого-то пустила к себе. Кто такой Саймон, напомни… Или я что-то пропустил?

– Саймон – это соседский кот. Стас сказал, что его так зовут, когда осматривал его ошейник.

– Значит, кота ты пускаешь и прикармливаешь, а меня – нет.

– Ну, ты же не кот.

– Да, пожалуй. Но почему-то очень хочется хоть на одну ночь стать котом.

Она осияла Алекса заинтересованным и нежным взглядом своих синих глаз. Ему показалось, что кругом запели птицы, распустились цветы и стали по плечу любые горы.

– Ты обещаешь быть сдержанным? – спросила она.

– Конечно, – не раздумывая, ответил он.

– Тогда заходи.

Они вместе покормили кота. Затем какое-то время разговаривали, Алекс сидел на краю её кровати. Затем он лёг рядом с нею и стал рассказывать интересные истории о дипломатах. Лёля внимательно слушала, то улыбалась, то сопереживала, то молчала. Он лишь раза два позволил себе нежно коснуться губами её лба. Когда она уснула, молодой человек какое-то время смотрел на неё, затем нежно провёл рукой по её щеке. Девушка зашевелилась и доверчиво положила голову и руку на его грудь. Алекс никогда не испытывал такое чувство всеобъемлющей любви и щемящей нежности, которое возникло у него сейчас, рядом с этой девушкой, которая стала его жизнью, его дыханием и наполнила всё смыслом. Он лежал, боясь пошевелиться и разбудить её…

Глава 23. Прогулка по парку

Не до конца выспавшимся людям всегда кажется, что утро наступает внезапно и неожиданно, а солнечный свет нагло лезет в окно и абсолютно без всякого спроса освещает каждый уголок. В довершение ко всему кот стал отчаянно выцарапывать оконную раму, стараясь вырваться наружу. Лёлька встала, открыла окно и, подставив лицо солнцу и прохладному ветерку, ощутила прелесть раннего утра.

Посмотрев на часы, она увидела, что уже 7:00. Меньшова рядом не оказалось. Видимо, он ушёл пораньше, чтобы никто не заметил его в её комнате. Лёля решила не ложиться больше спать. Приняв душ и почувствовав прилив бодрости и энергии, она счастливо улыбнулась. Приведя себя в порядок, около половины восьмого Лёля спустилась в гостиную, полностью готовая к утренней пробежке. В комнате оказалась Зина, которая тоже рано встала.

 

Девушки приветствовали друг друга.

– Как вчера всё прошло?

– Нормально. Но могло бы и лучше… Пришли уже поздно. Да ещё ночью к нам кто-то пытался залезть.

– Вчера нас замеряли… Дрон летал… Может, эти и полезли, – предположила Зина. – Мы подумали на подручного Тилбери, но может, и не он…

Лёля налила себе чай и села рядом с Зинкой за столик. Полянская, медленно перемешивая сахар в кружке, сказала:

– Я вчера рано спать легла, что-то разболелась голова.

– Ты, вероятно, выспалась, – с лёгкой завистью ответила Лёлька.

– О, да! Чувствую себя отлично, – Зина довольно улыбнулась.

– Мы легли спать глубокой ночью, ещё кот разбудил ни свет ни заря.

– Сочувствую. Зато, когда закончим дело, отоспишься. – Затем, окинув взглядом Смирнову, продолжила: – Выглядишь хорошо.

– Ну так макияж делает своё дело.

– А кот какой? Который у Стаса колбасу утащил?

– Да, «который»… – Лёлька слегка улыбнулась.

– Я вчера его еле выгнала, загорал на нашем газоне и лез в наш холодильник, как будто своего дома нет. – Зина откусила печеньку и изобразила на лице выражение удовольствия.

– Я его ночью сама позвала, захотелось приласкать, – сказала Лёлька.

Зина засмеялась.

– А что кота?.. Я знаю человека, который очень хочет, чтобы ты его приласкала.

– Шутишь?! Я знаю не одного… – засмеялась Лёлька.

– Да, охотников, чтобы приласкали, всегда много, – поддержала Зина. – Стас меня вчера приглашал с ним фильм смотреть.

– Он тебя часто куда-нибудь приглашает, – заметила Смирнова.

– Мы с ним так-то просто друзья. А у вас с Алексом как дела?

– С Алексом? – Лёля не хотела говорить об их отношениях. – Мы с ним так-то просто друзья, – улыбнувшись, повторила она слова Зины.

Девушки засмеялись.

– Я и не спорю, что друзья, – Полянская пожала плечами, – только невооружённым глазом видно, что он от тебя без ума. Ему даже дышать хочется с тобой одним воздухом.

– Зин, ты очень преувеличиваешь. У нас, конечно, хорошие отношения, но не настолько… Фраза «Он от тебя без ума» звучит устрашающе. С безумными не хочется иметь дело.

– Я вообще-то имела в виду, что он очень влюблён, а как он на тебя смотрит… Хотела бы я, чтобы на меня так кто-нибудь смотрел… Ты не видела, каким он был год назад, а я видела. Когда ты рядом, он совсем другой.

– Другой?.. Какой другой? – спросила Лёля.

Она за последние дни стала гораздо больше доверять ему, и ей казалось, что теперь любит его ещё сильнее, чем прежде.

Зина не успела ответить. В комнату вошёл Алекс.

– Привет всем, – бодро сказал он.

– Привет, – отозвались девушки.

– Лёль, вот ты где. Заглянул к тебе посмотреть, спишь ты или нет, но никого не нашёл. Как тебе удалось так рано встать? Удивила… особенно если учесть, во сколько мы легли вчера, вернее, сегодня.

– Сама в шоке, – ответила девушка, – но особенное спасибо за раннее пробуждение я должна сказать Саймону, который ночевал у меня.

– Вот так пускать ночевать всяких Саймонов… – произнёс он, с ласковой улыбкой глядя на неё. – А у тебя, Зин, как дела?

– Нормально, – ответила Зинка.

– Тебя Стас ещё не достал?

– Есть немножко, но Соломон Феликсович спасает. Играем с ним то в карты, то в нарды, то в шахматы, то с компом. Развлекаемся, пока вас ждём.

– Стас сказал, что дрон вчера кружил над нами. Есть какие зацепки?

– Лишь догадки, – ответила Зина.

– Нет, гадать не будем, – сказал Алекс и подошёл к окну, которое пытались ночью открыть.

Внимательно осмотрев раму, молодой человек поднял её и вылез на газон перед домом, затем стал изучать землю под окном. Закончив с этим, влез обратно в комнату. Закрыв за собой окно, он пошёл мыть руки. Лёлька уже налила ему чай и положила на тарелку бутерброды.

– Я налила тебе чай, иди, а то остынет, – позвала его Смирнова.

– А я положила твои любимые печенья, – и Зинка высыпала на тарелку мини-круассаны.

– Спасибо, девчата, – поблагодарил Алекс.

Он начал пить чай.

– Ну что? Там ведь кто-то стоял? Мне не показалось вчера? – нетерпеливо спросила Лёля.

Он весело посмотрел на неё.

– Никаких следов. Может, тебе показалось или это было привидение?

– Безусловно, привидение, – видя, что он шутит, сказала девушка.

– Да были, были следы, – продолжил Алекс. – А может, он к тебе приходил?

– Что?! Меньшов, ты вообще…

– Шучу… Был кто-то, трава притоптана, да и раму, похоже, пытались приподнять монтировкой… В одном месте остался след ноги где-то 43-го размера. Так что, это мужчина.

– Я почему-то о женщине не думала. – Лёлька проанализировала то, что он сказал, и спросила: – И больше ничего…? никаких сведений? Я видела, что он был в капюшоне, но лица разглядеть не удалось.

– Может, похож на нашего частного детектива Джона Гарсия?

– Я не уверена, но в фигуре и осанке есть что-то похожее.

– А ведь он заметил, что мы наблюдали за домом Рамдуха… Так что у Тилбери есть все основания подозревать нас в подмене жемчужины, особенно меня. Боюсь, что сегодня, придя в себя после вчерашней вечеринки, он будет осаждать наш дом, тем более что проникнуть в него ночью не удалось.

Алекс допил чай.

– Лёля, готова?.. Пойдём, – мягко сказал он.

– А вы куда? – заинтересовалась Зинка.

– Бегать.

– Ясно… А Стас с вами? – спросила она.

– Нет, мы без него, – сказал Меньшов, радуясь, что с ними больше никто не идёт. Ему хотелось наедине погулять со Смирновой по живописным полям и холмам.

– Аривидерчи, – радостно улыбаясь, сказала Лёля.

Зина помахала ей рукой.

Весело разговаривая, молодые люди дошли до парка Хэмпстед-Хит. Там они взяли напрокат маленькую машинку для езды по парковым дорожкам. Молодой человек с упоением рассказывал об истории и красотах Хэмпстед-Хит и показывал ей замечательные виды. Лёля должна была признать необыкновенную красоту окружающей природы.

– Этот Парк занимает 3 квадратных мили лесов, лугов, прудов и холмов, находящихся в ведении Corporation of London. – говорил он. – Хэмпстед-Хит – излюбленное место для жителей Хэмпстеда и Лондона. Сеть каменистых и порой неровных дорог сквозь густой лес, холмы, мосты и каменные домики, как ты видишь, напоминают скорее поездку по сельской местности.

Сейчас мы с тобой заехали на Парламентский холм, знаменитый своими замечательными видами на город, он является одной из самых высоких точек в Лондоне. Сегодня ясный день, и мы с тобой можем видеть отсюда почти весь город…

В этом парке 10 прудов, большинство из которых находятся в восточной части. Сейчас мы доедем до ближайшего и пробежим километра 2 вдоль него. В трёх прудах купание разрешено: один из них – только для мужчин, второй – только для женщин, а третий смешанный. По всему парку висят карты, так что, надеюсь, мы не заблудимся. Если у нас с тобой когда-нибудь появится время исследовать этот парк целиком, то, миновав пруды, в которых разрешено купание, мы по восточной тропе попадём прямо к Кенвуд-хаус. Этот особняк, стоящий на вершине изящного склона на северной стороне Хэмпстед-Хит, высоко над озером, охраняется Английским наследием. Здание, построенное в 1764 году, было предоставлено государству Великобритания Эдвардом Гиннессом после его смерти в 1927 году. Знаешь такого?

Лёлька кивнула, какого-то Гиннесса она знала. Его энциклопедические знания всегда её удивляли, она не понимала, как можно всё это запомнить, а он тем временем продолжал. Причём в основном он говорил на английском, но временами переходил на французский. Лёля объясняла это его желанием тренировать её в языках.

– В дополнение к потрясающей библиотеке дом содержит завидную коллекцию картин. Он открыт для бесплатного посещения каждый день. Так что, мисс, как только вам захочется, мы сразу можем посетить парк, особняк и 2 кафе, которые расположены внизу. Кафе Steward’s Room идеально подходит для послеобеденного чая с булочками.

– Булочки с чаем – это хорошо, особенно когда на улице холодно. Ты их пробовал? Они вкусные?

– Свежая выпечка всегда вкусная, но вредная. А теперь подумаем о здоровье. Предлагаю пробежаться.

– Хорошо… – ответила Лёлька, – а то я что-то засиделась.

Выйдя из мини-машинки, они побежали по дорожке. Пробежав около 2 километров по парку, дальше решили пошли пешком. Прогулка доставляла им большое удовольствие. Тропа живописно огибала озеро. Невдалеке заметив качели, молодые люди повернули к ним.

– Садись, я тебя покатаю, – предложил Алекс.

Лёля стала коленями на сиденье, и он принялся её раскачивать. Она улыбалась ему, а он ей, и было ощущение, что они понимают друг друга без слов. Качели были уже довольно высоко, когда она сказала:

– Выше! Помнишь, как в детстве раскачивались?

– Нет, эти качели не рассчитаны на такой экстрим.

– Тогда давай вместе покатаемся, иди ко мне, – предложила она, нежно глядя на него.

Он аккуратно остановил качели и сел рядом с ней. Затем они вместе начали отталкиваться ногами от земли. Лёлька смотрела в его карие глаза и улыбалась, он невольно улыбался ей в ответ. Перестав раскачиваться, они постепенно остановились. Девушка положила голову ему на плечо, Алекс обнял её за плечи одной рукой и поцеловал в макушку, какое-то время они продолжали так сидеть. Вдали на дорожке видны были одиночные фигурки бегунов. Лёля произнесла, глядя вдаль:

– Как хорошо…

– Да… – ответил он, – очень хорошо… Я не знал, что бывает так хорошо…

– Я люблю тебя… – девушка сильнее прижалась к нему.

– Я люблю тебя, – отозвался он и поцеловал её.

Сердца их замирали от любви и нежности. Девушка потянулась к нему, но остановилась.

– Поцелуешь?.. – спросил он, посмотрев ей в глаза. – У тебя вчера получилось.

– У меня сейчас не получится… – Лёля нежно и весело заулыбалась, – ты ведь не поёшь.

Алекс посмотрел на неё. Как он любил этот лукавый и нежный взгляд, милые завитки волос, обворожительную улыбку и как же хотелось, чтобы всё это принадлежало только ему.

– Ну раз ты непременно хочешь услышать, как я пою…

– Нет-нет…

– Опять нет?.. Почему ты так любишь это слово? Как говорил некий персонаж – папа Фий: «Нет – это мужское слово, женское слово – да». Но раз ты не хочешь, чтобы я пел, тогда попробуй без пения, – снова предложил он.

Она поцеловала его, и их обоюдный поцелуй длился довольно долго.

– Лёля, ты очень… очень …привлекательная, – нежно и страстно глядя на неё, сказал он, а затем добавил с улыбкой: – И ты стала лучше целоваться.

– Да?.. Совершенствуюсь, – ответила девушка.

– Где это?

– Просто расту и совершенствуюсь… Нам не пора возвращаться?

Меньшов посмотрел на часы.

– Мы ещё минут 10 можем погулять.

– Тогда пойдём не спеша, – Лёля встала с качелей.

– Пойдём, – нехотя ответил молодой человек.

Они немного постояли на берегу пруда, наблюдая за лебединой семьёй. Впереди плыла самка, за ней друг за другом пристроились пять лебедят, и заключал процессию отец семейства. В прозрачном зеркале озера отражались их длинные благородные шеи и белоснежные крылья. Птицы покружились вблизи бережка, а затем этой же стройной стайкой поплыли на островок посередине пруда.

– Пора, у Рамдуха нужно быть вовремя, – сказал Меньшов, и они направились в обратный путь.

Проходя мимо магазинов, молодой человек купил ей большой букет роз и корзинку пирожных. Лёля непременно хотела угостить всех, поэтому сладостей взяли много.

Рейтинг@Mail.ru