Держись подальше

Елена Гусарева
Держись подальше

Как некрасиво я вспылил и опять обидел Юли. Неуместная ревность к женщине, которая мне не принадлежит. Ведь она совсем другая, свободная от условностей, живая. А я накинулся на неё со своими дремучими понятиями о жизни и отношениях. Не осмелился признаться в любви, зато посчитал себя вправе обидеться. Сегодня слишком поздно звонить и извиняться. Завтра. Хотя кого я обманываю? Завтра будет всё то же. Я уже сдался, уже её потерял. Может, я и не мужчина вовсе, а лишь оболочка.

Отругав себя, но так и не решившись на что-то конкретное, я пошёл спать. А утро внесло новые обстоятельства жизни – пришло сообщение от руководства фирмы, что мой рабочий контракт, который заканчивается через месяц, продлять не собираются. Я дважды перечитал письмо, всматриваясь в вежливые стандартные фразы, и неожиданно для себя рассмеялся. Не можешь решиться – решат за тебя.

***

Больше всего моё увольнение взволновало Адельберто. Он строчил в скайпе слова поддержки, возмущался несправедливым решением фирмы. Допытывался, как же я вернусь домой, когда Россия отменила воздушное сообщение с внешним миром. Настаивал позвонить в Российское посольство и запросить эвакуацию и дипломатическую поддержку (я, конечно, не звонил). Адельберто нарыл для меня кучу полезных контактов, посоветовал, как побыстрее сбыть мебель, как прервать контракт на квартиру с наименьшими потерями, где лучше всего застраховать здоровье после увольнения. Он трогательно заботился обо мне и искренне волновался, я же, на удивление, оставался абсолютно спокоен, будто во мне повредилась функция беспокойства. В запасе оставались два месяца, один из которых я мог продолжать работать и получать зарплату, и ещё один – чтобы закончить дела, распрощаться со всеми и уехать. Оставаться без корпоративной медицинской страховки, конечно, рискованно, но тут ничего не поделаешь. Я отпустил ситуацию, оставаясь невозмутимым, как сытый удав.

Лишь мысли о Юли бередили душу. Она всерьёз обиделась, и извинения ничего не могли исправить. Я написал ей длинное письмо, но она не ответила.

Ревнивый дурачок – так тебе и надо! И это переживёшь, никуда не денешься.

Я поделился своей печалью с Адельберто.

– Женщины… – сказал он многозначительно. – Никогда не угадаешь, как правильно. Их много, не переживай! В следующий раз повезёт.

А через день Юли неожиданно позвонила сама, будто кто подсказал ей, как она нужна мне сейчас.

– Талгат, мне жаль, что с тобой приключилась такая беда!

– Разве это беда? Никто не умер, все здоровы, – отмахнулся я с высоты своего ничтожества. – Мне самому давно пора было уволиться. А я всё тянул, на что-то надеялся. Я увяз на этой работе, в меня перестали верить, а я перестал стараться.

– Но ведь сейчас такой неподходящий момент, – Юли выглядела расстроенной, и это грело душу, внушало надежду.

– Момент действительно неподходящий. Но ничего не поделаешь, – пожал я плечами.

– Я бы написала в социальных сетях. Пусть все узнают, ведь это несправедливо… Сколько лет ты у них отработал, могли бы хоть чем-то помочь.

– Юли, они в своём праве, ничего не нарушили.

– Но ведь ты теперь в безвыходном положении!

– Знаешь, как говорят: даже когда тебя съели, всё равно есть два выхода.

– Не узнаю тебя, – она улыбнулась.

– Да я сам себя не узнаю. Просто чувствую, что всё правильно. Пусть я не могу вернуться домой, но разве я хочу туда вернуться? Честно говоря, не очень. У меня достаточно денег, чтобы не работая прожить около года. Буду экономить. Через два месяца откроют границы…

– Это вряд ли, – вздохнула она.

– Куда-то ведь можно будет уехать. Даже сейчас можно. Всё нормально, не пропаду.

– Но куда ты поедешь?

– К папуасам! – выпалил я. – Нет, серьёзно! У семьи Адельберто небольшой отель на берегу моря – несколько домиков с соломенными крышами. Его мама приглашает меня погостить у них, пока нет туристов. Стану дауншифтером, давно собирался попробовать. А ещё научусь сёрфингу.

– Заманчиво!

– А то! Поехали вместе! – сказал я неожиданно просто. Так и нужно было сказать ей уже давно.

– Я подумаю…

Стало ясно как день, что я для неё – вопрос решённый. Иначе она бы не позвонила.

– Юли, спасибо! Ты самый настоящий человек в моей жизни. Даже если я уеду, давай никогда не расставаться.

Она покивала, белозубо улыбаясь мне:

– Удачи тебе, Талгат.

В оформлении обложки использованы фотографии со стока Freepik (front-view-defocused-man-with-medical-mask-reaching-someone_23-2148450312.jpg) и shutterstock (ID иллюстрации 1662701254). Автор обложки Артём Суменков, студия BOOKART (https://vk.com/bookarting).

Рейтинг@Mail.ru