Сердце Дракона. Книга 6

Кирилл Клеванский
Сердце Дракона. Книга 6

Глава 435

Идя по улицам в сторону стойл, Хаджар не мог не заметить то, как сильно изменилось к нему отношение людей. По приезде в Даанатан люди смотрели на них свысока. Большинство – с неприкрытым презрением и надменностью.

Любого «гения из деревни» это привело бы в бешенство. Заставило бы возжелать доказать окружающему миру, а на деле – самому себе, что он вовсе не ничтожество.

Хаджара и Эйнена подобные заморочки мало волновали. У каждого из друзей была своя цель, которую они пронесли сквозь годы бесконечных сражений, потерь и лишений.

Чья-то надменность не могла заставить пошатнуться их веру в собственные силы.

Но все же им было приятно, что теперь люди не просто относились к ним с уважением, а едва ли не с почтением.

– Смотри, мама, смотри – это ученики школы Святого Неба!

– Достопочтенные ученики!

– Пусть даже они из внешнего круга, но даже это – достойное достижение.

– Отец! Однажды я тоже стану учеником Святых Небес!

– Достойное стремление, сын!

Подобные разговоры слышались со всех сторон. Стоило понимать, что лишь немногие справлялись даже с экзаменом на статус ученика внешнего круга. Несмотря на существование еще двух школ, Талой Воды и Быстрой Мечты, прием в которые был намного мягче. Ученики этих заведений, разумеется, тоже обладали неким статусом, но он не шел ни в какое сравнение со Святым Небом.

– До сих пор не могу к этому привыкнуть. – Эйнен водил взглядом по каменным зданиям, широким проспектам, веренице магазинчиков, лавок, ресторанов, таверн, аукционных домов и, разумеется, «веселых заведений». – Сколько здесь проживает народа?

– Если верить словам Рахаима – почти двести миллионов человек.

– Великая Черепаха.

Если бы Хаджар собственными глазами не рассмотрел с высоты птичьего полета столицу империи, то и сам бы не поверил, что она настолько огромна и необъятна. Для человека Земли даже представить подобный город было бы практически невозможно. Для жителя Лидуса, родившегося и выросшего во дворце, проще – но тоже тяжело.

Этот мир действительно был бескрайним. И количество людей, его населявших, редко когда могло уложиться в голове. Хотя на этом фоне становилось понятно, откуда в одной школе столько десятков тысяч истинных адептов.

Сообщение между дальними районами города и вовсе осуществлялось по небу. Запрокинув голову, можно было увидеть, как лазурную высь бороздят бесчисленные летающие лодки и даже корабли.

На парусах самых крупных – фрегатов и линкоров – красовались гербы кланов или же самого Дарнаса. Мощь подобных боевых машин поражала. Одним фрегатом можно было без труда стереть с лица планеты (если этот мир вообще был планетой) несколько Балиумов. Неудивительно, что Дарнас ни во что не ставил варварские королевства.

Спустя полчаса друзья добрались до ближайших к школе стойл. Длинное, массивное одноэтажное здание. Что удивительно, от него совсем не пахло. Видимо, это было связано с волшебными иероглифами на несущих колоннах.

Для Даанатана истинный путь развития являлся таким же обыденным, как и путь, использующий внутреннюю энергию.

Друзей встретил пышнощекий мужчина. Хаджар сначала решил, что ошибся, но нет, при более внимательном рассмотрении – пухлый человек в синей робе действительно находился на стадии формирования новой души.

То есть в Море Песка он бы считался весьма и весьма сильным практикующим. Мог бы занять хорошую, даже высокую должность в том же самом Курхадане.

Но куда там оазису с его шейхом – слабеньким Рыцарем духа и шестью выжившими в атаке бандитов Небесными солдатами – до могущества Даанатана. Здесь подобный практикующий работал простым конюхом.

– Достопочтенные ученики, – отсалютовал он на местный манер. – Вы пришли покупать или взять в аренду?

– В аренду, – ответил Эйнен.

Оба они с Хаджаром при этом сильно скривились. Подобные гримасы просто не могли укрыться от внимательного взгляда бывалого торгаша. Он ведь мог работать в этом стойле уже несколько десятилетий…

– Я понимаю, что наши стойла не идут ни в какое сравнение с теми, что есть в школе Святого Неба, – запричитал продавец, а Хаджар с Эйненом переглянулись. Для начала они вообще не знали, что в их школе имеются стойла. – Но я постараюсь заинтересовать вас, достопочтенные ученики, нашими новоприобретениями.

Поклонившись, он указал в сторону конюшни. Правда, Хаджар скорее назвал бы это место зверинцем. Зайдя внутрь, он на миг застыл. Такого изобилия разнообразных тварей он еще не видел.

В деревянных, железных, каменных и даже магических загонах стояли самые диковинные монстры. Здесь был медведь четырех метров в холке. Находясь на стадии вожака, он мог развивать на максимуме сил немыслимую скорость в триста шестьдесят километров в час и поддерживать ее в течение сорока дней.

Здесь стояла и знаменитая Даанатанская скаковая. Богатырская лошадь, чьи мускулы перекатывались валунами, а грива была такой густой, что ее можно использовать вместо матраса. Опять же – стадии вожака, она в карьере могла добраться до отметки в четыреста километров в час и скакать так не меньше трех недель.

Различные огромные кошки, похожие на рысей, тигров и львов, но ими не являющиеся. Разве что у тигров теперь появились иглы, как у дикобраза, у львов – жабьи перепонки на лапах, у рысей – рога.

Название этих монстров Хаджар не знал, а подходить и читать каждую табличку у него не было особого желания. Если когда-нибудь разбогатеет, то обязательно «купит» бестиарий в Башне Сокровищ.

– Посоветуйте нам, пожалуйста, что-нибудь, что одновременно быстрое и выносливое.

– Смотря куда вы держите свой путь, достопочтенные ученики, – не разгибая спины, ответил продавец.

Хаджар прекрасно понимал, что торгаш наверняка разбирался в жетонах учеников и вовсе не стремился их оскорбить. Просто дал возможность честно признаться:

– В Лес Теней, – произнес Хаджар еще до того, как Эйнен успел его одернуть.

В глазах практикующего на миг промелькнуло торжество. А Хаджар слишком поздно понял, откуда именно Эйнен и любой другой желающий мог узнать направление простых учеников внешнего круга и даже полноправных.

Все они, без сомнения, пользовались именно этими стойлами! А информация в данном мире была одним из самых ходовых товаров.

– Тогда я могу посоветовать вам трирога. – В голосе продавца добавилось энтузиазма. Сегодня он явно заключит выгодную сделку. – Всего четверть имперской монеты за день аренды, и он ваш. Некрупный, но быстрый и выносливый. Может бежать по лесу со скоростью двести десять километров в час. Все, кто отправляются в Лес Теней, берут трирогов и еще ни разу не жаловались.

Описывая товар, продавец каким-то образом умудрился подвести двух друзей к стойлам, где находились олени с шерстью цвета ржавчины. Внешне они мало чем отличались от обычных. Разве что обладали более мощными мышцами и крепкими ногами. Ну и, разумеется, тем, что на их головах красовались не два ветвящихся рога, а три.

Третий, правда острый и длинный, находился у них на переносице и явно служил в качестве оружия. Об этом говорили и зубы, которые, скорее, напоминали клыки. А еще вместо сена у них лежали разделанные туши кроликов.

Клятые плотоядные олени! Такого Хаджар тоже никогда не видел.

– По рукам.

Они заключили сделку и, выяснив, что седла даются в придачу, повели под уздцы свой новый транспорт. Оба предпочли бы перемещаться на своих двоих, но если прикинуть, им пришлось бы постоянно использовать техники ускорений. По деньгам дешевле выходило арендовать копытных, нежели закупаться пилюлями, восстанавливающими силы.

– Эй, продавец, – окликнул торгаша Хаджар.

– Да, достопочтенный ученик.

– А у тебя можно будет купить информацию о том, кто впоследствии станет покупать информацию о нас?

Продавец хитро улыбнулся.

– Не понимаю, о чем вы, достопочтенный ученик, – ответил он, при этом недвусмысленно кивая головой.

Уже выезжая на улицу, Хаджар без всякого упрека со стороны Эйнена решил, что впредь стоит быть аккуратнее. Он уже не в варварских королевствах и даже не в Море Песка.

Это империя Дарнас, столица Даанатан. Место, в котором бесславно пропадали и намного более сильные и талантливые адепты, нежели он.

Глава 436

До Леса Теней, не особо выжимая соки из трирогов, но не делая привалов, друзья добрались всего за три дня. За это время они успели убедиться в том, что ученики внутреннего круга и особенно личные жили намного комфортнее.

Путь к Горе Ненастий лежал через те же цветочные луга, что и к Лесу Теней. Более того, эти две зоны граничили друг с другом. И там, где Хаджару, Эйнену и другим «бедным» ученикам приходилось использовать пеший транспорт, старшие перелетали бескрайний Лес Теней на парящих парусниках.

В основном, конечно, на лодках. Но пару раз Хаджар точно видел небольшие корабли с семейными гербами. Вот что значит – родиться в семейном клане империи. С рождения пользоваться всеми благами цивилизации практикующих и адептов. Им небось на ночь вместо молока подавали такие эликсиры, что сотней миллиграмм можно было довести весь Медвежий отряд Лунной армии до стадии формирования.

Сам Лес Теней, огромный лесной массив, растянувшийся у границ цветочных лугов, окружавших Даанатан, полностью заслуживал свою славу. Более того, Хаджар был уверен, что ступи на эту туманную землю простой смертный, то тут же бы умер. Лес сам по себе, будто живой организм, создавал давление, сравнимое с давлением ауры адепта формирования.

– Может, именно поэтому учеников внешнего круга пускают лишь в две зоны? – спросил Хаджар.

Как только они с Эйненом въехали под черную сень, то тут же ощутили на себе давление этой странной лесной ауры. Как если бы энергии каждого дерева, каждого цветка, каждой травинки слились воедино лишь с одной целью – уничтожить любого интервента.

 

– Я что-то слышал, мой варварский друг, о том, что в этом мире существуют очень древние местности. – Эйнен поежился и потуже закутался в плащ. Их трироги, видимо, не в первый раз прибывшие в эти места, пусть и нервно дергали ноздрями, но вели себя спокойно. – Такие древние, что за тысячелетия сумели создать собственную силу.

– Это как?

Хаджар огляделся. На цветочном лугу светило яркое полуденное солнце. На лазурном небе не было ни единого облачка, и потому долина Даанатан, в честь которой и назвали столицу империи, была залита теплым мягким светом.

Но вот здесь, в Лесу Теней, стоял едкий полумрак. Если бы не развитое зрение истинных адептов, то они вряд ли смогли бы различить что-то на расстоянии хотя бы в метр.

Да, определенно, не то что смертный, но и слабый практикующий не протянул бы здесь и часа.

– Помнишь твой рассказ про встречу с духом Курхадана?

– Помню, – кивнул Хаджар.

Да и как такое забыть, когда сам оазис, бездушный и неживой клочок земли, внезапно предстает в образе прекраснейшей из дев. Обладает интеллектом, знаниями и силой, превосходящими тогда еще неизвестные Хаджару пределы.

Это восхищало и одновременно пугало.

– Так вот Курхадан, по сравнению с Лесом Теней, неразумное дитя, едва-едва появившееся под свет Вечерних Звезд.

– Я бы поспорил о его неразумности.

– Это метафора. Хотя мне, пожалуй, придется теперь объяснять варвару, что такое метафора.

Кто-то иной принял бы подобный подкол за оскорбление, но Хаджар слишком хорошо знал Эйнена. В беспристрастном тоне лысого он смог различить малейшие нотки усмешки.

Островитянин веселился.

Как и Хаджар, он питал весьма нездоровую страсть к приключениям.

– То есть ты хочешь сказать, – внезапно осенило Хаджара, – что где-то здесь бродит дух, который в несколько раз сильнее духа Курхадана?

– Несколько раз? – хмыкнул Эйнен. – А ты помнишь смертных в оазисе?

– Помню.

– А здесь они бы смогли выжить?

Хаджар пару раз хлопнул ресницами и поежился. Его друг был прав. Если по Лесу Теней и бродил какой-нибудь древний дух – олицетворение появившегося за тысячи тысяч лет сознания, то он бы смог одним своим взглядом раздавить духа Курхадана.

Действительно – небеса все еще были далеки от Хаджара. Пока он мог лишь взирать на них так же, как маленький мальчик взирает на неприступную скалу, чей пик теряется среди облаков.

Они ехали по небольшим тропкам. Высокие могучие деревья в обхват десяти взрослых мужчин смыкались кронами на высоте в сотню метров. Их огромные корни походили на древние валуны.

Зеленый мох покрывал почерневшие, будто залитые вареной смолой стволы. Едкий туман, едва ли не дым, стелился под ногами. Порой друзья чувствовали впереди опасность, перед которой пасовали и тут же меняли направление.

Неудивительно, что по рассказам, которые они слышали, пока обсуждали Анис (для адепта подобное было в порядке вещей. Они всегда контролировали область вокруг себя, будучи всегда готовыми к бою), в Лесу Теней ежегодно гибло до тысячи учеников внешнего круга.

Здесь обитали сильные монстры, ядовитые растения, различные существа и твари, которым Хаджар не знал названия. К тому же поговаривали, что сам лес почернел оттого, что когда-то в древности здесь захоронили какого-то адепта, использовавшего отрицательную энергию.

Ту, при злоупотреблении которой, по легендам, человек становился демоном. И несмотря на то, что Хаджар видел эту неестественную энергию своими собственными глазами, он сильно сомневался в реальности легенд. Скорее всего, демоны были чем-то таким же – инородным, как и боги.

– Интересно, какое давление создает Гора Ненастий? – задумчиво протянул Эйнен.

Среди шести зон школы Святого Неба были самые безопасные, как Лес Теней или же Долина Болот, так и самые смертоносные. Те, в которых могли сгинуть и такие монстры, как личные ученики… вместе со своими мастерами и наставниками.

Самой же опасной среди всех местностей, окружавших Даанатан, да и в принципе самой опасной в Дарнасе, считалась именно Гора Ненастий.

– Я пока даже задумываться об этом не хочу, – отрезал Хаджар. – Давай решать проблемы по мере их поступления.

– Согласен с тобой, друг мой. Всему свое время.

Пусть они и грезили приключениями и новыми открытиями, но откровенными глупцами не были. Сами по себе ступени развития являлись чем-то эфемерным и размытым. Так, к примеру, один Небесный солдат начальной стадии мог почти на равных биться с Рыцарем духа, а другой, тоже начальной стадии, проиграть простому практикующему.

Сила зависела не столько от количества энергии, которым мог оперировать адепт, сколько от его знаний, умений, техник, артефактов и того, как глубоко он погрузился сознанием в мистерии духа, по чьему пути пошел.

Мир боевых искусств – сложная штука. И туда, куда может отправиться один, для другого путь может быть заказан навеки.

– И нашей первоочередной проблемой я считаю набор очков славы.

– Я слышу в твоих словах несколько иной смысл, чем ты вкладывал ранее.

– Так и есть, – не стал отрицать Хаджар. – После обмена ударами с Анис…

– После того, как она тебя одним движением воли отправила в нокдаун, – с легкой насмешкой поправил Эйнен.

– Пусть будет так, – легко согласился Хаджар. – Так вот. После этого я ощутил, что ее понимание духа меча лежит за пределами простого владения. Так что, думаю, друг мой, мы с тобой находимся не на вершине мастерства в обращении с оружием.

– Да, я тоже это ощущаю. После битвы с Рагаром у меня получилось ухватить иные мистерии духа копья, но я не могу собрать их воедино. Я не вижу дальнейшего пути.

– Со мной то же самое.

Эйнен повернулся к Хаджару. Блеснули его слегка приоткрытые, нечеловеческие фиолетовые глаза.

– Ты что-то узнал.

– Еще когда мы впервые пришли в Зал Славы, – кивнул Хаджар. – Для учеников внутреннего круга мастера ведут тренировки путей духов. Думаю, если мы хотим улучшить свое мастерство во владении оружием, то это можно сделать только там.

Островитянин ненадолго задумался.

– Вряд ли, – наконец протянул он. – Скорее всего, в Башне Сокровищ мы сможем найти свитки и книги, касающиеся этой темы.

Хаджар, обдумав предположение, пришел к тому же выводу. Не записанное знание – потерянное знание. Так что наверняка источник информации был и помимо тренировок с учителями.

– Тогда разделимся, – предложил Хаджар. Они углубились уже на несколько десятков километров в лес, но пока не встретили ни единой живой души. – Один из нас отправится на тренировки, а другой скопирует свитки.

Эйнен кивнул.

– Кстати, а какое задание ты взял?

– Сбор листьев ночного кустарника, – ответил островитянин, – сорок очков славы за семьдесят килограмм.

– Сорок за семьдесят кило?! – не удержался от вскрика Хаджар. – Да с одного куста можно максимум пятьдесят грамм собрать!

Эйнен открыл рот, но произнести ничего не успел.

– Сорок семь, если быть точным.

Хаджар с Эйненом находились в овраге. Так что люди, вышедшие из зарослей на его краях, обладали преимуществом возвышенности.

– Когда вы в течение десятилетий будете целыми днями только тем и заниматься, что обдирать кусты, то сможете на глаз определять, сколько грамм соберете с ветки. – Вперед перед толпой из более чем тридцати человек вышел мускулистый гигант Араз. – Но, думаю, у вас не будет шанса узнать это. Убить их!

Глава 437

– Как же я этого ждал! – выкрикнул Хаджар.

Высвобождая левую ногу из стремени, он правым коленом оттолкнулся от седла. Едва ли не паря над землей, он двумя неуловимыми движениями отбил четыре стрелы. Каждая выглядела как перо феникса. Окутанная пламенем, она рассекала пространство, оставляя позади след серого дыма.

Хаджар не узнал этой техники, но тот факт, что ее использовали одновременно четыре разных адепта, идущих по пути стрелы, говорил о том, что она была весьма распространена в империи.

Эйнен, в свою очередь, с ходу нырнул в тень и, выскочив из нее в центре оврага, закрутил вокруг себя шест. Сформировав едва ли не колесо, он отбивал одну стрелу за другой. Для него это было так же просто, как прихлопнуть комара.

Защитные техники островитянина достигли того уровня, когда Хаджар уже мог честно сказать – он на подобные способен не был. Так же, как и Эйнен не обладал той же атакующей мощью, что и его «варварский друг».

– В ближний бой! – скомандовал Араз.

Сам гигант в драку лезть не спешил. Чем больше его «соратников» поляжет в битве с наглецами, тем больше очков славы ему достанется. Как от новеньких, так и с жетонов других погибших.

Стоило только Эйнену и Хаджару соскочить с трирогов, как олени тут же бросились в лесную чащу. Они не убегали, просто пряталась. Обученные скакуны знали свое дело…

Приземлившись на траву, плечом к плечу с Эйненом Хаджар отбил еще несколько стрел, представших в виде огненных перьев. Лучники и не собирались оставлять своих попыток продырявить новичков.

С краев оврага под прикрытием техник лука бросились в атаку бойцы ближнего боя. Двадцать с небольшим Небесных солдат окружили Хаджара с Эйненом, но у последних на лицах не было ни тени страха.

«Глупцы, – подумал Араз, – возомнили себя равными полноправным ученикам».

Тут гигант, конечно, лукавил. Два полноправных ученика, даже самые слабые, смогли бы раскидать вдвое большую группировку, нежели двадцать учеников внешнего круга.

– Справишься с ними? – спросил Хаджар.

Увернувшись от очередной стрелы, он отбил вторую и послал в ответ серп синей энергии, внутри которой был заточен силуэт меча. Удар владеющего, покрыв расстояние в семьдесят шагов, сначала натолкнулся на выставленный лук, но, разрубив его на две части, так же легко срезал голову не ожидавшего подобного сопротивления адепта-лучника.

Пролилась первая кровь.

Она заставила остальных атакующих слегка поумерить свой пыл.

Два несчастных, загнанных в ловушку зверя неожиданно показали хищные оскалы свирепых клыков. С такими шутки были плохи.

– С двумя десятками воинов? – Эйнен, продолжая крутить шест, раз за разом отбивая град огненных перьев, изогнул в недоумении правую бровь. – Смогу удержать в течение тридцати секунд. После этого тебе придется провожать меня к праотцам.

– Тогда я справлюсь за двадцать пять!

Эйнен посмотрел на Хаджара. Островитянин понимал, что против нескольких десятков бойцов ближнего боя они, может, и справятся. Но если тех будут прикрывать лучники, то свидание с праотцами станет лишь вопросом времени.

О плане Хаджара он догадался в то же мгновение, когда тот задал свой вопрос. Но что означал этот план? Он означал, что Эйнен должен был вверить свою жизнь и свое будущее в чужие руки.

Вот только эти руки не были чужими! Это были руки и меч его друга!

– На счет три! – выкрикнул Эйнен.

Его кожа покрылась радужной чешуей. Тень из-под ног островитянина выстрелила черным столбом, а затем, расширяясь, сформировала обезьяний торс. Оскалив клыкастую пасть, она забила лапами в мощную, укрытую призрачной радужной броней грудь.

Первый же боец, до которого, видимо, не особо дошло, с кем они имеют дело, все же решился на лобовую атаку. Он занес над головой молот и в прыжке обрушил его в сокрушающем ударе. Энергия, окружавшая его, приняла форму оружия адепта, только сделанного изо льда и увенчанного метровым шипом.

– Шестая стойка: Ветер! – произнес Хаджар.

На его плечи лег черный плащ, а простенький артефакт в руках заменил клинок из черного тумана. Оставляя за собой призрачную дымку и иллюзорные силуэты, за долю мгновения он переместился на край оврага.

В этот момент Эйнен сделал резкий выпад шестом. В ответ на это бронированная обезьяна, сжав кулак, выстрелила им в сторону ледяного молота. Нападающие заулыбались. Атака их товарища была известна многим ученикам внешнего круга. Она считалась одной из тех, от которой можно увернуться, но нельзя защититься.

Предназначенная для пробивания защитных техник, она не оставляла подобным Эйнену адептам ни единого шанса.

«Не может быть!» – мелькнула мысль в глубине затухающего сознания адепта.

Бронированный обезьяний кулак содержал в себе не только сокрушительную мощь энергии, которая никак не могла принадлежать простому Небесному солдату начальной стадии, но и мистерии духа копья.

«Простой» кулак обладал скоростью и проникающей силой копья!

– Вла… – Адепт не успел предупредить своих соратников. Обезьяний кулак легко пробил ледяной молот и, не заметив сопротивления, нанизал на себя тело молотоносца.

Оружие упало на землю. Изо рта погибшего вырвался поток крови. Тело пару раз дернулось в агонии и затихло. Эйнен же легким усилием воли собрал из жетона врага все очки славы. После оплаты обучения их там оставалось немного. Всего двадцать четыре. Но по сравнению с заказом на листья кустарника это была баснословная сумма.

 

– Легон! – выкрикнуло несколько людей в толпе атакующих.

Умерший был чьим-то другом, сыном, братом, может, даже возлюбленным. Но это не волновало ни Эйнена, ни Хаджара. Каждый, кто приходил за их жизнью, должен был быть готов расстаться со своей.

К врагам они не знали пощады, а для друзей не жалели собственных животов! Таково кредо настоящих воинов!

Краем глаза заметив, как Эйнен одним ударом отправил к праотцам вражеского адепта, Хаджар улыбнулся.

– Один-один, – прошипел он.

Вновь размазываясь черным туманом, оставляющим за собой остаточные изображения, он переместился вплотную к первому лучнику. Его меч, окутанный не только таинственным черным туманом, но и сине-черной энергией, двигался с плавностью парящей пушинки и скоростью спускающейся с небес молнии.

Оставляя за собой туманный след, он легко преодолел защитную технику лучника и рассек его артефактную броню. Вверх ударил фонтан крови, а отсеченный торс не успевшего ничего понять адепта медленно съехал с того места, где бедра переходят в спину.

Хаджар этого уже не видел.

– Ветер! – вновь произнес он.

Энергия утекала как сквозь пальцы, но если он разберется с лучниками, то битва заранее проиграна. У него не было времени смотреть на дело рук своих. Благо успел отделить лоскут воли и «слизнуть» очки славы с жетона. Всего шестнадцать, но и то хлеб.

В это время Эйнен, заведя посох за спину, внезапно выбросил его в стремительном выпаде.

– Скалистый берег! – выкрикнул островитянин.

Его шест размазался в череде скоростных атак, а вместе с ним исчезли и лапы обезьяны. На атакующих, заслонив им путь, обрушился град из наносимых под самыми разными углами ударов. Два кулака били с такой скоростью, что глаза Небесных солдат были способны различить лишь остаточные изображения.

В каждом содержались мистерии духа копья. Адепты замерли. Они не успевали использовать свои техники, как им приходилось уворачиваться и ускользать из-под удара. Все, что они успевали – уклоняться.

Трое все же рискнули попытаться использовать атакующие техники.

Двое тут же, казалось бы, безо всяких видимых взгляду эффектов упали навзничь. В их грудных клетках зияли отверстия диаметром с шар. Из глаз утекало сознание.

Третий отлетел на десять метров и врезался спиной в скат оврага. Его спасла артефактная броня. Раскуроченная, разорванная по центру, она впилась краями в грудь адепта. Он явно больше не сможет в ближайшее время сражаться, но пока еще дышал.

– Три-два, – прокомментировал тяжело дышащий Эйнен.

Теперь все зависело от того, успеет ли Хаджар разобраться с лучниками до того, как островитянин больше не сможет поддерживать Зов.

Началась игра в салочки с самой смертью, и, видят Высокие Небеса, это была любимая игра двух друзей!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37 
Рейтинг@Mail.ru