Сердце Дракона. Книга 6

Кирилл Клеванский
Сердце Дракона. Книга 6

Глава 429

Учитель Жан, обведя группу пристальным взглядом, в душе не испытывал особой радости. Некогда он был наставником среди полноправных учеников. Подобный статус давал ему такие привилегии, на которые не могли рассчитывать даже чиновники средней руки. Но все это было уже очень давно.

Когда-то Жан умудрился перейти дорогу одному из семи великих кланов империи, так что чудом можно было считать уже тот факт, что он в принципе сохранил свое положение как наставника. Пусть и для учеников внешнего круга.

– Для начала позвольте мне всех вас поздравить с успешным прохождением экзамена, – начал он свою ежегодную речь. Он повторял ее так часто, что мог бы, наверное, вспомнить и после перерождения. – А теперь идите за мной, я расскажу вам о том, как будет протекать ваша жизнь в нашей обители знаний и силы.

По спине Хаджара пробежали мурашки. Он поежился и обернулся. За годы войн в Лидусе и путешествий сквозь Море Песка, он умудрился выработать на уровне инстинкта чувство опасности. И сейчас оно взывало едва ли не пожарной сиреной.

Остальные экзаменаторы постепенно исчезали за завесой. Один из них – высокий, сухой, практически полностью седой, как-то слишком быстро отвел взгляд.

– Скажи мне честно, Эйнен, я параноик? – шепнул на ухо другу Хаджар.

Островитянин проводил экзаменатора «взглядом».

– Обычно из нас двоих это я параноик, – ответил островитянин, – но сейчас мне кажется, что бы ты ни почувствовал, даже если это простая тревога, нам стоит быть настороже. Это место сулит невероятные возможности, но и скорую погибель.

Хаджар кивнул. Столица империи издревле привлекала множество авантюристов, искателей приключений, наемников, тех, кто, как и двое друзей, пытался пройти дальше по пути развития. Множество людей стекалось в Даанатан. Совершенно разных, но объединенных одной общей чертой – большинство из них сгинуло бесследно.

Группа новоиспеченных учеников внешнего круга прошла сквозь каменную арку. И в ту же секунду их дыхание вновь перехватило. Все они еще несколько часов назад поднялись из города на школьную возвышенность. Вот только на тот момент виды, открывшиеся их взглядам, были не то чтобы в несколько раз скромнее, но еще и меньше.

Лишь теперь Хаджар понимал, что то, что он видел, никак не вязалось с общей площадью искусственно созданного плато. Огромные пространства школы Святого Неба включали в себя не только башню, арену и несколько помещений, но еще и огромные поля, леса, холмы и плацы.

И везде шли тренировки.

Под суровые выкрики учителей на плацах бились сотни учеников. Другие, стоя на возвышениях на холмах, пребывали в глубоких медитациях. По их плечам лилась вода из водопадов, она стекала на руки, выставленные лодочкой, и падала в озеро. Кто-то пропадал на философских учениях. Они сидели полукругом вокруг мудреца, который рассказывал им о пути развития. Ученики задавали тревожившие их вопросы, а он отвечал.

Ну и конечно же, разнообразных зданий, в том числе и тех, из которых валил густой черный дым, здесь было предостаточно. В каких-то кипела работа, в других – жизнь. Хаджар с удивлением обнаружил, что на территории школы есть жилые корпуса.

Одни выглядели весьма обычно и даже бедно, другие – несколько богаче и массивнее. Ну и неподалеку от башни стояло десять отдельных, весьма презентабельных домов. В таких и вельможа не отказался бы остановиться, не то что кто-то из учеников.

– Не стоит так удивляться, ученики, – наставник Жан вел группу по широкой, мощеной желтым камнем дороге, – наша школа открыта для визитов из города. Здесь часто бывают чиновники и дворяне. Многие из них когда-то были нашими учениками. Стоит сразу сказать, что тот жетон, с которым вы отсюда когда-нибудь выпуститесь, на всю жизнь останется с вами.

– А что надо сделать, чтобы выпуститься? – спросила одна из девушек.

Наставник Жан засмеялся.

– Юная мисс, вы еще не успели попасть сюда, как мечтаете о выпускном экзамене? Но обо всем по порядку. О чем я… Ах да. Мы открыты для любых визитов. Но бывают и такие посетители, что никогда не носили жетона. Именно от их любопытных взглядов и стоит наша завеса, скрывающая большую часть школы Святого Неба от другого мира.

– Но зачем?

– Все просто. – Жан даже не оборачивался. Хаджар, идя в первых рядах колонны учеников, чувствовал, что аура наставника сокрыта. Но даже так она явно стояла на уровне, превосходящем тот, которым располагал Травес в своей истинной форме. И уж точно она была сильнее, нежели аура личного ученика с экзамена. – Помимо Турнира Двенадцати, который пройдет буквально через несколько лет, порой школы воюют друг с другом. За ресурсы или звание престижнейшей. И, признаться, мы не видим особого смысла в снабжении потенциальных врагов какой-либо информацией.

Хаджар что-то слышал о войнах имперских школ. Они проходили с попустительства военных Дарнаса.

Правда, существовал один непреложный закон (из-за которого школы и были приподняты над городским уровнем): войны не должны были распространяться за территории атакуемой школы. В противном случае карающая длань императора «ласкала» оба заведения. И делала она это далеко не с заботой, нежностью и трепетом.

По мере продвижения Хаджар не только слушал Жана, но и разглядывал других учеников. Большинство так же, как и он, носили на груди серебряные жетоны.

Куда реже встречались золотые, еще реже – изумрудные и практически никогда – деревянные. По странному стечению обстоятельств именно деревянными жетонами располагали личные ученики школьных мастеров и наставников.

При каждом взгляде на стоящих выше по статусной лестнице адептов Хаджар невольно сравнивал их с единственными мерилами силы, которыми располагал. Мощью тени Травеса и Травеса в его истинной форме.

Большинство учеников с изумрудным жетоном могли бы сразиться с его тенью на равных. Некоторые – даже ранить. Тот личный ученик, что участвовал в экзамене, скорее всего, даже победил бы эту тень. Но пока лишь только наставник Жан мог бы сразиться с Травесом в его истинной, драконьей форме.

– По левую руку от нас, – Жан указал на массив простеньких четырехэтажных зданий, – вы видите общежития полноправных учеников. У каждого есть своя комната со всем необходимым для медитаций и личного развития.

Хаджар быстренько подсчитал количество окон. Получалось, что в среднем в школе Святого Неба в данный момент обитало около трех тысяч полноправных учеников.

– В противоположной стороне, – Жан махнул вправо, там стояли двухэтажные здания побогаче, – корпуса учеников внутреннего круга. Комнаты там намного просторнее и, я бы даже сказал, с комфортом.

Хаджар сделал новые подсчеты. Получалось, что внутреннего круга едва-едва набиралось полторы сотни человек.

– Ну и личные дома десяти лучших из личных учеников.

– Лучших из личных? – спросила та же девушка, что задала и первый вопрос.

– Да, – кивнул Жан. – Личных учеников в школе немного. Редко когда бывает больше двадцати. Большинство из них занимают первые строки списка Нефритового Облака.

– А что это за список?

Жан улыбнулся, но в глазах его светились уныние, обреченность и всепоглощающая скука.

– Обо всем по порядку, – сказал наставник, всем своим видом давая понять, что в ближайшее время ответов от него не дождешься. – Кстати, только ученикам внутреннего круга позволено свободно покидать территорию школы. Чем они регулярно пользуются, и некоторые даже живут в городе.

Эйнен с Хаджаром переглянулись. Не было никаких сомнений в том, что островитянин тоже пытался посчитать количество учеников. Но получается, их сведения были не особо точны. Плюс минус двадцать, может, тридцать человек.

– Кстати, совсем забыл сказать, – что-то подсказывало Хаджару, что нет, не забыл, а специально не сказал, – как только вы приняли жетон академии, то приняли на себя клятву не разглашать информацию, которую получите здесь. Это касается не только подробностей о нашей школе, но и всех техник и знаний, которыми вы, возможно, овладеете.

Хаджар невольно коснулся медальона. В принципе, если подумать, то ничего особенного в подобной клятве не нашлось. Она никак его не связывала, к тому же – вполне нормальная мера предосторожности.

– А сейчас давайте продолжим наше вводное занятие в Башне Сокровищ.

Вот такое простое, но емкое название – Башня Сокровищ.

Глава 430

Вблизи башня выглядела еще более внушительно, нежели издали. Конической формы, она имела семь этажей. Вокруг по фасаду вились изображения танцующих драконов, взмывающих к небу фениксов и павлинов. Последние являлись символом империи. На ее гербе было изображено павлинье перо, принимающее форму иероглифа «власть».

– Привратник. – Наставник Жан низко поклонился.

– Молодой Жан, – улыбнулся старик в серой, местами заплатанной накидке. Он сидел на стуле около входа и бесстрастным взглядом осматривал свои владения. – Давно тебя здесь не видел.

– Я был у вас вчера, Привратник.

– Вчера, сегодня, сто лет назад, для меня время течет иначе. Ты знаешь.

Жан еще раз поклонился, а затем повернулся к опешившим ученикам. Только разве что Хаджар с Эйненом не были удивлены происходящим. Оба они чувствовали в старике ту же энергию, что и в маленьких Сере и Ере.

Привратник на деле не являлся человеком. Это голем. Причем столь сложной конструкции, что легко дал бы фору и Ключу, и Списку древней цивилизации магов.

Воистину, главным сокровищем библиотеки Города Магов был эликсир, потому как остальные знания уже давно были либо переоткрыты, либо превзойдены.

– Именно через Привратника вы сможете войти в Башню Сокровищ. Сегодня здесь пусто, но так бывает только в дни экзамена. В это время Башня Сокровищ открыта только для вновь прибывших учеников. Иначе, вероятно, из-за толпы мы бы сюда никогда не попали.

Довольно логичное решение. Впрочем, что-то еще подсказывало Хаджару, что оставшиеся два экзамена уже были завершены, но ни полноправных, ни учеников внутреннего круга на горизонте видно не было.

 

Может, не хотели лишнего кровопролития? Гордость и надменность для молодых практикующих были так же важны, как воздух. Это Эйнен с Хаджаром могли проглотить большинство (но не все) оскорблений. А для кого-то помладше, наделенного силой, и косой взгляд будет поводом к кровной вражде.

– Привратник. – Жан сделал приглашающий жест.

Старик прокряхтел что-то нечленораздельное и не сразу, но поднялся с места. Подойдя к ученикам, он окинул их слегка насмешливым взглядом, а потом пошел к массивным воротам.

Запертые на засовы из металла, который Хаджар не был способен узнать, они были защищены еще и десятислойным барьером из волшебных иероглифов. Огромные, сотканные из света, они зависли в воздухе. Излучаемая ими энергия ощущалась намного тяжелее, чем давление Далита. Настолько тяжелее, что Хаджар не сомневался: это заклинание оставил некто, стоящий даже выше, чем Повелитель.

– Заклинание Десяти Миров, – рассказывал Жан в то время, пока Привратник делал какие-то манипуляции. Он совершал странные взмахи руками, постепенно отодвигая иероглифы в сторону. – Тысячи тысяч лет назад на Башню Сокровищ было наложено одно-единственное заклинание. Его создал основатель нашей школы – адепт Бескрайнее Небо.

После того как очередной иероглиф был отодвинут в сторону, Хаджар слегка поежился. Он прекрасно понимал, что не смог бы даже оцарапать подобную завесу. А еще, попытайся он это сделать, как сила, заключенная в заклинании, развеяла бы наглеца по ветру.

– А на какой стадии находился основатель? – раздался голос в толпе.

– Никто не знает, – слегка таинственно ответил Жан. – Он явно превосходил ступень Безымянного – следующую после Повелителя. Но что находится на столь высоком уровне развития… Что же, смирение также достойная черта для адепта, так что не буду скрывать – в империи вы вряд ли сможете найти ответ на этот вопрос.

И вновь по рядам прокатилась волна ропота и шепотков. Хаджар же чувствовал, что Жан лукавит. Не прямо лжет, но лукавит. Наверняка наставник знал о существовании страны бессмертных но, видимо, как и Хаджар, понятия не имел, с какой ступени развития адепт становится им – бессмертным.

Что же до Безымянной стадии, то Хаджар услышал про нее еще в Море Песка.

Спустя несколько минут Привратник открыл ворота башни. Первым внутрь вошел наставник Жан, а следом за ним и ученики. У каждого из них вырвался вздох восхищения и удивления. Хаджар с Эйненом уже видели нечто подобное в Городе Магов, но и они не смогли сдержать удивления.

Огромное помещение было заставлено стеллажами с книгами и свитками, стойками с многочисленным оружием, полками с различными реагентами и алхимическими пилюлями. И около каждой висел ценник. Это до боли напоминало то подобие библиотеки, что привезли с собой имперцы, когда якобы хотели помочь Лидусу развиться.

– Всего в башне семь этажей. – Голос Привратника в этом бескрайнем пространстве звучал очень глухо. – На первый этаж допуск имеет любой ученик школы Святого Неба. Второй – только для полноправных учеников и выше. Третий и четвертый – только для тех полноправных, кто пройдет испытание.

– А какое испытание? – спросили в толпе.

Привратник полностью проигнорировал заданный вопрос и продолжил:

– Пятый этаж – только для тех, кто прошел испытание третьего и четвертого, а также имеет медальон ученика внутреннего круга. Шестой – для тех, кто выполнил предыдущие условия, а также прошел испытание шестого этажа. Последний, седьмой, только для личных учеников мастеров и наставников. Но одного деревянного жетона вам тоже не хватит. Придется пройти испытание. И только тогда вы сможете попасть на седьмой этаж. Для справки – из ныне существующих семнадцати личных учеников допуск на седьмой этаж имеют лишь шестеро.

Хаджар посмотрел наверх. По краю стены наверх уходил широкий пандус, заканчивающийся в потолке второго этажа. Получается, что первые три этажа были самыми «открытыми» и вряд ли хранили хоть что-то, за что школа Святого Неба сильно бы беспокоилась.

– Посмотрите внимательно на ваши жетоны, – Жан указал на грудь одному из учеников, – видите камень в центре? Коснитесь его своим сознанием.

Хаджар выполнил просьбу. Сосредоточившись, он отделил часть своего сознания. Каждый адепт представлял этот процесс по-разному. Хаджару было проще воображать себе, что его мысль, превращаясь в поток ветра, свободно покидает чертоги разума.

Когда сознание коснулось камня, перед внутренним взором Хаджара появилась цифра 150.

– Каждому из вас после прохождения экзамена были выделены очки славы. Именно за них вы сможете получить в Башне Сокровищ любой из хранящихся здесь предметов. Ими же вам придется расплачиваться за посещение лекций, тренировок или полигонов. А также платить за обучение и содержание. Правда, плата так же может взиматься и имперскими монетами. Для ученика внешнего круга она составляет пятьдесят монет за полгода или же – триста очков славы.

Курс один к шести несколько удивил Хаджара, но не особо. Все же он уже был знаком с этой системой. Почти так же обстояли дела в Лунной армии, так что неудивительно, что подобная система работала и в самой империи.

– А как мы сможем набирать эти очки? – спросил Эйнен.

– Да, – подержали его в толпе, – что для этого нужно делать?

– Об очках и их наборе чуть позже, а пока можете пройтись по первому этажу и посмотреть на предлагаемые здесь вещи. От себя советую – не берите пока ничего. Просто приценитесь, чтобы потом составить себе адекватный план на будущее.

Хаджар с Эйненом, кивнув друг другу, разошлись по разным сторонам. Так они смогут больше увидеть, а потом обменяться информацией.

Идя среди полок, Хаджар все сильнее убеждался в том, что есть нечто неправильное в наборе учеников внешнего круга. Что-то очень… скользкое. Так, для получения техники уровня духа (техника «Меча легкого бриза» находилась на уровне Земли; классификация уровней у техник была такой же, как и артефактов) ученику внешнего круга пришлось бы заплатить, внимание, тысячу очков славы!

При этом для полноправного ученика она составляла пять сотен, для ученика внутреннего круга – две сотни, а ученик личный мог и вовсе получить ее всего за… сорок очков. Понятное дело, что школе было выгоднее спонсировать тех, кто обладал наибольшей силой, но вот что-то развитием здесь и не пахло.

Пилюля Синей Крови, которую использовали для восстановления энергии, стоила здесь не меньше двухсот пятидесяти очков для ученика внешнего круга. При этом ее ранг также находился на уровне духа.

В целом, за исключением нескольких артефактов оружия и брони, которые были на уровне Земли и при этом стоили от пяти тысяч очков славы, Хаджар не нашел ничего, что было выше уровня духа.

Даже свиток медитации, который позволял продвинуться от Небесного солдата начальной стадии до средней, тоже был на уровне духа и стоил порядка трех с половиной тысяч монет.

Надо понимать, что свитки медитации ценились одновременно больше и… меньше всего. Те, кто с рождения не получил свитка, который позволил бы им продвинуться хотя бы до Рыцаря духа, оказывались обречены на ужасно тяжелый путь развития.

Связано это было с тем, что частая смена техники медитации весьма пагубно влияла на душу и ядро практикующего и адепта. Хаджар, получивший от Травеса свиток медитации «Путь среди облаков», был самым настоящим счастливчиком.

Техники медитации вплоть до уровня Неба позволяли «лишь» продвигаться по уровням развития. В то время как начиная с «Небесного» наделяли безусловными умениями. Теми, которые не требуют затрат энергии.

Если у Хаджара когда-нибудь получится достичь при помощи «Пути среди облаков» стадии Рыцаря, то он сможет… летать. На данный момент он себе это плохо представлял. К тому же в свитке было указано, что, начиная со средней стадии Небесного солдата, ему потребуются особые ресурсы.

К примеру – семь литров Изначальной Воды.

Хаджар даже не знал, что это такое Изначальная Вода! И это не говоря о других ресурсах, название которых было банально сложно прочесть.

– Проклятье, – выругался Хаджар и пошел обратно.

Теперь его, как и остальных, весьма волновал вопрос набора этих самых очков. И вовсе не для редких ресурсов, ингредиентов, техник, артефактов и зелий, а для того, около чего столпилось большинство учеников.

В самом конце первого этажа на отдельной подставке лежал золотой жетон. Нет, он не делал покупателя полноправным учеником, но позволял пройти экзамен на него.

Вот только стоимость составляла семь с половиной тысяч очков славы!

Глава 431

Наставник Жан понимающе посмотрел на учеников. Им хватило всего нескольких минут, чтобы понять, что поступление в школу Святого Неба вовсе не благословение, снизошедшее на них с самих небес, а лишь начало тяжелого и трудного пути.

За всю историю школы было всего несколько тысяч тех, кто смог подняться с низов и стать полноправным учеником. Сто семьдесят тех, кто пробился до ученика внутреннего круга и… ни одного, кто смог бы стать личным учеником. Причин этому имелось великое множество, и большинство практически никак не касалось личной силы ученика.

– А теперь пройдемте в Корпус Славы. – Наставник развернулся и отправился к выходу.

Хаджар с Эйненом поспешили следом. Ни один из них ничего не взял с собой, чего не скажешь о других. Многие проигнорировали предложение наставника Жана. Были даже те, кто полностью спустил все полторы сотни очков на различные ингредиенты и алхимические пилюли и зелья.

Судя по внешнему виду таких учеников, они были выходцами из отдаленных провинций. Эдакие «первые парни на деревне». У себя на родине они считались гениями среди гениев, а здесь – никчемными простолюдинами.

Такими же, по сути, являлись и Эйнен с Хаджаром. Их выручал жизненный опыт и воля, закаленная в бесчисленных сражениях. Хаджар, прошедший горнило войны, возможно, обладал большим военным опытом, нежели все присутствующие ученики (за исключением Эйнена), вместе взятые.

Покинув башню, Хаджар уже знал, какую цель поставит перед собой на ближайшее время. Все эти пилюли, техники и артефакты, если Хаджар что-то понимал в империи, не шли ни в какое сравнение с теми, что находились на следующих этажах.

А значит, ему требовалось как можно быстрее…

– Нам надо стать полноправными учениками, – озвучил общую мысль Эйнен. – Только так мы сможем подняться на другие этажи.

– Снял с языка, дружище. – Хаджар хлопнул друга по плечу и добавил: – Уверен, что определенные лекции, тренировки и практики тоже можно посещать, лишь имея необходимый жетон.

– Логично, – только и ответил Эйнен.

Островитянин вновь был молчалив. Он любил думать. И пока думал – терпеть не мог отвлекаться на праздные разговоры. Порой Хаджар ценил это качество, а иногда – ненавидел.

Пройдя по очередной мощеной желтым камнем дороге, их группа оказалась напротив высокого здания. Белокаменные стены, разноцветные витражи и мраморное крыльцо. Школа Святого Неба явно не бедствовала и могла себе многое позволить.

Наставник Жан, по сложившейся традиции, вошел первым. Внутреннее убранство поражало изобилием бархата, золота, ковров из Моря Песка, доспехов самых разных народностей и прочего добра.

Вот только людей здесь, как и в башне, не было.

– Шесть дней экзамена всегда праздничное время, – пояснил Жан. – Ученики используют его либо для свободного выхода в город, либо для уединенных медитаций. Ну, и как вы заметили, многие посещают открытые тренировки и лекции. Обычно на плацах не так оживленно.

– Открытые тренировки? – спросил Хаджар.

Он уже знал, какой ответ услышит, но хотел подтвердить догадку.

– Да, юный воин, все верно, – Хаджар был единственным, к кому Жан повернулся и кому посмотрел в глаза. – Как и для доступа на этажи библиотеки, так и для посещения занятий нужно обладать статусом. Собственно, расписание вы можете посмотреть в Зале Знаний. Туда мы с вами и идем.

И, пройдя по веренице коридоров, они оказались в широком зале. Пол, украшенный разнообразными рисунками, высокий потолок и огромное количество стендов. На них были прикреплены пергаментные и бумажные листы.

Тренировка (12) у мастера Дай Шо – только для полноправных и учеников внутреннего круга. 600 очков славы.

Лекция (7) «Искусство войны» у мастера Багини – только для учеников внутреннего круга. 999 очков славы.

– Цифры, указанные в скобках, это количество лекций или тренировок, – пояснил Жан.

Хаджар вместе с остальными продолжил внимательно изучать список. Как он и предполагал ранее, для учеников внешнего круга не было предусмотрено ни единой лекции или тренировки.

 

Самые же дорогие, разумеется, были те, что касались артефакторики или алхимии. Впрочем, несмотря на заваливающие ценники, на них записывались в очередь. И нередко на шесть мест к одному мастеру, судя по прикрепленным спискам, претендовало около сотни человек.

– Ну и теперь давайте посмотрим на то, что вас всех так интересует. – Будто заправский зазывала из цирка, наставник Жан полуулыбнулся и молча отправился в следующий зал. – Добро пожаловать в Зал Славы!

Это помещение практически никак не отличалось от Зала Знаний. Здесь тоже стояли разнообразные стенды с прикрепленными на них пергаментными и бумажными листами. Вот только вместо того, чтобы указывать, сколько очков славы требуется, там писалось, сколько можно получить.

Ядро монстра стихии воздуха, уровня не ниже средней стадии короля – 65 очков славы.

Десять килограмм лунного металла – 105 очков славы.

Артефакт уровня Неба – 45 очков славы.

Килограмм травы Скользящей Капли – 12 очков славы.

И прочее и прочее. Списки были огромными. Фактически очки славы можно было получить за любую условную пользу, которую ученик приносил школе. Таким образом, все обучение больше походило на обмен. Ученики что-то дают школе, а школа – ученикам. Подобные правила отвечали принципам мира боевых искусств, где никто ничего не получал за просто так.

– А почему артефакты стоят так дешево, а в башне за них требуют огромные суммы? – возмутился один из учеников.

Сам только возмутительный тон разжег в глазах Жана искру недовольства, но наставник быстро ее потушил. Он ходил по лезвию бритвы. Многие его коллеги только и ждали шанса, чтобы выдворить Жана. Может, за то, что он превратит наглеца из внешнего круга в калеку, никто и слова дурного не скажет, но проступки имеют особенность накапливаться.

– Если вам что-то не нравится, ученик внешнего круга, можете вернуть жетон и убираться на все четыре стороны.

Вот таков и был ответ Жана. Сначала парнишка хотел было вспылить, но вовремя себя одернул. Спорить с человеком, чья аура, даже скрытая, могла бы лишить жизни простого смертного – это надо быть либо полным идиотом, либо… Ну, тут у Хаджара даже фантазия отказывала.

Еще некоторое время ученики посвятили изучению списков. Там были и такие предметы, за которые можно было получить от тысячи очков славы и больше. Например, если кто-то принесет ядро монстра первобытной ступени. Это той, на которой слабые звери равны людским Повелителям, а сильные, стадией повыше – Безымянным.

Или вот еще – добыть технику Императорского уровня. Ну или принести артефакт того же качества. А может, кому-то повезет наткнуться на корень цветка Звездной Реки, который сам по себе будет старше пятидесяти тысяч лет.

Вот за такой корешок с ходу отвалят сумму, необходимую для возможности пройти экзамен на полноправного ученика.

В общем и целом – чем выше стоимость, тем безумнее требование. Но все это нисколько не смущало ни Хаджара, ни Эйнена. Напротив, на их лицах горели полубезумные улыбки.

Если здесь указаны редчайшие техники, ингредиенты, монстры и артефакты, значит, всех их при должном старании и везении можно было найти на территории империи!

– Сейчас мы дойдем до места, где живут ученики внешнего круга. Там закончится наша вводная лекция. Всю остальную информацию вам придется добывать самим. Ибо девиз школы Святого Неба – самое крепкое из оружий закаляет себя само!

Хаджар хмыкнул. Вот оно что… Школа, как бы сказать, предоставляет возможность, но за результат ответственности не несет. Прямо как казино. Может, кто-то и получит крупную сумму, но в выигрыше всегда остается заведение.

Клятый мир боевых искусств…

Из Корпуса Славы они вышли сначала на мощеную дорогу, а потом свернули на тропинку. Чем дальше они шли, тем необжитее и неухоженнее становились места. Скошенная трава сменилась на заросли сорняков, аккуратные сады – на лес, а равнина и плацы – на бесконечные холмы и буреломы.

Через полчаса они оказались на границе вырубки. Причем было видно, что рубили здесь часто и много.

– Здесь и живут ученики внешнего круга, – сказал Жан.

– Где? – спросили у него ученики.

– Где захотите, – пожал плечами наставник, – это Лес Знаний. Территория для учеников внешнего круга. На этом мы с вами прощаемся.

Перед тем как исчезнуть, растворившись в воздухе, Жан добавил:

– Надеюсь, вы сможете пережить сегодняшний день.

После этих слов ученики напряглись. Хаджар же с Эйненом, прошедшие похожую процедуру в подземном городе, обнажили оружие. Вскоре из-за деревьев начали выходить и другие обладатели серебряных жетонов. Тоже при оружии, в оборванных, старых одеждах, их глаза горели азартом и жадностью.

– Новенькие! – Перед толпой учеников появился высокорослый, широкоплечий… мужчина лет сорока. Видимо, в ученики он попал весьма давно. – Рады вас приветствовать в наших дружных рядах. Вы не бойтесь, Жан всегда такой. В Лесу Знаний вам никто не навредит.

Народ облегченно выдохнул, но Хаджар с Эйненом оружия не убрали.

Происходящее им не очень нравилось.

– Давайте объясню вам правила, – продолжил гигант. – В этом лесу каждый сам по себе. Видите деревья – можете рубить их в любом количестве. За неделю все равно вырастут заново. Из них можете себе хоть дворец, если умения хватит, сложить. Также у школы Святого Неба в окрестностях столицы есть несколько закрепленных за ней территорий. Именно за них школы и сражаются.

Чем больше говорил гигант, тем сильнее это напрягало Хаджара. В данном мире информация была бесценным ресурсом и просто так с ней никто не расставался…

– Всего таких зон шесть, но, увы, нам – ученикам внешнего круга – разрешено входить только в Лес Теней и Долину Болот. Добычи там мало, но если не лениться, то на оплату «обучения», – тут гигант хмыкнул, – вам хватит. Карту местности вы можете попросить в Корпусе Славы. Выдадут бесплатно. На этом, пожалуй, все.

– Спасибо!

– Большое тебе спасибо, старший ученик!

– Мы тебе обязаны!

– О, не стоит благодарности, – замахал руками мужчина. – Видите ли, информация эта не бесплатная, и стоит она… все очки славы, что у вас есть. Ах да – совсем забыл. Если вы заберете чужой жетон, то сможете вытащить из него все очки и присоединить к своим. За эту информацию, пожалуй, повешу на вас долг в размере… сорока очков. С каждого.

Вышедшие из леса засмеялись, а вот новенькие зароптали.

– Но вы ведь сказали, что здесь не сможете нас тронуть, – робко произнесла девочка, первая задавшая вопрос Жану.

– Да, но рано или поздно вам придется отправиться на охоту за очками, и вот там-то правила поединки не запрещают, а даже наоборот – поощряют.

Сорокалетний мужчина стоял и смотрел на партию детей, некогда считавших себя благословленными небесами. Каждый год проворачивать подобный трюк доставляло ему изрядное удовольствие. Видеть лица опущенных на землю «гениев» – непередаваемые ощущения.

К тому же даже после дележки между всеми участниками «побора», это весьма прибыльное предприятие. Да и никто и никогда не отказ…

– Хорошего вам дня и спасибо за наставления. – Два новеньких, один лысый, а другой лохматый и с фенечками, отсалютовали и отправились в лес.

И разбойники, и новенькие настолько оторопели от такой наглости, что стояли и в абсолютной тишине провожали двоих шокированными взглядами.

– Куда сначала, друг мой? – спросил лысый. – В лес или болота?

– Не знаю, – пожал плечами второй. – Думаю, и там и там мы сможем найти желающих расстаться с жизнями и своими жетонами.

– О, не сомневаюсь, мой варварский друг, не сомневаюсь.

И оба они засмеялись теми голосами, которые пародируют матери, когда рассказывают детям сказки о демонах.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37 
Рейтинг@Mail.ru