Сердце Дракона. Книга 8

Кирилл Клеванский
Сердце Дракона. Книга 8

Глава 642

Приземлившись на палубу, Хаджар мгновенно отпрыгнул в сторону. Прямо у него под ногами, рассекая доски камнедерева, в небо выстрелил столб яростного пламени.

Хаджар сначала подумал, что капитан использовала одну из своих техник, но потом понял, что это лишь взрыв одной из бочек в пороховом трюме.

А еще он осознал, что таких бочек…

В ту же секунду еще два ревущих столба, мгновенно испепеляя нескольких неудачливых пиратов, устремились к звездам. Задевая мачты и паруса, они постепенно укутывали снижающийся корабль в саван ревущего пламени.

Вскоре, создавая какую-то дикую симфонию, они то и дело пронзали корабль, чтобы вырваться с верхней палубы и рассеяться, забрав с собой чью-то жизнь.

– Даже если я здесь умру, ублюдок, – капитан, будто предчувствуя, куда ударит следующий столб, протянула в разные стороны свои сабли, – то ты умрешь вместе со мной.

Два огненных шторма куда большего размера, чем предыдущие, вырвались на свободу. Они с жадной страстью лизнули листовидные сабли. Вопреки всем ожиданиям, огонь, вызванный взрывом алхимического пороха, вовсе не расплавил клинки.

Каплями пылающей крови языки пламени стекли по саблям. Как только они дотронулись до рук капитана, та закричала от боли. Ее серые волосы разметались по плечам, а пламя с радостью начало пожирать и их.

Во всяком случае – так сначала казалось.

Но спустя несколько мгновений стало понятно, что огонь вовсе не сжигает капитана, а окутывает ее и без того Императорскую броню чем-то вроде покрова. Когда же за спиной пиратки появилась птица, Хаджар окончательно убедился в своей догадке.

Капитан пиратов владела чем-то вроде очень слабого Зова. А за спиной у нее размахивал крыльями вовсе не простой буревестник, а огненный. Языки пламени заменяли ему перья, а синие всполохи – крылья и когти.

Окутанная пламенем, она явно терпела сильную боль.

– Капитан, вы…

– Заткнись! – наорала огненная бестия на офицера. – Он убил моих дочерей, а я убью его. Полет буревестника!

Она выписала саблями запутанную фигуру. Линии сечений, которые оставляли ее клинки, сплелись в огненный шар, из которого постепенно проявлялись очертания когтей, клюва и крыльев.

Удар капитана, созданный из десятков скоростных сечений и выпадов, устремился в сторону противника. Пролетая над досками палубы, техника капитана оставляла на них широкие шрамы, которые мгновенно покрывались черной сажей.

От техники веяло силой, которая могла бы сравниться с одним из элитных учеников. Остановить такую голыми руками не смогла бы и Анис, даже учитывая ее артефактную броню и технику укрепления плоти.

И, может, Хаджар просто использовал бы Черный ветер, если не тот факт, что в данный момент он сражался не с одним противником.

Старший офицер пиратов вновь обернул меч белым светом. Только на этот раз, вытянув его перед собой на манер копья, он начал делать быстрые, точные выпады.

Каждый из них превращался в небольшую птицу, оставляющую за собой шлейф из белого света, внутри которого присутствовали мистерии уровня владеющего.

И, уже подготовив защитную стойку, Хаджар никак не ожидал, что летящие по прямой десятки белых лучей-птиц начнут менять траекторию.

– Проклятье, – выругался Хаджар. – Спокойный ветер!

Очередной удар нисходящего потока воздуха заставил и без того пострадавший фрегат затрястись с удвоенной силой. Но в отличие от предыдущего использования стойки, на этот раз это не возымело должного эффекта.

Белые выпады офицера, соединившись в одну белую птицу, закружились над своей огненной копией.

Хаджар, обернувшись шлейфом черного тумана, моментально разорвал дистанцию. Путь к отступлению преграждали рядовые пираты. Трясущиеся от страха Небесные солдаты, которые впервые в жизни столкнулись с подобными Хаджару.

Они, возможно, слышали об элитных учениках столицы, но лично никогда их не видели.

На каждого Хаджар тратил лишь по одному скоростному удару. Их высыхающие мумии, осушенные Черным Клинком, врезались в синий клюв огненного буревестника. Но этого нисколько не замедляло технику, а лишь делало ее сильнее и жарче.

Поняв, что не успевает ускользнуть из-под удара, Хаджар остановился и занял максимально защитную позицию. Внезапно он понял, что в наборе всех его стоек нет ни одной защитной. А на использование “Шелеста в кроне” у него уже не хватало времени.

– К Высоком Небу! – Хаджар замахнулся клинком в рубящем ударе. Если он уничтожит огненный удар, то белый, возможно, сильно его ранит, но не прикончит, чего не скажешь о технике капитана. – Черн…

Хаджар уже собрал необходимую энергию и вложил в нее мистерии духа меча. Только использовать свой лучший и самый убийственный удар он не успел.

Палуба прямо перед его лицом взорвалась фонтаном щепок и крови. С первой палубы на верхнюю взлетело сверкающее всеми цветами радуги существо.

Верхняя половина обезьяны, закованная в радужную броню и вооруженная огромным, покрытым острой чешуей копьем.

– Речной змей! – Выпад Эйнена был настолько стремительным, что даже для Хаджара он выглядел сверкающей вспышкой.

Огромная обезьяна, в чьих лапах было сжато дух-шест-копье, повторила движения Эйнена. То, что некогда выглядело как зеленый луч, рассекающий пространство, теперь преобразилось в плавник внутри этого самого луча, напоминающего реку. Он рассек сначала огненного буревестника, а затем, расчертив пространство широким зигзагом, ударил и белую птицу.

Хаджар уже несколько раз видел, как Эйнен применяет свой быстрейший из выпадов, но еще никогда прежде островитянин не поражал им сразу две цели. Причем цели, которые стояли вовсе не на одной линии.

– Капитан твоя!

Оттолкнувшись от палубы, обезьяна взмыла в воздух. Десятки, сотни ее выпадов породили не просто капли воды или камни техники “Скалистого берега”, а самую настоящую прибрежную линию. Десяти метров шириной, с острыми скалами и яростным прибоем, она ударила по офицеру.

– Ох, – только и смог выдохнуть Хаджар.

Эти полтора месяца Эйнен явно не потратил на ухаживание за Дорой. Островитянин стал намного сильнее, чем когда они расставались. А его понимание духа шеста-копья углубилось и укрепилось.

– Ну ладно. – Хаджар посмотрел на капитана. Техника, находившаяся на уровне элитной, явно не далась Рыцарю даром.

Она тяжело дышала, а огонь, прожигая броню, постепенно оставлял на ней страшные ожоги. Сцепив зубы, рыча, она терпела жуткую боль.

Хаджар отшатнулся. Не от испуга. А потому, что воочию увидел ожившую метафору о сгорании в пламени мести.

– Кто заказчик? – спросил Хаджар. – Ответь и не умрешь так.

Хаджар вновь указал на одну из высушенных мумий.

Корабль дрожал. Он все быстрее и быстрее падал сквозь облака. То и дело палубу пронзали столбы пламени. Пираты, поспешно отвязывая спасательные шлюпки, старались покинуть судно.

Никто из них и не догадывался, что им это сделать будет не суждено. Дора, пришедшая в себя, во всей красе гордо стояла на самом краю лодки.

Каждый раз, когда кто-то пытался сбежать, она наносила один удар своим тяжелым молотом. За ее спиной сиял самый настоящий иероглиф Леса. Самый редкий и самый могущественный из трех подвидов духа, он дарил своему обладателю воистину чудовищные силы.

Именно их сейчас и лицезрел Хаджар. Сила переполняла Дору, и каждый удар ее молота порождал невидимое, но ощущаемое землетрясение. Оно в щепки разбивало спасательные шлюпки и буквально развоплощало сбегающих с корабля пиратов.

– Капитан гибнет вместе с судном, ублюдок, – процедила пиратка. – Смерть буревестника!

Хаджар широко открыл глаза. Он слышал о подобном, но до этого момента никогда не видел самоубийственных техник.

– Проклятье! – выругался он.

Глава 643

Огненный саван, окутавший капитана пиратов, вспыхнул с новой силой. Окрасившись синим цветом, он вырос до трехметровой высоты.

Доски под ногами капитана начали постепенно превращаться в уголь. Дух буревестник за ее спиной, так же закричав, будто чувствуя настоящую боль, принял тот же окрас, что и самоубийственная техника.

Аура силы капитана возросла настолько, а жар был так силен, что стоявшие на расстоянии в двадцать метров пираты, Небесные солдаты, начали кричать от боли.

Их кожа пузырилась, а волосы тлели. Многие, не выдержав, бросались за борт. Смерть в облаках казалась им более легким исходом, нежели участь сожженного или высушенного заживо.

Хаджар не ошибся бы, если сказал, что в данный момент сила капитана пусть и не достигла уровня Повелителя, но и Рыцаря духа оставила позади.

Путь развития был велик и сложен, а так называемые ступени и стадии служили не более чем путевыми камнями. Но что именно находилось между этими камнями? Лишь сила.

И сейчас она переполняла капитана пиратов.

– Умри! – закричала она.

Ее движения были быстры. А синее пламя, Зовом окутавшее мать, потерявшую двух дочерей, раскрылось широкими крыльями. Не только горячие, но и невероятно острые, они с легкостью разрезали все, что встречалось у них на пути. Начиная от пиратов, которые, распадаясь на части, еще успевали кричать от боли, когда их пожирало синее пламя. Заканчивая широкими мачтами, которые с треском и грохотом летели в сторону и без того разваливающегося корабля.

Каждый шаг капитана, которая и сама уже обернулась сгорающей в собственном пламени птицей, оставался на палубе в форме пылающего и прожигающего доски следа.

Хаджар нисколько не сомневался, что если примет удар клюва – скрещенных сабель – в жесткий блок, то сгорит вместе с капитаном.

– Варвар! – раздался крик.

Краем глаза Хаджар заметил Эйнена. Тот уже развеял Зов и теневую обезьяну. Он стоял на борту и держался за снасти.

Рядом с ним лежал труп пронзенного в десятках местах Рыцаря-офицера, позади которого лежал целый холм из раскуроченных трупов.

 

– Сейчас! – ответил Хаджар.

Он, наверное, мог бы просто сбежать. Находясь рядом с бортом, вместе с Эйненом они бы успели допрыгнуть до лодки Марнил.

А вот капитан к этому времени, скорее всего, либо умерла бы от собственной техники, либо оказалась заперта на падающем корабле.

Но, глядя на то, с какой яростью и самоотдачей сражается капитан пиратов, Хаджар счел своим долгом встретить ее последнюю атаку, оборачиваясь шлейфом черного тумана. Огненная птица и туманный дракон устремились навстречу друг другу. Перед самым столкновением Хаджар изогнулся, ударил ладонью по палубе и взмыл в воздух.

Огненная птица пролетела под ним, и в момент, когда он оказался над ее спиной, Хаджар использовал свою лучшую из техник.

– Черный ветер!

Черный Клинок обернулся огромной полосой тьмы, которая, будто клык, пронзила капитана пиратов. Ее огненный покров на мгновение перекрасился в черный, а затем все исчезло.

От бравого пирата, веками бороздившего небесные просторы двух империй, не осталось даже пепла. Хаджар же, развеяв Зов, который постепенно занимался пламенем, рванул к Эйнену.

Позади него корабль уже не просто пронзали, а буквально разрывали огненные столбы. Что бы там ни сделал островитянин, он сделал это по науке.

Не просто поджег пороховой трюм, заставив судно взорваться огненным шаром, а создал нечто вроде ускоряющейся цепной реакции. Вот только – как в любой подобной реакции – наступает финал. И именно он, финал, и наступал в данный момент.

– Давай! – Эйнен протянул ладонь.

Хаджар схватился за нее и вместе, в последний момент перед оглушительным взрывом, друзья прыгнули за борт. Держась за руки, они летели в сторону алеющих на фоне огромного огненного гриба облаков. Но еще до того, как окунуться в их холодные объятия, оба упали на жесткие доски.

Лодка Марнил, не рассчитанная на подобные выкрутасы, покачнулась и ощутимо просела. Хаджар испугался, что оборвется парус или повредится волшебный иероглиф, но все же те выдержали нагрузку.

Эйнен, кряхтя, дотянулся ладонью до педали и вдавил ее в пол. Энергия из кристаллов накопителей, “спрятанных” внутри мачты, полилась в волшебный символ.

Тот засветился, и лодка буквально сорвалась с места. Сделала она это как нельзя кстати, потому что уже спустя секунду на землю полился огненный дождь.

– Проклятье, – снова выругался Хаджар.

Перевернувшись на спину и перевесившись за борт, он смотрел на то, как стремительно исчезает огненный гриб. С неба, даже учитывая, какое расстояние они преодолели, падали пылающие обломки. Порой воздух пронзали чьи-то крики. Сначала нарастая, они вскоре стихали, исчезая где-то под килем.

– А как же твое “этот корабль будет моим”?! – Хаджар вернулся обратно в лодку и распластался на скамье. – Это так ты, Эйнен, корабли захватываешь, да? Разносишь их ко всем Вечерним Звездам!

– Я быстро понял, что втроем мы им управлять не сможем.

Хаджар посмотрел на друга. Тот, покрытый поверхностными ранами, стоял у штурвала и вновь смотрел куда-то вдаль.

– Проклятье, дружище! Я до сих пор не могу понять, когда ты шутишь, а когда нет!

Какое-то время они летели в тишине. На такой высоте должно было быть невероятно холодно. Возможно, так оно и было. Но для истинных адептов простой холод или разряженный воздух не создавали абсолютно никаких неудобств.

А от шума встречного ветра их сберегал защитный купол, который и сейчас мерцал вокруг лодки.

– Простите, – внезапно прошептала Дора. Она, спиной прислонившись к мачте, сидела на дне лодки. – Стыдно-то как… растерялась, будто беззубая практикующая!

Хаджар не сразу понял, что “беззубая” в данном обороте использовалось в переносном смысле. Какое-то время он всерьез размышлял над тем, вырастают ли у эльфов зубы только после того, как они достигают уровня истинного адепта.

– Не страшно. – Эйнен продолжил разговаривать в своей привычной манере – абсолютно сухо и безэмоционально. – Любой, кто впервые оказывается в морском… прошу прощения, небесном сражении, в первые минуты цепенеет.

– С тобой тоже такое было?

Хаджар широко улыбнулся, но так, чтобы этого не видела Дора. Он уже знал эту историю, чего, видимо, не скажешь об эльфийке.

– Я исключение, – ответил Эйнен. Он наверняка не хотел продолжать данную тему, но Дора стояла на своем.

– Почему?

Островитянин повернулся к Хаджару, но тот лишь развел руками. Мол – сам выкручивайся.

Тяжело вздохнув, Эйнен все же решился ответить.

– Моя мать тоже была капитаном пиратского корабля. И родила меня прямо в момент сражения флота нашей семьи с государевыми судами.

После этого еще несколько часов они плыли в полной тишине. Дора, скорее всего, все еще обрабатывала недавно полученную информацию.

Живя в столице Дарнаса, в самом сердце всеми уважаемого клана, она, наверное, никак не могла осознать факта, что ее друг (возможно, даже больше) на самом деле является пиратом.

Хаджар же, раз за разом проигрывая в памяти эпизод боя с небесными джентльменами удачи, никак не мог понять, что именно так сильно его напрягало.

Внезапно догадка пронзила его сознание, и он подошел к Эйнену. Тот, сияя фиолетовыми глазами, смотрел то на звезды, то на море белых облаков.

– Скажи мне, друг мой, – прошептал Хаджар, – а как ты узнал, что я уже участвовал в корабельном бою и абордаже?

– Потому что ты не оцепенел, – как о чем-то само собой разумеющемся ответил Эйнен. – И потому, что “Крылья Рух” были утеряны. Поверь мне, я знаю, что значит “утерянный корабль”.

Больше в эту ночь они ни о чем не говорили.

Глава 644

Только к утру, даже несмотря на сумасшедшую скорость небесной лодки, они смогли достигнуть границы Пустошей. И поняли это вовсе не потому, что увидели знакомые Доре и Эйену, уже здесь побывавшим, просторы. Даже Хаджар осознал, что они подлетают к чему-то аномальному.

Все это время, что они провели в небе, они часто встречали попутные суда. Порой их провожали птицы или иные существа.

Иногда даже столь огромные, то их путали с тучами или облаками. Благо эти небесные монстры находились от них так далеко, что не обращали ровно никакого внимания.

Небо над империей было ничуть не безопаснее, чем ее бескрайние леса, долы, равнины и горы. В нем, как и везде, скрывались свои собственные тайны и опасности.

Но в какой-то момент исчезли встречные и попутные суда, пропали патрули, птицы и монстры. Небо, за исключением облаков и постоянно снижающей скорость лодки, опустело.

Когда Хаджар уже собирался задать соответствующий вопрос, то прямо перед ними в небе из облаков всплыл огромный иероглиф.

И когда Хаджар говорил огромный, то имел в виду настолько исполинский, что на нем мог бы уместиться целый город. Но самое ужасное, что Хаджар не чувствовал силы, исходящей от иероглифа, что могло означать лишь одно – его сила находилась за пределами Безымянного уровня.

Сканирование нейросетью также не принесло ровно никаких результатов. Она не смогла проанализировать то, о чем не имело понятия даже подсознание Хаджара.

– Что это, к Высокому Небу, такое? – выдохнул Хаджар.

– Останки древнего королевства, – с почтением и поклоном в сторону иероглифа ответила Дора.

– Какого еще королевства?

– Увидишь.

Эйнен, выкрутив штурвал, начал постепенно снижать скорость. Скоро, пронзив облака, они оказались на высоте нескольких километров. Опять же, даже такое быстрое снижение никак не повлияло на самочувствие троицы.

Истинные адепты плевать хотели на простые перегрузки, которые, наверное, уже убили бы обычного смертного.

И то, что открылось взгляду Хаджара, действительно, кроме как Пустошами, назвать было сложно. Огромные пространства, укрытые невысокой растительностью и красным песком. Редкие деревья выглядели так, будто их недавно сжег лесной пожар.

Горы и холмы оказались усеяны какими-то даже с виду безумно древними развалинами. Местами можно было заметить осколки построек, высотой превышающих гору, на которой стояла школа Святого Неба.

Иногда просторы красной от песка земли и сухой желтоватой травы рассекали остатки некогда широких и красивых каменных дорог.

В редких случаях взгляд Хаджара цеплялся за какое-то мельтешение. И, видят Вечерние Звезды, учитывая то, на какой высоте они находились, он не захотел бы сталкиваться вблизи с тем, что там мельтешило.

Кем бы ни были эти существа, вблизи они оказались бы размером с целый замок.

– Этого, древнего королевства, – пояснила Дора.

– Никогда не слышал о том, чтобы в Пустошах кто-то жил.

– И не услышишь. – Дора поправила висящий за спиной молот. По какой причине она не убирала его в пространственный артефакт, знала, наверное, лишь она одна. Ну, может, еще и Анис, которая тоже этого отчего-то не делала. – В Пустошах уже тысячи веков никто не живет.

Хаджар еще раз окинул взглядом бескрайние просторы. Все выглядело так, будто эти земли были оставлены лишь недавно – два, может, три века назад. Но никак не десятки тысяч лет.

А если земли спустя столько времени так сохранились, значит, кто бы здесь ни построил свое государство, делал это на совесть.

– А тот иероглиф, он…

– Запирает небо. – Эйнен еще раз выкрутил штурвал, и лодка слегка изменила курс. Теперь они не просто снижались, а планировали в сторону высокого замка. – Такие летают по границе всех Пустошей. Они не позволяют ничему и никому преодолеть их периметр.

– По границе всех Пустошей? Но ведь эти территории…

– Огромны, да, – перебил Эйнен. – Я тоже удивился, когда увидел их в первый раз. Но в ближайшее время, пока не уйдем вглубь, мы их еще увидим. Иногда они снижаются и…

– Падают, – закончила за островитянина Дора. – Наставники говорят, что через сотню-полторы веков они и вовсе упадут, и тогда небо над Пустошами снова будет открыто.

– И как только это произойдет, то территорию разроют вдоль и поперек, – догадался Хаджар. – А пока небо закрыто, то никто особо не хочет тратить силы на поиски мифических кладов.

К этому времени они уже влились в поток других лодок и бригов. Среди множества самых разных парусов и гербов Хаджар увидел и несколько знакомых. Он заметил и скрещенные внутри странного иероглифа мечи – герб Дома Хищных Клинков.

Увидел и изображение лошади и мешка – символ Тарезов, клана лучших торговцев. По совместительству, что неудивительно, главных кредиторов короны и просто самых богатых людей страны.

В их распоряжении были такие средства, что глава Дома, по слухам, мог себе позволить регулярные оздоравливающие процедуры у тетки Доры. И вроде как именно это и позволяло ему встречать уже пятое тысячелетие.

Замок же, к которому двигались все суда, выглядел несколько… странно. Хаджар на своем веку уже успел повидать самые разные укрепления. Начиная простыми деревенскими частоколами и заканчивая монументальными стенами Даанатана, которые, наверное, шириной преодолевали отметки в семь сотен метров.

Но вот то, что стояло у самой границы Пустошей, внутри неглубокого ущелья, выглядело воистину странным… если не пугающим.

По стенам всего ущелья даже с такой высоты можно было различить многочисленные ловушки. Какие-то заступы, острые ежи, дозорные вышки, рвы и котлованы, внутри которых несли вахту канониры.

Сам же замок выглядел боевой крепостью. Три ряда широких стен, на каждом из которых стояли пушки, а позади – у основания, на земле – ряды мортир. При осаде те должны были стрелять навесом и разбивать подступающие к стенам силы противника.

И, наверное, в самом укреплении такого вида не было ничего страшного или удивительного, если бы не одно но. Все было бы нормально, если бы крепость стояла на западной границе Дарнаса. Там, где их земли плавно переходили в земли Ласкана.

Но вот Пустоши – самое сердце столицы, и наличие здесь такой крепости выглядело чем-то ненормальным.

– Что это такое? От чего они защищаются внутри страны?

Эйнен с Дорой, будто только и дожидаясь этого вопроса, синхронно улыбнулись. Видимо, и сами когда-то задавали такой же вопрос.

– А как ты думаешь, что именно разрушило древнее королевство?

Хаджар повернулся к другу. Что-то ему подсказывало, что он не захочет узнать ответ. Ему даже показалось, что он услышал очень знакомый, пугающий смех одного сумасбродного демона, а потом еще и клекот могильного ворона.

– И что же?

– Ну, по слухам, – Дора попыталась добавить в голос таинственности, но у нее не особо получилось, – где-то в Пустошах стоят древние врата. Врата, через которые в наш мир иногда прорываются орды демонов.

– Но не бойся, друг мой, – а вот Эйнен с задачей справился на “отлично”, – за все время существования крепости они так ни с кем и не сражались.

– И зачем же мы тогда туда летим?

 

– Чтобы пройти контроль. Без специального артефакта вход в Пустоши невозможен.

– Закон?

Вместо ответа островитянин лишь указал пальцем в небо. Там все еще можно было различить очертания титанического иероглифа. Вот только Хаджар смотрел вовсе не в облака, а на землю.

Проклятье… Проклятье!

Врата демонов? Хельмер, который играет в свои игры?!

Видят Вечерние Звезды – как же он ненавидел интриги!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35 
Рейтинг@Mail.ru