Рагу из зернистой икры

Ирина Лобусова
Рагу из зернистой икры

Взяв себя в руки, я пошла в коридор, забрала сумку, собрала все вывалившиеся из нее вещи. Выбирать мне не приходится. В гостиной тоже ничего. Я принялась осматриваться по сторонам. Диван раскладывается, вещь временно можно держать и в стенном шкафу. Зеркало наверняка есть в ванной. Ничего. Приспособлюсь как-нибудь.

Думая так, я медленно ходила по комнате, как вдруг какой-то шорох заставил меня обернуться. В дверях, широко улыбаясь, стояла сестра.

– Извини меня, пожалуйста. Вспылила я – по глупому, конечно. Просто я пару дней тут с тобой поживу. А когда уеду, и ты останешься одна, можешь располагаться и в спальне, конечно. Как захочешь. Не сердись на меня, ладно? Жизнь у меня собачья, сама потом увидишь, какая у меня жизнь…

Ее словно подменили! Я смотрела на нее во все глаза. Теперь это был совершено другой человек – и какой человек: милый, приятный, заботливый! Я так удивилась, что в первый момент совсем не обратила внимания на то, почему она собирается пожить здесь. Широко улыбаясь в дверях, и всем видом выражая приветливость и спокойствие, Марина сказала:

– Хочешь коньяку?

11

СТРАНИЦА НИНЫ В СОЦИАЛЬНОЙ СЕТИ

НОЧЬ С 2 НА 3 ИЮНЯ 2012 ГОДА (ВЕРНЕЕ, РАССВЕТ – 05.10).

Пишу прямо сейчас потому, что не могу спать. Сижу со своим стареньким ноутбуком на диване, при тусклом свете лампочки рядом. В гостиной, разумеется. Между прочим, очень удобный диван! Почти рассвет. А я не сомкнула глаз. Слишком много впечатлений. Слишком много, и…

А, зачем писать то, что понятно и так! Я открыла страничку, чтобы описывать отношения с сестрой, а не собственную нервозность. Марина вернулась очень поздно, ночью. Так поздно, что я думала – она уже не придет. Вечером хотела позвонить маме – но оказалось, что тут отрезан телефон. А на моем мобильнике закончились деньги.

Я только днем, после того, как Марина уехала на съемки, вышла купить какой-то еды. Но, не зная, что на мобильнике деньги закончились, не пополнила счет. Честно говоря, сразу же заблудилась. Почти час блуждала посреди каких-то новых, совершенно одинаковых домов, до тех пор, пока не нашла метро, а рядом со входом в метро – маленькие магазинчики. Накупив еды, дорогу «домой» нашла уже легче. В этой квартире есть огромная плазменная панель (на полстены).

Ожидая Марину, переключала каналы, а потом решила лечь спать. Ночью я услышала какой-то скрежет во входной двери, и в ужасе проснулась. Это была Марина. Она возвращалась в квартиру. Включив лампу, посмотрела на часы: было ровно три часа ночи. Потом Марина появилась в дверях, и… Словом, я замерла от удивления! Она выглядела точно так, как я видела по телевизору! На ней было обтягивающее платье ярко-красного цвета с короткой юбкой (платье было сделано из какого-то странного материала, не ткани – мягкой пластмассы, что ли?). Красные сапоги-ботфорты на шпильке. Прическа, макияж – все было безупречно! Моя сестра выглядела такой красивой, что у меня аж перехватило дыхание! Королева, настоящая королева! К тому же, с такой фигурой… Просто с ума сойти! Но это было еще не все. В руках Марина держала огромный кремовый торт, покрытый шоколадной глазурью, и украшенный ягодами и взбитыми сливками. Просто сказочный какой-то торт (я таких никогда и не видела)!. Особенно фантастично выглядели белые башенки взбитых сливок. Сначала мне даже показалось, что торт искусственный. Помню, я здорово засомневалась в том, что эту красоту можно есть.

– Привет! Извини, что напугала! – сказала моя сестра, – вставай скорее и пошли есть торт.

Ничего не соображая, я выползла из постели и следом за нею поплелась на кухню. Марина уже доставала десертные тарелки с ложками, ставила чай… Торт! В три часа ночи! Да еще какой торт!

– Купила в одной итальянской кондитерской, – перехватила Марина мой взгляд, – с шоколадом и сливками, мой любимый. А вкус – вообще с ума сойти!

Марина отрезала мне огромный кусок, себе – чуть поменьше, и, даже не вздумав переодеться, принялась уплетать за обе щеки.

– У меня концерт в ночном клубе был, – сказала она с набитым ртом, – незапланированный. Узнала только на съемках.

– Разве ты не знаешь заранее о своих концертах?

– Не всегда. Иногда бывают такие случаи – нужно хватать моментально, не то упустишь!

– Что упустишь?

– Деньги, конечно! В клубах почти всегда хорошие деньги. Особенно если частная вечеринка.

– А это была частная вечеринка?

– Ага. День рождения одного депутата из Гос. Думы. И ему вдруг вздумалось меня пригласить. Валерик примчался на студию весь взмыленный. Пришлось после съемок смотаться на квартиру за вещами. А после концерта я купила торт и сразу сюда. И, как всегда, забыла сумку. Придется завтра опять туда смотаться.

– Вы что, поссорились?

– С кем я поссорилась?

– Ну… с мужем…

– Нет. С чего это ты взяла? То, что я решила здесь пару дней побыть, еще ничего не значит. У нас у каждого своя жизнь. А с Валериком просто невозможно поссориться! К тому же, он просто гениальный продюсер. Способен из любого куска говна сделать суперзвезду! Посмотри хоть на Виноградову – ни голоса, ни фигуры, ни слуха. У нее даже музыкального слуха нет, честно! Она ни в одну ноту вообще не попадает! А поди ж ты, звезда!

– Ты не завидуешь, что он других раскручивает?

– Да ты что? Что за глупости? Чему завидовать? У меня, милая моя, вообще нет конкурентов!

– Да. Конечно…

– А Виноградова – это деньги, деньги и еще раз деньги. Только придурок откажется от денег, если они сами плывут к тебе в руки!

Разговор мне почему-то не понравился (особенно не понравилось лицо Марины – у нее вдруг стало какое-то странное, очень напряженное лицо, и я перепугалась, что мы снова поссоримся), поэтому я решила сменить тему:

– Торт просто изумительный! Ты права!

– Да. Я последний раз ела торт, наверное, лет десять назад.

Ложка выпала у меня из рук:

– Как это?!

– А вот так. Ты ешь, ешь. В последний раз ешь, как перед смертью. Больше таких вкусностей в твоей жизни не будет. Захочешь добиться успеха в Москве, больше никогда в жизни есть это не будешь.

– Но почему? Разве успех – это не деньги? И разве за деньги нельзя все купить?

– Дурочка! А кто даст тебе эти деньги, если у тебя вырастет двойной подбородок, грудь обвиснет, живот округлиться, а бедра покроются целлюлитом? А потом стукнет тебе тридцать, а на твое место – сотня свеженьких семнадцатилетних, с упругими попками и ножками. Как у цапли, готовых зубами и когтями выдрать у тебя твое место! Вот тогда и не в радость станут тебе эти деньги. А может, вообще станут поперек горла. И вместо торта тебе захочется только одного – поскорей удавиться. Или кого-то удавить…

– Но я не понимаю этого! Не понимаю….

– Да, действительно, не понимаешь… Пока. А потом еще как поймешь! И будешь сидеть на рационе жертв Бухенвальда, да справляться, в какой клинике ребра удаляют дешевле, чтобы талия тоньше казалась, да покупать всякую гадость и пить из подполы…

– Почему из подполы?

– Потому что гадость эта в России лицензии не имеет, ее незаконно возят, для таких вот дур, которые мозгов не имеют, только задницу. А задница, хочешь или не хочешь, после 35-ти в любом случае станет стареть и жирнеть.

– Ты говоришь чудовищные вещи!

– Нет, самые обычные. И если ты захочешь добиться успеха, и ты такой станешь.

– Не стану!

– Еще как станешь! У тебя все равно не будет другого выхода.

– Нет уж, спасибо! – я решительно отрезала себе второй кусок торта (еще больше первого), – я все-таки предпочитаю есть торт!

Откинувшись на спинку стула, Марина оглушительно расхохоталась, и я вдруг поняла, что в ней уже нет ничего от Марины, зато слишком много от этой (как ее…) – Ри.

– Не обращай на меня внимания, на старую ворчунью! Мало ли что я тебе наплету! Ты никому не позволяй задурить тебе мозги, никому, слышишь? И тогда у тебя будет еще кое-что, кроме задницы! А заднице, моя дорогая, в наши дни полцента цена!

Она решительно поднялась из-за стола.

– Все, доедай торт и отправляйся в постель! Я и так тебя сегодня замучила. А я пойду приму ванну. Надо смыть с себя поскорее все это! – и, словно пытаясь мне что-то объяснить, сделала неопределенный жест рукой.

Когда Ри исчезла за дверью ванной, я вдруг поняла, что восхищаюсь своей сестрой. По-прежнему, по-настоящему восхищаюсь! И этот торт на ночной кухне наверняка останется со мною надолго как одно из самых лучших воспоминаний. Я не знаю, что ждет меня здесь и что будет со мной, я только ясно знаю одно: именно такой она останется в моей памяти – сильной, словно бросающей вызов судьбе, с тортом, купленным мне в три часа ночи… И я буду думать об этом, когда в очередной раз потеряюсь среди новых незнакомых домов. А может быть, я уже не потеряюсь. Никогда.

12

СТРАНИЦА НИНЫ В СОЦИАЛЬНОЙ СЕТИ

11 ЯНВАРЯ 2013 ГОДА.

Эта психопатка сумасшедшая, Вероника, позвонила мне после репетиции. Звонок застал меня, когда я была в раздевалке. В раздевалке, как всегда, было душно и людно. Воняло духами, табаком и потом, а девчонки переодевались спина к спине (январь – горячий месяц, мне уже объяснили, что здесь всегда так).

Кроме того, в раздевалке шастала какая-то тетка с опухшим лицом и плохо покрашенными рыжими космами. Она искала девчонок для стриптиза. Судя по ее виду, кабак был третьеразрядный, просто из рук вон плох! Но баба была опытной: она выискивала дурочек по наивным мордочкам и неловким движениям, и (главное) по дешевым духам! Чем ниже класс – тем хуже духи. Если нет денег, воняешься дешевой нефтью с базара. Умная баба, ничего не скажешь! Ко мне даже не подошла. Хотя подошла бы – ничего не случилось: я таких десятками в свое время отшивала! Словом, мобильник заорал в самый неподходящий момент (неподходящим я называю тот момент, когда вокруг слишком много ушей). Какое-то отребье посмело обернуться ко мне, пропищать:

 

– Заткни свой мобильник!

Я коротко отрезала:

– Щас тебя заткну!

Ей что-то зашептали на ушко – очевидно, объясняли, кто я такая. Да уж, лучше со мной не связываться! Я не такая дешевка, как они все тут! Эта серая масса ни в какое сравнение не идет со мной! И я даже глаз не опущу вниз, чтобы посмотреть, кто там внизу копошится! Я с этими дешевками промозглыми и не здороваюсь никогда! Пусть знают, что им рядом со мной не место! Дешевая серость! Мерзкая, любопытная биомасса! Звонила Вероника. Рядом со мной тут же раскрылось целое море серых ушей.

– Достала! – казалось, истерический голос Вероники вырывается из мобильника, как из радиоприемника (хотя, конечно, это было не так) – я достала код!

– Эй, спокойней! Я тут разговаривать сейчас не могу. Уши рядом! Позвоню тебе из машины.

– Ты что, не въехала? Слушай, что говорю! Я достала для тебя код! КОД! Понимаешь?!

Только теперь я услышала ее по-настоящему. Все в душе замерло. Я слишком долго этого ждала! Да и как ждала – врагу не пожелаешь! Но тут же инстинкт осторожности взял вверх над природными эмоциями. Не стоило показывать всем окружающим, что я слишком заинтересована в разговоре. Поэтому сухо бросила в трубку:

– Я поняла. Все, перезвоню, – и нажала кнопку отбоя.

Когда я села в машину, руки у меня тряслись.

– Вероника, господи… У тебя получилось!

– Точно! Ты мне по гроб жизни должна! Как я старалась – как в настоящем шпионском детективе!

– Ты мне обязательно все подробно расскажешь, но только не сейчас! Сейчас скорей говори – что я должна делать?!

– Во – первых, запомни или запиши цифры: 06244579. Это твой пароль. Твой личный пароль, который будет на карточке доступа. И запомни: кроме тебя, его никто не должен знать! Хотя, если и узнают, толка не будет. Говорят, там на входе установлены специальные аппараты, которые считывают сетчатку глаза. То есть сначала ты вводишь свой личный код – пароль, потом аппарат считывает и запоминает твою сетчатку, и после этого по твоему коду уже никто не пройдет внутрь! Так что тут все чисто.

– Здорово! Действительно, как в шпионских фильмах.

– Погоди, это еще не все. Когда ты встретишься со специальным человеком, который в обмен на этот пароль даст тебе электронную карту учета (это уже для того, чтобы ты перемещалась по всему зданию, а не только могла войти), тебя будут проверять некоторое время. Говорят, что это занимает примерно неделю, не больше. Ты даже знать не будешь, что тебя проверяют. Сама понимаешь – они в тебе заинтересованы.

– Погоди. Что значит – будут проверять?

– Ну, твои привычки, твою кредитоспособность – сможешь ли ты заплатить. Потом твою надежность – не связана ли ты с ментовкой или с налоговой, или (не приведи Бог!) – со спецслужбами. Потом – нет ли связи с другими фирмами, которым ты можешь продать секреты технологий…

– Что за глупости?

– Совсем не глупости! Учитывая то, как они работают, они должны себя обезопасить со всех сторон. Многие чтобы узнать их секреты готовы выложить миллионы! И они должны быть настороже всегда, в любой момент. Кстати, тебе повезло. Они новых людей просто так не берут. Тебе крупно повезло, что ты туда попадаешь! И если бы не я…

– Ладно, ценю! Что дальше?

– А дальше тебе уже расскажет тот человек, с которым ты встретишься.

– Когда будет встреча?

– Вот. Это самое главное! Снова записывай: встреча будет завтра, в полдень, на Маяковской…

– Где?

– На станции метро Маяковского! Внизу, возле стены, на платформах. В самом конце платформы, возле стены. Не волнуйся: перехода там нет, так что ты не ошибешься.

– Да ты что, смеешься? Я в метро еще не разу не была!

– Как это?

– А вот так! Ри меня возила, как только я приехала в Москву. А потом свою машину купила. Так что я никогда не была в метро. Не знаю даже, как туда заходят.

– Что ты строишь из себя ненормальную?! Или ты издеваешься?!

– С чего я должна издеваться?! Разве ты не знаешь, что моя сестра – крутая звезда! Естественно, что я в метро не езжу!

– Значит, оставишь машину где-то на Тверской и спустишься на Маяковскую!

– На Тверской! Ты что, шутишь? Ты не знаешь, как там припарковаться в это время?!

– Слушай, что ты от меня хочешь?! Я устроила тебе невозможную встречу, а ты еще привередничаешь! Это же не я выбирала место встречи, а они!

– С такими ценами – и встречаться в метро!

– Ну, не знаю. Это не я выбирала. Выбирали они. В конце концов, что ты от меня хочешь? Можешь вообще не ходить! Только знай, что ты будешь последняя дура! Многие мечтают об этой встрече годами и не получают ее, а ты…

– Ладно, извини. Пойду я, пойду, разумеется! Без всяких сомнений пойду! Только ты мне скажи – это действительно того стоит? Результат как?

– Впечатляющий! Шутишь, что ли? Да после этого у тебя начнется совершенно другая жизнь! Перед тобой откроются такие перспективы – с ума можно сойти!

– И неужели многие на это решаются?

– Те, кто чего-то стоит – все!

– Ну, для меня это вопрос не стоимости, а жизни и смерти! Выхода у меня все равно нет. Только вот боюсь я…

– Не стоит! Бояться нужно того, что с тобой будет, если ты это не сделаешь!

– Как ты думаешь, а Ри через это проходила?

– Твоя сестра? Нет. Но вот бывший ее любовник, Дмитрий Фалеев, тот проходил. И поднялся после этого так, как никому не подняться!

– Так он же умер!

– Исключительно по своей дурости! Для смерти у него не было никаких причин. Просто дурость или трагическая ошибка. А до этого… Не обижайся, конечно, но твоей сестре такой карьеры никогда не видать.

– Значит, завтра, в полдень.

– На Маяковской. Код записала? После встречи звони! И запомни: ни одного слова своей сестре!

– Вероника, а ты?

– Проходила! А как ты думаешь, почему вдруг у меня такой контракт в Париже? Париж – это тебе не всякая ерунда, между прочим…

Вероника закончила разговор.

– Эй, ты ехать собираешь или нет? – лысый жлоб высунулся из джипа и злобно зыркал на меня глазами. Делать было нечего: я медленно отъехала от стоянки….

13

СТРАНИЦА НИНЫ В СОЦИАЛЬНОЙ СЕТИ

12 ЯНВАРЯ 2013 ГОДА, 3 ЧАСА ДНЯ.

«Здесь действительно было красиво! И как-то очень величественно. Я не видела других, но мне подумалось, что это одна из самых красивых станций метро в Москве. Сама я чувствовала себя не лучшим образом. Во-первых, меня трусило, как в ознобе. Во-вторых, я чувствовала какие-то странные мурашки на спине. Как будто пузырьки кислорода под кожей. Мерзкое, надо сказать, ощущение. В-третьих, я почему-то страшно боялась Ри. Глупо, конечно. Но что поделаешь? Мне казалось, что Ри рассердится, если узнает правду. В какой-то степени она была для меня идолом. Хоть и мерзким идолом, но достаточно важным.

К счастью, моя сестра не отличалась проницательностью, и ничего не принимала всерьез. А так как она была очень занята собой (всегда занята исключительно собой), то не могла ни о чем догадаться. Поэтому я все-таки поехала в метро. Утешала меня только одна вещь: у меня не было другого выхода. Другого способа победить просто не существовало в реальности. И это было хоть печально, но правильно.

В метро было достаточно много людей. Я прохаживалась, как цапля на своих высоких каблуках, вглядывалась в окружающие меня лица. Ничего особенного, надо сказать. Серые такие лица! Толпа, серость. И я, посередине, чувствовала себя словно частью этой толпы. Мерзость, конечно. Возле стены, в конце платформы, в тупике, стояло достаточно много людей. Никто и не отличался особо. На мгновение меня охватила паника: а что, если я не узнаю этого человека? Но тут же сама себя успокоила. Нет, узнаю, обязательно. Не может быть иначе. Или он меня узнает, что практически одно и то же. Вдруг я увидела, что ко мне внимательно присматривается некий мужчина. Совершенно стандартный, серый тип! Лет 35–40. Фигурка щупленькая, росту среднего, на носу очки. Лысоват. Таких не отличают в толпе. Абсолютно обыкновенная личность. Но больше всего меня убил его плащ…

Это был просто чудовищный плащ мышиного серого цвета, прорезиненный и не модный, такой, как носили в самые глубокие советские времена и какой еще можно было встретить где-то в далекой провинции (к примеру, у меня на Родине). В руках мужчина держал потертый, такой же советский коричневый дипломат. Он выглядел настолько обыденно, что я растерялась. Никак не походил на преуспевающего бизнесмена. А по сравнению с той суммой, которая постоянно крутилась в моей голове, выглядел и без того нелепо. С этой суммой можно было ассоциировать любого из этой толпы, но только не его! Я взмолилась о том, чтобы я ошиблась… Но странный тип (судьба словно издевалась!) решительно направился ко мне:

– Мадемуазель, кажется, это именно с вами я договаривался о встрече!

Я чуть не охнула. К счастью, держала себя в руках. Охнуть сразу было слишком невежливо.

– Возможно, со мной.

– Значит, вы должны мне что-то назвать! Ну? Что же?

Я отбарабанила код на едином дыхании. Лицо его смягчилось:

– Прекрасно! Рад, что друзья, которые рекомендовали вас нам, не ошиблись. Итак, мы должны договориться о следующей, более важной встрече.

– Куда я должна приехать?

– О, не спешите! До этого еще далеко! Существует такой понятие, как силы природы.

– Силы природы? При чем тут это?

– Все должно быть согласовано и происходить в должное время. Все должно быть так, как следует, и никак не иначе! Давайте сначала обсудим условия. Итак, в начале вы платите десять процентов от стоимости работы. В середине нашей работы – еще сорок. И через месяц после ее окончания – остальные пятьдесят процентов!

– Почему – через месяц?

– Чтобы вы убедились в хорошем, гарантированном качестве. Чтобы вы достигли определенных результатов и смогли изменить вашу жизнь к лучшему!

– За один месяц?

– Вы удивитесь тому, как быстро получите необходимые перемены! И месяц станет для вас еще долгим сроком, вот увидите.

– Допустим. Что же дальше?

– Простите, но это еще не все! Речь идет об огромной сумме. Мы должны быть уверенны, что вы в состоянии оплатить такую сумму.

– Я в состоянии, можете не сомневаться!

– Простите, но мы знаем, что вы скрываете свое решение от сестры. А гонорары ваши, хоть и высоки, но недостаточно высоки для нас.

– Мне дадут денег.

– Кто даст? Мы должны знать все! Не волнуйтесь, мы никогда не выдаем секретов тех, кто к нам обращается. Вы должны полностью доверять нам, иначе ничего не получится! Это одно из важных условий! Так кто даст вам деньги?

– Мужчина… – я назвала имя. Мой собеседник удовлетворенно кивнул:

– Да, знаем. Он полностью кредитоспособен. Он ваш любовник?

– Да. Мой любовник.

– Спасибо! Первый тест вы выдержали. Теперь остается второй.

Он раскрыл дипломат и достал оттуда длинное костяное шило и черный крошечный флакончик, выточенный из мрамора. Никогда не видела таких красивых флакончиков!

– Вы должны посвятить нам свою кровь!

– Что все это значит?! – я в ужасе отшатнулась.

– О, ничего страшного, не пугайтесь! Всего лишь еще один маленький тест. Мы будем анализировать вашу кровь при свете полной луны в пересчете на наши астрономические таблицы, и заносить в формулу определенный результат. Без этого, к сожалению, дело не сдвинется с мертвой точки. Бояться вы не должны. Все, что требуется – всего лишь уколоть ваш очаровательный пальчик этим острием, да капнуть пару капель крови в флакончик. Уверяю вас, это последняя боль, которую вы будете с нами испытывать!

Я все еще колебалась. Этот примитивный человечек вдруг напугал меня до полусмерти! Я была готова ко всему, но – кровь… Сердце вдруг сжалось, а все тело обдало ледяным холодом…

– Вы не должны так нервничать! Большинство ваших подруг или коллег обращаются к бабкам, глупым доморощенным ведьмам, и не получают никакого результата. Другие занимаются черной магией, что еще хуже. Мы же основываем все на науке, очень точной науке, и вы попадаете в уникальный в истории человечества эксперимент. Не бойтесь, вы не потеряете ничего, зато очень много выиграете. Вы получите то, что так хотите. Вы победите весь мир! Ну же, смелей! Подумаешь. Всего лишь пару капель крови!

Он говорил так убедительно, что у меня немного отлегло от сердца. И наконец я протянула руку вперед.

– О нет, сами, сами! Нужно уколоть себя самостоятельно и этим проявить свою храбрость.

Я тяжело вздохнула (все равно слишком много прошла, чтобы теперь отступать) и взяла эти предметы. Уколола палец. Кровь брызнула в отверстие – четыре или пять капель.

– Ну, вот и все, – он запечатал флакончик миниатюрной пробкой, потом укрыл целлофановым пакетом и спрятал в дипломат. Я протянула ему шило.

 

– О нет, оставьте себе. Тем более, что стилет этот одноразовый, изготовленный специально для вас. Оставьте его себе на память.

Я спрятала в сумочку. Стилет! Ну надо же!

– Вот и все. Теперь готовьте деньги и ждите нашего сообщения. Возьмите это, – он протягивал мне пластиковую карточку (похоже, электронную), черного цвета без каких-либо отметок, только с магнитной пластинкой, и дешевый мобильный телефон, – пластиковая карточка – это ваш пропуск. А по этому телефону мы вам позвоним. Будьте очень внимательны: по нему мы станем звонить только один раз, чтобы сообщить о встрече. Будет это через 7-10 дней. После этого вы должны этот телефон выбросить.

– Как это? – я удивилась.

– Где-нибудь в центре города, или в парке. Просто выбросите его в урну – вот и все. Особых хлопот не надо.

– Или опустить в Москву-реку?

– Как хотите, воля ваша. Только не оставляйте его у себя, это наше условие.

– Но телефон разрядится за 10 дней!

– Разумеется. Вот, возьмите. Это батарея подзарядки. Выбросите и ее тоже. Не вздумайте кому-то телефон подарить.

– Но как вас зовут?

– Сожалею, мадемуазель, но мое имя совершенно не нужно. Мы с вами никогда больше не встретимся. С вами будут работать другие люди. А сейчас я вынужден откланяться. Мне было очень приятно работать с такой умной и понимающей девушкой.

И, приветливо помахав мне рукой, он пошел по платформе (ни разу ни оглянувшись назад). А затем вскочил в поезд. Через несколько секунд рядом со мной никого уже не было. Я спрятала все в сумочку и пошла к выходу в город.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26 
Рейтинг@Mail.ru