Сердце Дракона. Книга 6

Кирилл Клеванский
Сердце Дракона. Книга 6

Глава 444

Существо, вылезшее из тьмы леса, обладало гуманоидными чертами, но на этом его сходство с человеком или человекоподобными расами заканчивалось. Тварь была будто соткана из искрящихся черным гневом, тоской, обидой и яростью эмоций.

Вместо глаз в серых впадинах ее обтянутого болью черепа белела смертельная пелена. Острые клыки, усеявшие неясный овал пасти, издалека выглядели кричащими в агонии младенцами, щенками и гнилыми побегами деревьев.

Из тьмы дрожащей глотки вытягивался длинный, покрытый паутиной язык. Увенчанный костяным шипом, он, будто обладая собственным сознанием, извивался змеей, пробуя на вкус окружавшее пространство.

Из спины твари вылезали, извиваясь, жгуты серой плоти.

– Великая Черепаха! – Эйнен, выхватывая шест-копье, одновременно с этим осенил себя священным знамением своего народа. – Да простят меня предки, ибо глаза мои увидели суть грехопадения.

– Потомок Врага! – рычала тварь, царапая стальными когтями землю. По ее клыкам текла слюна, на деле же – чьи-то слезы. – Как смеешь ты показывать свое лицо в этом месте! Я отгрызу его вместе с твоей же душой!

– То есть вы и сейчас ничего не слышали?

Тварь не спешила рваться в атаку. Она обходила их по широкой дуге. Олени, нервничая, поднимались на дыбы. Адепты тут же спрыгнули с седел, а животные, испуганно зафырчав, бросились в кусты.

– Слышать и разговаривать с духами способны только обладающие Именем, – спокойным, ровным тоном ответила Дора.

Она выставила перед собой зеленый молот, артефакт Императорского уровня, а затем коснулась железного наруча. В ту же секунду ее обуял вихрь силы. На наруче вспыхнула вязь сотни мельчайших, но под завязку запитанных силой волшебных иероглифов. Пластины металла пришли в движение.

Роем муравьев они поползли по рукам, затем на плечи, шею, спину и дальше, к ногам. Всего за мгновение или даже меньше Дора оказалась облачена в крепкую, но эластичную броню зеленого цвета. Она закрывала каждый дюйм ее тела, оставляя открытыми лишь лицо и белые волосы, которые свободно развевались на ветру. Следом за ними, словно играя в догонялки, струился шелк зеленого плаща.

Хаджар видел подобный артефакт лишь однажды – у генерала балиумской армии – Зуба Дракона. Вот только у генерала броня обладала качеством артефакта Духовного уровня. Здесь же все это великолепие из неизвестного Хаджару материала зеленого цвета явно находилось на уровне Императорского.

В общем и целом, если продать амуницию Доры Марнил, можно было легко купить пару королевств или небольшой боевой воздушный корабль.

– Вам лучше постоять у меня за спиной. – Девушка выглядела так, будто перед ними не стояла неизвестная тварь, не относящаяся к материальному миру и не обладающая силой, сравнимой со средней стадией Рыцаря духа. – Это всего лишь младший местный дух. Судя по характеру энергии, поднялся из какого-нибудь могильника.

– Младший мест…

– Все вопросы потом! – И Дора оттолкнулась от земли.

Хаджар видел, как сражаются Рыцари духа. Тогда, во время осады Курхадана, он счел их монстрами во плоти. Но чем больше становилась его собственная сила, тем отчетливее он понимал, что они вовсе не жуткие нелюди. Скорее, самые слабые из тех, кто смог продвинуться по пути истинного адепта.

С другой стороны, Дора… Вот она из всех ближе всего подошла к званию монстра. Одним толчком от земли она переместилась на десяток метров. Оставляя за собой лишь дымку зеленого света, она нанесла сокрушительный удар по корпусу твари. И только когда та, буквально облепляя всем телом основание молота, с пушечным грохотом отлетела в сторону, только в этот момент на том месте, где стояла Дора, земля рухнула пятнадцатисантиметровым оврагом.

Скорость девушки была такова, что если бы не обостренное восприятие истинного адепта, то ее движения и вовсе были бы не видны взгляду.

Тварь, срубив своим телом парочку массивных деревьев, вскочила на лапы. Такой удар мог легко проломить защиту радужной обезьяны Эйнена, но монстр отделялся лишь переломом ребер. Правда, уже меньше чем через удар сердца с противным хрустом они встали на место.

– Убирайся, потомок первого леса, – шипела тварь. Несмотря на то что Дора явно излучала недобрые намерения, дух не спешил атаковать. – У меня нет желания пускать тебе кровь. Убирайся и оставь мне потомка Врага!

– Что он говорит?! – выкрикнула Дора, перекладывая молот поудобнее и берясь за рукоять обеими руками.

Вихри зеленой энергии кружились вокруг нее. Они, обладая давящей силой, буквально приминали землю и крошили мелкие камни. В них явно чувствовалось присутствие духа молота.

– Говорит, что своими отростками исследует каждый миллиметр твоего тела.

Глаза Доры вспыхнули, и она вновь бросилась в атаку. Эйнен, так же следящий за поединком, укоризненно посмотрел на друга.

– Ты его даже понимать не можешь, – шепнул Хаджар.

– Зато я могу понять, когда ты нагло врешь.

– Это тварь способна легко отправить нас к праотцам!

– В том, что ты делаешь, нет чести! – отрезал островитянин.

Хаджар скривился. Он не мог поспорить в том, что в использовании силы чужих рук (неважно, женских или нет) не присутствовало ни капли чести, но в то же время…

– Это не наш поход, – возразил Хаджар, – так что нет ничего неправильного в том, что она сама справляется с неприятностями, в которые залезла.

На этот раз Эйнен промолчал, но только дурак не понял бы, что он не согласен.

Дора, раскрутив молот над головой, с силой опустила его перед собой. От удара в ноги Хаджару ударила легкая вибрация, а вот перед самой девушкой начали расползаться зеленые трещины. Они окружили рычащую тварь, а затем из них вырвались потоки зеленого света. Они оплетали духа тяжелыми канатами.

Он ярился, рвал их когтями и раздирал клыками, но на каждую порванную «нить» из земли вырывались еще две таких же.

– Путы леса, – произнесла Дора. А затем она начала собирать силу в таком количестве, что Хаджар начал сомневаться, что даже будь радужная обезьяна его друга вдвое сильнее – выдержала ли она бы подобный удар.

Вокруг навершия молота заклубился метровый пожар энергии. Он принимал неясные очертания. Как если бы сквозь поток силы пыталось прорваться нечто. Судя по каплям пота, катящимся по вискам Доры, эта техника явно давалась ей тяжело.

Но та сила, что от нее исходила, явно находилась за пределами возможностей техники уровня Земли. Высокие Небеса и Вечерние Звезды, она еще и обладала техникой уровня Неба! Да за свиток с хотя бы одной техникой подобного уровня можно было купить пять Императорских артефактов!

– Удар ярости леса! – Дора вскинула молот и, оттолкнувшись от земли, взмыла в воздух.

Та сокрушительная мощь, которая лавиной обрушилась на кричащего монстра, была настолько ужасающа, что, казалось, оставила раны не только на раскрошившейся земле, но и на самом пространстве!

Хаджар мог поклясться, что на краткий миг увидел черные отверстия – дыры в полотне пространства. Причем поток пытающейся во что-то оформиться зеленой энергии Дора смогла удерживать лишь краткое мгновение. Сложно было представить, на какие разрушения была способна техника уровня Неба, находись она в руках более сильного и умелого адепта.

– Посмотри мне в глаза, потомок Врага! – И еще больше ужасало то, что, стоя в центре этой лавины силы, тварь лишь слегка пригнулась к земле.

Камни вокруг превращались в пыль. Деревья в обхват десяти взрослых мужчин оборачивались трухой, а земля ушла вниз на несколько метров. Но все это никак не сказалось на твари.

Кто в здравом уме согласился бы посмотреть в глаза монстру, который был способен устоять перед подобным? Но недаром в течение многих лет Хаджара называли Безумным Генералом.

Без капли страха и тени сомнений Хаджар повернулся к твари. Когда лавина энергии схлынула, та стояла качаясь. На первый взгляд, «Удар ярости леса» не нанес ей ни малейших повреждений, но с каждым биением сердца Хаджар замечал появляющиеся на плоти духа трещины и царапины.

Будто расколотая фарфоровая кукла, он распадался на части.

– Ни один дух по своей воле никогда не примет тебя, потомок Врага, – шипело умирающее создание. – Я надеюсь, что твое посмертие будет так же ужасно, как и его, и ты окажешься на собственной Горе Черепов. Да сожрет тебя бескон…

Договорить оно не успело. С громким треском плоть распалась на мириады осколков, а на продавленную землю рухнуло маленькое, блестящее нечто. Оно было очень похоже на миниатюрный кристалл. В десяток раз меньше того, что когда-то давно подарила Хаджару Сера.

– Это Камень Энергии. – Тяжело дышащая Дора мыском бронированного сапога подцепила артефакт и бросила его Хаджару. Тот на лету поймал безделушку. Размером она не превышала рисинку.

Эльфийка, приложив два пальца ко рту, залихватски свистнула, и из лесной чащи вновь как ни в чем не бывало вышли трироги.

– Поехали, – поторопила она. – Это не последний дух, который нам попадется.

В момент, когда Хаджар подходил к седлу, он услышал тихий шепот Эйнена:

– Просто признай, что пытаешься оправдать нашу собственную слабость.

Хаджар на это ничего не ответил.

Глава 445

– Духи делятся на разные категории, – рассказывала Дора, пока они продолжали движение в одном только ей ведомом направлении. – Есть простые духи. Они появляются спонтанно, являясь, по сути, детьми самой Реки Мира. Они могут рождаться из всего, что нас окружает, и зачастую живут недолго.

– Пару тысяч лет? – спросил Эйнен.

Вопрос закономерный, учитывая, что для адептов «недолго» – это несколько десятилетий.

– Пару суток. Иногда дольше, но редко. – Доре явно доставляло удовольствие, что она знала что-то такое, чего не знали другие. – Есть младшие духи – это те, с кем мы последние несколько часов и сражаемся.

«Мы» в словах эльфийки звучало исключительно уважительно, но на деле являлось большим преувеличением, если не ложью. Та тварь, похожая на отрыжку детского кошмара, не была даже и близко последним духом, с которым они сразились.

 

Опять же – на самом деле никакими «мы» и не пахло. С каждым монстром билась исключительно Дора. Хаджар с Эйненом старались не стать «сопутствующим» ущербом. Один раз по ним прокатился отголосок «Удара ярости леса». Одного этого эха хватило, чтобы оба друга отлетели на десяток метров, а затем обнаружили на своих телах страшные гематомы.

Хаджару и вовсе сломало правую руку.

С техниками уровня Неба, особенно когда они принадлежали оружию такой сокрушительной мощи, как молот или тяжелый меч, и использовались при помощи Императорских артефактов, он еще не сталкивался.

В совокупности все эти факторы приносили такую силу, что Хаджар даже сравнения ей найти не мог. Возможно, используй «ярость леса» опытный Рыцарь духа, он смог бы ранить Травеса в его живой, истинной драконьей форме.

Все же даже учитель Хаджара не был неуязвимым, и, наверное, рядовой бессмертный и не посмотрел бы в его сторону, восприняв, как охотник воспринимает пусть и ядовитую, но простую змею.

Все Камни Энергии, которые добывала в бою Дора, она отдавала своим спутникам. Как плату за согласие, жест доброй воли и просто потому, что они ей были ни к чему. Такие маленькие, размером с рисинку, они стоили не больше десяти имперских монет.

Состояние для Хаджара с Эйненом и мелочь для старшей наследницы Дома Марнил. Кстати, по рассказам Эйнена, клан эльфов жил за счет того, что поставлял в столицу самые редкие из растений. Что-то вроде Сиреневого цветка десяти тысяч лет. За один лепесток подобного «счастья» алхимики были готовы отвалить пятизначные суммы.

– Есть младшие духи – они появляются из старых мест. Таких, как этот лес, или, может, тысячелетний куст.

– Тогда почему знаменитые на всю империю сады Дома Марнил не заполнены духами? – не успокаивался островитянин. Он вообще как-то странно оживился в присутствии эльфийки.

– Потому что никому до сих пор неизвестны условия, при которых может появиться младший дух. Древние и старые места – это лишь базовое требование. На все остальное – воля Великого Леса и Реки Мира.

Получается, что дух Курхадана, который был достаточно силен, чтобы схватить и одним щелчком пальцев прибить посланницу богов – фею, тоже был младшим духом. Наверное, их сила различалась так же, как и зверей или людей, идущих по пути развития.

– Если есть обычные и младшие, то есть еще и старшие, – заметил Хаджар.

Он не убирал меч в ножны. Не то чтобы в этом была хоть какая-то резонная необходимость, но его гордости и чувству собственного достоинства так проще жилось. Все же не каждый день за бывалого генерала сражалась девочка, которой и шестнадцати весен еще не стукнуло.

– Есть и старшие, – кивнула Дора, – но их так же сложно отыскать, как и бессмертных. Говорят, что старшие духи рождаются лишь раз в миллион лет. По силе они превосходят даже тех, кто достиг бессмертия. Про них вы не найдете записей даже в личной библиотеке ректора школы Святого Неба.

– А ты откуда о них знаешь?

– Наш народ появился от старшего духа, – едва ли не возмутилась Дора, отчего ее белые брови немного забавно нахмурились. – Разумеется, я про них знаю. В Доме Марнил есть даже несколько легенд о старших духах. Кстати, одну из них вы знаете и сами.

– И какую же?

Задавая вопрос, Хаджар вновь почувствовал тот толчок, который дал ему понять, что ответа ему лучше не слышать.

– Про Врага, или как его называют люди – Черного Генерала. Правда, он был особенным старшим духом, потому как был рожден не только Рекой Мира, но и другим старшим духом и богами. Больше в мире не существовало подобного чудовища. Сила, которой он обладал, была ужасающей, и только союз всех богов и всех старших духов смог изгнать его на Гору Черепов.

Хаджар вздрогнул. Если вспомнить легенду, которую ему рассказывала мать, то изначально Черный Генерал в виде дерева был рожден из мертвого клочка древней земли. А затем человеческий облик и душу в него вдохнули боги.

– Дора, – Хаджар прокашлялся, – я понимаю, что многого прошу, но ты можешь принести мне копию этой легенды? Назови любую цену – я не отступлю.

– Никакой цены не надо, – засмеялась эльфийка. – Если интерес не пропадет, я и сама смогу тебе ее записать. Это никакая не тайна нашего народа. Скорее, просто легенда, которую матери рассказывают детям, напоминая о том, что мы, потомки духов, должны бояться Врага, но в то же время – быть готовыми вступить с ним в бой.

Во всяком случае, теперь становилось понятно, почему духи так не любили Врага и его потомков. Он же, по сути, являлся для них кем-то вроде выродка, да и к тому же оказался предателем рода.

– Буду тебе очень признателен. – Хаджар отсалютовал на местный манер и слегка поклонился.

За следующую четверть часа они встретили еще двух младших духов. Все они мало чем отличались от того, самого первого. Иногда цветом, порой количеством щупалец, редко когда – размерами. Все более или менее одинаковой силы и, что их уж точно объединяло, так это лютая ненависть к Хаджару.

А еще они почти не сопротивлялись атакам Доры. Та их крушила, ломала, а они, не заботясь о своей сохранности, просили ее отступить. Видимо, не так все просто было в жизни духов и не могли рожденные в лесу атаковать ту, кто произошла от их общего предка – Первого Леса.

– Скоро придем, – внезапно произнесла Дора. – Даже не могу поверить, что мы сюда добрались. Честно, я думала, что умрем в пути!

Хаджар с Эйненом переглянулись и синхронно вытерли выступившие капли пота. Несмотря на принесенные клятвы, все они втроем умудрились друг друга немного, чуть-чуть, но обмануть.

В мире боевых искусств верить, за редким исключением, нельзя было никому. Порой – даже самим себе.

Спустя еще три минуты езды Хаджар начал замечать разительные перемены в окружавшей их обстановке. Черные, будто покрытые кипящей смолой или же истекающие темной кровью деревья сменились на вполне себе зеленые, только очень большие ели и сосны.

Едкий сумрачный туман больше не стелился под ногами. Его заменял травяной ковер. Густой, душистый и приятный глазу. А еще впереди в конце своеобразной аллеи, созданной свивающимися арками корней, виднелись столбы света. Лучи солнца начинали потихоньку пробиваться сквозь кроны деревьев.

– Теперь давайте договоримся. – Дора остановила своего трирога и повернулась к Хаджару. – Я принесу клятву, что не стану рассматривать содержимое твоего пространственного кольца; никогда и никому, не при каких обстоятельствах, не разглашу тайну, что оно у тебя было. А взамен через полгода отдам тебе кольцо в четыре раза качественнее и вместе с ним – любую награду, которую ты попросишь, если она не будет идти вразрез с моими убеждениями, а также общими принципами чести и достоинства.

Немного обдумав сказанное, Хаджар кивнул.

– Я так понимаю, его, – он указал себе на палец, – ты мне уже не вернешь?

Дора отрицательно помотала головой.

– В процессе использования техники оно разрушится. Если оно как-то связано с драгоценными для тебя воспоминаниями, то прос…

Хаджар одним движением стянул артефакт с руки и щелчком пальцев бросил ошарашенной Доре.

– Но я ведь еще не принесла клятвы! – даже как-то испуганно воскликнула девушка.

– Я достаточно повидал людей без чести, чтобы с ходу определить того, кто ей обладает. Я тебе доверяю, старшая наследница Дома Марнил, а ты мне?

Девушка блеснула глазами, но так ничего и не ответила. Воспитанная совсем в иной среде, она считала доверие самым драгоценным даром из всех и, как бы ни была ей приятна компания двух странных учеников внешнего круга, она не могла им доверять.

Выполнив нужный ритуал, девушка усилием воли переместила содержимое из кольца Хаджара в собственный артефакт. Со стороны это выглядело короткой вспышкой, на миг соединившей кольцо и амулет, а затем все стихло.

– Пойдемте, – девушка пришпорила трирога и направила его в сторону света, – осталось самое сложное.

– Самое сложное, да? – хором пробухтели два друга.

Как будто до этого все было очень легко и просто.

Глава 446

Через некоторое время они выехали на границу небольшого пруда. С первого же взгляда на этот водоем Хаджар понял, что именно это место является домом духа Леса Теней.

Водоем был очень похож на тот, который находился на горе в центре Курхадана. Вот только если в оазисе пруд был не крупнее двух метров в диаметре, то этот больше походил на озеро. Метров сорок пять, если не все пятьдесят.

Глубиной он оказался такой, что там вполне можно нырять.

Находящийся в овраге, он был окружен длинными деревьями. Их корни пронизывали землю и камни, сплетая все пространство в единое целое, которое, в свою очередь, находило начало именно в водоеме.

– Что бы ни происходило, – произнесла Дора, спрыгнув с оленя, и тот в ту же секунду сорвался с места в карьер и помчался прочь от центра леса, – ничего не предпринимайте. Если я ошибусь, то мы все, без сомнения, погибнем. Даже мой отец не смог бы сдержать ярость младшего духа, порожденного такой огромной и древней землей.

Выставив перед собой покореженное пространственное кольцо, она медленно пошла к воде.

– А кто ее отец? – шепнул на ухо другу Хаджар.

– Арель Марнил, – ответил Эйнен, – один из тридцати шести воинов империи, находящихся на ступени Безымянного.

Вот так вот – на всю империю, занимавшую территорию столь огромную, что не хватило бы и десяти тысяч жизней, чтобы пересечь ее пешком, нашлось всего тридцать шесть воинов ступени Безымянный. Ну, с учетом тех, кто не хотел предавать свою силу огласке, эту цифру можно было смело округлить до пятидесяти.

Но не стоит думать, что полсотни Безымянных – это что-то жалкое и не стоящее внимания. Один такой воин, пожалуй, при желании не оставил бы от Лидуса и камня. Во всяком случае, так казалось Хаджару, ибо еще ни разу в жизни он не видел не то что силы Безымянного, но и Повелителя.

А учитывая, что силы имперского Рыцаря духа было достаточно, чтобы срезать горный пик на хребте Синего Ветра, желание проверять это на собственной шкуре сразу отпадало.

Размышления Хаджара прервались в тот момент, когда Дора подошла к границе пруда.

Вода в нем забурлила, а со дна начала медленно всплывать мутная тень. С каждой секундой она увеличивалась в размерах, пока почти бесшумно над водой не показалась голова существа. Ну или то, что можно было бы так назвать – «голова».

На деле это выглядело как овальный пень, увенчанный короной с шестью деревянными зубцами-корнями.

Следом за головой показалось и гуманоидное тело. Также свитое из веток, палок и пней. С широкими массивными плечами, могучей спиной, насквозь проросшей витыми корнями. Пальцы духа выглядели как стволы молодых деревьев. Его предплечья – как отколовшаяся дубовая кора. Огромный живот походил на болотную трясину, а короткие ноги – на коренастые кустарники.

– Потомок Врага, – скрипуче, на манер качающегося на ветру дерева произнес дух. – Мои меньшие братья не смогли тебя остановить, значит, это придется сделать мне.

Он открыл глаза. Залитые зеленым туманом, они излучали силу, находящуюся за пределами понимания Хаджара. В момент, когда взгляд существа коснулся его тела, Хаджар ощутил, как задрожала сама его душа. Невидимый удар невероятной силы пришелся вовсе не по его физической оболочке, а непосредственно по душе.

За одно мгновение Хаджар пережил такой ужас и столь близкое присутствие к порогу дома праотцев, как еще никогда прежде. Если бы это давление продержалось хоть на сотую долю секунды дольше, он бы погиб.

– Прошу прощения, дух Леса Теней, – перед монстром вышла Дора. Пространственное кольцо в ее левой руке сияло зеленой энергией, а правой она чертила в воздухе десятки разнообразных рун и иероглифов, – но чтобы вернуть Дом Марнил его законным наследникам, я вынуждена взять у тебя часть твоей силы.

– Маленький потомок Первого Леса, – заскрипела тварь, – думаешь, у тебя хватит силы запечатать хоть частичку меня?!

Хаджар, судорожно хватая ртом воздух, рухнул на колени. В это время иероглифы Доры начали парить вокруг ожившего пня. Из них вырывались такие же зеленые путы, как из разлома, сковавшего самого первого встретившегося им местного младшего духа.

– Я древнее, чем окружившие меня людские муравейники. Я старше большинства звезд на ночном небосклоне. Я видел, как рождались и умирали боги! Я знаком со временем так, будто это мой лучший друг! Я… что это такое… что… проклятая духами техника?! Как смеешь ты, потомок Первого Леса, использовать технику Врага! Как смеешь ты…

– Прости меня, дух Леса Теней, – причитала Дора, – прости, что навсегда заберу частичку тебя.

 

Внезапно по зеленым путам потянулись капли энергии. Они стекали в руку Доры, постепенно скапливаясь в пространственном кольце. Дух Леса Теней, опутанный сетями, замер в неподвижной позе уснувшей скалы. Он молча склонился над Дорой. Его глаза закрылись, а сам он начал медленно погружаться в воду.

– Спи, древний дух. – Дора подошла к нему и коснулась ладонями «лба» создания. – Я клянусь Великим Лесом, клянусь своими предками, предками Дома Марнил, клянусь своей честью, что твоя сила будет направлена только на достойные дела.

Спустя еще минуту дух пропал под водой. Он вновь обернулся тенью и растворился в этом пруде, где, как понимал Хаджар, на самом деле плескалась вовсе не жидкость, а чистая энергия. Вот только касаться ее или пробовать набрать в колбу – занятие для самоубийцы. Такая концентрация уничтожит даже Повелителя, не то что Небесного солдата.

– Надо уходить! – крикнула Дора. – Все вопросы потом. У нас есть всего полчаса. За это время он наберется сил в Изначальной Воде и точно ринется за нами в погоню. Если мы за это время не выедем из леса – мы покойники.

Хаджар еще раз посмотрел на озеро. Что же, даже великим свойственно ошибаться. Значит, это вода, которая все же вода, но не совсем, называлась Изначальной… И, Высокие Небеса, ему требовалось целых семь литров этого сокровища!

– Дора, а ты сможешь собрать в свой амулет семь литров этой воды?

– Зачем тебе?

– Так можешь или нет?!

Девушка, закусив губу, в нерешительности посмотрела на пруд.

– Смогу.

– Тогда это моя награда. Мне нужны семь литров этой субстанции.

– Проклятье!

Вернувшись к озеру, девушка сняла свой пространственный артефакт и опустила его в воду. Ничего особо не произошло, но, судя по небольшому водовороту, она действительно смогла ее собрать.

– Ну а теперь мы можем идти?! – В голосе эльфийки звучала паника.

– Думаю, нам стоит это сделать как можно быстрее. – Эйнен указал пальцем на то, как на дне постепенно формировалась пока еще небольшая, но тень.

– Великий Лес! Мы только ускорили процесс.

И они бросились прочь. Метров через сорок их догнали трироги. Так быстро, как в тот день, Хаджар не мчался еще никогда. Деревья сливались в единую темную полосу, а сумрак под ногами оборачивался молочным полотном.

Они буквально спинами ощущали, как оживают черные побеги, как корни пытаются оплести копыта их оленей. Сам лес просыпался, пытаясь удержать их от бегства. Но все же продавец в конюшне не солгал и трироги действительно развивали немыслимую скорость.

Через час, ободранные, взмокшие и испуганные, трое учеников школы Святого Неба уже оказались на цветочном лугу. Лес Теней, оставшийся за их спинами, смыкал ряды деревьев и будто темнел на глазах.

– Получилось! – Дора, будто маленькая девочка, радостно захлопала в ладоши. – Получилось! Поверить не могу – у меня получилось! Теперь я смогу закончить технику «Ярости Леса». С ней у меня будут все шансы хотя бы пройти групповой этап Турнира!

– Это все, безусловно, – с легкой одышкой Хаджар прервал поток эмоций, – очень здорово. Но мне бы хотелось получить обратно мое добро.

– А, да, конечно. – Взгляд эльфийки тут же стал серьезным. – Вы ведь живете в Лесу Знаний? Давайте прямо сейчас туда и отправимся.

* * *

– А вы неплохо обустроились, – хмыкнула Дора.

Они стояли у подножия холма. Отсюда на их дом открывался действительно достойный вид. Ну, насколько достойным может быть вид на деревянную избу. Путь обратно занял всего полтора дня. Так что вскоре им предстояло расстаться.

– Эй вы, двое!

Хаджар с Эйненом обернулись. Из леса выходило под полсотни учеников внешнего круга. Все разного возраста, они шли, обнажив оружие.

– В чем дело? – спросил Эйнен.

– Это вы убили Араза?

Друзья переглянулись и тут же ответили:

– Да.

Дора поперхнулась, а предводитель шайки едва не споткнулся.

– Демоны и боги, вы полные идиоты, раз признались в подобном. Араз являлся слугой Дома Тарез. Как, собственно, и мы. А Дом Тарез не прощает тех, кто убивает его слуг. Так что можете молиться своим праотцам, ибо когда вы в следующий раз покинете это место, мы пойдем следом.

Хаджар краем глаза заметил, что Дора собиралась податься вперед. Девушка уже даже приоткрыла рот, чтобы что-то сказать, но Хаджар ее остановил.

– Не надо, – одними губами прошептал он.

Эйнен в это время сделал шаг вперед.

– Дом Тарез, Хищные Клинки, да пусть сам двор его императорского величества. Каждый, кто придет к нам с мечом, от меча же и погибнет!

Сначала в воздухе звенела тишина, а затем она взорвалась дружным гоготом пяти десятков луженых глоток.

– Нет, ну вы слышали?!

– Что за идиоты!

– И как только Араз мог им проиграть!

– Проклятье! Говорят они, а стыдно мне.

– Уже жду не дождусь, когда смогу их прикончить!

Хаджар с Эйненом посмотрели на группу смеющихся учеников и развернулись обратно к дому.

– Пойдем, – позвали они Дору.

Они не сомневались в своем решении больше никогда не прятаться за спиной эльфийки или тех, кто сильнее. Ведь только пройдя сквозь невообразимые трудности, они могли стать сильнее и лучше, чем были вчера.

Таков их путь.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37 
Рейтинг@Mail.ru