Расплата за любовь

Дина Варламова
Расплата за любовь

– Какая честь, – съязвила я.

– Ты сегодня не в духе, – заметил он.

– По-моему, это уже моё нормальное состояние.

– Не злись, от этого морщины рано появляются.

Я под столом сжала кулаки. Ещё одно слово, и я запущу в него чем-нибудь тяжёлым. Так, пора заканчивать эту бесполезную болтовню. Я резко встала из-за стола и взвыла от боли в ноге. Улыбка моментально исчезла с лица Лебедева.

– Что с тобой? – обеспокоенно спросил он.

– Нога болит, – огрызнулась я.

– Ты стала очень агрессивной, – обиделся он.

– Привыкай, я всегда такая.

– Не ври.

– Тогда не приставай с глупыми вопросами.

– Так что же с тобой случилось?

– Вчера устроила дома генеральную уборку, протирала люстру и упала с табуретки, – соврала я.

– Может нужно сходить к врачу?

– Обычный ушиб. До свадьбы заживёт, – ляпнула я и замолчала.

Ну и дура же вы, Валерия Сергеевна! Что-что, а свадьба вам уже точно не грозит! Андрей тоже замолчал. Прошло минут пять, а мы тупо сидели и думали каждый о своём. Первой не выдержала я.

– Мне пора ехать домой, – сказала я, осторожно вставая.

– Доедешь сама? – участливо спросил он.

– Постараюсь.

Он продолжал сидеть, неотрывно смотря в окно.

– Может, покинешь кабинет или останешься здесь ночевать? – спросила я.

– Извини, – сказал он, встал и направился к двери.

– Как продвигается расследование? – спросила я, когда мы вышли в коридор.

– Никак. Не знаю, с какой стороны подойти. Скорее всего, что-то связанное с профессиональной деятельностью Игоря. Сейчас отрабатываем все его последние дела. Может, что и нароем.

Я сделала вид, что мне это очень интересно. «Да, у меня хотя бы есть один подозреваемый», – подумала я. Мы попрощались, и я поехала домой.

Опять эта тишина. Я включила телевизор. Хоть какие-то звуки. Достала ноутбук и быстренько изложила наш разговор с Розой Константиновной, указав её координаты, затем отсканировала в компьютер дело, с таким трудом добытое у Лебедева. Вообще-то все свои дела я предпочитаю хранить в электронном виде, иногда перечитывая кое-что, потому что в моём компьютере их найти намного легче, чем в общем архиве. Может, это и мои причуды, но начальство не возражало и даже ставило меня в пример другим сотрудникам. Кроме того, в компьютере можно хранить и какую-то секретную информацию, поэтому все базы данных всегда при тебе, что очень удобно.

На следующее утро я отправилась в компанию по установке кабельного телевидения, офис которой располагался недалеко от центра города. С трудом припарковав машину, я направилась в бывшую гостиницу, с чьей-то лёгкой руки ставшей бизнес-центром. Теперь здесь располагалось несколько магазинов, множество офисов и редакция газеты. Охранник на входе не обратил на меня никакого внимания. Я поднялась на нужный этаж и остановилась у двери с надписью «Отдел кадров». Я постучала.

– Да! – откликнулись из-за двери.

Я вошла и осмотрелась. Обычный кабинет со стандартной обстановкой: шкаф во всю стену, пара столов, на каждом из которых красовался новенький компьютер, несколько стульев, окно прикрывали жалюзи, которые в данный момент были раздвинуты, поэтому комнату щедро заливал солнечный свет. Несколько симпатичных растений, при ближайшем рассмотрении оказавшихся искусственными, в горшках расположились на подоконнике между электрическим чайником и тремя пачками бумаги для принтера. За одним из столов расположилась девушка лет двадцати и болтала с кем-то по телефону, виртуозно умудряясь при этом красить длинные, по-моему, накладные, ногти ярко-красным лаком. Лично у меня проделывать такое никогда не получалось: либо я разливала лак, либо роняла телефон, в результате чего всё равно смазывала маникюр, и приходилось начинать всё с начала. Игоря это очень веселило, а я потом весь день на него злилась. Из-за каких пустяков мы часто ссорились. Я только сейчас это поняла. Если бы я смогла начать всё сначала. Если бы…

Не дождавшись приглашения присесть, я расположилась на стуле прямо напротив девицы и минут десять любовалась пейзажем за окном. Наконец меня заметили. Девушка с кем-то тепло попрощалась и убрала телефон.

– Извините, вы по поводу работы? – спросила она, тряхнув копной разноцветных волос.

– Логинова Валерия Сергеевна, следователь по особо важным делам Главного управления внутренних дел города, – представилась я и предъявила удостоверение.

– Следователь? Из милиции? – хлопнула ресницами девица.

– А вы что, читать не умеете? – не выдержала и съязвила я.

Девица покраснела.

– Тогда вам наверно лучше обратится к нашему директору, – сказала она.

– Обязательно, но для начала я бы хотела поговорить с вами. Как вас зовут? – спросила я.

– Оксана. Но я ничего не сделала.

– Я знаю. Мне нужна кое-какая информация, и я надеюсь её от вас получить, – спокойным тоном продолжила я.

Девица смотрела на меня как кролик на удава. Я, конечно, понимаю, что последнюю неделю вела не слишком здоровый образ жизни, но неужели я так плохо выгляжу, что пугаю окружающих. Или, что вероятнее всего, Оксана впервые сталкивается с сотрудником правоохранительных органов, но я же не кусаюсь, и вообще женщине понять женщину намного проще. Я встала, по-хозяйски налила стакан воды и протянула девушке. Оксана выпила. Поняв, что она в состоянии продолжать разговор, я перешла к делу.

– Мне необходимо узнать, кто из ваших сотрудников проводит монтаж кабельной системы на улице Мира, – я назвала точный адрес.

– Ой! Это вам надо к главному инженеру. Семёнов Михаил Владимирович. Третья дверь направо, – заулыбалась Оксана.

– Спасибо. И на будущее, не стоит так бояться сотрудников милиции. Они все мягкие и пушистые. Особенно я, – сказала я, встала и направилась к двери.

Девица снова покраснела.

– До свидания, – пролепетала она.

Снова оказавшись в длинном коридоре, я на несколько секунд задумалась. Лебедев, похоже, прав. Я постепенно превращаюсь в стерву. Чуть не испугала милую девушку. Нужно быть мягче и люди к тебе потянутся. Так, кажется мне сюда. Я остановилась у двери с табличкой «Главный инженер», навесила самую премилую улыбку, постучалась и, не дождавшись ответа, вошла. За столом сидел мужчина лет сорока и с интересом изучал какие-то бумаги. Он оторвался от них и вопросительно посмотрел в мою сторону. Я предъявила удостоверение. Мужчина удивлённо изогнул бровь.

– Семёнов Михаил Владимирович, – представился он. – Чем обязан такому неожиданному визиту?

– В четверг произошло убийство сотрудника милиции, – начала я. – Незадолго до этого в подъезде видели молодого человека в форме вашей организации. Возможно, он мог столкнуться с убийцей или, что гораздо хуже, сам имеет отношение к этому происшествию.

– И что вы от меня хотите? – спросил Михаил Владимирович.

– Я хочу узнать, кто из ваших сотрудников был в тот день на данном объекте. Вы можете мне предоставить эту информацию?

– Конечно, – сказал он, включая компьютер. – Когда, вы говорите, это произошло?

Я назвала дату, адрес и примерное время. Семёнов долго щёлкал мышкой и наконец сказал:

– В тот день по данному адресу наших сотрудников не было. Монтаж системы в этом доме был закончен две недели назад.

– Может, кто-то проверял сделанную работу? – спросила я.

– Исключено. У нас всё фиксируется. Если не верите, могу предоставить вам все документы.

– Не стоит. А кто работал в этом доме?

– Виталий и Вадим.

– Отлично. Могу я с ними поговорить?

– Да, если они здесь. Сейчас узнаю, – сказал Семёнов и снял трубку.

Несколько минут он с кем-то разговаривал и, когда закончил, обратился ко мне:

– Они придут через несколько минут. Можете поговорить с ними здесь.

Я кивнула. Семёнов вышел, и я осталась одна. Прошлась по кабинету, пытаясь привести мысли в порядок. В дверь постучали.

– Войдите, – крикнула я.

В комнату вошли двое мужчин. С первого взгляда было понятно, что ни один из них не подходил под описание, данное мне Розой Константиновной. Виталий оказался жгучим брюнетом лет тридцати, а возраст Вадима перевалил за пятьдесят, и седина уже украсила его редкие волосы.

– Логинова Валерия Сергеевна, – предъявила я удостоверение.

Мы поговорили минут пятнадцать, но ничего нового я не узнала. Работы действительно закончили две недели назад, и с тех пор никто в тот дом не ездил. Внезапно меня озарило:

– Скажите, пожалуйста, а вы всегда ходите на работу в форме?

– Да, это обязательное условие в контракте. Её выдают всем сотрудникам при поступлении на работу, – ответил Виталий.

– Мог кто-то чужой взять форму?

– Понятия не имею, – вмешался в разговор Вадим.

– А где вы храните рабочую одежду? – спросила я.

– Кто-то берёт домой, кто-то оставляет здесь. У нас есть специальное помещение для мастеров, там она и хранится.

– Хорошо. На сегодня достаточно. Оставьте мне, пожалуйста, ваши координаты.

Я достала блокнот и записала адреса и телефоны мужчин.

– До свидания, – попрощалась я и вышла.

Так, никого из мастеров в тот день в доме не было. Значит, Роза Константиновна видела настоящего убийцу. Но откуда он взял форму? Ноги сами понесли меня в отдел кадров.

– Оксана! – влетела я без стука.

Девушка уже спокойнее отнеслась к моему вторжению.

– Хотите чаю? – предложила она.

– Да, если можно зелёный, – ответила я и плюхнулась на стул.

Оксана встала, включила электрический чайник, достала чай в небольшой коробочке и насыпала немного в чашки.

– Терпеть не могу чай в пакетиках, особенно зелёный. Не понимаю, что они туда кладут, – разговорилась Оксана.

Я согласно кивнула. Чайник закипел, девушка аккуратно разлила кипяток по чашкам. В воздухе распространился чудесный аромат жасмина. Оксана принесла мне чай и села на своё место.

– Вы что-то ещё хотели узнать? – спросила она.

 

– Да. Кто-то увольнялся или был принят на работу за последний месяц?

– Никто. У нас очень дружный коллектив. Мы работаем все вместе с начала создания фирмы. Здесь очень хорошие условия работы, приличная зарплата, все держатся за свои места. А новых сотрудников мы не набирали, да и не нужны они пока, – объяснила Оксана.

Я молча слушала. Даже, если убийца и работает в этой фирме, то зачем ему надевать на дело форму? Сразу станет понятно, где его искать. Значит, это был человек со стороны, которому как-то удалось достать форму. Я зашла в тупик.

– Оксана, можете ответить ещё на один вопрос? – решила зацепиться я за последнюю ниточку. – Кто из ваших работников высокий светловолосый где-то около двадцати пяти – тридцати лет?

Девушка задумалась.

– Сашка, он сейчас в отпуске, и Серёжка, – сказала она после недолгой паузы. – Я, знаете ли, к блондинам неравнодушна, но Сашка женат, а у Серёжки тоже есть девушка. Так что полный облом.

– Понятно, – кивнула я. – Адреса парней можешь мне дать?

– Конечно, – отозвалась она и защёлкала мышкой.

Через минуту я разжилась парой адресов и телефонов. Минут пятнадцать поболтав с Оксаной о полезных свойствах зелёного чая, я поспешила откланяться.

Я вышла из здания и бодрым шагом направилась на стоянку. Расположившись в машине, я ещё раз посмотрела адреса, данные мне Оксаной, и бросила взгляд на часы. Пожалуй, можно навестить Сашу, раз парень в отпуске, то, скорее всего, прохлаждается дома. Но моим планам помешал телефонный звонок. Только я хотела повернуть ключ зажигания, как ожил мой мобильный. Пару раз чертыхнувшись, я, наконец, смогла найти его на дне сумки, посмотрела на высветившийся номер и, честно говоря, удивилась, но всё же ответила:

– Да, Вера Фёдоровна?

– Лерочка, здравствуй, солнышко, – услышала ставший почти родным голос. – Я тебя не отвлекаю?

– Нет, что вы, – отозвалась я. – Что-нибудь случилось?

– Просто захотела услышать твой голос. Ты нам так давно не звонила.

– Всё как-то не до этого, – попыталась оправдаться я.

– Приезжай к нам, – предложила она. – Чайку попьём.

– Хорошо, – согласилась я. – Буду минут через десять-пятнадцать.

– Ну, что ты, – возмутилась Вера Фёдоровна. – Можешь не спешить.

– Я просто сейчас недалеко от вас, – пояснила я. – На Коммунистической.

– Тогда жду, – сказала она и отключилась.

Я убрала мобильный и бросила взгляд в зеркало. Выглядела я конечно не важно, но, в конце концов, не на свидание собралась. Но и расстраивать женщину не очень-то хотелось. Дело в том, что Вера Фёдоровна моя несостоявшаяся свекровь, по-моему, это так называется. Честно говоря, в семейных связях я, в отличии, скажем, от той же Жанны, разбираюсь не очень хорошо: тёщу и свекровь различаю с трудом, а всё остальное для меня тёмный лес. Короче, Вера Фёдоровна – мама Игоря.

Всегда восхищалась четой Медведевых и не без основания считала их образцовой семьёй, так что с огромным удовольствием стала бы её членом. Вера Фёдоровна, симпатичная чуть полноватая женщина с добрым лицом, с тёмными волосами, всегда уложенными в аккуратный пучок. В прошлом году она отметила своё пятидесятипятилетие, но по-прежнему продолжала работать в одной из престижнейших школ нашего города, где занимала должность заместителя директора по учебной части и вела уроки алгебры и геометрии в старших классах. Михаил Сергеевич был старше жены года на три и занимал какой-то весьма значительный пост в Прокуратуре области. Так что Игорь, как впрочем, и я, пошёл по стопам отца.

К появлению «невестки» они отнеслись весьма настороженно. Неизвестно как бы повела себя я, окажись на их месте, если бы в один прекрасный день мой единственный сын привёл в дом девицу, которая была бы младше его почти на восемь лет, с ярко мелированной головой и тремя дырками в ухе. Причём появились мы с весьма конкретной целью, а именно собрать вещи Игоря, чтобы он мог переехать ко мне. Конечно, Игорь периодически снимал квартиру и съезжал из отчего дома, но спустя какое-то время снова возвращался. Очередная дама сердца, не выдержав нелёгкой доли подружки российского мента, сбегала в неизвестном направлении, а дома в любое время дня и ночи всегда ждала мама с приготовленным ужином и свежевыглаженной рубашкой. Поэтому, провожая сына в новое любовное приключение, никто не рассчитывал, что оно продлится так долго.

Примерно через полгода мне пришлось столкнуться с Михаилом Сергеевичем по работе, и мои профессиональные качества были оценены по достоинству. К тому времени я немного изменилась: окончательно бросила курить, а моя шевелюра приобрела свой естественный оттенок. Так что отношения с родителями возлюбленного заметно потеплели, и я стала желанной гостьей в их доме, а в разговорах уже проскальзывали намёки на скорую свадьбу и количество ожидаемых внуков. Но мы тянули и с тем, и с другим, о чём я сейчас очень сожалела…

Через пятнадцать минут, предварительно заехав в магазин за тортом, я тормозила во дворе огромной девятиэтажки. Третий подъезд порадовал новой дверью с домофоном, внутри тоже царил образцовый порядок, и пахло краской. Совсем недавно здесь сделали ремонт. Я, проигнорировав лифт, пешком поднялась на третий этаж, где у распахнутой двери меня уже ждала Вера Фёдоровна. Обменявшись приветствиями, я водворилась в квартиру. С тех пор как я появилась здесь впервые, почти три года назад, ничего не изменилось. Вера Фёдоровна прошла на кухню, я последовала за ней. На холодильнике стоял портрет Игоря с чёрной ленточкой в уголке. Я невольно поёжилась и отвела глаза. Заметив мой затравленный взгляд, Вера Фёдоровна поспешила унести портрет в гостиную. Я плюхнулась на табуретку и попыталась взять себя в руки.

– Ты очень плохо выглядишь, – заметила она, когда вернулась.

Я промолчала. А что я могла ответить? Вера Фёдоровна начала звенеть посудой, собирая на стол. А она совсем не изменилась, как всегда спокойная, только несколько новых морщинок появились в уголках глаз.

– Михаил Сергеевич на работе? – спросила я, чтобы как-то разрядить обстановку.

– Нет, – отозвалась Вера Фёдоровна. – Его вчера в больницу положили, что-то сердце пошаливает. – Я понимающе кивнула. – Ты куда исчезла после похорон?

– Просто захотелось побыть одной, – пояснила я.

– Понятно. У меня тоже такое бывает. А вот сейчас сижу в пустой квартире одна и думаю, скорей бы на работу выйти.

– А я вышла, – отозвалась я.

– Ой, я тебя наверно от дел оторвала?

– Да нет, – отмахнулась я. – Всё равно сижу целыми днями в кабинете.

Разговор явно не клеился, и чаепитие мы продолжили в полном молчании. На краю стола я заметила фотоальбом и принялась с интересом рассматривать снимки. Это моя расшатанная нервная система ещё могла вынести. В альбоме хранились фотографии Игоря с рождения и до настоящего времени. Я неспеша пролистала снимки времён детского сада и школы. Каким он всё-таки был забавным мальчиком. Наверно наш сын был бы таким же…

На снимках времён учёбы в институте появилось ещё одно знакомое лицо. Особенно мне понравился один: два молодых лейтенанта с новенькими погонами на плечах и дурацкими улыбками на довольных физиономиях и величественная река Волга на заднем плане. У меня тоже есть подобный снимок, разумеется, с моим участием. Наверно они традиционны для всех, окончивших наше учебное заведение, во всяком случае, для иногородних, каковыми являлись мы с Игорем, точно.

Я достала фотографию и начала её внимательно рассматривать. А они совсем не изменились, ни тот ни другой, хотя уже прошло лет десять или одиннадцать. Занявшись подсчётами, я отвлеклась от снимка.

– Как они всё-таки похожи, – заметила Вера Фёдоровна.

– Я когда увидела Андрея, подумала, что схожу с ума, – улыбнулась я. – Что, учитывая моё состояние в тот момент, вполне соответствовало действительности. Мы познакомились в день гибели Игоря, – пояснила я, заметив удивление в глазах Веры Фёдоровны. – А вы раньше были знакомы?

– Да, он приезжал к нам несколько раз на каникулы. Весь институт наверно вздохнул с облегчением, когда их выпустили, – усмехнулась она.

– Почему? – заинтересовалась я.

– Потому что бешеные были не в меру, хоть и отличники. Их один раз чуть не выгнали обоих, какую-то лабораторию взорвали. Еле удалось договориться, Михаил брал на работе отгул, сам ездил разбираться. Заставили собственноручно ремонт там делать, без каникул оставили, а им хоть бы что, всё равно не успокоились. А потом учёба кончилась, и дружба как-то оборвалась. Наконец-то повзрослели, когда обоим уже за тридцать перевалило. Андрюшка вообще изменился, что-то у него серьёзное случилось, раз решил всё бросить и уехать из родного города.

– А можно мне взять эту фотографию? – попросила я. – Я обязательно верну.

– Конечно, – кивнула Вера Фёдоровна.

Я достала из сумки блокнот и положила в него снимок. Я досмотрела альбом, ближе к концу обнаружив на фотографиях и себя любимую, мы ещё немного поговорили с Верой Фёдоровной, и я стала собираться домой. Выйдя из подъезда, я, посмотрев на часы, всё же решила встретиться с Сашей. Всё равно дома меня никто не ждёт, и парень жил совсем недалеко отсюда, так что через десять минут я была на месте.

Пару секунд постояв у входной двери, я решительно нажала на звонок. Через мгновение она открылась и моим глазам предстала молодая женщина с очаровательной девчушкой лет трёх на руках. Вспомнив, что Саша был женат, вполне можно предположить, что это и есть его супруга. Я, мысленно позавидовав шикарному золотистому загару женщины, представилась и предъявила удостоверение. Женщина без вопросов пропустила меня в квартиру.

– Пройдите в кухню, – попросила она. – Я сейчас ребёнка уложу.

Я кивнула и последовала в указанном направлении. Светлая просторная кухня радовала чистотой и уютом: новенькая мебель, розовые шторки на окнах, круглый стол, небольшой диванчик, бантики, рюшечки, сразу чувствовалась женская рука. Если бы у меня было чуть больше свободного времени, я бы со своей кухней сотворила тоже что-то подобное, хотя она и так выглядела неплохо. От мыслей по благоустройству своей жилплощади меня отвлекла вернувшаяся хозяйка. Она села за стол напротив меня, вздохнула и спросила:

– Вы по поводу соседей?

– А что случилось? – проявила я любопытство.

– Так притон у нас тут неделю назад прикрыли, наркотиками торговали, – пояснила она. – Милиция уже замучила вопросами!

– Нет, я по другому поводу. Мне вообще-то нужно поговорить с Авдеевым Александром Ивановичем.

– Это мой муж, но его сейчас нет дома.

– А где он? – спросила я.

– На даче, – ответила она. – У нас там крыша протекает, вот Саша и решил починить пока в отпуске. Я тоже хотела с ним поехать, да Варька разболелась.

– Как вас зовут? – спросила я.

– Маша, – ответила она.

– Знаете, Маша, тут такая история, – начала я и кратко описала ситуацию.

Когда я закончила, бледная Маша, беспрестанно теребя в руках полотенце, посмотрела на меня испуганными глазами.

– А когда это случилось? – спросила она.

Я назвала дату. Может, мне показалось, но моя собеседница вздохнула с облегчением.

– Нас в этот день не было в городе, – сказала она. – Мы на море ездили, позавчера только вернулись.

– А билеты у вас сохранились? – спросила я.

– Нет, – ответила она. – Хотя… пойдёмте!

Маша встала и вышла из кухни, я направилась за ней. Вскоре мы оказались в небольшой гостиной. Я расположилась в кресле, а Маша начала рыться в шкафу. Вскоре в её руках оказалась небольшая видеокамера. Она включила телевизор, немного помучилась с проводами, и я смогла лицезреть дружное семейство на отдыхе. Маша немного перемотала плёнку.

– Вот, – ткнула она пальцем в экран. – Мы в тот день как раз в дельфинарий ездили.

Дельфинов я действительно увидела, но не они меня сейчас интересовали. В нижнем углу картинки значилась дата, именно тот день, так что теперь становилось ясно, что в то время Саша наслаждался отдыхом с любимой женой и дочкой и никак не мог оказаться на месте преступления. Очередная зацепка ни к чему не привела. Я встала и направилась к двери. Маша проводила меня.

Я расположилась в машине и чертыхнулась. Как всё-таки несправедлива жизнь. Я бы тоже могла сейчас нежиться под жарким южным солнышком, купаться в тёплом море в компании любимого человека, а вместо этого приходится бегать по душному городу, задавая бесконечные, ни к чему не приводящие, вопросы. Да и любимый человек теперь там, откуда не возвращаются. Я тяжело вздохнула, смахнула набежавшие слёзы и медленно выехала со двора.

Не пылая особым энтузиазмом, всё же решила напоследок навестить Серёжу. Открывать мне явно не желали, но я с остервенением продолжала жать на звонок. Когда я уже собралась уходить, дверь приоткрылась, и я смогла увидеть злющего парня в трусах. Судя по внешности, это и был Серёжа. Я водворилась в квартиру и вскоре поняла причину плохого настроения парня, потому что в прихожей материализовалась длинноногая девица в рубашке явно с мужского плеча. Я мысленно чертыхнулась. Ну вот, испортила людям вечер.

 

Не успела я открыть рот, как события начали развиваться с поразительной скоростью. Девица взвизгнула, со словами: «Ах ты, гад эдакий!» – подлетела к Серёже и залепила ничего не подозревающему парню пощёчину. Потом решила обрушить весь свой гнев на меня. Но не на ту напала. С лёгкостью увернувшись, я заломила барышне руки и аккуратно припечатала её носом к стенке. Девица охнула от неожиданности и поразила меня обширными знаниями в области ненормативной лексики. Руки чесались заехать ей в челюсть, потому что даже мои, привыкшие за три года работы в чисто мужском коллективе ко всему, уши не могли вынести такой тирады. Поняв, что со мной связываться опасно, девица, продолжая материться, исчезла в спальне, а Сергей так и застыл посреди коридора, бессмысленно глядя то на меня, то на дверь, за которой только что скрылась дама сердца.

– Надо поговорить, – осчастливила его я.

– Я вас не знаю, – буркнул парень.

– Не вопрос, сейчас познакомимся, – отозвалась я и достала удостоверение: – Логинова Валерия Сергеевна, следователь по особо важным делам ГУВД.

Разговор пришлось прервать, потому что, судя по звукам, доносившимся из комнаты, барышня, потерпев поражение в неравной битве со мной, принялась крушить всё, что попадалось ей под руку.

– Успокой девушку, – посоветовала я вконец обалдевшему Сергею.

Парень почесал ухо и скрылся в спальне. Я плюхнулась на пуфик и стала ждать окончания переговоров. Прошло минут десять, а парочка всё продолжала выяснять отношения. Ещё через пять минут я не выдержала, встала и направилась в спальню. Толкнула дверь и, осматриваясь, застыла на пороге. Молодые люди не заметили моего вторжения. В комнате царил жуткий беспорядок. Девица, уже в мини-юбке и розовом кружевном бюстгальтере, продолжала метаться по комнате. Сергей, успевший облачиться в потёртые синие джинсы, посмотрел на меня взглядом мученика. На лице парня я заметила свежие царапины от ногтей.

– А ну заткнулась немедленно! – рявкнула я и извлекла из сумки пистолет.

Заметив оружие в моих руках, девица мигом присмирела и плюхнулась на кровать. Я ядовито улыбнулась и сунула ей под нос удостоверение.

– Значит так, рыбка моя, – начала я, – мне очень нужно поговорить с твоим парнем! Я его сегодня увидела в первый раз, так что спрячь свою ревность куда подальше, поняла? – Девица кивнула, а я обратилась к Сергею: – Пошли!

Мы, наконец, расположились на кухне. Я достала сигареты и закурила.

– Характер, – заметила я.

– Да Ритка нормальная девчонка, только ревнива до жути, – улыбнулся парень.

– Бывает, – кивнула я.

– Так о чём вы хотели поговорить? – напомнил парень.

– Где ты был двадцать седьмого июля? – сразу перешла к делу я. И так угробила на эту парочку уйму времени.

– На работе, – не задумываясь, ответил Сергей. – Мы систему монтировали, весь день провозились.

– Где? – спросила я.

– На Ульяновской, а что случилось? – проявил интерес парень.

– А на Мира ты в тот день не был? – проигнорировав его вопрос, спросила я.

– Нет, а что я там забыл? Во-первых, не мой участок, а во-вторых, там, по-моему, уже все работы закончили.

– Понятно, – кивнула я. – Кто может подтвердить, что ты весь день был на рабочем месте?

– Зачем вам это нужно? – насторожился парень.

У меня уже начали сдавать нервы.

– Слушай сюда, – повысила я голос. – В тот день на улице Мира произошло убийство, есть свидетель, который утверждает, что незадолго до этого в подъезде видел парня, похожего на тебя, в форме вашей организации. И если никто не подтвердит твоё алиби, то я буду вынуждена выдать постановление на твой арест. А потом мы предъявим тебя свидетелю, и тебе останется только молиться, чтобы он тебя не опознал. А если он тебя всё-таки опознает, то я тебе не завидую. Я лично из тебя душу вытрясу.

– Да вы у парней спросите, – залепетал Сергей. – У нас там проблемы возникли, Семёнов сам приезжал.

– Фамилии, адреса, телефоны, – попросила я.

Сергей порылся в шкафу и извлёк потрёпанную записную книжку, а из кармана джинсов мобильный. Через пару минут я разжилась сведениями ещё о четырёх мужчинах, с которыми мне предстояло встретиться и поговорить.

– Всё, на сегодня хватит, – устало изрекла я и захлопнула блокнот.

Я встала и уже собралась откланяться, когда Сергей неожиданно спросил:

– А кого убили-то?

– Одного очень хорошего человека, – всё же ответила я, хотя очень хотелось послать его к чёрту,– Извини, что испортила вечер.

– Да, ладно, – отмахнулся парень.

На том мы и расстались. Я расположилась на лавочке возле подъезда и выкурила две сигареты. Уже стемнело, и накрапывал мелкий дождь, поэтому мне пришлось перебраться в машину. Хмуро глянув на себя в зеркало, я положила руки на руль и разревелась…

Время давно перевалило за полночь, а я сидела на диване, завернувшись в плед и тупо уставившись в компьютер. Приходилось признать, что версия с кабельщиками летит к чёртовой матери. Ладно, попробуем зайти с другой стороны. Я достала папку и в сотый раз принялась изучать документы. Так, у всех сотрудников милиции были пистолеты Макарова, у преступников изъяли два обреза, гранату и Браунинг, а Игорь был застрелен предположительно из пистолета ТТ. ТТ – самое распространённое оружие после пистолета Макарова. Да только в нашем городе их наберётся не одна сотня, если не тысяча. И это официально зарегистрированное. А сколько их хранится в арсеналах местных авторитетов, не знает никто. Я задумалась. Хотя пистолет могли привезти из другого региона или попросту украсть.

Но всё же стоит попытать счастья. Я открыла данные о пропаже огнестрельного оружия. За последнее время в милицию с заявлением обратились десять граждан. Из них три меня очень заинтересовали, потому что пропала как раз нужная мне марка пистолета. Я переписала номера телефонов. Бросила взгляд на часы, стрелки медленно приближались к двум. Я собрала бумаги, выключила ноутбук, легла на диван и попыталась заснуть.

Утром, расположившись в своём родном кабинете, я засела на телефоне. Впрочем, мне вполне хватило бы разговора с Семёновым, но я с завидным упорством обзвонила всех, чьи номера мне дал Сергей. Все как один подтвердили, что в тот день парень был с ними на работе. Я в этом и не сомневалась.

После двенадцати я набрала телефон первого человека, который заявлял в милицию о пропаже оружия.

– Да, – отозвался приятный мужской голос.

– Захаров Аркадий Леонидович? – уточнила я.

– Он самый.

– Вас беспокоит Логинова Валерия Сергеевна, следователь по особо важным делам Главного управления внутренних дел города, – на одном дыхании проговорила я. – Мы не могли бы с вами сегодня встретиться?

– Хорошо. В два часа у фонтана вас устроит? – на удивление быстро согласился он.

– Вполне, – ответила я, попрощалась и отсоединилась.

Рейтинг@Mail.ru