Высшая правовая магическая академия. Работа под прикрытием

Маргарита Гришаева
Высшая правовая магическая академия. Работа под прикрытием

– Ка-а-ашшш!!! – раздалось над ухом шипение, и я, очнувшись, увидела Храна с привязанной на спину котомкой. И, судя по всему, с туфлями в зубах.

– Ты уже вернулся? – удивилась я, оглядываясь. Ух, как я задумалась-то. Вон уже и краску изготовила. И масла, чтобы посмуглеть. Вот что значит практика, движения уже доведены до автоматизма.

– Вернулся, – сообщил он, выплевывая на пол обувь. – О чем мечтаешь?

– Легенду продумывала, – поделилась я, снимая поклажу у кота со спины. Хорошо, что Хран такой крупный, на нем прекрасно уместилось все, что передала щедрая подруга.

– И как? – заинтересовался он.

– Теперь я еще больше уверена, что у меня все получится, – широко ухмыльнулась я, раскрывая котомку.

А там мягко переливается алым плотный атлас, вперемешку с таким же алым кружевом. Осторожно взяла платье за плечи и подняла, расправляя. Хран, забравшийся на стол, чтобы тоже получше рассмотреть присланное, присвистнул.

– Одно могу сказать точно, Каська: замерзнешь ты в этом безобразии, если тебя не будут активно согревать.

А я все еще с интересом разглядывала обновку. Длинные рукава, практически до кончиков пальцев, от локтя постепенно расширяющиеся. Стоит чуть приподнять руку, и они обнажат тонкие запястья. Глубокий вырез лодочкой, отороченный тонким кружевом, обнажает плечи, часть спины и, естественно, зону декольте. Совершенно очевидно, что ни верхней части белья, ни корсета это платье не предполагает. Широкая юбка, спускающаяся до самого пола, без лишних украшений и вышивок, только широкая полоса кружева слева, от талии до самого подола. И что-то мне подсказывает… Я протянула руку: так и есть, за этой полоской кроется разрез, практически до середины бедра. Я еще раз оглядела этот шедевр и мрачно заключила:

– Я ее убью при встрече.

– Я тебе помогу, – кивнул Хран, пребывающий в таком же шоке.

Я, конечно, сама просила подобрать нечто более смелое, чем мои обычные туалеты, но Дана переборщила.

– Других вариантов все равно нет, – посочувствовал кошак. – Придется тебе идти в нем. Хотя я уже, честно говоря, боюсь тебя отпускать.

– Не переживай, со мной же магистр будет, – напомнила я, отложив это форменное безобразие, чтобы осмотреть все остальное.

– А вот к нему особенно боюсь, – пробормотал приятель. – Времени у тебя осталось не так уж много, так что марш мыться-краситься-собираться, а я сейчас что-нибудь придумаю на всякий случай.

– На какой случай? – нахмурилась я.

– На всякий, – недовольно буркнул кошак. – Брысь отсюда.

Я поспешила последовать совету кота, сделать действительно предстояло много. Аста уже существует, а теперь мне нужно наложить ее образ на себя. Крася волосы в жгуче-черный и натираясь маслами, чтобы превратиться из бледной блондинки в смуглую брюнетку, я убеждала себя, что в зеркале уже не Касс, а Аста. Накручивая заклинанием крупные локоны, крася губы алой помадой, которую, как и новые чулки с кружевной резинкой, прислала мне Дана (кого она хотела из меня сделать, боюсь даже представить!), я внушала себе, что скромная Кася, как все хорошие девочки, идет спать. То, что будет происходить вечером, ее никак не коснется и не побеспокоит. А вот азартная охотница Аста сейчас просыпается, и все дальнейшее на ее совести. Правда, границы я не перейду ни как Касс, ни как Аста, ни как кто угодно другой.

К шести вечера из зеркала на меня смотрела девушка, которая определенно не могла быть тихой Кастодией. Девушка-пламя, своенравная, гордая, знающая себе цену, способная как обжечь, так и согреть своим огнем. На алых губах медленно расплылась хитрая улыбка. О, такая особа докажет все, что захочет. Эту партию она не проиграет.

Можно считать, собралась. Остались только туфли, которые я так и не посмотрела. Письмо от подруги в данный момент меня интересовало гораздо больше, поэтому я уселась читать.

Привет тебе, солнце мое ясное! Ты все киснешь в своей академии? Спорим, ты жалеешь, что не уехала с нами? Впрочем, судя по твоей просьбе, тебе там очень даже весело. И я верю, что в силу некоторых причин тебе запретили покидать территорию академии… (Хотя кто мне это пишет? Девочка, для которой не существует правил? Которая нарушила все возможные запреты еще в приюте? Ха! Но если действительно что-то случилось и тебе опасно выходить, то сиди и не высовывайся! Ты же знаешь, я тебя дразню.) Вернемся к основной теме. Убедить меня, что тебе понадобилось хорошее платье для стажировки? Кому ты рассказываешь сказки! Признавайся, мелкая, нашелся человек, что растопил твое холодное сердце? Надеюсь, что да. И знай, увидев это платье, он тебе уже ни в чем не сможет отказать. Ха-ха-ха, ты там еще в обморок от смущения не упала, нет? Ну, тогда читай дальше.

Я так по тебе соскучилась, подружка. Столько всего произошло за последний год. Я столько всего повидала. Хочется все тебе рассказать, но не в письме. Попроси кого-нибудь проводить тебя до нас, а? Мы стоим около Бродячей площади еще примерно две недели, и я буду тебя ждать каждый вечер. Кстати, я еще не поделилась… Знаешь, почему мы проведем здесь две недели? Ни за что не угадаешь… Нас пригласили выступать на императорском балу! Ты представляешь?! Мне самой не верится! Теперь нас ждут непрекращающиеся репетиции, но для тебя я всегда найду время. А сейчас сворачиваюсь, ведь ты, судя по всему, спешишь, да и кот твой тут рядом крутится, мявом надрывается, требует, чтобы я поторопилась. Умная ведь скотина. Где ты только такого дрессированного достала?! Не одолжишь нам на пару выступлений? Нет? Я почему-то так и думала. Целую тебя, солнце. Удачи с тем, ради кого ты способна надеть этот шедевр искусства соблазнения. (Не ругайся слишком громко, я же все чувствую, даже не сомневайся!)

Твоя любимая вредина Дана.

Ох, Данька… Как всегда, многословно и вроде ни о чем, но настроение ого-го как поднимает. Мне тоже очень хотелось встретиться. Именно сейчас так не хватает заряда радости, которым всегда щедро делится подруга. Надо попробовать отпроситься к ней у Бриара. Кстати… время уже подходит, нужно обуваться и идти смотреть, что там еще Хран придумал.

Наконец-то мои руки добрались до свертка с обувью. Достав пару, я зависла на пару секунд. Такой меня и застал Хран, – задумчиво сидящей над закрытыми черными туфлями. Сначала я услышала звон, и только потом обнаружила кошака, с вытаращенными глазами застывшего у камина.

– Каська-а-а, – пробормотал он, – неужели это ты?

– Кто же еще, – усмехнулась я.

– Ой, что буде-е-ет, – покачал головой кот. – Касс, возьми с собой успокоительного.

– Зачем? – нахмурилась я. – Я не буду его пить, мне нужна адекватная голова.

– Так я ж не для тебя, Бриару дашь глотнуть.

– А ему зачем? – еще больше удивилась я. – В любом случае, мне флакон некуда положить. Я же с собой ничего не беру.

– Поверь мне, ему пригодится. Возьмешь прямо в руки. Я тебя уверяю, оно понадобится в первую же минуту, – проворчал кот.

– Ладно, – пожала я плечами. Мне, в принципе, несложно.

– Над обувью почему так горестно размышляешь?

– Каблуки видишь? – печально кивнула я на конструкцию. – Дана меня когда-то учила ходить на каблуках, но с тех пор прошло около пяти лет. Я боюсь, что через пару шагов просто грохнусь, – мрачно закончила я.

– У тебя нет времени выбирать, обувайся. Пятнадцать минут осталось, – поторопил меня хранитель.

Я со вздохом влезла в эти пыточные колодки. На удивление, все оказалось не так уж страшно. Я даже смогла встать на ноги и пройтись по комнате, не шатаясь во все стороны. Будем считать, жить можно. Завершающий элемент – теплый плащ, который до поры до времени будет прикрывать это безобразие.

– Готова? – деловито оглядел меня хранитель.

– Готова, – уверенно кивнула я.

– Тогда вот тебе, – протянул он мне кулон из абсолютно черного горного хрусталя, подвешенный на кожаном шнурке.

– Что это? – Я повертела в руках безделушку, отмечая, что от нее слегка фонит магией.

– Это твоя защита, – начал объяснять Хран. – Слушай внимательно, если к тебе кто-то пристанет или сделает то, что тебе не понравится, просто зажмурься, сконцентрируйся на кулоне и подумай обо мне.

– И что произойдет? – настороженно глянула я на кота.

– Ничего особо страшного, – отмахнулся он. – Главное, что тебя оставят в покое.

– И как ты его сотворил? – подозрительно поинтересовалась я, завязывая шнурок на шее.

– Поверь мне, ты не хочешь этого знать, – отвернулся кот.

– Хран…

– Успокоительное взяла? – Хран снова развернулся ко мне, обрывая дальнейшие возражения. Я отрицательно покачала головой. – Так чего ждешь, вперед.

Я послушно метнулась в гостиную за флаконом. Стоило маленькой бутылочке устроиться у меня в руке, как посреди комнаты привычно распахнулся провал портала.

– Касс, заходи, – позвали меня оттуда.

Я бросила последний взгляд на кота, тот бодро подмигнул мне и помахал всеми хвостами, желая удачи. Я сделала глубокий вдох…

Первый шаг в незнакомой комнате отозвался громким стуком каблуков на лаковом деревянном полу и разнесся эхом по большой комнате. Интересно, где это я? По темным стенам расползались красные отблески камина, причудливо плясали отбрасываемые двумя креслами и столиком тени. А прямо рядом со мной – большое окно за тяжелыми плотными портьерами, цвет которых в этой полутьме не поддавался определению. То ли темно-синий, то ли изумрудно-зеленый. За окном уже стемнело, поэтому понять, в какой части города мы находимся, я не могла. Чуть в отдалении виднелись яркие огни. Видимо, мы не в самом дешевом районе. За моей спиной из полумрака рядами выплывали величественные книжные стеллажи, недостижимые для света камина. Что ж, обстановка для знакомства с Астой самая подходящая. Только мы и теплый свет камина. Достаточный, чтобы разглядеть мой наряд, но не слишком яркий, чтобы разрушить атмосферу уединения. Тихий писк Касс, что уединяться ей совсем не хочется, был мгновенно заглушен готовящейся к охоте Астой. Игра началась.

 

– Касс? – раздался удивленный голос, и я развернулась.

Магистр с недоверием меня рассматривал. Судя по всему, его действительно впечатлили копна черных кудрей и загорелая кожа. Он протянул руку и, ухватив меня за подбородок, развернул сначала одной стороной к свету, а потом другой. У меня на губах медленно расползлась удовлетворенная улыбка.

«Это он еще платье не видел», – оскалилась ухмылкой уже ожившая Аста. Мы вступили в ее владения.

– Похожа? – поинтересовалась я, когда меня наконец отпустили.

– На себя – нет, – достался мне новый оценивающий взор. – А вот на кого похожа, пока не знаю. Мне кажется, или ты стала выше?

– Это каблуки, – доверительно подалась я к нему, словно открывая важный секрет.

А потом сделала шаг назад и приподняла подол, демонстрируя туфли и затянутые в черные чулки ноги.

– Нравятся? – поинтересовалась я, слегка покрутив ножкой, чтобы продемонстрировать обновку со всех сторон.

– Очень, – заверили меня, оторвав взгляд от щиколоток. – По-моему, раньше ты таким не увлекалась.

– И сейчас не увлекаюсь, – уверила его я. – Но сегодня я в образе.

– В образе, значит, – задумчиво повторил он.

– Так каков план? – сразу перешла я к делу.

– Пока никакого, – пожал он плечами. – Может, есть пожелания?

– Есть, – решительно кивнула я. – Я бы прогулялась в центре. Сколько лет тут живу, а города толком и не видела. Тем более там точно найдется аудитория для моего дебюта! – Я усмехнулась.

– Для прогулки в городе ты слишком легко одета, – скептически оглядел он мой плащик, но, поймав умоляющий взгляд, передумал: – Но если очень хочешь, тогда одолжу свой.

– Буду очень благодарна, – мило улыбнулась я. Бриар направился к двери, видимо, за этим самым плащом, и я поспешила спросить: – А стакана воды тут не найдется?

– Посмотри на столе, – махнул он рукой и вышел.

Я подскочила к столу, чтобы разбавить успокоительное. Честно говоря, я рассчитывала, что платье он увидит уже в ресторане, куда мы, несомненно, сегодня попадем. И посетители послужат сдерживающим фактором, не будет же он скандалить при посторонних. Но раз такое дело, лучше заготовить все заранее. Спасибо Храну, потому что Аста, в отличие от Каси, прекрасно понимала, зачем магистру понадобится зелье. Похоже, настал тот самый момент, когда стоит отослать Каську спать и сжиться с созданной маской. Уж Аста сможет за себя постоять. Глубоко вздохнула: все дальнейшее происходит не со мной.

Как раз вовремя: дверь распахнулась, и в кабинет вошел магистр.

– Держи, – протянул он мне длинный черный плащ, кажется, подбитый мехом. Вот теперь я точно не замерзну.

– Спасибо, – послала я нежную улыбку, забирая вещь у него из рук и отходя к креслу, чтобы было куда положить, пока снимаю свой.

– Вина для храбрости? – усмехнувшись, он протянул мне один из двух фужеров, до этого стоявших на столике.

– Нет, – покачала я головой, потихоньку справляясь с застежками. – И тебе не советую.

– Почему? – удивился он, делая глоток.

Я просто пожала плечами и наконец скинула черную ткань с плеч, открывая его взору свой наряд.

Громкий звон раздался в тишине комнаты. Я печальным взглядом проследила за осколками в расползающемся бордовым пятне на полу.

– А жаль, это же хрусталь был. Красивый бокал, – прокомментировала я потерю, но меня, похоже, не слышали.

Мужской взгляд, сверкающий отблесками пламени из камина (да и отблесками ли?), жадно осматривал мою фигурку, обтянутую алым атласом. Медленно поднимаясь от самых мысочков туфель, он ловил, казалось, каждую линию и изгиб, словно отпечатывая их в памяти. «Похоже, пора вручить успокоительное, все-таки он нам сегодня нужен адекватным», – хихикнула Аста. Поэтому я сделала пару шагов к столу, за стаканом. Платье слегка разлетелось, приоткрывая замаскированный кружевом разрез. В следующее мгновение на пол полетел второй фужер. Я с тихим вскриком отскочила подальше.

– Нет, я все понимаю, бей свою посуду, сколько хочешь, но ты же мне платье сейчас зальешь! – возмутилась я, судорожно осматривая подол на наличие бордовых клякс. А в ответ – молчание. «Партия еще не началась, а противник уже готов сдаться», – весело заметила Аста. Я решилась посмотреть на магистра, надеясь увидеть его восхищенный взгляд. Но обнаружила стремительно темнеющее, мрачное лицо.

– Ты что, спятила? – прошипел он сквозь зубы.

Я обиженно вздохнула и все-таки протянула ему снадобье.

– Что это?

– Успокоительное, – невинно пояснила я.

Он махом заглотил содержимое и снова зло уставился на меня. Я же, раздраженно фыркнув, устроилась в кресле у камина, настраиваясь на долгий разговор. Просто прекрасно, теперь придется снова уговаривать его на проверку. В любом случае, у меня есть козырь, в виде приятного вечера с совершенно очаровательной девушкой… По привычке я закинула ногу на ногу, отчего разрез разошелся до бедра.

И в третий раз за этот вечер комнату огласил звон. Правда, на этот раз пострадало простое стекло. Зато гибель ему досталась гораздо более фееричная. Раздавлен прямо в руке.

– Не поранился? – обеспокоенно подалась я вперед.

– Нет, – прорычал он, стряхивая осколки.

Схватив со спинки кресла только что сброшенный плащ, хозяин накинул мне его на колени, скрывая алое кружево, и только после этого прошел к креслу напротив. Я лишь раздраженно закатила глаза.

– Что не так? – обреченно поинтересовалась я.

– Издеваешься? – мрачно донеслось в ответ.

– По-моему, в данный момент издеваешься именно ты, – обиженно произнесла я. – Вчера ты мне вменял, что я не смогу вести себя достаточно свободно. И согласился на мое предложение. Так чего ты ожидал? Что я буду с ног до головы запакована во что-нибудь очень мрачное и очень закрытое? По-моему, я вполне соответствую необходимому образу.

– Такого я не ожидал. Образу ты точно соответствуешь. Но в таком виде ты не выйдешь на улицу, – твердо заявил Дамиан.

– То есть проблема не в моей способности сыграть нужную роль, а в тебе? А как же профессионализм? – ехидно заметила я.

– Маленькая хамка, – процедил он. – Я смотрю, ты даже слишком вошла в роль. И все равно, ты никуда не пойдешь.

– То есть ты признаешь, что я справилась? – прищурилась я, удивляясь, что так быстро удалось его убедить.

– Нет, я признаю, что ты превзошла себя в желании это доказать. Но полевых испытаний мы так и не провели.

– По чьей вине? – возмутилась я.

– Прекрасно, сейчас я отправлю тебя обратно, ты переоденешься, и мы пойдем проверять твои актерские способности, – раздраженно предложил он.

– Серьезно? – пробормотала я, нагоняя в глаза слезы. – То есть я весь день прокрутилась, приводя себя в порядок, с таким трудом добыла это платье…

– Руки бы оторвать тому, кто тебе его дал, – процедил он, прерывая меня.

– Этим я сама займусь, – возразила я. – Так вот, добыла это чертово платье. Надела его, чулки, каблуки. Я так старалась, надеясь вызвать восторженный взгляд и похвалу. А что получила? Злобное рычание, возмущение и настойчивое желание меня переодеть. У меня и так невысокая самооценка, но ты умудрился уронить ее еще ниже… – Я почувствовала, как по щеке скатилась одинокая слеза. Переиграла?

Дамиан тут же бросился ко мне, присел на корточки и вытер мокрую дорожку на лице.

– Черт, Каська, ну прости меня, дурака, – искренне извинился он. – Ты потрясающе выглядишь, правда. Мне кажется, пострадавший хрусталь сказал тебе гораздо больше любых слов, – сдержанно улыбнулся он.

– Неужели я, такая потрясающе красивая сегодня, не заслужила хотя бы хорошего ужина? – бросила я на него печальный взгляд. – Я ведь и не ела толком, весь день убила на приготовления.

– Ты меня связываешь по рукам и ногам, – покачал он головой.

– Так на то и расчет, – улыбнулась я. – Ты обещал мне ужин и проверку. Изволь исполнять.

– Как же ты не понимаешь, – пробормотал он, взяв мое лицо в руки и слегка поглаживая кожу большими пальцами. – Я как представлю, что кто-то увидит тебя в этом наряде, сразу хочется спрятать тебя подальше! – Он приблизился, согревая висок горячим дыханием. А потом начал покрывать все лицо легкими поцелуями. Кончик носа, глаза, щеки, губы…

– А ты напоминай себе, что эта восхитительная девушка именно с тобой, – тихо рассмеялась я, когда появилась возможность. – Неужели это не льстит мужскому самолюбию?

– Льстит, – согласился он, снова целуя меня.

– Тогда пошли скорее! – Я слегка оттолкнула его. – А то помру с голоду.

Дамиан нехотя отстранился, позволяя мне выбраться из кресла. Я легко поднялась и взяла плащ, но не успела накинуть на плечи, как его забрали у меня из рук. Я обернулась и бросила на магистра обиженный взгляд.

– А как же обещанный ужин?

– Ужин будет, – успокоили меня. – Но я остаюсь при своем мнении. Никто не должен видеть тебя в этом платье. И могу заверить, что это был комплимент, – тихо проговорил магистр, стоя совсем близко ко мне.

– Меня уже видел ты, – улыбнулась я, посматривая исподлобья.

– Мне можно! – И меня притянули еще ближе.

Горячие объятия как никогда ярко чувствовались сквозь тонкий, холодящий кожу атлас платья. Одно чувственное прикосновение к губам, и маска Асты слетает, словно шелуха, оставляя маленькую растерянную Касю тонуть в своих чувствах. Лучше бы мы пошли в город! Перед незнакомыми людьми легче держать лицо. Наедине с ним играть сложнее.

Словно почувствовав эту смену ролей, Дамиан отстранился.

– Ты сама на себя не похожа, – хрипло сказал он.

– Потому что это не я, – тихо вторила я. Я, которая Касс. Которая почувствовала: прежде, чем этот вечер продолжится, надо кое-что объяснить. Только как? – Точнее, не совсем я. Все, что сейчас произошло, и все, что еще произойдет, это игра, но не лицемерие… Я имею в виду, если бы мне пришлось играть с кем-то другим, то я бы не смогла… Но я не хочу, чтобы ты все воспринимал буквально… Как же объяснить-то нормально? – совсем сбилась я с мысли.

– Я понял, – прервал он мои метания и, подняв на меня взгляд, улыбнулся.

– Это хорошо, – выдохнула я. – И играть я буду до конца вечера. Не потому, что я бы не провела с тобой вечер просто так. Просто я действительно хочу вам помочь и должна доказать, что это будет именно помощь, а не наоборот.

– Это я тоже понял. Ты очень ответственная девочка, поэтому все доводишь до конца, – усмехнулся Бриар.

– Да, – кивнула я, выдохнув, и постаралась снова запрятать настоящую себя поглубже. – Так что у нас с ужином? – Раз уж мне не дали публики, продолжим хотя бы для одного зрителя.

– Предлагаю провести его в приватной обстановке, – улыбнулся Бриар, мгновенно подхватывая мою игру.

– Я только за, но где мы этот ужин достанем? Насколько мне помнится, ты отпустил всех слуг? – напомнила я и тут же нахмурилась: – Или ты предлагаешь мне готовить?

– Нет, конечно, – успокоили меня. – Добывать еду – это занятие для мужчины. А женское дело – терпеливо ждать у горячего очага, чтобы разделить с ним добычу, – заявили мне.

Я улыбнулась и опустилась в кресло, всем своим видом выражая покорность и терпение.

– Я быстро, – пообещали мне, исчезая в портале.

Я получила пару минут передышки. Ох, во что же я играю? Куда влезла? Все так внезапно, так быстро. Еще позавчера я боялась магистра, его знаний обо мне и власти надо мной. Еще вчера я пообещала всего лишь не шарахаться от него. А сегодня мы уже ведем себя словно… любовники. Сердце в груди бешено застучало, пригоняя кровь к щекам. Как не вовремя началась вся эта игра. Или, наоборот, слишком вовремя? Мы сразу перескочили на личное близкое общение. И я не знаю, как к этому относиться. И что самое странное, не могу сказать, что меня это напрягает. Да, незнакомо, неожиданно. Я не понимаю, как правильно себя вести. Да и есть ли эти правильные варианты? Все, что я могу, это плыть по течению, пытаясь разобраться, куда же оно меня несет…

Долго мне плавать в размышлениях не дали. Казалось, прошло не более пары минут, а магистр уже вернулся, значит, и мне пора надевать маску.

В отличие от прошлого нашего ужина, здесь за один раз магистр все принести не сумел. Похоже, мое заявление о голоде восприняли буквально. Небольшой столик быстро заполнялся различными яствами, и завершающим штрихом стала бутылка вина и два бокала.

– Что ж, мужчина-добытчик вернулся со славной добычей, – с легкой улыбкой на губах заметила Аста.

– Главную добычу ему еще предстоит поймать, – сверкнув глазами, устроился он напротив.

Аста понимающе улыбнулась, а Касс внутри вздрогнула. Стать добычей этого зверя?

– Снова хочешь меня споить? – ткнула я в заполняющийся бордовой жидкостью бокал.

 

– Не могу сдержаться, – изобразил он раскаяние на лице. – Ты сегодня слишком обворожительна, чтобы не воспользоваться случаем.

– Так и быть, на сегодня я тебя прощаю, – благосклонно кивнула я. – Ведь я действительно сегодня хороша… – И кокетливо поправила прическу.

– Предлагаю тост, – поднял он бокал, и я поспешила взять свой, с интересом ожидая продолжения, – за потрясающий вечер.

Мы легко чокнулись, и в тишине комнаты разнесся мелодичный звон. Я сделала глоток.

– И как прошли очередные рабочие выходные? – решила завязать я светскую беседу.

– Очень плодотворно, – поделился магистр. – Помнишь, я обещал тебе сократить количество своих сотрудников на одну конкретную личность?

– И? – нетерпеливо подалась я вперед.

– Я свое обещание выполнил.

– Вот это скорость! – восхитилась я. – Мой герой! – гордо провозгласила я, приподнимая бокал в его честь и снова делая глоток.

– А где же вознаграждение для героя? – хитро глянул на меня Дамиан. – Я требую поцелуя.

– Так и быть! – Я вздохнула, протягивая руку. – Целуй, – позволила я.

– Как вы великодушны, – с улыбкой он перевернул мою ладонь, согревая слегка озябшие пальчики дыханием и поочередно целуя каждый.

– Да, я такая, – согласилась я, аккуратно вытягивая руку.

– С чего ты хочешь начать? – поинтересовался Бриар.

Я окинула взглядом богатый стол.

– Я доверяю твоим вкусам. – И безразлично пожала плечами.

– Лучше бы доверяла во всем остальном, – тихо укорил он. Я постаралась удержать на лице улыбку, не реагируя на замечание.

За ужином я старалась непринужденно вести беседу, пересказывая все новости, которые слышала от Рины, щебеча всевозможные глупости. В общем, создавала светскую атмосферу. Не знаю, насколько хорошо получилось, потому что на самом деле легко мне не было.

Ужин подходил к концу. В бокалах плескались остатки вина, и хотелось узнать решение.

– И каков вердикт? – уже серьезно поинтересовалась я, стягивая личину Асты.

Поняв, что моя игра на сегодняшний вечер окончена, Бриар отставил бокал:

– Что ж, должен признать, ты меня удивила. С ролью ты определенно справилась. Во всяком случае, тот, кто тебя не знает, никаких промашек не заметит.

Я улыбнулась, предчувствуя вкус победы, но стараясь не думать о том, что она принесет мне на самом деле.

– Я все равно против, – покачал он головой.

– Но… – попыталась возразить я.

– По крайней мере, пока не буду уверен, что у нас нет других вариантов.

Нахмурившись, я кивнула, признавая за ним это право на сомнения. В конце концов, если они справятся без меня, – мне же лучше.

– Мне пора в академию, – вздохнув, поднялась я.

– Пора, – согласился магистр.

В центре комнаты распахнулся портал. Я сделала шаг в его сторону, но Дамиан остановил меня, перехватывая за руки и разворачивая к себе.

– С моей стороны будет слишком нагло попросить тебя больше никогда не надевать это платье? – спросил он, сдвинув брови.

Я покраснела, наверное, до кончиков ушей.

– Не то чтобы оно мне не нравилось, – продолжил он. – Скорее… понравилось слишком сильно.

Еще немного, и я сравняюсь по цвету с этим проклятым платьем.

– Не волнуйся, я сама его вряд ли захочу еще раз нацепить, – пробормотала я, пряча взгляд.

– Тогда я могу быть спокоен, – мягко улыбнулся он, притянул мои руки и слегка коснулся губами каждой. – И спасибо тебе за необычный, но все равно потрясающий вечер.

– Вот уж что ты в нем нашел потрясающего, я не представляю, – пробормотала я, высвобождая руки. – Можно мне в академию?

– Беги, – усмехнулся он.

– Спасибо, – выдохнула я, уже собираясь сделать шаг.

– Жду тебя завтра после занятий, документы все еще на тебе, – напомнил он.

Я жалобно простонала, ведь надеялась, что про мое наказание забыли. Не тут-то было. Дамиан лишь тихо рассмеялся в ответ, и я скрылась в портале, чтобы выйти в своей комнате.

– Привет, гулена! – лениво донеслось с дивана. – И как прошел вечер?

– Бурно, – поделилась я.

– Главная цель всего этого мероприятия достигнута? – осведомился кошак.

– Как сказать, – уселась я рядом. – В том, что способна изобразить светскую львицу, я его убедила, но участвовать в расследовании мне все равно запретили.

– Тогда результат назовем отрицательным, – вздохнул кошак. – Надеюсь, тебе не пришлось воспользоваться моим амулетом?

– Да нет, – только сейчас я вспомнила про подарок Храна.

– Ну и хорошо. Хочешь обсудить что-то еще? – с прищуром глянул он на меня.

– Нет, я хочу снова стать собой и лечь спать! – Мне уже надоело обсуждать все непонятки, пусть идет, как идет.

– Всецело одобряю твой план! – согласился со мной кошак.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru