Расплата за любовь

Дина Варламова
Расплата за любовь

– Один жил?

– Да вроде бы. Приходили к нему иногда друзья, девчонок водил, каждый раз разных. Музыка у него постоянно играла, не очень громко, так что особо не мешала. А потом друг к нему приехал, в армии вместе служили.

– Когда это было? – насторожилась я.

– Да накануне этого.

– Чего? – спросила я, потому что к концу дня от обилия информации соображала туго.

– Ну, стрельбы этой, – пояснили они.

– А до приезда друга вы не видели здесь постороннего мужчину? – всё же решила спросить я.

– Какого мужчину?

– Высокий, волосы тёмно-русые, глаза карие, – пояснила я. Конечно, может это и глупость, но странное поведение товарища майора в сочетании с рассказом Кольки рождали какие-то нехорошие подозрения. – Возможно, ходил по подъездам.

Старушки переглянулись и отрицательно покачали головами. Тут я вспомнила о фотографии, добытой мною у Веры Фёдоровны, немного покопалась в сумке и извлекла снимок.

– Вот этот, – ткнула я пальцем в фотографию.

Снимок пошёл по рукам.

– Был, – дружно кивнули они. – Только не до, а после. Так он же из милиции, ходил, спрашивал всё как положено.

– А как он представлялся, не помните? – решила прикинуться дурочкой я. Конечно, глупо спрашивать имя человека, фотографию которого носишь с собой в сумке. Но старушки, насмотревшись сериалов, в том числе и детективных, которые в последнее время вытеснили бразильские и мексиканские новеллы, ничего подозрительного в моих словах не заметили.

– Майор Лебедев, Андрей Александрович, кажется, – после недолгих дебатов, устроенных старушками, всё-таки услышала я знакомое имя.

– Роза Константиновна, а вы с ним говорили? – внезапно озарило меня.

– Нет, – пожала она плечами, – Меня же не было несколько дней.

– Пожалуйста, попытайтесь вспомнить, когда он здесь был? – обратилась я к остальным собеседницам.

– Так, стрельба была в четверг, значит, в пятницу.

– О чём разговаривали? – спросила я.

– Так о чём? Кто в той квартире жил, давно ли, ну мы всё, как положено, рассказали.

– Ничего странного в его поведение не заметили? – задала я следующий вопрос.

Господи, что я привязалась к этому Лебедеву? Парень спокойно выполнял свою работу, вёл расследование порученного ему дела. А у меня уже скоро начнутся проблемы с головой, потому что в каждом встречном я вижу врага и убийцу. Ещё пара недель бесполезных поисков и меня со спокойной душой можно отправлять в сумасшедший дом.

– Да нет, – отвлекли меня от размышлений старушки. – По подъезду походил, за открытый чердак попенял, мол, террористы и всё такое, а у вас чердак нараспашку.

При слове «чердак» я навострила уши.

– А он туда поднимался? – спросила я.

– Да, – кивнули они.

Ноги сами понесли меня к подъезду.

– Роза Константиновна, у вас фонарик есть? – спросила я на ходу.

– Зачем? – крикнула она мне вдогонку.

– Мне нужно срочно попасть на чердак, – снова вернулась я к ним.

– Так его наконец закрыли, – возразила она. – Мы после всего этого деньги по подъезду собрали и новый замок купили.

– У кого ключи? – спросила я.

Наверно вид у меня был устрашающий, потому что через пару минут я уже получила заветный ключ. Я пулей влетела на пятый этаж и остановилась у лестницы на чердак. Роза Константиновна принесла мне небольшой карманный фонарик. Я засунула его за пояс джинсов и начала медленно подниматься. Висеть на скользкой лестнице и пытаться открыть замок, скажу я вам, занятие не из приятных. Провозившись с ним минуты три, я наконец-то оказалась на чердаке. Я немного постояла, пытаясь привыкнуть к сумраку, потом включила фонарь и тщательно обследовала помещение. На первый взгляд ничего особенного: какие-то трубы, провода, куча битого кирпича в углу. Именно она почему-то привлекла моё внимание. Положив фонарь на пол, я начала медленно её разгребать. Сломала ноготь, громко чертыхнулась и уже хотела оставить это бесполезное занятие, когда заметила среди красных осколков что-то белое. Через несколько минут в моих руках оказался обычный пакет с эмблемой одного из супермаркетов нашего города. Мурашки побежали по спине, а ладони вспотели, потому что на ощупь в пакете оказалось не что иное, как пистолет. Осторожно развернув находку, я в этом окончательно убедилась. Я направила свет от фонаря на оружие, пытаясь определить его марку. Мама дорогая! Это же ТТ… От неожиданности я села на грязный пол, совершенно забыв о светлых джинсах. Если мои догадки верны, то сейчас в своих руках я держу оружие, из которого убили Игоря.

Аккуратно завернув пистолет обратно в пакет, я спрятала его в свою сумку. Пожалуй, больше мне здесь делать нечего, и я направилась к выходу. На площадке царило оживление, мои недавние собеседницы, побросав все дела и проявив неплохую физическую подготовку, не поленились подняться на пятый этаж, где громко обсуждали происходящее. Заметив меня, все дружно затихли и с интересом уставились в мою сторону. Я выбралась на лестницу, вернула замок на его законное место и осторожно спустилась вниз.

– Нашла что-нибудь? – спросила Роза Константиновна.

– Нет, – соврала я, пытаясь отряхнуть джинсы. Быстро распрощавшись, я покинула подъезд.

Наконец оказавшись дома, я забросила вещи в стиральную машинку и, сварив себе кофе, засела за компьютер. За сегодняшний день я весьма значительно продвинулась в своём расследовании. Кажется ещё немного, и я найду убийцу. Во всяком случае, у меня теперь есть оружие, которое пока преспокойно лежит в моём сейфе. Завтра же отдам его Кольке, а он пусть несёт его к экспертам. Эх, жалко Руслан в отпуске, а то можно было бы обойтись без посредников и обратиться к нему напрямую. Но мой дорогой друг поспешил поскорее смыться из города в компании очередной пассии, имя которой я никак не могу вспомнить, потому что девушки у него меняются со скоростью света. Но, кажется, эта барышня его чем-то зацепила, раз уж Руслан решил провести с ней отпуск. Интересно, он знает о том, что произошло? Может ему сообщить? Нет, не стоит портить человеку отдых. Вот приедет и сам всё узнает.

Да, пистолет это уже кое-что. Если экспертиза подтвердит, что именно из него был застрелен Игорь… А ничего это не даёт. Ну, в лучшем случае найдём мы владельца оружия, и что? А он ничего не знает, и куда подевался его пистолет понятия не имеет. А если на оружии остались отпечатки пальцев убийцы, но это уже совсем на грани фантастики. Киллер не дурак, чтобы оставлять пальчики на пистолете, хотя всякое случается. Додумался же он спрятать оружие практически на месте преступления. И ведь и я до сегодняшнего дня, и Лебедев были на чердаке, и никто не додумался покопаться в куче битого кирпича, потому что даже и предположить не мог, что там может быть что-то спрятано. А киллер у нас оказывается шутник. Или это был тонкий расчёт? Как бы там не было, но если бы не моя интуиция, оружие мы бы точно никогда не нашли.

Я лежала на диване, рассматривая потолок, и размышляла. Да, занятно получается. Некто Денис Панкратов, работающий на господина Воронова, скрываясь от родной милиции, прячется у своего друга детства, недавно освободившегося из мест лишения свободы, Егора Кирюхина. Но на следующий день кто-то звонит именно нам и сообщает о месте нахождения гражданина Панкратова. Соответственно, информацию надо проверить и группа выезжает на задержание.

А дальше начинается самое интересное. Парни вместо того, чтобы тихо-мирно сдаться открывают пальбу, причём, как выразился Колька, совершенно беспонтовую. Спрашивается, зачем? А это элементарно. Чтобы прикрыть убийцу и отвлечь внимание сотрудников правоохранительных органов. По воле судьбы оба парня погибают, а жаль, могли бы рассказать много интересного. Но сейчас не об этом.

Перестрелка исполнила свою роль, и Игорь получает пулю в спину. Как логично предположил Колька стреляли наши, но у наших оружие не то. Вот тут появляется ещё кто-то. Возможно тот парень, которого видела Роза Константиновна. Скрываясь до поры до времени на чердаке, он, заметив милицейские машины, спускается и ждёт подходящего момента. Воспользовавшись суматохой, он стреляет и никем не замеченный возвращается в своё укрытие на чердак, переодевается и уходит через соседний подъезд. Профессионалу на это достаточно нескольких минут. А если парня не было? Тогда получается, что стрелял действительно кто-то из наших, но из другого оружия. И вот тут-то самой подозрительной фигурой становится, как это ни прискорбно, Андрей Лебедев. Именно его Колька обнаружил рядом с умирающим Игорем.

Господи, эта версия лежала на поверхности. Как я раньше о ней не подумала? Лебедев! Это он убил Игоря! Он через десять лет внезапно объявляется в нашем городе. Какого чёрта он здесь забыл? Устраивается на работу именно туда, где служит Игорь, и, воспользовавшись ситуацией, убивает его. И теперь, заполучив расследование этого дела себе, намеренно запутывает следы! Даже меня решил выставить убийцей! Но мотив? Личная неприязнь, шантаж, да что угодно! Или бравый майор Лебедев в свободное от работы время подрабатывает киллером? А тот парень в форме, скорее всего его сообщник или наблюдал по поручению хозяев за исполнением заказа. У Игоря было много врагов, в том числе и среди крупных авторитетов. Немало их приближённых по его милости оказались за решёткой. Так что вполне могли найтись те, кто пожелал бы навсегда избавиться от майора Медведева. Теперь объяснимо появление в этой истории господина Воронова. Но просто убить Игоря было как-то слишком очевидно, поэтому они решили обставить дело как несчастный случай.

А с какого бока здесь Лебедев? Или он с самого начала сотрудничал с этими людьми, или они его шантажировали. Интересно, что такое узнали о нём бандиты, что он согласился убить лучшего друга? Да без разницы! Факт остаётся фактом! Это Лебедев убил Игоря, и я это докажу! А каким талантливым актёром он оказался! Я, как последняя дура, поверила, что он искренне переживает из-за смерти друга, а он просто смеялся надо мной. Ну, теперь всё! Я выведу его на чистую воду!

 

Господи, на следующий день после гибели Игоря он был в том доме и даже лазил на чердак. Тогда-то он наверно и спрятал пистолет. Он был совершенно уверен, что после него туда никто не сунется. Ещё плёл что-то про террористов. Так и вышло. Перепуганные жильцы поспешили побыстрее закрыть выход на крышу.

Так, у меня есть свидетели, которые видели, как Андрей поднимался на чердак, там же я нашла пистолет, вот пусть теперь и объясняет это странное совпадение. Чёрт, оружие я изымала без понятых и доказать, что я сама не подбросила его туда, будет весьма проблематично. Ладно, разберусь. И не из таких переделок приходилось выкручиваться.

Я достала из сумки фотографию и рассматривала её минут пять.

– Да, Андрей Александрович, не хорошо стрелять в спину лучшим друзьям, – задумчиво изрекла я и бросила снимок на стол.

На душе было скверно. Я потянулась к пачке сигарет, но она оказалась пустой. Дома запасов не обнаружилось, а курить хотелось страшно. Несмотря на поздний час, придётся идти в магазин. Хотела взять мобильный, но он оказался разряжен. Я не стала переодеваться и, как была в спортивном костюме, покинула квартиру.

«Неплохо бы было встретиться с Никитой, – подумала я, выходя из подъезда: У меня есть к нему пара вопросов!» При мысли о встрече с Вороновым я невольно поёжилась. Если мои догадки верны, то он имеет непосредственное отношение к гибели Игоря. Я даже могу утверждать, что он и есть заказчик убийства. Он так хотел расправиться с ним, что даже не пожалел сдать ментам своего человека. Хотя, если бы парень не погиб во время задержания, сомневаюсь, что он дожил бы до первого допроса.

А ещё следует завтра же поговорить с Жуковым насчёт Лебедева. А то при таком раскладе получается, что Виктор Юрьевич пригрел на груди змею. С ума сойти, старший опер убойного отдела Главка – шпион бандитов! Да у нас вся работа полетит к чёрту! Можно смело расформировывать отдел, всё равно раскрываемость будет отрицательной.

Уже стемнело. Я медленно шла по пустынной улице, оглядываясь по сторонам. Такое ощущение, что я одна в этом городе. Вокруг тишина. В магазине, который работал круглосуточно, тоже было пусто. Одинокая продавщица скучала за прилавком. Я купила сигареты и, выйдя на улицу, закурила. Лебедев не шёл у меня из головы. Я всегда считала, что хорошо разбираюсь в людях. Я ведь сразу поняла, кто такой Никита, и, если бы не смерть Игоря, давно послала бы его к чёрту. Но Андрей. Я почти доверяла ему. Да, похоже, я теряю квалификацию. Делаю непростительные для следователя ошибки.

– Ну почему всё так сложно? – простонала я, запрокинув голову и глядя на небо, усыпанное звёздами. Но никто не пожелал мне ответить.

Я зашла в подъезд. Что-то мне показалось странным. Тут было темно. Я прекрасно помнила, что полчаса назад, когда уходила, здесь горел свет. Наверно лампочка перегорела. На ощупь я осторожно направилась к лифту. Внезапно я услышала шорох и поняла, что кто-то стоит за моей спиной. Я хотела повернуться, но не успела. Чьи-то сильные руки схватили меня, а к лицу приложили платок. Я почувствовала резкий запах хлороформа, голова закружилась и я потеряла сознание…

Я медленно приходила в себя. Всё вокруг было как в тумане, голова раскалывалась. С трудом мне удалось открыть глаза. Где я? Первое, что я увидела, был потолок цвета слоновой кости с шикарной люстрой. Я попыталась пошевелиться. Отлично, руки и ноги не связаны. Что со мной случилось? Похоже, меня похитили. Но я как-то всегда представляла похищение по-другому, учитывая мою профессию. Больше это походило на тупую сцену из дешёвых любовных романов, которые с таким упоением читает Жанночка. Я помню эти тоненькие книжечки, которые валялись по всей квартире ещё в те времена, когда я жила с отцом. Однажды, я из интереса прочитала одну из них. Какой бред! Как можно такое читать? Лучше уж современный детектив, хотя я всегда сразу вычисляла убийцу, но всё же дочитывала до конца, чтобы подтвердить свои догадки.

Так вот к чему я вспомнила любовный роман. Я лежала на огромной кровати, застеленной мягким покрывалом. Я попыталась встать и осмотреться. Комната, где я находилась, была достаточно просторной. Я подошла к окну, но оно оказалось закрыто снаружи ставнями, так что даже определить время дня было затруднительно. «Как в средневековом замке, – усмехнулась я: Сейчас появится Синяя Борода!» Так, по-моему, я уже начинаю сходить с ума. Я ещё раз прошлась по комнате. За одной из дверей я обнаружила пустую гардеробную, за другой ванную и туалет, третья оказалась запертой. Я ещё раз подёргала ручку. Бесполезно. Я присела на кровать, пытаясь привести мысли в порядок. Интересно, давно я здесь нахожусь? И что это за глупые шутки?

Вдруг я услышала, как в замке зашумел ключ. Я насторожилась. Взглядом попыталась отыскать в комнате что-нибудь, чем можно было бы оглушить незваного гостя, но кто-то предусмотрительно убрал все рамочки, статуэтки и прочие мелочи, которые в большом количестве бывают у всех в доме, а при случае могут стать неплохим оружием для самообороны. Похоже, придётся рассчитывать только на собственные силы. Одним прыжком я оказалась в гардеробной, пытаясь сквозь небольшую щель разглядеть, что будет происходить в комнате.

Дверь открылась, и в комнату вошёл высокий мужчина в джинсах и тёмной рубашке. Что-то в его фигуре показалось мне знакомым. Он закрыл дверь и несколько раз прошёлся по комнате, видимо, пытаясь понять, где я. Заглянул в ванную. Сердце моё сжалось. Сейчас меня обнаружат. Тут я заметила, что тёмные волосы мужчины были собраны сзади в небольшой хвостик. Никита! Значит, это его рук дело! Чёрт, что же делать? Я затаила дыхание. Никита отвернулся. Надо действовать. Я тихо открыла дверь и бросилась на него сзади. Он резко схватил меня за волосы и ударил по лицу. От неожиданности я пролетела полкомнаты и упала на кровать. Я почувствовала солёный вкус крови на губах, похоже он разбил мне нос. Я попыталась подняться. Он стоял, прижавшись к стене, и наблюдал за мной.

– Привет, – сказал он.

– Что я здесь делаю? – спросила я, пытаясь остановить кровотечение.

– Ты у меня в гостях, – спокойно ответил он.

– Немедленно отпусти меня!

– Ещё чего? Я, кажется, тебя предупреждал, так что или ты выйдешь отсюда госпожой Вороновой, или не выйдешь совсем.

– Ты с ума сошёл?

– Хотя, учитывая твою выходку, тебе, скорее всего, светит второе, – проигнорировал он мой вопрос.

– Тогда, лучше пристрели меня сразу, потому что я никогда не стану твоей женой!

– Пристрелить я тебя всегда успею, а пока посидишь тут, подумаешь. Только представь себе, лучший жених города предлагает тебе руку и сердце, да любая девушка мечтает быть на твоём месте.

– Находиться неизвестно где и истекать кровью? – съязвила я.

– Шутишь? Посмотрим, что ты запоёшь через пару дней.

– Меня будут искать, ты знаешь, где я работаю, – попыталась пригрозить я.

– У меня везде свои люди, так что обо всех действиях нашей милиции я буду знать первым.

– Никита, но я не люблю тебя!

– Ну и что из этого? Это как-то помешает нашему браку? А то, что ты любишь Медведева, так это пройдёт.

– При чём здесь Игорь? – настороженно спросила я.

– Так, вспомнил. Кажется, так звали твоего дружка? Говорят, хороший мент был, поэтому и гниёт сейчас в могиле.

– Заткнись! – не выдержала я.

– Даже не подумаю, – отозвался Никита. – А как он был в постели?

– Тебя это не касается! – рявкнула я.

Мы замолчали. Воронов отлепился от стены и приблизился ко мне. Он взял меня за руку и заглянул в глаза.

– Никита, скажи честно, – начала я. Голос противно дрожал. – Это ты убил Игоря?

– Я, – ласково глядя на меня, кивнул он. – Конечно не лично, пришлось нанимать человека. Хотя сам бы пристрелил его с огромным удовольствием. А ты, оказывается, умничка, – сказал он, протягивая мне платок. – А я-то думал, что тебя в ментовке держат только из уважения к заслугам папочки. Такое дело распутала.

– Отец, кстати, всегда был против моей работы, – заметила я. – Можешь ответить ещё на один вопрос?

– Валяй, я сегодня добрый.

– За что?

– Что за что? – переспросил Никита.

– За что ты убил его? – уточнила я.

– А ты не поняла? – кажется, удивился он. – Из-за тебя, дорогая моя. Люблю я тебя, солнце моё. Признайся, ты бы ведь никогда его не бросила?

– Никогда, – кивнула я.

– Ну, вот видишь, у меня не было другого выхода. А так появился маленький, но шанс. Кто же знал, что ты так быстро до всего докопаешься?

– Его убил Лебедев? – задала я последний тревоживший меня вопрос.

– С чего ты взяла?

– Просто он так неожиданно появился в городе, а через три дня Игорь погиб, – пояснила я.

Никита расхохотался.

– Нет, Лера, ты всё-таки дура. Записать Лебедева в киллеры. Да он мент до мозга костей. Похуже твоего Игорька будет. Хотя, почему он переехал в наш город, я и сам не знаю. Но будет совать нос не в своё дело, отправится следом за твоим дружком к праотцам.

Я сидела, не в силах больше произнести ни слова. «Это он убил Игоря», – стучало в голове. Больше всех на свете я возненавидела этого человека. Я бросилась на него и вцепилась ногтями в лицо. Мне хотелось разорвать его на части. Я повалила его на пол и попыталась задушить, но сил уже не осталось. Он ударил меня. Я отлетела в сторону. Он приблизился ко мне, поднял с пола и снова ударил по лицу. Я пыталась сопротивляться, но он бил меня ещё сильнее. Я лежала почти без сознания, когда в его руках блеснули наручники. Он подтащил меня к окну и приковал к батареи.

– Посиди тут, подумай, – бросил он и ушёл…

Лебедев отбросил трубку телефона в сторону и прошёлся по кабинету. «Куда она пропала?» – подумал он. Андрей снова набрал номер, но женский голос сообщил, что абонент временно недоступен. Попробовал на домашний, минут пять слушал длинные гудки. Это была уже сотая попытка дозвониться до Леры. Уже два дня она не появлялась на работе, и Андрея это очень беспокоило. Поэтому он решил поехать к ней домой.

На стоянке у дома одиноко стоял её красный автомобиль. Лебедев поднялся наверх, позвонил в дверь. Никто не ответил. Он вышел на улицу. У подъезда сидела пожилая женщина с коляской, Андрей направился к ней.

– Здравствуйте, майор Лебедев, – представился он и предъявил удостоверение.

– Добрый день, – отозвалась женщина.

– Скажите, пожалуйста, вы здесь часто гуляете? – продолжил Андрей.

– Каждый день.

– Когда вы в последний раз видели хозяйку вон той красной машины?

– Лерочку?

– Да, – кивнул он.

– Дня два назад. Она поздно приехала, около девяти где-то. Я как раз дела все переделала, ждала, когда сериал начнётся. По телевизору ничего интересного не было, вот и вышла на балкон подышать, он у нас на эту сторону выходит. А тут и она как раз подъехала.

– Она одна была? – поинтересовался Лебедев.

– Да. С тех пор я больше её не видела. Что-то случилось?

– Пока не знаю, – ответил Андрей. – Но она два дня не появлялась на работе.

– Бедная девочка. А тут ещё Игорька убили. Такая пара хорошая была. Мы на них всем домом любовались. Всегда вместе были, никогда не расставались.

Андрей резко встал, попрощался и отошёл в сторону от собеседницы. Он достал телефон и набрал номер Управления.

– Виктор Юрьевич, Лера пропала, – сказал он.

– Как? – отозвался Жуков.

– Понятия не имею. Машина во дворе, на звонки по телефону и в дверь не отвечает. Соседи в последний раз видели её два дня назад.

– Ты где?

– У её дома.

– Жди там. Я еду, – сказал Жуков и отсоединился.

Андрей прошёлся по двору, достал сигареты и закурил. Неужели она покончила с собой? Эта мысль пугала его больше всего. Не надо было начинать этот глупый разговор о том, что она причастна к убийству Игоря. Вскоре приехал Виктор Юрьевич.

– Может, вскроем квартиру? – предложил Лебедев.

– Не надо, – ответил Жуков. – Сейчас приедет Сергей Валерьевич. У него есть ключи.

– Сергей Валерьевич? А кто это? – проявил интерес Андрей.

– Стыдно не знать министра внутренних дел нашей области, – попенял ему Жуков, – хотя ты у нас недавно. Это отец Леры.

– Ничего себе, – удивился Лебедев. – Она никогда мне об этом не рассказывала.

– Лера сама редко общается с ним. Её мама погибла пятнадцать лет назад, а отец вскоре женился на молоденькой студентке. Лера не смогла ему это простить. Потом у них из-за Игоря конфликт был. Короче, оба хороши. Характер у Леры папин, вот и не могут вместе ужиться. Каждый на своём стоит. А вот и он, – сказал Жуков и направился к только что подъехавшей машине.

Андрей стоял в стороне и наблюдал, как Жуков о чём-то разговаривал с Сергеем Валерьевичем. Они направились в его сторону. Андрей вытянулся по стойке смирно.

 

– Сергей Валерьевич, это наш новый сотрудник Лебедев Андрей Александрович, – начал Жуков. – Кстати, студенческий друг Игоря Медведева.

При упоминании фамилии бывшего «зятя» Логинов поморщился, что очень задело Андрея. Он, как никто, понимал сейчас Леру и её нелюбовь к собственному отцу.

Они поднялись наверх. Сергей Валерьевич открыл дверь своим ключом. В квартире стояла мёртвая тишина. Леры нигде не было. Андрей обратил внимание на бумаги, разбросанные на столе в гостиной. Это было дело об убийстве Игоря. В его столе лежало точно такое же, правда, уже значительно большее по объёму. Поверх бумаг преспокойно лежали разряженный мобильный телефон и фотография. Андрей с интересом начал рассматривать снимок.

– Что-то нашёл? – спросил его Жуков.

– Дело Медведева, а ещё вот это, – ответил Андрей и протянул фотографию Виктору Юрьевичу.

– Ух, ты, орлы, – заметил он. – Сколько вам тут годков?

– Двадцать один, – отозвался Андрей.

– Надо же, совсем не изменились.

– Значит, моя доченька затеяла собственное расследование, – вмешался Логинов.

– Но здесь только самое начало, – возразил Андрей.

– Где-то есть продолжение. Если Лера что-то задумала, её ничто не остановит, – сказал Сергей Валерьевич.

– Посмотри в компьютере, – предложил Жуков.

Андрей включил ноутбук.

– Здесь стоит пароль, – сказал он.

– Попробуй «Валерия», – отозвался Логинов.

Лебедев набрал пароль. Он оказался неверным. Андрей попробовал «Лера», компьютер не реагировал. Лебедев задумался. Внезапно его озарило. Он набрал «Игорь». Папки открылись. Андрей быстро просмотрел их. Вот и нужная. Он погрузился в чтение.

– Есть что-нибудь интересное? – спросил Жуков.

– Ещё бы, – отозвался Лебедев.

– Распечатывай все, и поехали в Управление, – сказал Жуков. – Чёрт, должен был догадаться, что она обязательно сунет нос в это дело. Ещё неизвестно, что она успела нарыть. Может и её исчезновение как-то с этим связано.

– Скоро узнаем, – задумчиво изрёк Андрей, подключая принтер.

Тихо жужжа, принтер выдавал одну страницу за другой. Мужчины с нескрываемым интересом смотрели на всё увеличивающуюся стопку бумаги.

– Ничего себе, – присвистнул Жуков, когда принтер, наконец, прекратил свою работу. – Я конечно в профессиональных способностях Леры никогда не сомневался, но когда сюда ещё примешивается и личный интерес, то она превосходит саму себя. Ты разобрался, о чём тут? – обратился он к Андрею.

– В общих чертах, – отозвался он. – Ей удалось отыскать свидетеля, о котором мы понятия не имели, – Андрей резко остановился, бросив взгляд на последнюю страницу. – Сергей Валерьевич, а где Лера может хранить оружие? – неожиданно спросил он.

– В сейфе, – спокойно отозвался Логинов. – Пистолет не игрушка и не должен валяться, где попало.

– Где он? – спросил Лебедев.

– Кто? – не понял Сергей Валерьевич.

– Сейф, – пояснил Андрей. – Можете его открыть?

– Можешь объяснить, что случилось? – не выдержал Логинов, но всё же направился к шкафу. – Попробую, если только Лера не сменила шифр.

Логинов немного повозился с замком, наконец дверка открылась. В небольшом ящике лежала папка с документами, несколько денежных купюр и пистолет Макарова. В глубине виднелось ещё что-то, Сергей Валерьевич просунул руку и вскоре извлёк белый хрустящий пакет. Аккуратно развернул и продемонстрировал находку присутствующим.

– ТТ, – констатировал он. – Мы это искали?

Лебедев кивнул. Логинов неожиданно рассмеялся.

– Жуков, хочешь совет? – начал он. – Можешь смело увольнять всех, кто занимался делом об убийстве Медведева. Лерка одна сделала то, что не смог сделать весь убойный отдел. И, если бы не это странное исчезновение, она бы вам вскоре предъявила убийцу. Господи, куда же она успела вляпаться?

Сергей Валерьевич закрыл сейф и, расположившись на диване, быстро пролистал бумаги.

– Так, ну это её мысли, – сказал он через несколько минут. – А кто мне объяснит, как у неё оказались копии протоколов?

– Понятия не имею, – отозвался Жуков. – Андрей, ты показывал ей эти документы?

– Да, – кивнул Лебедев. – Но она не могла снять копии, при мне уж точно, а папка хранилась у меня в кабинете.

– Потрясающе, – заявил Логинов. – Моя дочь ещё и воровка. Отлично. Ну она у меня получит за самодеятельность, – начал заводиться он, но тут же как-то сник и добавил, – Если жива…

Я сидела на полу, прижавшись спиной к стене. Рыдания душили меня. «Игоря убили из-за меня!» – стучало в голове. Это я виновата в его гибели. Я и больше никто. Я погубила его тем, что любила.

Неожиданно дверь открылась, вошёл Никита. Он был очень взволнован. Он пару минут постоял рядом со мной, я сделала вид, что не заметила его.

– Меня ищут по всему городу, – сказал он. – Я уезжаю. Ты едешь со мной?

– Нет, – ответила я.

– Чёрт с тобой! Оставайся здесь и готовься к смерти! Теперь я тебя в живых точно не оставлю! Так что прощайте, Валерия Сергеевна! До встречи в аду!

– Ариведерчи! – отозвалась я.

Никита рассмеялся и вышел из комнаты.

Я снова осталась одна. Запястья отекли, наручники давили, причиняя боль. Я попробовала пошевелить руками, но не смогла. Интересно, сколько мне ещё осталось жить? Час, два, а может несколько минут. Я прислушалась, в соседней комнате слышались голоса. Потом всё стихло. Должно быть Никита уехал. Неожиданно для себя я задремала.

Меня разбудили крики и топот ног в соседней комнате. Следом последовали выстрелы. Я затаилась. Перестрелка длилась пару минут. Вдруг наступила тишина. Я попыталась закричать, но не смогла. Внезапно снова где-то рядом раздались выстрелы. Стреляли в дверной замок. Я пригнулась. Наконец дверь поддалась. На пороге возник мужчина в бронежилете и чёрной маске на лице. Такие обычно бывают у спецназовцев. Мужчина бросился ко мне и освободил мои руки от наручников. Я посмотрела на его лицо и расхохоталась. Из-под маски на меня смотрели родные карие глаза Игоря. Только у двух людей в мире были такие глаза. Непослушными руками я стянула маску.

– Привет, – сказал Лебедев и улыбнулся.

Я уткнулась лицом ему в грудь и разревелась. Мы сидели, обнявшись, на полу в чужом доме. Я продолжала всхлипывать, а он гладил меня по голове.

– Пойдём, – неожиданно сказал он.

– Куда? – спросила я.

– Подальше отсюда.

Он помог мне встать. Мы вышли на улицу. Было уже темно. Пока Лебедев пытался освободиться от бронежилета, я осмотрелась. Оказывается, всё это время я находилась в небольшом особняке на окраине города. По двору туда-сюда сновали люди в форме и в гражданской одежде. У ворот стояли несколько машин и микроавтобус.

– К чему этот маскарад? – усмехнулась я, когда Лебедев снова вернулся ко мне.

– Научены горьким опытом, – усмехнулся он в ответ.

Я поёжилась, было достаточно холодно. Лебедев снял пиджак и накинул его мне на плечи. Я молча послала ему благодарный взгляд. Андрей снова оставил меня на несколько минут, что-то обсудив с группой мужчин. Вернувшись, взял меня за руку и вывел за ворота. Вскоре рядом с нами остановилось такси.

Рейтинг@Mail.ru