Сердце Дракона. Книга 6

Кирилл Клеванский
Сердце Дракона. Книга 6

Глава 447

– Не уверена, что это хорошая идея, – задумчиво произнесла Дора.

Прямо перед ней в одной из трех комнат деревянной избы лежала гора разнообразного добра. Лишенные такой полезной безделушки, как невероятно дорогого (для двух оборванцев) пространственного кольца, друзья были вынуждены сложить весь свой хабар в избе. Самые драгоценные для себя вещи, такие как свиток с изображением удара Черного Генерала, слезу феи и каплю древнего эликсира, Хаджар распихал по карманам.

Не так надежно, как пространственное кольцо, но лучше, чем если бы драгоценности лежали прямо в доме.

– Что тебя так волнует? – Эйнен копался среди артефактов почивших адептов.

Увы, чем-то внушительным они не обладали. Разве что Араз носил боевые перчатки уровня Неба. Их сразу же, безо всяких оговорок, решили отдать Эйнену. Все же именно ему принадлежала полноправная и чистая победа на слугой Дома Тарез.

– К вечеру мы это все уже обменяем на очки славы, – кивнул Хаджар, – так что даже если кто и сможет сюда вломиться, то их будет ожидать только разочарование.

Дора толкнула сандалией (броню она «сняла», как только они вошли в Даанатан) колчан со стрелами. Тот прокатился около метра и со звоном остановился в куче остального оружия. Хаджар с Эйненом даже и не разбирали ее. Там не было ни достойных мечей, ни тем более такого редкого оружия, как шест-копье.

– Нет, этот хлам меня не интересует. – Девушка вряд ли намеревалась задеть чувства двух друзей, но отчасти у нее это получилось. – Каким образом они смогли так быстро выяснить, что вы убили Араза?

Хаджар с Эйненом переглянулись. И действительно. С момента смерти гиганта не прошло и четырех дней, а эти молодцы, казалось, караулили дом друзей с того самого момента, как Араз предстал перед порогом праотцев.

– Может, кто-то сообщил? – предположил Хаджар.

Он сидел на подоконнике и смотрел на работу своих рук. Вместо стекла на окна он поставил деревянные ставни. И сейчас, просто от нечего делать, вырезал на них ничего не значащие узоры.

– Вряд ли, – покачала головой Дора. – Я следила за вами от самого города. Если бы кто-то оказался поблизости, я бы обязательно почувствовала.

– А если бы этот кто-то обладал техниками скрытности? – Эйнен, расправив тканевый мешок, начал постепенно складывать туда добытые в бою артефакты.

Странно, но «продажа» любого материала осуществлялась не в Башне Сокровищ, а все в том же Зале Славы. Именно там артефакты, алхимические пилюли и эликсиры, разнообразные материалы и банально деньги можно было обменять на очки славы.

– В лесу мое восприятие не сравнится даже с Рыцарем духа средней стадии. – Эльфийка, размышляя над ситуацией, забавно хмурила брови. – Если этот «кто-то» действительно использовал технику сокрытия, то он должен был быть не ниже пикового Рыцаря духа.

– Не припомню, чтобы мы заводили таких противников. – Хаджар убрал нож за голенище и смахнул с резьбы опилки. – Единственные, с кем мы успели поконфликтовать, – Араз, уже стучащийся в дом праотцев, и Том Динос, младший наследник Дома Хищных Клинков.

Дора шокированно дернула подбородком, отчего ее белоснежная грива сделала весьма красочный пируэт.

– А с Томом-то вы как умудрились поругаться? – с удивлением спросила девушка.

– С Томом? – От Хаджара не укрылась фамильярность в тоне Доры. – Вы с ним знакомы?

– Разумеется, – кивнула девушка. – Как наследники семи кланов Дарнаса, мы довольно часто виделись на совместных мероприятиях. Но можете ничего про него не расспрашивать. Я куда лучше знаю его сестру – Анис, нежели его самого.

– Сестру? – на этот раз удивляться пришлось самому Хаджару. – Мне казалось, что она его служанка.

Дора уже открыла было рот, но, видимо, поняла, что сказала что-то не то.

– У них очень тяжелая обстановка в клане, – уклончиво ответила она и отвернулась. – Так как, еще раз, вы поссорились?

«Видимо обстановка не очень не только у Хищных Клинков», – подумал Хаджар, но вслух ответил:

– Я толкнул его плечом во время экзамена.

– А, ну это все объясняет.

Эйнен даже споткнулся.

– Объясняет? Из-за толчка плечом он едва было не отправил моего варварского друга к праотцам.

– Ну, – Дора чуть игриво улыбнулась, – у Тома очень болезненное самолюбие и невероятно раздутое самомнение.

Проблема раздутого самомнения, по мнению двух друзей, вообще была бичом не только наследников кланов, но и всего Даанатана. А может, и большей части Дарнаса.

– Ладно, – Дора поправила волосы и повернулась к выходу, – еще раз спасибо вам большое, что помогли мне. Свои обещания я держу и, как только в моих руках окажется достойный пространственный артефакт, я сразу передам его тебе, Хаджар Дархан. Можете меня не провожать.

И с этими словами девушка вышла из избы. Друзья, провожая ее взглядами, дождались, пока эльфийка покинет холм и затеряется среди деревьев.

Только после этого Хаджар жестами показал Эйнену на стены, потолок и пол. Островитянин кивнул и поднял веки. Его нечеловеческие, фиолетовые глаза вспыхнули странной энергией. Такую, радужную, Хаджар видел только в исполнении своего товарища.

Примерно с минуту Эйнен внимательно осматривал каждый миллиметр пространства. Только после этого он вновь опустил веки и кивнул.

– Все чисто.

Хаджар облегченно выдохнул. Он до самого конца опасался, что Дора оставит здесь какой-нибудь следящий артефакт или заклинание. Все же для нее, воспитанницы одного из семи крупнейших и сильнейших Домов, было в порядке вещей владеть обоими путями развития.

Как, впрочем, и для всех в этом мире, кроме самого Хаджара. Что-то с ним, по словам Рахаима, приключилось, что он оказался с рождения неспособен использовать истинный путь развития. А без этой способности дальше Рыцаря духа пройти невозможно.

Впрочем, проблемы Хаджар собирался решать по мере поступления.

– Стоило проверить. – Хаджар соскочил с подоконника и, подойдя к груде хлама, выудил оттуда карту. – Где мы ее встретили в первый раз?

Эйнен, подойдя ближе, указал пальцем на вход в Лес Теней.

– Я заметил, что она следит за нами, как только мы вошли в лес.

– Значит, солгала, – кивнул Хаджар. – Она следила за нами вовсе не от города, а только в лесу.

– Получается, – продолжил Эйнен, – что она знала, что мы там окажемся.

– Причем именно мы. – Хаджар отложил карту, опустился на корточки и устало потер переносицу. – Высокое Небо, дружище, мы опять с тобой во что-то вляпались.

Островитянин отошел к стене и облокотился на нее плечом. Правда заключалась в том, что они все это время знали, что за ними кто-то следит, но не знали, кто именно. Особые глаза Эйнена позволяли ему видеть и осознавать куда больше, нежели простым людям и даже эльфам.

Он засек присутствие Доры еще в тот момент, когда она сделала первый шаг в их сторону. Можно было сказать, что друзья использовали себя в качестве наживки, дабы выловить идущего по их следу хищника.

– Странная девушка, да? – И вновь эта необычная улыбка Эйнена.

– Я даже кольцо ей отдал, чтобы на чистую воду вывести, – раздосадованный Хаджар хлопнул ладонью по полу, – а она действительно нас не обманывала… или обманывала.

– Кроме нее за нами никто больше не следил.

– Ты уверен?

Эйнен нахмурился.

– Мои глаза видят многое, мой варварский друг, – сухим тоном ответил островитянин. – Чтобы скрыться от них, преследователь должен быть не ниже Повелителя. Ты когда-нибудь ссорился с Повелителем?

– Рахаим в счет?

– Нет.

– Тогда ты знаешь мой ответ.

Друзья помолчали. Ситуация им не нравилась не своей опасностью, а скорее тем, что они не понимали, что вокруг них происходит. Но одно было им известно точно – со всей этой грудой добра пора было разобраться.

Через полчаса с четырьмя заплечными мешками, по два каждому, они отправились в Зал Славы.

Глава 448

У входа в Зал Славы, по обыкновению, столпилось приличное количество народа. Редко кто готовился к походу за очередной порцией очков в одиночку. Обычно собирали группы от двух и до неограниченного количества участников. Тот, кто собирал, брал четверть от награды и добычи, а все остальное делилось поровну.

Именно поэтому, учитывая, что Зал Славы закрывался на ночь, очередь к нему выстраивалась в момент закрытия и порой за место в ней вызвали на поединки.

Минуя толпу, друзья вошли в специальный зал, отведенный под торговлю. Здесь за десятком разнообразных столов сидели наставники школы. Наверное, в их среде тоже работала определенная система провинностей, потому как особым энтузиазмом они не блистали.

– Семьдесят очков за листья столетнего пятицвета?! – бушевал ученик внутреннего круга.

Учитывая то, как жалко он выглядел – весь в ранах, в ободранных одеждах и с погнутой саблей, добыча далась ему нелегко.

– Листья помяты, – скучающим тоном повторял наставник, – сок из них почти весь вытек. Собраны они неподобающим образом.

– Да я ради них все Озеро Грез обыскал! Меня там чуть не сожрали!

– Листья помяты, – наставник даже не думал менять свои аргументы, – сок из них почти…

– Да к демонам! – рявкнул ученик. – Давай сюда мои очки и, видят боги, надеюсь, однажды мы поменяемся местами!

Никак не отреагировав на неприкрытую угрозу, наставник коснулся протянутого ему жетона. Выругавшись, ученик развернулся на пятках и ураганом умчался прочь из зала. И таких вот сцен здесь было хоть отбавляй. В общих чертах – ни один из учеников, пришедшим на место обмена, не уходил оттуда довольным.

Многие, кто помладше, и вовсе грозились рассказать о самоуправстве наставников-менял разве что не самому ректору. Хаджар же с Эйненом прекрасно понимали, что бесплатного в мире боевых искусств не было ровным счетом ничего.

Школа Святого Неба не собиралась делиться накопленными знаниями с кем попало (отсюда деление на ранги среди учеников) и уж точно, делать это за «просто так». Поэтому в том, что они старались обобрать всех и каждого до нитки и поиметь выгоду, не было не то что ничего непонятного, но и зазорного.

 

На фоне отсутствия знаний как таковых Хаджар был готов заплатить цену и в десять раз большую.

– Добрый день, достопочтенный наставник, – поклонился он мужчине в серых одеждах. – Вас приветствует ученик внешнего круга, Хаджар Дархан. Надеюсь, мы сможем договориться.

– Выкладывай свое барахло, – скучающим и безразличным тоном, подперев рукой подбородок, поторопил наставник.

Многие из молодых «гениев» на месте Хаджара оскорбились бы подобным отношением, но он все с тем же поклоном вытряхнул содержимое мешков на стол.

Наставник, даже не прикасаясь к артефактам, обвел их все тем же скучающим взглядом.

– Пятьдесят восемь очков славы за все, – сказал он. – Ты новенький, так что предупреждаю сразу – не торгуюсь. Если с ценой не согласен, можешь попробовать продать другим ученикам.

– А так можно? – удивился Хаджар.

– Очки славы свободно передаются от одного жетона к другому. Таким же образом и забираются, но советую с последним не злоупотреблять. Сам догадаешься почему.

Хаджар догадался. Совсем недавно они с Эйненом отправили на тот свет два десятка адептов. У каждого из них, наверное, могли быть друзья… Друзья, которые не преминут появиться на пороге и под предлогом мести попытаться забрать награбленное.

«Грабь награбленное – живи в роскоши», – так в эпоху правления Примуса приговаривали стражники на королевских трактах Лидуса.

– Я согласен, – кивнул Хаджар и протянул свой жетон.

Наставник коснулся его и, даже не пожелав хорошего дня, позвал следующего. Хаджара едва не оттолкнули в сторону. Так торопился тучный низкорослый парнишка, из мешка которого тянуло гнилью и затхлостью.

Не став наблюдать за очередной «продажей», Хаджар направился к выходу. Там его уже ждал Эйнен.

– Сколько? – спросил он.

Хаджар назвал свою сумму.

– У меня немногим больше. Всего получилось семьдесят два.

– Это даже больше, чем у того парнишки с его цветком.

– Просто ему не повезло, – пожал плечами Эйнен. – Будь у него нормальные лепестки столетнего пятицвета, смог бы получить не меньше четырех сотен.

Хаджар цыкнул и направился в сторону Зала Славы. Им срочно требовалось еще одно задание.

– А я уже обрадовался, что мы и без золотых жетонов сможем разжиться очками.

– Если бы все было так просто, мой варварский друг, то здесь все бы ходили в статусе полноправных.

В зале вновь было не протолкнуться. Порой случалось так, что счастливчики, прорвавшиеся сквозь толпу, срывали первый попавшийся лист с заданием и тут же бежали на выход.

На девять частей из десяти помещение было забито учениками внешнего круга. Куда как меньше здесь находилось полноправных и никого из внутреннего круга.

– Им задание выдают лично предписанные к их группам мастера, – ответил на не озвученный вопрос Эйнен. – Каждый, кто получает изумрудный жетон, получает и место в группе. У каждой группы есть куратор – мастер. Он и выдает им задания, а также иногда обучает. Без всяких очков славы.

– Жируют, – скривился Хаджар.

– И не говори, друг мой, и не говори.

Как бы ни были сильны адепты школы Святого Неба, большинство из них еще не встретили двадцатой весны. Боевого опыта у них тоже имелось с гулькин нос. Все это вкупе давало Хаджару с Эйненом неслабое преимущество. Вовсе не в силе, а скорее, в чем-то другом, невидимом взгляду.

Так бывает, когда звери, никогда не встречавшие человека, начинают инстинктивно прятаться от опытных охотников. Так же происходило и сейчас. Если остальным приходилось пробиваться сквозь толпу желающих погонять за очками славы, то Хаджар с Эйненом просто… шли.

Будто волнорезы, они рассекали людское море, спокойно подходя к доскам с заданиями. Ученики их даже не замечали. И уж точно не боялись. Просто инстинктивно старались отодвинуться в сторону. Уйти с пути тех, кого их подсознание воспринимало как потенциальную угрозу.

Может быть, ученики и не видели этого, но все же чувствовали, что руки у этих двоих были не просто по локоть, а по самую макушку в крови.

Подойдя к доскам, Хаджар с Эйненом смогли их спокойно разглядывать и читать задания.

– Не думаю, дружище, – Хаджар почесал отросшую щетину, – что нам стоит возвращаться в Лес Теней.

– Это верно, – кивнул Эйнен, – местный дух явно к тебе большой любовью не воспылал.

– Остается только Долина Болот.

Их было двое, так что они смогли взять каждый по заданию. Суть мало чем отличалась от тех, что выписывали на Лес Теней. Только вместо листьев кустарника им требовалось собрать сто килограмм желтой травы Пагани. Что это такое – никто из друзей не знал, но на листах с заданиями красовались цветные рисунки с подробным описанием.

– Коса есть? – улыбнулся Хаджар.

– Есть твой меч, – легко парировал шутку Эйнен. Надо же, а раньше бы просто промолчал. – Думаю, справимся и им.

Друзья вышли из Зала Славы и отправились обратно в избу. Они пока не торопились вновь спускаться с горы школы Святого Неба и отправляться на очередные поиски приключений. В прошлый раз, едва ли не на грани провала, они с трудом, но одолели двадцать адептов.

Теперь же им угрожали и явно собирались претворить угрозы в жизнь сразу пятьдесят учеников внешнего круга. Все – Небесные солдаты начальной стадии. А это означало только одно – нужно было срочно использовать полученные в битве озарения и вдохновения, а также заняться глубокой медитацией.

Друзьям было необходимо стать сильнее, и у каждого для этого имелись собственные приемы.

Например, у Хаджара в подполе избы лежал бурдюк с восемью с половиной литрами Изначальной Воды. Так что пришло время немного потренироваться в технике медитации «Пути среди облаков».

Глава 449

Друзья не удивились и тому, что на подходе к холму в Лесу Знаний Эйнену удалось учуять сразу несколько «шпионов». Те в целом не очень и скрывались. Техники сокрытия они не использовали – просто расселись на ветках второго яруса Леса.

Хорошо хоть, на манер оазисных обезьян не кидались фекалиями. Хотя… это еще смотря с какой стороны посмотреть на ситуацию.

Попетляв среди своих же ловушек, друзья вошли в дом. После продажи добытого у покойных адептов добра помещение казалось слишком уж пустым и даже неживым.

– Когда пойдем? – спросил Хаджар.

– Через три дня, – ответил Эйнен и свернул в свою комнату.

У них у каждого имелось по собственному помещению, где они и собирались предаваться медитациям. Тренироваться же с оружием можно было и на улице. Они ведь не личные ученики, чтобы делать это в специально оборудованных личных залах.

Проводив Эйнена взглядом, Хаджар зашел к себе и закрыл дверь. Отогнув половицу, он выудил из ниши бурдюк. Для тренировки в драконьей технике медитации, ставшей ему доступной благодаря сердцу Травеса, ему требовалось семь литров Изначальной Воды. Благодаря Доре он смог их заполучить за сравнительно небольшую цену.

По пути обратно в школу Святого Неба они проезжали через разнообразные лавки и магазины. В одном из таких на витрине стояла пиала с Изначальной Водой. И за сто миллиграмм подобного ресурса требовали триста пятьдесят имперских монет. Так что можно сказать, Хаджар еще и в прибыли остался.

Особенно если во время тренировки получится уложиться именно в семь литров. Тогда оставшиеся полтора сделают их с Эйненом жизнь намного проще.

Усевшись в позу лотоса, Хаджар прикрыл глаза и выровнял дыхание. Постепенно он погружался все глубже и глубже в Реку Мира. Будучи на уровне практикующего, он воспринимал ее как темную реку энергии. Теперь же понимал, что она была вовсе не бесцветной, а скорее походила на ночное небо.

Он видел разноцветные отблески света мириад духов, которые вливали свои силы в общий поток энергии. Среди всех прочих ярче всего для Хаджара сиял дух меча. Его стальной свет касался Хаджара. Теперь ему больше не требовалось, как это было годы назад, прорываться сквозь преграды, чтобы коснуться мистерий того, кому он посвятил свой путь и жизнь.

Но сегодня Хаджар не собирался впитывать силу духа меча и реки энергии. Ему требовалось нечто совсем иное.

Открыв «глаза», он направил свой взор в реальный мир. При взгляде сквозь Реку Мира реальность сильно искажалась. Это как если смотреть на мир сквозь водоворот внутри прозрачной колбы. Все становится размытым, неясным, лишенным прямых линий и очертаний.

Бурдюк с Изначальной Водой, чью крышку Хаджар отвинтил заранее, выглядел как спокойный монолит синей энергии. Плотной, как скала, и в то же время вязкой и текучей, как оливковое масло.

В реальности Хаджар накрыл ладонью горлышко бурдюка. С каждым его вздохом от Изначальной Воды отделялись нити густой синей энергии. Они пронзали его ладонь, втягиваясь в тело. Параллельно с этим вокруг Хаджара вились вихри его собственной силы.

По лбу катились градины пота. Они падали Хаджару на щеки, оставляя за собой полосы синего цвета. Казалось, что вся жидкость в его теле, не относящаяся к крови, заменяется на Изначальную Воду.

Но это был лишь первый этап, описанный в технике медитации «Пути среди облаков». Очень давно, когда Хаджар только-только прочитал содержание манускрипта Травеса, то не понял, каким образом можно сделать меридианы человека шире, чем они есть.

И, оставив эту загадку на долгие годы, Хаджар больше не возвращался к ней. Не возвращался ровно до тех пор, пока в толпе желающих принять участие в экзамене не увидел Тома Диноса и Анис. Их меридианы были намного шире, нежели у простых людей.

Что это означало для пути развития? То, что они могут использовать намного больше энергии, нежели остальные. Да, по сути их изначальный запас силы, хранящийся в ядре, никак не отличался от того, каким обладали остальные.

Отличалось лишь то, сколько энергии за раз они могли оттуда забрать, как быстро они были способны это сделать и насколько малая доля в итоге уходила не в технику, а рассеивалась в пространстве. И чем шире каналы меридианов, тем выше эта способность.

А сколько могло потребоваться энергии для того, чтобы взлететь? Вот об этом Хаджар точно не хотел задумываться. Пока что сквозь жуткую боль он впитывал в свое тело Изначальную Воду.

Она, вливаясь в тело физическое, начинала отдавать силу телу энергетическому. С каждым вздохом эта энергия втягивалась в его меридианы. Она делала в них сотни тысяч миниатюрных разрезов, а затем заполняла их собой и затвердевала. Существуя сразу в двух агрегатных состояниях – твердом и жидком, Изначальная Вода становилась частью энергетической системы Хаджара.

Вот только боль, через которую ему приходилось пройти ради этого «развития», превосходила не только пытку в виде жизни в образе уродца, но и развития при помощи ядер монстров.

Говорят, что только безумец или глупец будет пытаться использовать в качестве ресурсов ядра монстров. Ибо боль, сопровождающая подобный метод, может заставить заплакать от жалости даже бога войны Дергера.

Хаджар же за свою жизнь выполнил подобный трюк трижды. Но даже так нынешняя боль затмила все прежние. В реальности из глаз и ушей Хаджара потекла кровь. Кожа его побледнела, а местами потрескалась и тоже начала кровоточить.

До этого ровный и спокойный вихрь силы потерял свою стабильность. Он то вырастал до нескольких метров и начинал терзать крышу избы, то исчезал в полоске невидимой глазу простого смертного энергии.

Меридианы Хаджара, слегка дрожащего от жуткой боли, постепенно росли и увеличивались.

Один литр испарялся за другим. Увы, использовать технику, предназначенную для драконов, так, чтобы не сделать ни единой ошибки, Хаджар оказался не способен. И под конец вместо семи литров он израсходовал все семь с половиной. Но даже такая погрешность показывала, насколько невероятно крепкой была его воля.

Простой адепт, да что там, большинство адептов не выдержали бы и часа подобной тренировки. Хаджар же просидел в позе лотоса целых девять часов. Именно столько времени, проведенного в океане жуткой боли, потребовалось ему, чтобы впитать семь с половиной литров Изначальной Воды и увеличить размер своих меридианов.

В итоге их общий объем вырос наполовину и теперь был сродни тому, что он видел у Анис. До уровня Доры или Тома ему было еще далеко, но первый шаг сделан…

Открыв глаза, Хаджар посмотрел на бурдюк. Там оставался еще один литр. Иными словами – три с половиной тысячи имперских монет. Сумма большая. Он бы точно нашел ей путное применение.

– Я ведь не дракон, да, – задумчиво протянул Хаджар. – Учитель не устает мне об этом напоминать. Я не дракон и не… человек. Но сейчас использую драконью технику в человеческом теле.

 

Внезапно Хаджара поразила шальная, почти безумная мысль. А что, если он сможет использовать оставшийся литр и дальше? Нет, не для того, чтобы еще сильнее расширить каналы. Он чувствовал, что если решится на подобное, то попросту их порвет. На данный момент они достигли своего максимума.

Но если их нельзя было расширить, то, возможно, получится… удлинить. Что это ему даст? Хаджар понятия не имел, но сомневался, что подобное изменение ему навредит.

Все же чем длиннее каналы, тем банально больше энергии по ним проходит. Может, это улучшит его способности к медитации, может, сделает техники несколько мощнее, может, и вовсе – ничего.

Так или иначе – что такое деньги? Лишь дорожная пыль, пристающая к ногам идущего.

Вновь погрузившись в Реку Мира, Хаджар продолжил свою тренировку.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37 
Рейтинг@Mail.ru