Litres Baner
Катынь. Ложь, ставшая историей

Елена Прудникова
Катынь. Ложь, ставшая историей

Авторы благодарят за помощь петербургского журналиста Юрия Нерсесова, начальника пресс-службы петербургского Управления УФСБ Дмитрия Кочеткова, интернет-сообщества «На берегах Шантары», ВИФ2, интернет-портал диакона Андрея Кураева и всех тех многочисленных людей, которые помогали в работе над этой книгой.

Предисловие

Десятилетиями циничной ложью

пытались замарать правду о катынских расстрелах.

Владимир Путин


Не барское это дело, горшки за соседями выносить.

В том смысле, что это заинтересованные поляки

должны доказывать, кто и к чему причастен.

А до тех пор можно считать, что офицеров

Речи Посполитой расстрелял взвод марсиан.

Из обсуждения катынской темы в Интернете

Эта книга, дамы и господа, наверное, преизрядно вас удивит. Но не очередным покушением на мифы или разоблачением исторической правды – скорее тем, до какой степени это никому в современном мире не нужно. Идет политическая кампания – и при чем тут факты? Когда мы добрались до фактов, то были не то что удивлены – шокированы. Чем? Не скажем. Читайте книгу и удивляйтесь вместе с нами, от начала до конца.

Катынь давно уже есть «старый спор славян между собою», по поводу которого существуют две точки зрения: «убили немцы» и «убили наши». Что нового можно тут сказать? Или – или… Есть улики, объяснения по поводу улик, объяснения по поводу объяснений, и так до бесконечности нагромождения частностей, за которыми давно уже не видно предмета спора.

Век бы его и не видеть… однако катастрофа польского правительственного самолета обозначила некую грань. Эта катастрофа, как и выигрыш Олимпиады в 2014 году, оказавший такое колоссальное влияние на более поздние события[1], – явно и откровенно не дело рук человеческих. Такие события обычно являются призывом к неким действиям. Мы могли в связи с этой катастрофой кое-что сделать – написать книгу на тему, которой до тех пор не хотели касаться, – и сделали. То есть сходили в архивы, посмотрели все по новой… удивились. И ничего себе «спор славян»!

Славянами там пахнет не больше, чем в нынешнем украинском конфликте.


Удивителен сам факт возникновения этого спора, не говоря уж о том, что длится он уже без малого семьдесят лет. Для этого, правда, многим людям пришлось очень постараться, но все равно – удивительно.

Во-первых, то, что эти несколько тысяч человек вообще были замечены в кровавом месиве той войны. Только в Смоленске гитлеровцы уничтожили 135 тысяч мирных жителей и военнопленных – о них кто-нибудь кричит? Положила ли хоть одна польская делегация цветы хоть на одну могилу?

А почему, кстати?

Тут дело в особенностях западного мышления. Поляки позиционируют себя европейцами. А в современной западной истории войны этих людей как бы и нет вовсе. Единственные ее зверства – изнасилованные советскими солдатами немки да уничтоженные гитлеровцами евреи. Ну и еще поляки в катынских могилах…

«Польша теперь принадлежала немцам целиком, – пишет французский историк Ален Деко. – То, что происходило там в это время, относится к самым чудовищным страницам истории последней войны. Наверное, ни одна оккупированная страна не страдала от оккупантов так, как Польша».


Что, в самом деле?

Скорее всего, г-н Деко тут совершенно не виноват. Просто он, как многие западные историки, бессознательно ограничивает театр Второй мировой войны советской границей. А что за ней? Ну… как в известном анекдоте: «дальше – тундра». Вот еще из Деко: «Гитлеровские войска дошли почти до Москвы, и там… их парализовала суровая русская зима».

Воистину: «по тундре, по широкой дороге» шла немецкая армия, пока не уперлась в сугроб, да так и осталась.

Да уж, редко когда европейская цивилизация[2] так откровенно являла свою нацистскую сущность. Кстати, совсем недавно Ольга Зиновьева, вдова философа и писателя Александра Зиновьева, по поводу траура по журналу «Шарли» писала: «Похоже, что в сумасшедшем, насквозь компьютеризованном и оцифрованном мире соотношение рубля и доллара, рубля и евро также распространяется и на людей: по этой логике получается, что 1 погибший француз стоит 71 погибших русских и украинцев, или 1 обезглавленный палачом ИГ англичанин стоит 60 уничтоженных славян?!»Воистину, золотые слова!


…Во-вторых, есть еще и этическая составляющая. Давайте вспомним – а кто избавил поляков от Гитлера? Сколько успели истребить немцы в Польше – четверть населения? И на протяжении десятилетий тыкать в нос государству, благодаря которому не только Польша, но и поляки как таковые существуют на земном шаре, несколькими тысячами расстрелянных – по меньшей мере неприлично. Даже если НКВД на самом деле их расстрелял.

Вообще господа поляки ведут себя так, как будто мы нанимались спасать их от Гитлера, получили за это полновесным золотом, обязательств своих не выполнили, да еще и офицеров перестреляли. Откроем вам страшную тайну: ни на что Советский Союз не подряжался. Не было этого! Имелся лишь один жалкий пакт о ненападении, который, кстати, даже и не был нарушен. Оно конечно, панам нельзя запретить вести себя так, словно весь мир у них в долгу, – но ведь и миру нельзя запретить вести себя так, словно панов этих и нет вовсе… Тем не менее их слушают, а русским позволено только покаянно головами кивать, ибо поляки хоть худые, да европейцы, а эти, за восточной границей – Азия, звери…


Впрочем, существует еще и принятый в мировой науке так называемый объективный подход – но, положенный на европейскую психологию, он тоже дает любопытные плоды…

Википедия гласит: «Объективностьодин из основных принципов журналистского ремесла. Подразумевается не столько научная точность, сколько такое освещение фактов, которое исключает эмоции и отделяет факты от мнений». В общем-то, правильно. Кстати, именно так и поступали советские исследователи, начиная с комиссии Бурденко и по сей день. Это Геббельс и его последователи стонут и завывают, стараясь скрыть за шумом катастрофический недостаток улик.

Но есть и еще один вид объективности – когда факты отделяют от фактов. Ближние – от «фактов вообще».

Уже упомянутый нами Ален Деко, автор книги «Великие тайны ХХ века», куда входит глава «Катынь: Сталин или Гитлер?» – человек вполне приличный, доброжелательный, объективно пытающийся понять, что же произошло в Катыни. Предельно объективно. Абстрагируясь от всего внешнего. Факты, только факты и ничего, кроме фактов…

В чем же заключается то внешнее, от которого абстрагируется Ален Деко? В первую очередь – в том, что Гитлер еще с 1939 года декларировал и проводил политику геноцида. Занимался он истреблением людей на землях, лежащих к востоку от Германии, и в современной Деко, послевоенной Европе об этом было прекрасно известно. Нюрнбергский процесс и весь сопутствующий ему поток информации не заметить технически невозможно. А в той исторической реальности, в которой существует «катынское дело», политики геноцида не было вовсе. Ибо если она была, если бесноватый фюрер уничтожил 6 миллионов поляков, то чтобы даже предположить, что в Катыни стреляли наши, немецкие доказательства должны быть в 1000 раз весомее, чем советские. Ну ладно, хотя бы в десять… Так ли это или нет – мы скоро увидим…

Тем не менее для объективных западных исследователей наличие шести миллионов убитых гитлеровцами поляков не означало ничего. Рассказывая об одной из западных комиссий, которые приезжали в тот роковой лес в 1944 году, Деко пишет, ссылаясь на американского журналиста Александра Уэрса: «Разумеется, всех членов экспедиции мучил один и тот же вопрос: немцы или русские, осенью 1941-го или весной 1940 года, расстреляли поляков?»

Надо же, какие вопросы их мучили. Странно, что они не терзались великой загадкой – кто начал Вторую мировую войну. А то вдруг это СССР напал на Польшу, а Гитлер просто сбоку стоял…

«Позиция русских по этому вопросу выяснилась сразу. Возможность участия России в этом преступлении абсолютно исключена. “Сама мысль об этом была оскорбительна, – замечает А. Уэрс, – и они даже не рассматривали те вещи, которые могли бы истолковать в свою пользу. Главным было – обвинить немцев, обелить русских не входило в задачи расследования”.


Типичная позиция оскорбленной невинности. Вряд ли это был ловкий ход».


О том, что такое подозрение могло на самом деле быть оскорбительным для советского правительства, ни американец, ни француз почему-то не догадываются.

 

Знаете, что напоминает подобная объективность? Тяжелые размышления мужика, обнаружившего у себя сифилис и пытающегося понять, кому он обязан этим прискорбным фактом. В последний месяц он имел дело с двумя женщинами: собственной супругой и, по пьяни, с вокзальной проституткой. Вроде бы вопрос «откуда» ясен, но объективность требует разбирательства – бывает ведь, что и замужние женщины имеют любовников, вон мужики за пивом только такие анекдоты и рассказывают! Получив от обиженной супруги, которой он высказал свое предположение, по морде и заявление о разводе, он теперь чешет репу и тяжело размышляет: «Позиция оскорбленной невинности… Что-то тут не то…»

Действительно, ловким ходом действия жены не назовешь. Обиженный муж теперь и вправду решит, что получил сифилис в семейной постели, тем более что какой уважающий себя мужчина признается в «опасном» сексе с вокзальной проституткой. А там, глядишь, сам подаст на развод, да еще и отсудит половину имущества, притом что у супруги зарплата вдвое больше. И пусть скажет спасибо, что не посадил ее в тюрьму за намеренное заражение сифилисом!

С Катынью именно так и вышло. Геббельс делал возмущенное лицо, как Манька Облигация: «Да что же это такое – я с мальчиком на музыку иду! И не было этого, а тот мужик сам меня изнасиловал, да еще и сифилисом заразил, теперь вот лечусь!» Если бы Катынь находилась, скажем, на территории Франции, и в злодейском умерщвлении поляков министр пропаганды Третьего рейха обвинял французское правительство, тут не то что невинность бы не оскорбилась – его бы просто слушать не стали! Но ведь обвиняли русских, которые с точки зрения «европейского бессознательного» не совсем люди[3], а уж большевики – и вовсе звери.

Правда, к 1943 году нацисты успели доказать политику геноцида по отношению к полякам не только в теории, но и на практике. В такой ситуации отнестись всерьез к заявлениям Геббельса может либо клинический идиот, либо безнадежный интеллигент. Впрочем, есть еще один вариант – супруг, который хочет развода.


К тому времени антигитлеровская коалиция уже получила от СССР все, что хотела. Русские сломали хребет Гитлеру, а для освобождения Европы они были нежелательны, да и о новом «санитарном кордоне» следовало задуматься. И тогда на свет появилась пресловутая объективность, которая по мере развития холодной войны превратилась в непреложный факт. Куда-то незаметно слился Гитлер вместе с геноцидом, зато все больше росли и ширились «зверства НКВД».

ХХ съезд дал теме «большевистских зверств» новую пищу, «перестройка» же окончательно перекосила мозги населению. Но это не главное. Главное в другом: при новом правительстве Советский Союз, а потом Россию стало можно доить.

Подобные акции никогда не проводятся бескорыстно – хотя бы потому, что сами по себе стоят немалых денег. Массовые убийства – отменные козыри в международной политической игре, но козыри пускают в ход не просто так, а когда того требует развитие партии. Призы же могут быть разные – земли, деньги, союзники – но это всегда некие ценности. Посмотрите для интереса западные фильмы о Второй мировой войне. В каждом из них вы услышите многое об уничтожении евреев (приз – выплаты за холокост), реже – о геноциде поляков (приз – перетягивание Польши в западноевропейский лагерь), и практически никогда – об уничтожении советских людей (нет приза, а стало быть, нет и интереса). Пусть эти фильмы – только мышка в команде по вытягиванию репки, но и от мышки польза бывает, а значит, и эта хвостатая мелочь должна прикладывать усилия в определенном направлении.

А теперь о бабках. Едва переменился восточный ветер, и уже в 1988 году поляки выкатили Горбачеву претензии по Катыни с требованием компенсаций. Их можно понять: уже сколько десятилетий в Европе крутится роскошная коммерческая операция «Холокост» – завидно ведь! Правда, евреи берут деньги с убийц, что вполне в традициях если и не всех, то многих народов. А поляки, в полном соответствии с известным сюжетом о придавленной змее, пытаются взять деньги со спасителя. Но из Германии уже много не выжмешь, а русский медведь в то время казался готовым ко всем услугам.

Вы скажете, что о деньгах речи нет? Это в данный конкретный момент нет. Тогда, в 80-е, как раз с них и началось, и по ходу разборок куда-то испарился польский национальный долг Советскому Союзу (5,4 млрд руб., или 8,4 млрд долларов). Потом утихло, когда Москва признала убийство поляков, но не факт геноцида, и свалила все на Сталина – то есть «ку» сделали, а с выплатами обломили. Но вот увидите, как только Россия окончательно признается не только в расстреле, но и в геноциде польского народа, о бабках тут же заговорят. Без бабок вся эта свистопляска и вполовину не была бы так темпераментна.

Да, впрочем, и уже говорят. Родственники погибших в Катыни, по примеру американской еврейской диаспоры, массово предъявившей Германии индивидуальные иски за холокост, уже начали направлять в Европейский суд по правам человека в Страсбурге индивидуальные иски к России. Польское издание «Gazeta Wyborcza» обнародовало возможную сумму выплат – 660 миллионов евро[4]. Но это пока. Аппетит приходит во время еды – теперь поляки считают, что НКВД расстрелял не четыре и не десять, а 22 тысячи их сограждан. Ну и, как всегда бывает в таких случаях, у каждого из погибших образовалось множество близких и дальних родственников, так что, по оценкам экспертов, сумма исков может превысить 100 миллиардов долларов. А вы говорите – патриотизм…

Нормальная, в общем-то, международная любовь – если бы по ходу этого танца из-под сапог пляшущих не раздавался хруст костей тех мертвецов, которым вот уже скоро семьдесят лет не дают покоя: выкапывают, закапывают, торгуют их смертью на всех углах. А ведь они-то знают своих убийц. И Господь Бог тоже их знает. Кажется, даже Его безграничное терпение истощается…

Бывший польский президент Лех Валенса, уж на что антисоветчик, и то по горячим следам катастрофы самолета под Смоленском сказанул, что Бог им, мол, пальцем погрозил. По этому поводу некто в Интернете усмехнулся: если это называется «погрозить пальчиком» – то что же будет, когда Он кулаком двинет?

Часть первая
ГРОБОКОПАТЕЛИ ОТ ДОКТОРА ГЕББЕЛЬСА

Убийцы ловят себя сами.

Бегают постепенно сужающимися кругами.

Никогда из них не вырываются.

Роберт ван Гулик. Поэты и убийство

Как и положено раскрученной, распиаренной истории, катынское дело имеет вид как бы расширяющейся воронки, состоящей из нескольких кругов. Первый, самый узкий – это собственно расстрел в местности под названием «Козьи Горы» и сопутствующее ему первичное расследование. Затем идут расходящиеся круги всемирного резонанса, какие-то там правительственные признания или непризнания, книги и фильмы, гонимые ветром обрывки цитат и документов – в общем, чисто пиаровская, информационная возня, под которой давно уже не видно первоначальных фактов. Она если и будет нас в какой-то мере интересовать, то только в смысле исследования грязных политических технологий. Поскольку основной вопрос, который в связи с «катынским делом» интересует российскую аудиторию, – это не что говорит по катынскому вопросу президент России, а кто же все-таки убил польских офицеров. А стало быть, этим и займемся.

Сейчас мы начнем долго и вдумчиво читать архивы. Кому неинтересно – извиняйте! Это детектив разворачивается, как тугая пружина, а реальное следствие состоит из мелочей, в которых следователь кропотливо ищет увязки и неувязки, чтобы в конце сего упорного труда кусочки рассыпанной мозаики сошлись единственно возможным образом. Что, где и когда произошло, мотив преступления, возможность его совершить – все это должно быть выяснено и лишено разночтений.

Итак, мы имеем две версии одного и того же преступления. Кто, когда и при каких обстоятельствах уничтожил неустановленное число польских офицеров (называют цифры от 3 до 22 тысяч человек)? Первая – это сделали немцы осенью 1941 года. Вторая – НКВД весной 1940-го. И та и другая версии подкрепляются какими-то вещественными доказательствами, уликами, документами, свидетельскими показаниями.

Обе следственные бригады, как советская, так и немецкая, работали около шести месяцев. То есть время у них было. Давайте посмотрим, как они этим временем распорядились и что в итоге смогли предъявить…

Глава 1
ЧЕРНЫЕ НАЧИНАЮТ, И…

Гамильтон Бергер поднялся и начал говорить

лицемерно умильным голосом, демонстративно

приняв безучастный вид, что обычно производило

большое впечатление на присяжных.

Эрл Стенли Гарднер. Кокетка в разводе

13 апреля 1943 года, в 9 часов 15 минут берлинское радио передало следующий текст:

«Из Смоленска сообщают, что местное население указало немецким властям место тайных массовых экзекуций, проведенных большевиками, где ГПУ уничтожило 10 000 польских офицеров. Немецкие власти отправились в Косогоры – советскую здравницу, расположенную в 16 км на запад от Смоленска, где и произошло страшное открытие. Ими обнаружена яма длиной 28 метров и шириной 16 метров, в которой находились уложенные в 12 слоев трупы польских офицеров в количестве 3000. На трупах была полная военная форма, часть из них связаны и у всех раны от револьверных выстрелов в затылок. Не составит труда идентифицировать трупы, так как они находятся в состоянии мумификации из-за особенностей грунта и поскольку большевики оставили при телах личные документы. В настоящее время уже установлено, что среди убитых обнаружено, в частности, тело генерала Сморавинского из Люблина. Офицеры сначала находились в Козельске под Орлом, откуда в феврале и марте 1940 г. были переправлены в вагонах для скота в Смоленск, а оттуда на грузовиках перевезены в Косогоры, где большевики всех их уничтожили. Продолжаются поиски и открытие новых ям. Под уже открытыми слоями обнаружены новые слои. Общее число убитых офицеров оценивается в 10 000, что соответствует примерно полному польскому офицерскому корпусу, взятому большевиками в плен. Корреспонденты норвежских изданий, которые присутствовали на месте и могли лично воочию убедиться в истинности этого преступления, сообщили о нем в свои издания в Осло».


С самого начала всему, что делали немцы, присуще слегка небрежное художническое эстетство. Вот, например, почему первыми пригласили именно норвежцев, а не датчан, голландцев, финнов, французов?

«А почему бы и не норвежцев? – ответит художник, нанося на холст очередной мазок. – Есть в них эдакое очарование викингов».

А может, и просто бумажки из шляпы тянули…

Гитлер потребовал придать катынской находке общемировую огласку, используя все доступные пропагандистские средства, так что возня с сенсацией естественным образом легла на плечи доктора Геббельса. Тот предложил МИДу обратиться к Международному Красному Кресту, чтобы он провел идентификацию трупов.


15 апреля 1943 года, в ответ на сообщение берлинского радио, последовало заявление Совинформбюро под заголовком «Гнусные измышления немецко-фашистских палачей».

«Геббельсовские клеветники в течение последних двух-трех дней распространяют гнусные клеветнические измышления о якобы имевших место весной 1940 г. в районе Смоленска массовом расстреле советскими органами польских офицеров. Немецко-фашистские мерзавцы в этой своей новой чудовищной выдумке не останавливаются перед самой беззастенчивой и подлой ложью, которой они пытаются прикрыть неслыханные преступления, совершенные, как это теперь очевидно, ими самими.

 

Немецко-фашистские сообщения по этому поводу не оставляют никакого сомнения в трагической судьбе бывших польских военнопленных, находившихся в 1941 году в районах западнее Смоленска на строительных работах и попавших вместе с многими советскими людьми, жителями Смоленской области, в руки немецко-фашистских палачей летом 1941 года, после отхода советских войск из района Смоленска.

Не подлежит никакому сомнению, что геббельсовские клеветники ложью и клеветой пытаются теперь замазать кровавые преступления гитлеровских разбойников. В своей неуклюже состряпанной брехне о многочисленных могилах, якобы открытых немцами около Смоленска, геббельсовские лжецы упоминают деревню Гнёздовую, но они жульнически умалчивают о том, что именно близ деревни Гнёздовой находятся археологические раскопки исторического “Гнёздовского могильника”. Гитлеровские сих дел мастера пускаются на самую грубую подделку и подтасовку фактов, распространяя клеветнические вымыслы о каких-то советских зверствах весной 1940 г. и стараясь, таким образом, отвести от себя ответственность за совершенные гитлеровцами зверские преступления.


Патентованным немецко-фашистским убийцам, обагрившим свои руки в крови сотен тысяч невинных жертв, систематически истребляющим население оккупированных ими стран, не щадя ни детей, ни женщин, ни стариков, истребившим в самой Польше многие сотни тысяч граждан, никого не удастся обмануть своей подлой ложью и клеветой. Гитлеровские убийцы не уйдут от справедливого и неминуемого возмездия за свои кровавые преступления».


Не совсем понятно, при чем тут археологические раскопки, но в целом написано вполне разумно – может быть, за исключением лексики. Лучше бы, конечно, поспокойней, пообъективней… Впрочем, если посмотреть на сообщение ТАСС объективно – то разве в эпитетах, которыми советские журналисты награждали немцев, есть хоть малейшее несоответствие исторической правде? Или фашисты не убийцы и не мерзавцы? Или Геббельс не неуклюжий брехун? А может, гитлеровцы не истребляли сотнями тысяч «расово неполноценное» население оккупированных стран?

В общем, стороны обменялись взаимными обвинениями, и теперь дело было за доказательствами. До освобождения Смоленска оставалось чуть больше пяти месяцев, так что время, чтобы провести расследование, у немцев было. Равно как и преимущество во времени: ведь до сентября 1943 года наши могли только гадать, что произошло в катынском лесу, а немцы творили там, что хотели.

Противопоставить доктору Геббельсу что-либо, кроме заверений в том, что это провокация, советская сторона не могла. Заверения же плохо убеждали «мировое сообщество», которому маленький рейхсминистр собирался скормить приготовленное им блюдо – не русских же он намеревался убеждать, в самом-то деле! «Великие кампании» Геббельса, будь то статья «Крит как образец» или катынские могилы, были рассчитаны на западные средства массовой информации, а мировое журналистское сообщество не очень-то склонно верить на слово. До войны они практически не видели разницы между большевизмом и фашизмом, и то, что два крокодила сцепились между собой, не означало, что один из них лучше другого. Западная отстраненная объективность требовала доказательств. Доказательств у наших не было.

Зато немцы быстро выложили свои улики на стол. В 1943 году в Берлине был издан «Официальный материал о массовом катынском убийстве». Как значится на обложке, издание «по заданию Министерства иностранных дел на основании документального доказательного материала составлено, доработано и издано Германской Информационной службой».

Так родился параллельный «катынский» мир.

1Режиссеры украинского спектакля явно рассчитывали на проигрыш Россией Олимпиады – об этом говорили все прогнозы. Если бы этот проигрыш и последовавший за ним спад народного духа состоялись – все и вправду могло пойти по-другому. Но был выигрыш, эйфория, на волне которой стал возможен Крым, все пошло не по сценарию, наши противники стали громоздить ошибку на ошибку…
2Кстати, мы ни в коей мере не бросаем камни в Деко, который старался расследовать дело на редкость честно и объективно. В своем «европейском бессознательном» он не волен и не виновен.
3Показательный случай нашелся в Интернете. Некий американский чиновник позировал для фотосъемок в немецком мундире. Когда его за это дело потянули к ответу, он привел совершенно замечательный аргумент: это, дескать, мундир тех частей, которые сражались на Восточном фронте, а стало быть, против США и Англии не воевали. Это уже диагноз…
4Интересно, а нашим страдателям по Катыни с этой суммы откат будет?
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44  45  46  47 
Рейтинг@Mail.ru