Простое дело с жемчужиной. Часть 2

Мария Никитина
Простое дело с жемчужиной. Часть 2

Глава 20. Вечер

После беседы с представителем арабского мира Лёля ощущала сильную жажду. Последние слова их разговора ей совсем не понравились, создалось впечатление, что он на что-то рассчитывает или чего-то ждёт. Вскоре появился Меньшов, Лёля облегчённо вздохнула и невольно радостно улыбнулась.

– А, вот вы где! – он улыбнулся ей в ответ. – Я уже начал скучать по вашей компании.

– Да?! Неужели девочки вас плохо развлекали? – спросил принц.

– Наоборот, очень хорошо.

– Тогда в чём же дело?

– Захотелось вас увидеть. Взглянуть, чем занимаетесь, вдруг чем-то интересным, раз вас так долго нет.

– Что-то вы слишком о нас волнуетесь, а вернее, о вашей сестре. Она, по-моему, уже вполне взрослая.

– Я беспокоюсь за неё. Разве у вас братья не оберегают сестёр?

– Можете не волноваться. С ней всё хорошо. Не хотите выпить? – предложил шейх, он был явно недоволен появлением Меньшова.

– Нет, не хочу… Мари с Эльзой меня изрядно накачали, – сказал Алекс, хотя на самом деле он почти не пил, несмотря на старания девушек, а только умело делал вид, что пьёт, подливая им, и добился отличных результатов.

Девушки были весьма навеселе, и ему наконец удалось уйти от них. Предыдущие две попытки Меньшова покинуть их не увенчались успехом, поскольку они ни в какую не хотели его отпускать, и Мари настойчиво предлагала пойти с ней в свободную каюту. Спустя немного времени после ухода Лёли с принцем Тилбери с Лайлой тоже куда-то исчезли, правда, через какое-то время вернулись. Алекс несколько забеспокоился, о своей компаньонке, и отправился её искать…

***

Несмотря на то, что увидев Меньшова, шейх произнес тираду полную недовольства, законы гостеприимства были святы для него.

– Предлагаю пойти на нос корабля и посмотреть, как мы будем входить в залив, – продолжил разговор арабский принц.

– Хорошая мысль, – поддержал Меньшов, и они втроём поднялись на открытую палубу.

Там был уже Тибери с девушками, которые приветствовали пришедших радостными возгласами. Алекс захватил куртку и, укутав в неё свою компаньонку, обнял и крепко прижал к себе. Тилбери бросил на них взгляд.

– Вам что, больше обнимать некого, кроме своей сестры? – спросил американец.

– Она попросила её согреть, – ответил Алекс.

– Элен, почему вы не попросили меня? – поинтересовался Майкл.

– Или меня? – поддержал принц.

– С ним безопаснее, – ответила Лёлька.

Все засмеялись.

– Что правда, то правда, – согласился американец, – кого погреть? Кто не боится опасности?

Все оставшиеся девушки подошли к нему, и он обнял их.

– Я так понимаю, что я остался один и меня погреть некому? – спросил шейх.

– Мой принц, я не оставлю вас, – сказала Эльза и перешла к нему.

Он немного обнял её и спросил, не холодно ли ей. Она ответила, что нет. Дядька принца Саид, заметив, что становится холоднее, принёс всем пледы.

– Ваше высочество, я не могу допустить, чтобы вы и ваши гости замёрзли. – сказал он.

Тилбери укутал в плед Лайлу и попросил ещё один для Мари. Затем американец время от времени что-то тихо шептал Лайле на ухо, и она улыбалась.

Все с удовольствием наблюдали за красотой открывавшихся видов и негромко переговаривались.

Алекс чувствовал тепло от Лёлькиного тела и готов был стоять так всю жизнь. Она же ощущала, как он дышит ей то в ухо, то в затылок, и почему-то это было приятно.

– Мне стоит немалого труда не поцеловать тебя, – тихонько сказал он.

– Я ценю твою выдержку, – ответила девушка.

Он с удовольствием вдыхал запах её волос и духов.

Мари оглянулась на Меньшова и улыбнулась ему. Это повторялось несколько раз.

– Мари хочет перейти к нам, – сказала тихонько Лёлька.

– Пригласить её для отвода глаз? – спросил Алекс у Смирновой.

– Ну, что делать, зови, – ответила она без энтузиазма.

Но Мари сама уже подошла к ним, и Алекс укутал обеих девушек в плед. Время от времени они обменивались впечатлениями. Необыкновенной красоты холмы и скалы, обрамляющие берега реки, были покрыты зелёной травой.

Начало смеркаться, холодный ветер задул с большей силой. Дядька стал пенять принцу, что он простудится сам и простудит гостей, и настоятельно звал их на крытую палубу, служащую гостиной.

– Хорошо-хорошо, Саид, – сказал принц, – мы идём.

– Ужин подавать, ваше высочество? – спросил дядька.

– Да, – ответил принц, – прошу всех пройти в гостиную. Нам плыть ещё не менее 5 часов. Так что хороший ужин нам не помешает.

Он тут же предложил Лёле руку, чтобы проводить её до крытой палубы.

Она согласилась, но сказала:

– Только не подумайте, что это что-то большее, чем моя дружба.

– Ни в коем случае, – ответил принц.

Вскоре подали ужин. Все изрядно проголодались. Почти никто не разговаривал, видимо, гости несколько устали. После ужина немного поиграли в карты, но это занятие быстро наскучило. Чтобы развлечь общество, принц велел включить музыку и пригласил Лёлю на танец. Заиграли современные ритмы. Все мужчины по очереди танцевали со всеми девушками. Когда зазвучала мелодия, похожая на вальс, Алекс решил пригласить свою компаньонку. Кружась с ним в танце, она не смотрела на него, но ощущала тепло и нежные прикосновения его рук. Затем гости захотели отдохнуть. Некоторые пошли в каюты на первой палубе, другие решили пройтись по свежему воздуху. Шейх предложил Лёле выйти с ним на прогулку, но она отказалась, сославшись на усталость. Тогда Эльза составила ему компанию, и они ушли.

Постепенно на верхней застеклённой палубе, служащей гостиной, Алекс и Лёля остались вдвоём. Комната освещалась одним ночником и лунным светом, падающим через большие окна. Создавалась иллюзия призрачности и нереальности происходящего. Алекс сидел на диванчике, листая первый попавшийся журнал и временами взглядывая на девушку. Она подошла к окну и стала смотреть на волны, которые неустанно перекатывались, чуть подталкивая друг друга, и, переливаясь под светом полной луны, образовывали длинную лунную дорожку.

– Как красиво!.. – сказала она.

Алекс подошёл к ней и сбоку взглянул на лицо девушки. Затем он немного склонился, словно собираясь её поцеловать, но, сделав над собой усилие, остановился и тоже посмотрел на волны, освещённые луной.

– Да, красиво… очень… – произнёс он. Потом отошёл от неё вглубь комнаты.

– Лунный свет… – тихо и мечтательно сказала она.

– Лунный свет… – эхом отозвался молодой человек и, сев за рояль, не торопясь, с чувством заиграл очень нежную, грустную и необыкновенно прекрасную мелодию.

Девушка оглянулась и подошла к инструменту, стараясь лучше рассмотреть лицо музыканта.

– Де Бюсси… – негромко произнесла она.

Алекс взглянул на неё своими большими выразительными бархатными глазами. Они долго смотрели друг на друга, не в силах оторваться, ощущая сильное взаимное притяжение и бесконечную нежность. В их взглядах переплелось то самое огромное всепоглощающее чувство, называемое любовью, которая всему в этой жизни придаёт смысл и значение… доказывая тем, кто сомневается, что вот она… есть… существует… Звуки музыки лились нескончаемым потоком нежности и грусти. Но вот он доиграл последнюю ноту, и рояль затих. Наступила тишина.

– Это было прекрасно, – прошептала она, – ты прекрасен…

– Прекрасен?.. Нет… Это ты прекрасна… и даже не знаешь, как… – Молодой человек подошёл к ней.

Лунный свет освещал лицо девушки, Алекс коснулся губами её щеки. Она ждала этого и невольно подалась ему навстречу.

– Я люблю тебя, – прошептал он.

– Я люблю тебя, – тоже шёпотом повторила девушка.

– …Никто и никогда не любил так сильно, как я, – он нежно провёл по её щеке, любуясь ею, – ты очень… очень красивая.

Вдруг снаружи раздались голоса, извещающие о приближении остальной компании. Они отошли друг от друга…

Наконец яхта бросила якорь в лондонском порту.

– Леди и джентльмены, – обратился хозяин катера, – мы прибыли в Лондон, у трапа вас ждут автомобили, которые доставят вас домой.

– Да, но я тревз…, нет…, я не трезв, – выговорил с трудом Тилбери, – и не могу за руль.

– Вам не надо за руль, – продолжил аль-Халид, – если вы доверите мне ключи от своих автомобилей, то мои помощники доставят вас, куда вам будет угодно.

– Браво, Муххамед, – сказал изрядно подвыпивший Майкл.

– Эльза, вы не против, если шофёр на вашей машине развезёт ваших подруг, а потом отвезёт вас? – добавил шейх.

– Нет, конечно, дорогой господин аль-Халид. Главное, чтобы меня доставили до дома.

Лёля шла по сходням вместе с Алексом, шейх, попрощавшись с ними, спросил Меньшова:

– Вы не возражаете, если я поговорю с вашей сестрой 5 минут наедине?

– Не возражаю, – ответил молодой человек.

Принц, подойдя к Смирновой, сказал:

– Элен, я хотел бы чисто по-дружески показать сейчас вам обсерваторию и звёздное небо.

– Это очень интересно. Спасибо, господин аль-Халид, но уже поздно, я несколько устала и хотела бы домой.

– Уверяю вас, вам понравится.

– Да, конечно. Мне это кажется очень увлекательным, но не могу оставить брата одного. Он сегодня достаточно выпил, и ему, боюсь, будет нужна моя помощь.

Лёлька понимала, что он не просто так приглашает её в обсерваторию, да и без Меньшова ехать не хотелось. Он же по-своему истолковал её слова.

– Давайте, я сейчас скажу Мари, чтобы она присмотрела за вашим братом, пока вас не будет. Думаю, ему её забота очень понравится.

Смирнова не знала, как Меньшову, но ей самой такая забота Мари об Алексе совсем не нравилась.

– Нет, спасибо, господин аль-Халид, – ответила Лёля, – но у брата бывает страшная аллергия на алкоголь и он то распухает, то покрывается сыпью, то задыхается, так что, боюсь, ему нужна буду я, поскольку знаю, что делать. Может быть, посетим обсерваторию как-нибудь в другой раз и возьмём с собой и брата, и мистера Тилбери, и ваших знакомых девушек…

 

– Мне хотелось показать ночное звёздное небо только вам, – сказал принц.

– Надеюсь, чисто дружески? – озорно и мило улыбнулась Лёлька.

– Конечно, – лукаво сощурившись, ответил шейх.

– Это хорошо. А теперь я должна идти. До свиданья.

– До встречи, – попрощался аль-Халид.

– Всего доброго, – сказала Лёля и пошла к машине.

Около автомобиля её уже довольно долго ждал Меньшов.

– Всего доброго, – ответил шейх ей вслед и продолжил, словно размышляя, себе под нос: – Думаешь, улетишь, птичка?.. Ну-ну…

Никого уже не было рядом с принцем кроме верного Саида.

– Что, господин, птичка в руки не даётся?

– Твоё мнение?

– Девушка довольна мила.

– Это я и сам вижу, – нетерпеливо сказал принц.

– И умна, но она любит другого. Причём из тех, кто был на яхте, она никого не любит. Общается со всеми доброжелательно-спокойно. Только когда с братом танцевала, глаза её, бывало, вспыхивали, будто ей это что-то напомнило.

– От быстрой ходьбы её глаза тоже горят, становятся как два синих огня. То, что умна, знаю. Тем более интересно покорить сильного противника. Надо узнать о ней побольше. А с чего ты взял, что она кого-то любит?

– Временами во время разговоров она уходит в себя, мысли её далеко. Взгляд становится нежным и ласковым и, глядя куда-то вдаль, чему-то улыбается.

– Может, просто творческая личность?

– Так ведёт себя влюблённая женщина, и, как правило, когда предмета любви нет рядом.

– Психолог, – засмеялся принц, – ладно, пойдём.

Глава 21. Наконец дома

Машина остановилась у дома на Хэмпстед-грув. Алекс с Лёлей, взяв ключи у шофёра, вошли в дом. В гостиной никого не оказалось, видимо, все уже спали. Кругом царила полная тишина, которую нарушало лишь тиканье настенных часов. Лёлька включила торшер, сняла куртку и, повесив её на кресло, села на диван.

– Как тепло и уютно. Наконец-то мы дома, – сказала она, – что-то я утомилась.

– Аналогично, – ответил Алекс и тоже снял куртку.

– Хочу чего-нибудь перекусить. Ты будешь? – спросила девушка.

– Можно.

Лёля встала и пошла поставить чайник. Проходя мимо молодого человека, она потрепала его по волосам. Меньшов перехватил её руку и притянул к себе.

– Если бы ты только знала, какая у тебя красивая ручка. – Он с нежностью и любовью посмотрел на девушку и продолжил: – Такое тонкое запястье, маленькая ладонь с длинными пальчиками.

Лёля улыбнулась.

– Помнишь, как сказано о влюблённом Меджнуне в романе «Багдадский вор»? – спросила она. – «Для того чтобы понять всю красоту Лейли, надо посмотреть на неё глазами Меджнуна».

– Возможно. Но твоё очарование замечают все.

– Но не все видят так много, как ты, – улыбнулась девушка. – Ты будешь чай?

– Да. Буду очень признателен, если ты мне его принесёшь, – сказал он.

– Буду очень признателен? Меньшов, мы не на приёме, расслабься.– Она запустила пальцы в его волосы и сделала несколько массажных движений. – Хочешь, помассирую тебе голову?

– Ты подозрительно ласкова. Но я опять тебе верю, как дурак…

– …Нет-нет, – прервала она его, – совсем не как… а просто потому, что…

– Потому что дурак? – засмеялся он.

– Нет, нет… просто потому, что…

– Потому что?

– Да, потому что…

– Хорошо, пусть будет потому что…

– Сейчас будет чай, – и Лёлька упорхнула в кухонную зону.

Алекс сел на диван и, взяв телефон, стал просматривать сообщения. Через несколько минут она принесла поднос с чаем, чашками и печеньем и устроилась рядом с ним. Положив телефон на столик, он отпил из кружки и сказал:

– Что-то мне сегодня на яхте некоторые вещи не понравились. Ну а ты как оцениваешь ситуацию?

– Ситуация не очень, – ответила девушка.

– О чём ты говорила с шейхом в каюте и при выходе?

Лёля не спеша рассказала содержание их разговоров с принцем. Меньшов внимательно её слушал, не прерывая.

– Да, картинка получается не очень радостная. Кстати, как ты догадалась ответить Тилбери про Кэтрин, что она достойна общества иорданского посла, а не простого смертного?

– Так получилось, что я слышала, как ты сказал про неё и иорданского посла, поэтому поддержала. Повезло.

– Да. Повезло… – задумчиво сказал он. – На яхте я попросил шейха договориться о нашем завтрашнем визите к иорданцу. Недавно пришло от него СМС, что Рамдух будет ждать нас с тобой к 10:30 утра. Муххамед тоже хочет присутствовать. С ним, боюсь, будет сложнее подбросить колье.

– Как ты это вообще себе представляешь?

– Не знаю, но это надо сделать завтра. Хорошо, если бы Рамдух захотел нам продемонстрировать своё колье. Появилась бы возможность поменять его. В случае неудачи остаётся только подбросить, но чтобы это выглядело естественно.

– Очень неопределённо.

– Всё по ситуации. Сейчас трудно предугадать… Тебе нужно завтра надеть платье, под которым будет незаметно украшение.

– Может, жемчужину в сумку положить?

– Нет, лучше надеть на себя. И на шею накинуть что-нибудь – прикрыть колье. – Алекс сделал ещё глоток чая. – Сегодня был сложный день. Должен сказать, что мне стоило большого труда не смотреть на тебя и держаться в стороне.

– Мне тоже. На яхте, глядя вдаль, я вспоминала сегодняшнее утро, и думала, что ещё немного и наступит момент, когда мы будем рядом и не надо будет притворяться… Мне понравилось, что ты старался не оставлять меня надолго. И ещё… грел меня, когда мы смотрели на залив. Мы, наверно, были не очень похожи на брата и сестру… Для отвода глаз Мари была как нельзя кстати.

– Да и без Мари никто бы ничего не подумал. Это нормально, что брат заботится о младшей сестре и греет, когда она замёрзла.

– Возможно. Но лучше быть осторожней.

– Да, лучше быть осторожней… – повторил он. – Но тебе было хорошо, когда мы смотрели на залив? – Поинтересовался молодой человек, глядя на неё внимательным взглядом, в котором угадывалось глубокое и сильное чувство.

– Да, – ответила она, – и мне было хорошо, когда ты играл на рояле… Не смотри на меня так, я смущаюсь.

– Ты?

– Да. Я чувствую себя как лань, загнанная охотником в угол. От твоего взгляда я становлюсь безоружной.

– Мой взгляд выражает то, что я чувствую.

– А как же твои ловеласовские подходики?

– Применяю в крайнем случае для дела, если под угрозой чья-то жизнь, но сам я больше в эти игры не играю. – Алекс улыбнулся и добавил: – Мальчик вырос.

– А со мной?

– А вот с тобой я играю тогда, когда ты со мной играешь, но всё это абсолютно искренне. – Он провёл рукой по её кудрям.

– Ну-ну, посмотрим… – Лёлька теперь понимала, что не всегда была к нему справедлива, и ему, пожалуй, можно верить, к тому же ведь за что-то же она его очень любила, но все же продолжила: – А мне, между прочим, не нравится, что тебя всё время пытаются свести с девушками.

– Если ещё будут меня знакомить с девицами, скажу, что у меня в Америке есть невеста. Хотя это их, наверно, не остановит… Меня развлекают, чтобы подобраться к тебе… Шейх, похоже, подготовил тебе место в гареме и, судя по вашему разговору, скорее всего он не намерен успокаиваться…

– Мне тоже так кажется, и от этого как-то тревожно.

– Не будем сгущать краски. Даст Бог, обойдётся. Плохо ещё и то, что теперь он может захотеть пробить информацию на тебя и заодно поинтересоваться и мной… По крайней мере, я бы на его месте так сделал… И тогда он может понять, что мы не граждане Америки… Эх! Нам бы ещё два дня.

– А если он узнает, кто мы? Тогда что?

– Не знаю… Но отношение его к нам изменится… Возможно, попытается шантажировать. Припугнёт полицией.

– Нам надо уехать, – сказала девушка.

– Да, тебе лучше уехать. Тогда я ему стану неинтересен.

– Куда? Я не хочу.

Алекс встал и в раздумье прошёлся по комнате.

– Пока не знаю куда, – сказал он. – Надеюсь, что в Москву будут билеты.

– И где я там буду?

– Когда определимся куда, тогда будет понятно где. Может, придётся и не в Москву…

Лёля молчала, и он продолжил:

– Ты знаешь, я всё думаю… странно… Почему Тилбери подозревает меня в краже жемчужины, если её украли не на банкете, а в доме. Выходит, он знает, что в доме иорданца была уже не та жемчужина. Значит, это он организовал похищение в доме.

– Вероятно.

– А раз он подозревает меня, то наш дом становится для него местом поисков. Получается, и шейх, и Тилбери сейчас будут рыть на нас сведения.

– Вот видишь, к тебе интерес не отпадёт, даже если я уеду. А я тебе тут могу пригодиться.

– Можешь-можешь, но лучше тебе быть подальше… У меня в случае чего есть ещё Конев, Полянская и Соломон Феликсович.

– Я не поеду без тебя, – взгляд её стал глубоким, глаза заблестели от волнения.

Посмотрев на неё с любовью и нежностью, он сел рядом с ней на диван и обнял. Затем, осторожно отодвинув волосы с её виска, ласково сказал:

– Милая моя, …Лёлик, – при этом Алекс коснулся губами её уха и тихо продолжил: – Я должен закончить дело с жемчужиной. А тебе надо уехать. Исчезнуть, чтобы они не могли тебя найти… Мне так будет спокойнее.

Он нежно поцеловал её в висок, потом в волосы, любуясь её кудрями… в шею… Лёлька чувствовала, что его ласковый голос, прикосновения словно обволакивают её. После насыщенного дня, в течение которого он и удивлял её, и защищал, и готов был подставить дружеское плечо, и прикрыть её промахи, не говоря уже о сюрпризном утре, а теперь в довершение всего ещё и его нежная забота… Нет! Душа её не могла остаться равнодушной. Сердце предательски пело от любви, и она уже не в силах была сопротивляться.

В памяти, словно транспарант, всплыли слова мамы: «Лёля, будь умной… и ласковой». – «Да-да…» – ответила она себе. Но желание любить и быть любимой вырывалось наружу, и все её попытки загнать его обратно не увенчались успехом.

– Я люблю тебя, – прошептал молодой человек.

– И я люблю тебя… очень, – тихо ответила девушка.

– Я не могу жить без тебя… Я хочу всегда заботиться о тебе и быть рядом… Слышишь, всегда… – сказал он, осторожно целуя её и чувствуя, что теряет контроль над собой.

Рассыпавшиеся по плечам кудри, чуть подрагивающие длинные ресницы, слегка приоткрытые нежные губы, ждущие поцелуя… Близость этой девушки, запах её кожи будто лишали его рассудка. Собрав волю в кулак, Алекс произнес:

– Если ты не готова – скажи…

Вместо ответа Лёля страстно и нежно стала целовать его, принимая его ласки и слыша его горячий шепот:

– Лёленька… любимая… девочка моя…

– Сашенька… милый… хороший мой… – так же горячо вторила она ему.

Им теперь казалось, что в комнате очень жарко. Места на диване стало как-то мало, и молодой человек задел рядом стоящий торшер в стиле модерн. Светильник рухнул, издав громкий звон хрустальных лопастей и задев на своём пути полку с книгами, которая покосившись, высыпала содержимое им на головы. Алекс вначале не понял, что произошло, но инстинктивно попробовал увернуться, при этом стараясь вытолкнуть Лёльку из зоны обвала и прикрывая её собой, насколько было возможно. Лампы торшера заискрились и погасли. Тут же где-то наверху в доме раздался непонятный шум и звук шагов…

В комнату падал слабый свет от уличных фонарей. Алекс, сбросив с себя макулатуру, пошёл к выключателю. Лёлька, сидящая в одних джинсах на диване, лихорадочно схватила лежащую на кресле куртку и быстро натянула на себя, но, как всегда бывает в экстремальных ситуациях, замок заел на середине груди. Исправлять его не было времени, шаги быстро приближались. Подобрав остальные принадлежности своего гардероба, она засунула их под куртку.

– Ты оделась? – спросил молодой человек.

– Типа того, – ответила девушка.

Он включил свет. Дверь открылась, и в комнату вошли Стас с дубинкой и Соломон Феликсович.

– А, это вы! А мы подумали, что это воры залезли, – сказал Стас.

– Ага, и так громыхают, чтобы всех разбудить, – пошутил Алекс.

– Шум среди ночи надо проверить, мало ли что… Тем более дрон сегодня над домом кружил, кто-то нами интересуется, – резонно ответил Стас и продолжил: – А что тут случилось?

Конев с любопытством оглядел Алекса в расстёгнутой рубашке и Лёльку, сидящую в завале книг в куртке.

– Торшер модерновый упал и обрушил полку с книгами. Надо же, как буржуи ненадёжно делают светильники, неустойчиво, – ответил Меньшов, поднимая торшер.

– Да, ненадёжно, никто ведь не предусмотрел, что кто-то будет его ронять, приложив немалую силу. Смотри, это ведь бронза в основании, – иронизировал Стас. – Лёль, – продолжил он, – а ты что в куртку укуталась, тебе холодно?

– Да, что-то мёрзну, – будто невзначай кинула девушка и укуталась сильнее.

 

– Стас, надо поставить ловушки на окна и двери. Если кто-то полезет, чтобы сработала сигнализация, – сказал Меньшов.

– Я почти везде поставил.

– Доделывай.

– Сейчас?

– Да.

– Понял.

– Станислав, как хорошо, что мы с вами ошиблись и это оказались не грабители, – порадовался Соломон Феликсович, обращаясь к Коневу. – Я, кажется, забыл закрыть окно на втором этаже в коридоре, когда пытался рассмотреть, есть ли движение в саду. Вы не могли бы сделать мне одолжение, сходить и закрыть его?

– Для вас, Соломон Феликсович, безусловно, – ответил Стас и удалился.

Лёльке удалось наконец застегнуть полностью замок на куртке, и она не спеша начала складывать книги в стопки на полу. Алекс и ювелир стали ей помогать.

– Вас не ушибли эти книги? – спросил её Соломон Феликсович.

– Немного. Больше испугали… Очень неожиданно случился обвал, – ответила она.

– Идите отдыхайте, поздно уже, я сам сложу здесь всё, – сказал им ювелир.

Молодые люди поблагодарили и пошли наверх. Остановившись у её двери, Меньшов снова потянулся к ней.

– Может, продолжим?

– А может, не стоит? – ответила девушка.

– Не стоит? – с лёгкой нежной улыбкой тихо спросил он и потёрся лбом о её щёку. – Как ты могла так подумать? – И, открыв дверь в комнату девушки, продолжил ласковым шёпотом: – Котёнок, стоит, конечно.

Но Лёля не торопилась. Она уже вполне обрела здравомыслие, несмотря на то, что он очень… очень привлекал её.

– По-моему, я хочу спать, – нежно ответила она.

– Лёлик, тебе ещё совсем недавно не хотелось, – напомнил он.

Она ощущала, что вблизи неё дыхание его учащается и замирает.

– Но после этого я пережила стресс и обвал, – продолжала стоять на своём девушка.

Он попытался поцеловать её, но она уклонилась.

– Совсем забыл тебе сказать, – он заговорщицки наклонился к ней, словно собираясь открыть тайну, и, глядя на её нежные губы, произнёс: – Я умею снимать стресс.

Его голос и взгляд взволновали её. Тем не менее, девушка слегка засмеялась.

– Нет, Меньшов.

– Опять – нет, Меньшов, а ведь совсем недавно был Сашенькой, – сказал молодой человек.

– Нет, Сашенька. Так тебе легче?

– Значительно… Ой! – Он схватился за глаза, а потом скосил их в разные стороны. – Всё! Косоглазие на всю жизнь! Ты видишь, я нуждаюсь в массаже, на меня ведь сегодня высыпалась куча книг.

– Артист! Надеюсь, твоё косоглазие мне удастся вылечить, но не сегодня… О! Уже прошло?! И массаж не потребовался?!

– Ладно, не хочешь продолжать, давай поговорим.

– О чём? – Она запахнула ему расстёгнутую рубашку и сказала: – Так гораздо лучше.

– Меня мучает вопрос, – он оглядел ее, – ты сегодня так и будешь ходить в куртке?

– Нет, давай не об этом… давай об отъезде.

Алекс кивнул в знак того, что слушает.

– А может, мне не уезжать? – продолжила девушка. – Ты просто можешь сказать всем, что я уехала.

– Насчёт твоего отъезда я подумаю. Посмотрим, как всё сложится. Может, отправлю тебя в дом в пригороде Бата. Прекрасное место, должен сказать… Но первоочередная задача для нас – как можно скорее отдать настоящее колье иорданцу. От этого зависит многое.

– Ну тогда пока, – сказала девушка.

– Как, уже?

– Да, спокойной ночи, – и она тихонько вытолкнула его за порог.

– Да какая уж тут спокойная ночь, – с долей сарказма изрёк молодой человек. – Вместо феерии чувств мне теперь остаётся только наслаждаться видом луны, воем собак и слабым поскрипыванием полов под тяжестью привидений или Конева, устанавливающего ловушки.

– Романтики для фильма ужасов достаточно, а вот веселья маловато, – сказала Лёлька. – А может, серенада внесёт необходимый настрой, так сказать, взбодрит эту ночь?

– Ты серьёзно?

– Нет, конечно, это слишком взбудоражит не только всех собак в округе, но и соседей. А от соседок, боюсь, тебе будет вовсе не отбиться.

– Радует, что ты так высоко ценишь мой талант и мастерство исполнения.

И он запел ту самую итальянскую серенаду про кошку.

– Нет-нет, Меньшов, замолчи, пожалуйста. Ты сейчас всех разбудишь. Ты меня слышишь?

Она попыталась закрыть ему рот ладонью, но видя, что это не помогает, поцеловала его, стараясь как можно дольше не дать ему вздохнуть. Наконец, они перевели дух.

– Ну, Лёлик, вижу, моё пение тебя неимоверно воодушевляет. Пожалуй, я продолжу, – сказал он.

– Нет, Алекс, нет, – ласково и беспомощно произнесла девушка.

– Тогда пойдём к тебе.

Он обнял её и слегка приподняв, зашёл с ней в комнату.

– Это шантаж.

– Да, наверное, это так называется. – Алекс поцеловал её.

– А почему ко мне? Давай к тебе, – предложила девушка.

– Давай.

– Я сейчас приму у себя душ и… – Лёлька мечтательно прикрыла глаза.

– Ты ведь не придёшь, – сказал он, недоверчиво посмотрев на неё.

– Не выдумывай. Жди, – и ласково улыбнувшись, Лёлька проводила его за дверь.

Алекс знал, что она не придёт и что даже если он запоёт серенаду, скорее сбегутся Стас, Зина и Соломон Феликсович, чем выйдет она. Меньшов принял душ и лёг в постель. На его сотовый пришло СМС от Лёльки: «Вот я и пришла…. Любимый, спокойной ночи, целую тебя! » Он улыбнулся и ответил: «Спокойной ночи, котёнок. Я даже почти не сержусь на тебя. Просто у тебя завтра подъём в 6:30 и пробежка по парку. Ещё раз, спокойной ночи, любовь моя».

Он закрыл глаза в надежде заснуть. Но раздался звонок на мобильный от шефа. Владислав Константинович был несколько обеспокоен.

– Алекс, я видел твой звонок. Как дела?

– Здравствуйте, Владислав Константинович.

– Здравствуй, здравствуй. Рассказывай, что у тебя?..

– С яхты сегодня поздно пришли.

– Как на яхте?

– В общем и целом нормально. Шейх, правда, Смирнову в гарем пригласил. А Тилбери подозревает меня в том, что я подменил жемчужину на банкете. Зато я уверен, что это он подменил её в доме иорданца.

– Её же украли.

– Нет, её подменили на жемчужину Юсупова.

– Во как! – удивлённо сказал Лопатин. – Ну, давай дальше.

– Вероятно, шейх и Тилбери будут пробивать информацию о Лёле и обо мне. Но есть и хорошая новость. Завтра в 10:30 утра мы идём к иорданцу, надеюсь «неожиданно найти» там настоящее колье, а если повезёт, забрать юсуповское. Думаю, Рамдух будет очень счастлив обрести свою пропажу.

– Понятно. Постараюсь прикрыть мистера и мисс Бейкер через ребят в посольстве. Свяжутся с кем надо, чтобы вашим знакомым ничего не удалось накопать. Мало информации, это всего лишь предположение… Удачи тебе завтра… Если ситуация ещё усложнится или выйдет из-под контроля – обратись в наше посольство, но это в крайнем случае. И в отношении шейха… если будет слишком настойчив, то девушку спрячь.

– Я думаю отправить её в Москву.

– Всё настолько плохо?

– Пока нет.

– Тогда можно в домик в окрестностях Бата… Но так, чтобы никто не знал.

– Постараюсь.

– Ну всё… звони и предупреждай о своих действиях, советуйся.

– Хорошо.

– Пока, – сказал Владислав Константинович.

Алекс попрощался и увидел, что от Лёльки пришло сообщение: «Подъём в 6:30?! О, нет!!! Любимый, неужели ты сделаешь это? Я не верю».

«Поверь. Но если ты придёшь ко мне, я дам поспать тебе до 8:30».

«Думаю, игра не стоит свеч, ведь ты не дашь мне сейчас уснуть. Хотя цифра 8:30 мне очень нравится».

«Я обещаю вести себя …очень сдержанно. Я буду охранять твой сон», – написал он. В этот момент он готов был сдержать обещание.

«Правда?»

«Да».

«Я верю тебе… Как только мне это понадобится, то я сразу позову тебя».

«Охрана сна нужна всегда».

«Согласна… Но сегодня… спокойной ночи, любимый », – ответила она.

Затем у него в голове всплыло всё, что происходило в гостиной до обвала, и он засомневался, стоит ли её будить утром. Не дав себе окончательного ответа на этот вопрос, он набрал ей: «Спокойной ночи, девушка с нежными глазами оленёнка ». Он представил её лицо, когда она прочитает его СМС, и почему-то произнёс слова песни: «И тебе, и мне, и кошке». Затем повернулся на другой бок и благополучно заснул.

Рейтинг@Mail.ru