Сердце Дракона. Книга 8

Кирилл Клеванский
Сердце Дракона. Книга 8

Глава 651

До самого утра Хаджар размышлял над тем, что сказал ему Черный Генерал. В обычных обстоятельствах он бы ни за что не поверил Врагу. И неважно, что о нем рассказывал Степной Клык. Несмотря на то что десятки детских сказок оживали на глазах Хаджара, многие из них так ими и остались.

И уж тем более он бы не стал размышлять над мотивами того, кто не скрывал своих убийственных намерений. Черный Генерал собирался уничтожить душу Хаджара и занять его тело – это все, что ему надо было знать о своем “предке”.

Но в то же время Хаджар не стал бы отрицать того факта, что новая техника была весьма заманчивой перспективой. Ну или, если предположить, что Враг обманул с клятвой, – приманкой.

В последнее время Хаджар все чаще ощущал, что техника, созданная Травесом, устаревает. Теперь он использовал ее скорее как подспорье, нежели в качестве основной разменной карты.

Его основным оружием уже давно стали “банальные” разрезы меча, создаваемые мистериями “Оружия в сердце” и стойка “Черного ветра”, которую он воссоздал из свитка, доставшегося ему от патриарха секты Черных Врат.

Сейчас Хаджар понимал, откуда у простого Небесного солдата, едва ли не поработившего захолустную страну, этот свиток. Он, скорее всего, получил его в Ордене Ворона – последователей и потомков первого из Дарханов.

И вероятно, Черный ветер еще долгое время будет оставаться основным из ударов Хаджара. Хотя бы просто потому, что тот все еще не мог полностью осознать всю глубину удара, который запечатлел художник на древней картине.

Да и воссоздан он был не по самому рисунку, а по его воспоминанию. Даже сейчас Хаджар был не в состоянии дольше мгновения смотреть на настоящий портрет удара Черного Генерала.

Уровень мистерий, заключенный в простом изображении, был настолько высок, что слишком длительный просмотр грозил немедленной смертью. И это учитывая, что Хаджар и сам был не последней фигурой в мире меча.

Все же не стоило забывать, что для большого мира, а не заповедника элиты, коим выступал Даанатан, ступень “Оружия в сердце” являлась чем-то мифическим.

Да даже в той же школе Святого Неба далеко не каждый, носящий на груди нефритовый медальон, мог похвастаться таким достижением.

Но и так – Хаджар все еще не мог спокойно медитировать над свитком с ударом Черного Генерала. Все, что он мог – медитировать над воспоминанием о свитке, что, разумеется, давало куда более скромный результат.

И на фоне этого любая техника меча рангом выше Небесного, представлялась для Хаджара более чем заманчивой перспективой. Чем, опять же, легко мог воспользоваться Враг, который, кажется, был в курсе всей жизни своего потомка и…

– О чем задумался?

Хаджар вздрогнул. Они ехали в сторону Соколиной Головы, хоть об этом, кроме Хаджара, никто и не знал. Эйнен доверял своему другу в той степени, когда не требуется каждую секунду переспрашивать о дальнейших планах. Остальные же просто следовали за Томом Диносом, который уверенно вел их в одном лишь ему ведомом направлении.

Благо это направление пересекалось с ориентиром, указанном на древней карте.

– Да так, – уклончиво ответил Хаджар. – Ни о чем.

Азрея недовольно фырчала, но терпела рядом с собой пустынную лошадь и Анис, сидевшую в седле. За все те полгода, прошедшие с момента прибытия Хаджара в столицу, с Анис он разговаривал только один раз.

Несколько месяцев назад Хаджар вместе с Эйненом и Дорой поехали на охоту на первобытного гиганта. Огромного монстра, который отправил к праотцам не одну сотню из участвовавших в походе учеников.

Именно в то время Хаджар и перебросился парой фраз с Анис Динос, бывшей старшей наследницей клана, а ныне – слугой собственного младшего брата.

За историей клана Хищных Клинков наверняка присутствовала какая-то тайна, но Хаджар не особо лез в их внутреннюю кухню.

Он, не стоит забывать, просто ненавидел интриги.

– Хорошо. – Девушка заправила выбившуюся прядь волос за ухо.

Хаджар внезапно ощутил себя так же, как некогда в борделе рядом с Эйне – первой девушкой, которая не отшатнулась при виде страшного уродца.

Долгие годы Хаджар боялся признаться самому себе, но, став старше и, что важнее, сильнее морально, он был готов посмотреть правде в глаза.

Эйне ему нравилась. Не как подруга, а как девушка. И точно так же, как сейчас рядом с Анис, так и рядом с Эйне он не мог подобрать нужных слов.

С ведьмой, землячкой Эйнена, все было по-другому. Они встретились, когда каждый из них страдал от одиночества. Их пути пересеклись и разошлись уже, наверное, навсегда.

– А ты…

– Я хотела…

Перебив друг друга, они вновь замолчали. Хаджару очень хотелось с оттяжкой хлопнуть себя по лицу. К нему уже подкрадывался третий десяток, а он не мог найти о чем поговорить с девушкой семнадцати лет.

Правда, в мире адептов возраст в таких делах практически не имел значения. Вон наставник Орун до сих пор выглядел как мужчина средних лет, хотя сколько ему там было веков – Хаджар даже и не знал.

– Расскажешь мне о своих приключениях в Ласкане? – спросила неожиданно Анис.

Хаджар напрягся. Его напряжение мгновенно почувствовала и Азрея. Тигрица глухо зарычала, чем заставила лошадь Анис нервно зафырчать.

Едва ли не одновременно оба всадника наклонились и похлопали животных по шеям. Вернее – попытались это сделать. Им помешал тот факт, что оба решили наклониться в разные стороны.

Хаджар – в правую, а Анис – в левую. В итоге где-то посередине они столкнулись головами. Мгновенно отодвинулись, с испугом посмотрели друг на друга и вновь хором перебили:

– Прос…

– Изви…

И замолчали. Если бы Хаджар в данный момент посмотрел на морду Азреи, то увидел бы, как та совсем по-человечески закатила глаза и будто бы даже раздраженно причмокнула.

– А как ты узнала про Ласкан? – спросил Хаджар.

– У Дома Хищных Клинков есть свои люди в Даригоне, – не сразу, но все же ответила Анис. – Эйнен просил меня о том, чтобы я выслала им ориентиры.

Хаджар посмотрел в спину островитянину. Ему не нужно было напрягаться, чтобы понять, что Анис лукавит. Эйнен бы никогда не доверил вопрос о “спине” своего друга постороннему человеку.

Так что Анис, скорее всего, по собственной инициативе напрягла сеть осведомителей своего клана. Причем, учитывая нынешний статус слуги, ей это далось не очень-то и просто.

– А еще перья в твоих волосах. – Анис быстро мазнула глазами по волосам Хаджара, а затем вновь вернулась к созерцанию пейзажей. – Я помню из уроков истории, что они служат знаками отличия в племенах орков. А те обитают в приграничье со стороны Ласканской империи.

Хаджар прикоснулся к двум перьям. Одному – белому, второму – красному. Он как-то не задумывался о том, что для любого мало-мальски образованного адепта эти перья служат лучше любого опознавательного знака.

– Они меня выхаживали после того, как пираты подбили “Крылья Рух”. Военный бриг, на котором я путешествовал к Даригону.

Хаджар не очень хотел врать Анис Динос, но другого выхода не видел. Тайна о землях Да’Кхасси была не его секретом. А раскрывать чужие секреты Хаджар Дархан считал более чем просто бесчестным поступком.

– Даже до Даанатана дошли слухи о том, что племена орков вновь начали кочевать по степям, – внезапно прошептала Анис. – А еще о том, что в отдаленных горах у Побережья Каменных Воинов произошла какая-то аномалия. Об этом все пограничье до сих пор гудит.

Хаджар повернулся к девушке. Та сверлила его взглядом пронзительных зеленых глаз.

– Опасность! – выкрикнул Том.

В этот момент Хаджар впервые был готов поблагодарить заносчивого аристократа.

Глава 652

Пейзаж Пустошей сильно отличался от того, что царил в Море Песка. Здесь тоже был песок, но вместо того, чтобы подниматься огромными золотыми барханами размером с целый фрегат или линкор, он красным покровом стелился по сухой земле.

Если в пустыне на небе за несколько лет Хаджар не встретил почти ни единого облачка, то над Пустошами висели тяжелые тучи, а около горизонта степенно плыли сотни кучевых.

Здесь была и растительность. Низкая, кустовая, сухая, тускло-зеленоватого болотистого оттенка.

Но несмотря на то, что пейзажи разительно отличались друг от друга, они имели одну общую черту.

Безжизненность.

Что в Пустошах, что в Море Песка встретить кого-то не представлялось возможным. А в случае Пустошей густым мазком на картине безжизненности выступали древние развалины.

Так что неудивительно, что заметив между обвалившимися стенами древней постройки странный силуэт, Том мгновенно среагировал предупреждением об опасности.

– Ох, проклятье, – выругался Хаджар.

– Великая Черепаха, – поддержал его Эйнен.

– Что вы…

– Тсс, – мгновенно среагировали друзья.

Спешившись, они взяли животных под уздцы и повели их в противоположную от силуэта сторону. При этом стараясь не поворачиваться к нему лицом.

А тот, выбирая одному лишь ему известную траекторию, бродил между стен.

– Мы уже видели такое, – прошептал Хаджар, стараясь при этом максимально подавить свою энергию.

– Такое – это какое? – переспросила идущая рядом Анис.

Весь отряд, несмотря на попытки спрятать ауры, выглядел напряженным и готовым к бою.

– Это дух, – коротко ответил Эйнен.

– Дух? – переспросила Дора. – Из всех нас лучше всего духов знаю я и уверяю, это никакой не дух.

Хаджар после похождений в Ласкане мог бы и поспорить с данным утверждением, но не собирался тратить драгоценное время.

К тому же Дора говорила о стихийных духах, ну или – рожденных непосредственно Рекой Мира и иными мистическими процессами.

Но то существо, которое бродило внутри древней постройки, имело очень малое отношение к “настоящим” духам. Может, когда-то в далекие времена оно действительно таковым и являлось. Но в какой-то момент древние люди сделали из него своего слугу, воина и оружие.

 

Именно с такими существами Хаджар и Эйнен столкнулись в приграничных землях у библиотеки Города Магов. Тогда им с большими потерями повезло справиться с несколькими подобными духами.

И, видят Вечерние Звезды, повторять лишний раз подобный опыт не хотелось. Может, когда-нибудь, когда они станут сильнее, но точно не сейчас.

– Главное, не пытайтесь коснуться его волей или энер…

Договорить Хаджар, к чему он уже давно привык, не успел. Силуэт внезапно замер. Будто сломанная кукла, он медленно поворачивался в сторону отряда.

– Чего вы боитесь? – фыркнул Том Динос. – Он обладает силой всего лишь Рыцаря духа средней стадии.

– Ох… – только и протянул Эйнен.

В ту же секунду позади островитянина появилось копье-клык, а сам он оказался внутри Теневой Черепахи, закованной в радужную броню. Та, громко зарычав, схватила дух-шест-копье и приняла ту же стойку, что и сам Эйнен.

При всем этом, стойка, которую занял не робкого десятка островитянин, была отнюдь не атакующей. Напротив, он всем своим видом показывал намерение уйти в глухую оборону.

Хаджар, тоже не теряя времени даром, призвал внутреннего дракона и Черный Клинок. Встав плечом к плечу с другом, он смотрел на идущего в их сторону духа.

– Советую вам приготовиться к бою, – процедил Хаджар.

– Хаджар, Эйнен, раз Том его потревожил, то пусть сам и…

Силуэт вздрогнул. Он буквально за мгновение переместился вплотную к Эйнену. Позади него тянулся покров синего пламени, в котором в беззвучных криках сгорали силуэты мертвецов. Сам же дух выглядел как высокий серокожий мужчина.

Вот только на его лице отсутствовал рот, волосы плавно переходили в пламя, а длинные руки доходили до колен. Оголенный торс выглядел будто обтянутый кожей монумент во славу мышечной массы.

Руки монстра защищало подобие брони, пальцы сжимали окутанный тем же синим пламенем меч, а все ниже пояса скрывала железная юбка.

Одним ударом меча, взорвавшимся всполохом ревущего пламени, он отправил Эйнена в многометровый полет.

Земля между местом, где стоял островитянин, и духом превратилась сначала в стекло, а затем разлетелась мерцающей на солнце пылью.

Удар, который нанес дух, можно было легко сравнить по силе с ударом Черного ветра Хаджара. Чем бы ни являлась эта тварь, она явно была сильнее тех, с которыми Эйнену с Хаджаром пришлось столкнуться в море Песка.

– …разбирается, – машинально договорила ошеломленная Дора.

– Благо он всего…

– Не договаривай! – выкрикнул Хаджар.

Обернувшись шлейфом черного тумана, он поднырнул под меч духа и выставил жесткий блок. Удар клинка, окутанного синим пламенем, обрушился на полоску тьмы. Хаджар, забирая четверть силы из ядра, мгновенно распределил ее по всему телу.

Вспыхнули обновленные, расширенные меридианы. Они буквально затопили тело Хаджара силой Реки Мира. Если бы не волчий отвар, то сокрушительная мощь рубящего удара духа раздробила бы скелет Хаджара.

А так с криком он смог удержать меч на плоскости Черного Клинка. Земля под ногами Хаджара затряслась, а потом обрушилась в широкую воронку.

Но даже так он не успел.

Анис все же договорила:

– …всего один.

– Проклятье, – прошипел Хаджар.

Слегка разворачивая запястье, он позволил мечу духа соскользнуть в сторону. Тот, поджигая воздух и оставляя за собой арку синего огня, врезался в землю. Это был даже не удар – остатки инерции. Но и они смогли вырубить в твердой породе длинную борозду.

– Крепчающий ветер!

Хаджар, отталкиваясь от дна воронки, ударил мечом наотмашь. Черный дракон, которым обернулся его удар, врезался в грудь духа. Он отправил его в полет, который окончился в развалинах древнего то ли храма, то ли замка.

Дух, впечатавшись спиной в старую кладку, обрушил ее себе же на голову.

– Накаркала, – с одышкой процедил Хаджар.

К этому времени уже очухался Эйнен. Он, вновь встав плечом к плечу с Хаджаром, выглядел несколько ошеломленным.

– Там, где одна эта тварь, – но несмотря ни на что, тон островитянина все так же был полон спокойствия, – там и несколько… Но откуда они здесь?

– Да, к демонам, о чем вы вообще? – не сдержался Том Динос.

Хаджар уже собирался огрызнуться на аристократа, из-за которого им теперь придется бодаться с неведомыми монстрами, но его прервал шепот Доры.

Эльфийка, которую уже сковывал полный латный доспех Императорского уровня, указывала молотом в сторону развалин.

– Смотрите, – прошептала она.

Среди разваливающихся остовов, старых стен, камней и рассыпавшихся статуй вспыхивали синие огни. Они увеличивались в размерах, пока из них, будто из дверей, не выходили точные копии встреченного ими духа.

Серокожие высокие “мужчины”, наполовину закованные в латы, тянули за собой шлейфы синего огня, в которых сгорали силуэты несчастных людей.

В руках они держали широкие, длинные мечи. Будто язык драконов, они были охвачены все тем же огнем.

– Что это за монстры?

Анис, выставив перед собой клинок, тоже активировала доспех. Он не был таким же нарядно-помпезным и блестящим, как у Доры, а выглядел, скорее, по-военному просто, но столь же надежно.

– Наследие Последней Войны, – сплюнул Хаджар.

К нему моментально повернулись все четверо.

– Что такое – Последняя Война? – спросил “ошарашенный” Эйнен.

Но на фоне аристократов островитянин выглядел самим оплотом спокойствия.

– Откуда ты знаешь о Последней Войне? – с нажимом и очень серьезно произнес Том. – Знание о древних эпохах недоступно для простолюдинов!

Хаджар посмотрел на Диносов и Марнил. Те, кажется, выглядели куда более обеспокоенными знаниями Хаджара, нежели текущей ситуацией.

Благо в следующее мгновение, когда в их сторону полетели огненные удары десятков духов, разговоры пришлось оставить на более подходящий момент.

Глава 653

– Отойди. – Динос, также закованный в Императорскую, помпезно-белую, украшенную золотом броню, бесцеремонно задвинул Хаджара за спину. – Эта битва не для Небесных солдат.

Хаджар, ошарашенный подобной бесцеремонностью, действительно ненадолго замер на месте.

В это время его спутники уже бросились в атаку. Вчетвером против почти полусотни духов, каждый из которых обладал силой, сравнимой с элитным столичным учеником.

А их аура Рыцарей духа средней стадии говорила о том, что они весьма долго смогут поддерживать подобный темп схватки.

Первым бой начал Эйнен. Его шест-копье недаром было длинным и скоростным оружием. Это позволяло островитянину идеально себя чувствовать именно на средней дистанции боя. Чем Эйнен и воспользовался.

Оттолкнувшись от земли, он взмыл в воздух. Его трехметровая теневая обезьяна выглядела одновременно и неприступной броней, и грозным оружием.

Дух-клык в ее лапах внушал некий первобытный трепет, берущий свое начало в тех далеких временах, когда первые люди вылезали из пещер, чтобы охотиться на самых жутких из монстров.

– Скалистый берег! – произнес Эйнен.

Его фиолетовые глаза вспыхнули дикой, необузданной энергией. Она прошла сквозь его сердце и руки, а затем влилась в дух. Сотни ударов шеста Эйнена и копирующей движения обезьяны обернулись, как и на корабле пиратов, самым настоящим морским берегом.

Волны били о скалы, а те рассекали их, выдерживая бесконечную борьбу, длящуюся с момента, как с неба упали первые капли воды, по легендам островитян – наполнившей мировые океаны и моря.

И эта десятиметровая береговая линия, со всеми ее бушующими волнами и острыми скалами ударила по духам.

– Кровавый бег! – подхватила инициативу Анис.

Девушка исчезла в одном месте, чтобы мгновенно, быстрее, чем успел что-либо осознать Хаджар, переместиться на десятки метров. И вновь началась жуткая круговерть ее силуэтов, которые перемещались от одного противника к другому.

В последний раз Хаджар видел сражающуюся Анис в битве с первобытным гигантом. Тогда она тоже перемещалась при помощи этой техники и, несмотря на то что она наносила удары по разным целям, выглядело это так, будто каждое ее последующее движение являлось продолжением предыдущего.

Но это было тогда, а теперь одновременно с техникой “Кровавого бега” Анис использовала и всю полноту доступных ей мистерий духа меча. С каждым ударом с лезвия ее Императорского клинка срывались алые разрезы. Куда более плотные и яркие, нежели у Хаджара, они врезались в ближайших духов.

Не стояла на месте и Дора. Позади эльфийки вспыхнул иероглиф, обозначающий “Лес”. Раскрутив огромный боевой молот, она, повторяя движения Эйнена, взмыла в воздух. Зависнув на мгновение в небе, она ударила своим оружием.

Хаджар до их боя с пиратами и не подозревал, что молот можно использовать и на средней дистанции. И пусть Дора, единственная из четверых не обладала “Оружием в сердце”, она с лихвой компенсировала это сильнейшим из трех видов духов Рыцаря.

Дух-иероглиф пропитывал ее атаки силой, идущей от самой природы. И даже один удар Доры создал воздушную волну, которая тараном ударила в строй духов.

Удар оказался такой силы, что Хаджар не просто ощутил подземный толчок, а был вынужден отскочить в сторону. Если бы он этого не сделал, то его правая нога провалилась бы в одну расщелин, зазмеившихся от места, куда пришелся удар Доры.

Но ярче всех сияла звезда именно Тома Диноса. За его спиной вспыхнул искрящийся алыми молниями меч-дух. Сам же Том вновь использовал свою излюбленную связку.

– Меч грома! – произнес он. Его клинок обернулся полосой алой молнии, внутри которой бушевали мистерии духа меча. – Кровавый бег!

И он присоединился к сестре. И если Анис двигалась плавно, изящно и будто танцуя, а ее разрезы меча походили на витающие в потоках ветра ленты, то Том…

Он был будто обезумевший и опьяневший от крови зверь. Мистерии меча он использовал не для разрезов, а чтобы подпитывать технику “Меча грома”.

В итоге каждый его удар, нанесенный по духу, буквально источал ярость и кровожадность. Вспышки молний, порождаемых ударами его Императорского меча, устремлялись высоко в небо.

Глядя на все это, Хаджар широко улыбнулся. Еще с первой битвы в Лунной армии, когда вместе с Неро они сражались с врагами, он понял, насколько это радостнее.

Радостнее биться вместе с сильными союзниками против еще более сильного врага. Именно в такие моменты перед тобой открываются не просто новые горизонты пути развития, но и что-то более глубокое, более фундаментальное, далекое от непосредственной битвы, но близкое к философии.

Близкое к пути, который, наверное, пытался найти в своих странствиях Хаджар.

Позади него внезапно зевнула Азрея.

Хаджар повернулся к ней и увидел, что тигрица улеглась на землю и положила морду на лапы.

– Что, эта битва слишком проста для тебя?

В ответ на это Азрея лишь фыркнула. Как настоящий хищник, она не стала бы опускаться до возни с мелкой сошкой. Тем более она бы не стала лишать Хаджара возможности стать сильнее, так что заняла позицию наблюдателя.

– Ну смотри, – хмыкнул Хаджар. – Мне больше веселья достанется.

Тигрица еще раз фыркнула, а затем и вовсе, обвив себя хвостом, закрыла глаза.

– Анис! – раздался крик Доры. – Не вздумай призывать своего духа!

Только сейчас Хаджар с удивлением понял, что из четырех Рыцарей, сражавшихся с духами-големами, лишь у одной Анис за спиной не маячил дух.

– Без него мы не справимся! – процедила исчезающая и снова появляющаяся девушка.

Высокое Небо и Вечерние Звезды, Хаджар действительно мог бы просто стоять и любоваться ее движениями. Плавными и резкими, жестокими и мягкими, стремительными и полными смертоносности. Никогда прежде он не видел живого мечника, который был бы способен на такой стиль битвы.

Воистину красивый и завораживающий. Совсем не тот простой, к которому привык Хаджар. Все же у него практически не было настоящего учителя меча, так что всему, что он умел, обучился самостоятельно. Не на тренировочных площадках, а на полях сражений.

Там не было часов, дней и недель, чтобы отрабатывать правильные и красивые движения. Лишь только самые простые и действенные. Те, которые заведомо отправят противника к праотцам.

На фоне движений и стиля Анис Хаджар действительно выглядел неотесанным варваром, который использует меч лишь как орудие убийства. Но, если задуматься, так ведь оно и было…

И Хаджар бы и дальше стоял на месте и наслаждался зрелищем, если бы не тот факт, что Рыцари проигрывали. Их самые лучшие и самые могущественные атаки из пяти десятков духов смогли уничтожить лишь троих или четверых. И теперь, втянутые в мясорубку сражения, Рыцари постепенно отступали.

И дело было не в слабости техник или развития, а в банальном численном превосходстве сопоставимых по силам противников.

 

– Ну, пришло время вступить в драку и солдатам, да? – Хаджар крутанул в руках Черный Клинок, а затем обратился к ядру.

Он зачерпнул из него половину силы. Его кристаллизованные меридианы, способные теперь выполнять функцию ядра, тоже внесли свою лепту в энергетический обмен.

Тело, укрепленное волчьим отваром, легко приняло и переработало гигантское для Небесного солдата количество силы.

– Что за…

– Еще один дух…

– Как это…

– Варвар.

Последний, насмешливо-горделивый комментарий принадлежал, как нетрудно догадаться, именно Эйнену. Остальные же, на миг ощутив, будто за спиной у них проснулся дикий, хищный зверь, на мгновение обернулись.

Вокруг Хаджара вспыхнул высокий, плотный столб черной энергии. И каждый из Рыцарей мог поклясться собственной душой, что внутри него он увидел очертания распахнутой пасти дракона.

– Черный ветер!

Одновременно с мечом простого Небесного солдата на мир обрушилась тьма. Все вокруг словно посерело, и каждый почувствовал, как ему на плечи ложится что-то тяжелое и, безусловно, смертельное.

Копия Черного Клинка Хаджара, увеличившаяся до семнадцати метров благодаря баснословному количеству влитой в технику энергии, ударила по духам.

Сконцентрировав в себе всю физическую, энергетическую силу Хаджара, прибавив к ним его острую и крепкую волю и мистерии меча, удар Черного ветра на миг смог прорваться сквозь барьер, отделявший технику уровня Неба от Императорской.

И пусть прорыв существовал всего долю секунды, но этого хватило, чтобы эхо от удара, разнесшееся по округе, буквально мгновенно обратило в прах сразу нескольких духов. И это не считая еще трех, что погибли непосредственно под ударом Хаджара.

– Проклятье…

Сложно было понять, кто именно из четырех Рыцарей выругался. Скорее всего – они сделали это хором. А Хаджар, обернувшись шлейфом черного тумана, который напоминал собой силуэт дракона, уже врубился в ряды противника.

В его движениях не было элегантности – только чистая ярость. В его ударах меча отсутствовала красота – только стремление как можно быстрее и проще убить врага.

Он не выглядел мечником, осознавшим глубину “Оружия в сердце”.

Нет.

Вернувшийся из Ласкана Хаджар Дархан до жути напоминал разъяренного хищного зверя, который с радостью встречал каждую новую битву.

Сверкающий оскал вкупе с сияющими глазами были тому подтверждением.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35 
Рейтинг@Mail.ru