Расплата за любовь

Дина Варламова
Расплата за любовь

– Но всё же, красивая девушка проводит вечер в компании водки и сигарет. Что-то случилось? Ты плакала?

– У меня погиб друг. Устраивает тебя?

– Прости.

– Так что тебе здесь надо? – спросила я.

– Просто хотел познакомиться, – сказал он.

– Ты выбрал не лучшее время, – заметила я.

Тут он заметил на полу разбитую фотографию, поднял её и с интересом начал рассматривать.

– Это он? – спросил Никита, показывая мне снимок.

– Да, – ответила я. – Выпить хочешь?

– Давай, – согласился он.

Мы выпили. Никита достал сигарету и закурил.

– Он ведь был тебе больше, чем друг? – неожиданно спросил он. – Ты любила его?

– Мы прожили вместе три года, а через полтора месяца собирались пожениться.

Я снова заплакала. Он обнял меня. Я уткнулась ему в плечо и разрыдалась…

Утром меня разбудил запах кофе. Я лежала на диване, укрытая пледом, голова раскалывалась на части, и ужасно хотелось пить. Давненько я не испытывала такое чувство, как похмелье. С трудом мне удалось подняться. Тут я заметила Никиту, колдовавшего у плиты в кухне.

– Что ты здесь делаешь? – спросила я.

– Готовлю тебе завтрак, – бодро ответил он. – Неважно выглядишь.

– Догадываюсь. Что тут вчера было?

– Ничего особенного, ты напилась, устроила истерику, проревела всю ночь и уснула только под утро.

– Не помню. Между нами ничего не было? – продолжила я допрос.

– Я не из тех мужчин, которые могут воспользоваться такой ситуацией. Кофе будешь? – предложил он.

– Нет.

– Может сходить за пивом?

– Прости, но не мог бы ты уйти? Мне нужно побыть одной.

Никита покорно направился в коридор, но остановился в дверях.

– Позвони мне, если что, – сказал он, положил визитную карточку на стол и ушёл.

Я отправилась в ванную, с отвращением взглянула на своё отражение в зеркале. На меня смотрел кто угодно, но только не я. Щёки впали, волосы растрёпаны, чёрные круги под глазами.

– На кого же вы теперь похожи, Валерия Сергеевна? – спросила я сама себя.

Включила воду и минут двадцать простояла под душем, пытаясь прийти в себя. Как же нужно было напиться, чтобы впустить в квартиру человека, с которым едва знакома? Нет, я сейчас не в состоянии о чём-то думать. Голова, казалось, разболелась ещё больше. Я выпила болеутоляющее и стала сушить волосы. Где-то зазвонил мобильник. Я попыталась найти телефон. На виду его нигде не было. Наконец пропажа нашлась под подушкой. Звонил Андрей. Я ответила:

– Да.

– Лера, ты можешь сейчас приехать на работу? – спросил он. В его голосе чувствовалось волнение.

– Что-то случилось? – спросила я.

– Готовы результаты баллистической экспертизы. Думаю, тебе это будет интересно.

– Скоро приеду, – сказала я и отключилась.

Полчаса простояла перед зеркалом, пытаясь с помощью косметики привести себя в порядок. Вышло ещё хуже. Потеряв терпение, умылась и решила надеть солнцезащитные очки. Вот так гораздо лучше. Ещё раз взглянула на себя в зеркало и покинула ванную.

В комнате стоял странный запах. Черт, лилии… Прихватив букет и сумку, я наконец вышла из дома. Благополучно пристроив цветы в мусорный бак, направилась на стоянку, где оставила машину.

Я вошла без стука. Андрей сидел за столом и просматривал какие-то бумаги. Рядом стояла бутылка пива. Похоже, не я одна провела бессонную ночь. Он оторвался от бумаг, взглянул на меня и улыбнулся:

– Привет, пиво будешь? – предложил он. – У меня ещё есть.

– Я за рулём.

– Как хочешь, кстати, учти, что женский алкоголизм развивается быстрее.

– Ты это к чему? – не поняла я.

– К тому, что кто-то, помимо меня, попался вчера вечером в лапы зелёного змея, – пояснил Лебедев.

– Ты позвал меня, чтобы прочитать мне лекцию о вреде алкоголя!? – съязвила я. – Это я и без тебя знаю.

Честно говоря, мне уже надоела эта пустая болтовня.

– Ты что-то говорил про экспертизу, – перешла я к делу.

– Извини, не смог удержаться, когда тебя увидел.

– Ты уже второй человек за сегодняшний день, который говорит, что я плохо выгляжу. Вы что все сговорились?

– Я ничего подобного не говорил, – улыбнулся он. – Присаживайся.

Я села на стул, положила ногу на ногу и внимательно посмотрела на Андрея.

– Вот, прочти это, – сказал он и протянул мне небольшую папку.

Я открыла её. Это был протокол с места гибели Игоря, далее прилагались результаты криминалистической экспертизы. Я погрузилась в чтение. Лебедев отошёл к окну, закурил и стал наблюдать за мной. Чем дальше я читала, тем труднее мне становилось дышать. Я закрыла папку и посмотрела на Андрея.

– Всё поняла? – спросил он.

– Конечно, я же не первый день работаю в милиции, – меня трясло мелкой дрожью.

– Это было убийство. Оружие, из которого убит Игорь, на месте не найдено. Кто-то знал о проводимой операции и воспользовался ситуацией, чтобы свести личные счёты.

– Кому поручили это дело? – спросила я.

– Пока мне.

– Держи меня в курсе. Я поеду домой. Мне нужно всё обдумать, – сказала я, встала и вышла из кабинета.

По коридору шёл Виктор Юрьевич, заметив меня, он направился в мою сторону.

– Здравствуй, Лерочка.

– Здравия желаю, – откликнулась я.

– Как ты себя чувствуешь? – по-отечески поинтересовался он.

– Ужасно, можно мне выйти на работу?

– Но ты же в отпуске, – возразил он.

– Мне необходимо отвлечься, заняться работой, а не сидеть в пустой квартире, – объяснила я.

– Хорошо, – сдался Виктор Юрьевич. – Выходи со следующей недели.

– Спасибо, – сказала я и направилась к выходу.

Подъезжая к дому, я заметила служебную машину отца, стоявшую на стоянке. Двое парней, водитель и охранник, паслись рядом и курили. Только разговора с папочкой мне сейчас не хватало. Может уехать? Нет, они уже меня заметили. Я припарковалась и вышла из машины. Один из парней направился в мою сторону.

– Сергей Валерьевич ждёт вас наверху, – сообщил он.

Сделав вид, что не заметила его, я вошла в подъезд. В лифте я думала, что сейчас скажу отцу. Кстати, нужно будет забрать у него ключи от моей квартиры, чтобы он не мог заявляться ко мне без предупреждения. Как я уже говорила, у нас с ним были напряжённые отношения. Когда мне было десять лет, в автокатастрофе погибла моя мама. Узнав о случившемся, я очень переживала. Отец, как мог, старался меня поддержать. Но уже тогда между нами возникло какое-то отчуждение, которое увеличивалось с каждым годом всё больше и больше. Немалую роль в этом сыграло и то, что через год он привёл к нам домой молодую девицу, сказав, что она будет моей новой мамой. Жанночка училась в университете, где преподавал уголовное право мой отец. Она приехала из области и сообразила, что можно неплохо устроиться, выйдя замуж за симпатичного одинокого преподавателя. Я старалась не замечать её, но когда вступила в подростковый возраст, во мне всё взорвалось. Я устраивала скандалы, побеги из дома, связалась с дурной компанией, тогда же начала курить. Я не могла понять и простить отцу, что он так быстро забыл о маме. Но улица не смогла испортить меня. Я рано поняла, чего хочу от жизни. У меня была цель, к которой я и стремилась. Я с нетерпением ждала окончания школы. А когда получила заветный аттестат и золотую медаль, собрала вещи, взяла накопленные за несколько лет деньги и уехала в соседнюю область поступать в юридический институт МВД. Без особого труда пройдя вступительные испытания, я стала студенткой, точнее курсантом, получила место в общежитии и начала жить весёлой студенческой жизнью, редко наведываясь в родной город. На память о бурной молодости у меня остались три дырки в правом ухе и татуировка в виде ящерицы на спине.

За то время, пока я грызла гранит науки, отец резко пошёл вверх по карьерной лестнице и вскоре был назначен министром внутренних дел области. Незадолго до окончания обучения он сам приехал ко мне и попросил после получения диплома вернуться домой. Я сначала отказалась, но, подумав, согласилась с условием, что не буду жить под одной крышей с Жанной. Тогда отец купил мне квартиру. Я вернулась в родной город, устроилась на работу, встретила Игоря. Отец, узнав о наших отношениях, устроил скандал. Мы в очередной раз разругались и с тех пор старались меньше общаться. И вот сейчас, когда я меньше всего хочу его видеть, он ждёт меня в моей квартире…

Я неспеша открыла дверь, сбросила туфли и направилась в гостиную. Отец выглядел как всегда молодцом. Если бы не редкая седина, ни за что не скажешь, что он скоро отметит своё пятидесятипятилетие, максимум сорок пять. Что ж, приходиться соответствовать молодой жене. Генеральский мундир шёл ему необыкновенно. Он сидел в кресле, взгляд холодный, губы плотно сжаты. Короче, выражение лица ничего хорошего не предвещало. И я догадывалась почему. Я не успела убраться. На полу лежали осколки от разбитой фотографии, на столе стояла пустая бутылка и полная окурков пепельница. Он повернулся, услышав мои шаги. Я встала напротив него, внутренне готовая отразить любые его нападки.

– Что за дебош здесь был? – резко спросил он.

– Тебя это не касается, – парировала я.

– Это касается моей дочери, а, следовательно, и меня!

– Ты ещё помнишь, что у тебя есть дочь? – съязвила я.

– Лера, я понимаю, как тебе сейчас плохо! Я не мог приехать раньше, потому что меня не было в городе!

– Мог не спешить, – огрызнулась я.

– Лера, мне очень жаль, что Игорь погиб.

– Жаль?! – сорвалась я. – Да ты его терпеть не мог! И сейчас приходишь сюда и говоришь, что сожалеешь! Не нужно лицемерить! Я прекрасно знаю, как ты к нему относился!

– Я всегда говорил, что Игорь тебе не пара! – перебил меня он. – Посмотри на себя! В кого ты превращаешься? В алкоголичку! И всё из-за него! Но он умер, его не вернёшь, а тебе ещё нужно жить!

– Его убили! – выкрикнула я.

– Что?

– Что слышал! Игоря убили! Уж не ты ли приложил к этому руку?

 

– Лера, ты с ума сошла! Что ты несёшь?

– А что? Ты ненавидел его! – я больше не могла сдерживать себя, слёзы полились из глаз. Я упала на диван и зарылась в подушку, продолжая всхлипывать.

Отец сел рядом со мной и погладил меня по голове.

– Лера, поверь, я не имею к этому делу никакого отношения, – сказал он.

– Уходи, – прошептала я. – Уходи, пожалуйста!

– Я сейчас уйду, но пообещай мне, что не наделаешь никаких глупостей.

Я ничего не ответила, он встал и наконец-то покинул моё жилище…

Я проревела часа три. Как мне теперь жить без Игоря? Я не представляла. Почему смерть забирает у меня самых близких людей? Сначала мама, теперь Игорь. Я снова осталась одна! «Я не хочу больше жить!» – решила я, резко встала с дивана и отправилась в кухню. Долго искала в аптечке снотворное. Найдя его, налила стакан воды и вернулась в гостиную. Тут взгляд мой упал на шкаф, в котором находился сейф. Я открыла его и достала своё табельное оружие. Я села на диван, осмотрела пистолет и положила его на столик рядом с таблетками. Минут десять неотрывно смотрела на них. Решила выбрать снотворное. Открыла пузырёк и высыпала содержимое в ладонь. Неожиданно в дверь позвонили. Я вздрогнула, таблетки рассыпались по полу.

– Чёрт! – выругалась я, пытаясь собрать их.

Кто-то настойчиво продолжал названивать в дверь. Я пошла открывать. На пороге стоял Андрей.

– Привет. Я решил, что пить в одиночестве вредно, составишь компанию? – спросил он и показал мне несколько пакетов.

– Проходи, – ответила я.

Я закрыла за ним дверь и отправилась в гостиную. Андрей стоял посреди комнаты и неотрывно смотрел на меня.

– Что ты здесь задумала? – сурово спросил он.

Тут только я вспомнила, что не успела убрать ни пистолет, ни таблетки. Он подошёл ко мне, схватил за плечи и посмотрел в глаза.

– Ты с ума сошла?! – прошипел он.

– Отпусти меня, – попыталась я вырваться.

Но он крепче сжал руки.

– Мне больно, – вскрикнула я.

– Будет ещё больней! Ты хотела свести счёты с жизнью?

– Да! И что из этого? Это моя жизнь! Что хочу, то и делаю! – я снова расплакалась, меня трясло, по-моему, у меня начиналась настоящая истерика. – Я не смогу жить без него! Не смогу, понимаешь! Пусти! Я всё равно покончу с собой! – кричала я.

Андрей больно заломил мне руки и потащил в ванную. Включил холодную воду и засунул меня под душ. Я визжала, вырывалась, пыталась укусить его, но он только крепче держал меня. Наконец я стала приходить в себя. Он ослабил захват и выключил воду. Андрей, что-то бессвязно бормоча, опустился на пол, увлекая меня за собой. Я все еще вздрагивала и хватала ртом воздух, тщетно пытаясь восстановить дыхание. Лебедев крепко прижал меня к себе и затих, изредка раскачиваясь, словно пытаясь убаюкать меня как ребенка. Не знаю, сколько прошло времени, но возвращение к действительности было суровым. Идиотка, что же ты делаешь! Сидишь на полу, мокрая как курица, в обнимку с мужчиной, с которым едва знакома. Я резко вырвалась из его объятий и отскочила в сторону.

Я сидела на краю ванны, пытаясь отдышаться, и смотрела на Андрея непонимающими глазами. Он поднялся, молча бросил мне полотенце и покинул ванную, оставив меня в одиночестве. Я вытерлась, причесалась, затем пошла в спальню и переоделась.

Андрей был в гостиной, сидел на диване, перед ним стояла открытая бутылка водки и стакан. Он внимательно осматривал свои руки, закатав рукава рубашки. Они были все в крови. Тут он заметил меня.

– Всё? Успокоилась? – зло спросил он.

– Извини, – буркнула я, принесла йод, вату и помогла ему обработать царапины.

– С тобой опасно связываться! Порвёшь на мелкие кусочки, – заметил Андрей. – Можешь дать мне какую-нибудь рубашку или футболку, а то моя вся мокрая?

Я молча принесла ему футболку Игоря. Он ушёл переодеваться. Я села в кресло и уставилась в окно. Когда Лебедев вернулся, он сел на пол рядом со мной.

– А я уже начал подозревать, что ты не умеешь плакать, – неожиданно сказал Андрей.

– И что в этом плохого? – поинтересовалась я.

– Ничего, – пожал он плечами. – Просто не ожидал, что за милым личиком скрывается железный характер и выдержка.

– Внешность обманчива, – сделала я вывод. – К тому же в нашей профессии излишняя чувствительность только мешает.

– Пожалуй, это так, – согласился он. – Но бывают случаи, когда можно и поплакать, а то в голову начинают закрадываться нехорошие мысли.

– Но мои слёзы ты всё же смог лицезреть. Так что, как видишь, я вполне живая и ещё что-то чувствую, – отрезала я и замолчала, всем своим видом показывая, что продолжать разговор не хочу. Пауза длилась несколько минут.

– Лера, не сердись, – сказал он.

– А я и не сержусь, – отозвалась я.

– Ты была неуправляема и могла сделать с собой что угодно.

– Я понимаю. Спасибо, что остановил меня… Сегодня мы с Игорем должны были ехать на море…

– Откуда у тебя татуировка? – спросил он, пытаясь увести разговор в другую сторону.

– Воспоминание о студенческой жизни, – улыбнулась я.

– Симпатичная, – заметил он.

– Мне тоже нравится.

Я замолчала. Он встал и направился в кухню. Через минуту вернулся и протянул мне стакан воды:

– Выпей.

Я послушно выполнила его просьбу. Через несколько минут мне ужасно захотелось спать.

– Что ты положил в воду? – с подозрением спросила я.

– Снотворное, которого ты хотела наглотаться, но в безопасной дозе, – улыбнулся Андрей. – Спи.

Я кивнула и покорно закрыла глаза. Он перенёс меня на диван и накрыл пледом. Я слышала, как он ходит по квартире, потом хлопнула входная дверь, и я заснула.

Когда я открыла глаза, часы показывали два часа дня. Сколько же я проспала? Уже второе утро просыпаюсь и понимаю, что не помню, что было вчера вечером. Может, на самом деле схожу с ума? Я попыталась встать. Болело всё тело, но особенно руки. Я посмотрела на них и рассмеялась. Все руки от запястья до плеча были в синяках, и я вспомнила нашу вчерашнюю битву с Лебедевым. «Ничего! Ему тоже досталось!» – подумала я. Но куда же подевались мой пистолет и снотворное? Я встала и проверила ящик с лекарствами и сейф. Ни того, ни другого нигде не было. Я нашла мобильник и набрала номер Лебедева.

– Проснулась? – весело отозвался он.

– Где мой пистолет? – рявкнула я.

– В надёжном месте, – продолжал веселиться он. – Получишь, когда окончательно придёшь в себя!

– Немедленно верни оружие!

– Нет, – сказал Андрей и отключился.

На следующий день состоялись похороны Игоря. На кладбище присутствовало всё начальство, включая отца, который догадался притащить с собой ещё и Жанночку. Она стояла рядом с ним в шикарном чёрном костюме и шляпе с вуалью, время от времени демонстративно поднося платок к глазам. Я стояла в стороне и, прячась за тёмными очками, с отвращением наблюдала за происходящим. Плакать уже не было сил. Сегодня я снова провела бессонную ночь. Рядом с гробом стояли родители Игоря. Я не смогла заставить себя подойти к ним и сказать какие-то слова утешения. Да и нужны ли они сейчас. Как я устала от всего этого. Как я устала…

Пару раз случайно успела перехватить заинтересованный взгляд Лебедева, заботливо поддерживающего под локоть маму Игоря. Судя по его поведению, я успела сделать вывод, что они были знакомы и ранее. Да и какое это теперь имеет значение?

Грянул залп, заставив меня вздрогнуть. Потом второй, третий… В этот момент мои нервы не выдержали, я непроизвольно разжала руки, и огромная охапка тёмно-бордовых роз упала к моим ногам. Закрыв уши руками, я резко развернулась и направилась к выходу. Лебедев было дёрнулся за мной, но был остановлен мамой Игоря, которой неожиданно стало плохо.

Не разбирая дороги, я неслась между могил, слабо соображая, что происходит. Наконец я вышла на стоянку, села в машину, откинулась на спинку кресла и закрыла глаза, пытаясь немного отдышаться и прийти в себя.

Бросив мимолётный взгляд в зеркало, я завела мотор и медленно выехала со стоянки. Домой я не поехала и остаток дня бесцельно прокаталась по городу, размышляя о том, как жить и что делать дальше.

В понедельник утром меня разбудил будильник. Пора вставать на работу. Похоже, я окончательно переехала в гостиную, потому что эту ночь снова провела на диване. В спальню я заходила только затем, чтобы взять необходимые вещи из шкафа. Слишком многое в ней напоминало об Игоре. В Управлении царила рабочая атмосфера. Проходя мимо бывшего кабинета Игоря, я остановилась и, подумав, вошла. Лебедев сидел за столом и что-то печатал на компьютере. Он наконец-то заметил меня, оторвал взгляд от монитора и улыбнулся. Меня уже начинает раздражать, его привычка улыбаться при встрече со мной. Меня это смущает, а я не люблю показывать свою слабость окружающим.

– Отдай оружие, – не очень вежливо попросила я.

– Для начала здравствуй, – отозвался Андрей.

– Пошёл к чёрту! – взорвалась я. – Отдашь пистолет или нет?

– Спокойно, – сказал он, откинулся на спинку стула и с интересом наблюдал, что я буду делать дальше.

Я села на край стола напротив него и спросила, глядя ему прямо в глаза:

– Тебе нравится издеваться надо мной?

– С чего ты взяла? – кажется, удивился он.

– Потому что я стою здесь пять минут как дура, а ты сидишь и ухмыляешься.

– Я даже не думал об этом.

– Вернёшь пистолет? – снова спросила я.

– А стоит? – улыбнулся он.

– Опять начинаешь?

– Всё, сдаюсь, забирай.

Он достал из стола пистолет и протянул мне. Я схватила оружие и направилась к двери.

– Может, спасибо скажешь? – крикнул он мне вслед.

– Обойдёшься! – сказала я и ушла, громко хлопнув дверью…

Я мерила шагами свой кабинет, пытаясь успокоиться. Лебедеву удалось вывести меня из себя. Что он себе позволяет!? За идиотку меня держит!? Я ему ещё покажу, на что способна Логинова Валерия Сергеевна! В голове моментально созрел план мести.

Вдруг я услышала, как открылась дверь соседней комнаты. Я выглянула, Андрей куда-то пошёл и забыл закрыть дверь. Когда он исчез за поворотом на лестницу, я выскользнула из своего кабинета и, оглядевшись, зашла в соседнюю дверь. Расположившись за столом, я стала проверять ящики. В одном из них лежало то, что я искала. Я аккуратно достала папку с делом об убийстве Игоря, сделала копию и положила обратно. «Теперь посмотрим, кто круче, Андрей Александрович, – подумала я: Я найду убийцу раньше вас!» Прислушавшись, что происходит в коридоре, я покинула кабинет Лебедева.

Я сидела за столом и изучала содержимое папки, когда ожил мой мобильник. Номер оказался незнакомым, но я ответила.

– Привет, – сказал Никита. – Я тебя не отвлекаю?

– Нет, что-то случилось?

– Ничего, просто ты не позвонила, и я решил узнать как у тебя дела.

– Лучше, чем в нашу последнюю встречу. Сегодня вышла на работу.

– Может, встретимся? – предложил Никита.

– Давай, – неожиданно согласилась я.

– За тобой заехать?

– Нет, я на машине.

– Тогда я буду ждать тебя в шесть тридцать на набережной.

– Постараюсь быть вовремя, – сказала я и отсоединилась.

Никита приехал раньше меня и неспешно прогуливался по аллее вдоль реки. Увидев меня, он направился в мою сторону.

– Отлично выглядишь, – сказал он и попытался поцеловать меня в щёку.

– Ты мне льстишь, – ответила я, с лёгкостью увернувшись от поцелуя.

– Куда пойдём? – поинтересовался Никита.

– Давай просто погуляем, – предложила я.

Мы прошлись немного вдоль набережной и сели на скамейку. Никита достал сигареты и закурил. Я, погружённая в свои мысли, молча смотрела на воду.

– О чём ты думаешь? – неожиданно спросил он.

– О своей жизни.

– Такой красивой девушке вредно об этом думать.

– Ты так считаешь?

– Уверен.

Мы снова замолчали. Меня уже стало напрягать это свидание. В сумке лежали копии дела, которые и занимали все мои мысли.

– Я хочу найти убийцу Игоря, – решила я поделиться наболевшим.

– Убийцу? – удивился Никита. – Разве это был не несчастный случай? Ты ничего мне не рассказывала. В любом случае это не очень хорошая идея. Такими делами должны заниматься профессионалы.

– А я и есть профессионал, – усмехнулась я. Никита непонимающе уставился на меня. – Я работаю следователем в Главке, – пояснила я и кивнула на противоположный берег, где высилось белоснежное здание родного ГУВД.

– Ничего себе, – присвистнул он, – в жизни не скажешь.

– Вот так. Извини, но мне нужно ехать, у меня ещё дела.

– Хорошо, – кивнул он. – Если что, звони.

Я встала и направилась к стоянке, где оставила машину. Никита остался на скамейке и неотрывно смотрел мне вслед.

Квартира как всегда встретила меня мёртвой тишиной. Пора привыкать. Я попыталась немного привести гостиную в порядок. Убрала валявшиеся повсюду пустые бутылки, выбросила содержимое пепельницы в мусорное ведро. В моей жизни снова появился смысл. Я должна отыскать убийцу Игоря. Пошла в кухню, заварила себе зелёный чай и, разместившись на диване, стала изучать бумаги, решая с чего начать расследование. «Нужно побывать на месте происшествия», – подумала я через пару часов, выключила свет и попыталась заснуть.

 

Утром я отправилась на улицу Мира. Она располагалась в районе, в котором прошло моё детство. Когда-то я жила здесь со своими родителями. Недалеко от дома располагалась и школа, которую я успешно закончила восемь лет назад. Сейчас у отца большой дом, а у меня квартира в новостройке, а в нашем гнёздышке живёт другая семья, надеюсь более дружная, чем наша. Отец продал квартиру, когда я уехала учиться. Могу поспорить, что его на это уговорила Жанна. Она ненавидела эту квартиру, потому что так многое в ней напоминало о маме. Я оставила машину на стоянке у магазина и решила немного пройтись пешком. Дома здесь были построены в начале шестидесятых. Это были в основном четырёх – и пятиэтажки, которые все называли «хрущёвки».

Вот и нужный дом. На двери не обнаружилось ни кодового замка, ни домофона. Я вошла в подъезд. Примерно такую картину я и ожидала увидеть: стены давно требовали ремонта, краска облупилась, а штукатурка кое-где обвалилась. Я поднялась на третий этаж. Вот здесь и погиб Игорь. Стреляли, скорее всего, сверху, так как внизу стояла милицейская машина, и никто не мог пройти незамеченным. Почему они не проверили весь подъезд? Я поднялась ещё на два этажа. Дверь на чердак была открыта. "Мечта террориста и киллера, а не дом," – подумала я. Проклиная туфли на каблуках, я поднялась по лестнице и толкнула дверь. Вскоре я оказалась на чердаке. Здесь было очень душно и пыльно. Я два раза чихнула и, наконец, смогла осмотреться. Здесь был полусумрак, но что-то увидеть можно. Пройдясь и поняв, что убийца мог запросто уйти через другой подъезд, я решила ещё раз осмотреть место происшествия. Оставалась ещё пара ступенек, когда неожиданно скрипнула одна из дверей. Я оступилась и упала, больно ударившись бедром. На площадку выглянула женщина лет шестидесяти. Волосы её были аккуратно уложены в пучок, на носу красовались очки в тонкой оправе.

– Ты чего здесь забыла? – спросила она.

Я предъявила удостоверение и попыталась подняться с пола. Я сморщилась от боли.

– Пойдём ко мне, – сказала женщина и помогла мне встать.

Квартира, в которую мы вошли, оказалась однокомнатной, но очень чистой и уютной. Старенький диван был накрыт симпатичным пледом, посреди комнаты под абажуром стоял круглый стол. Стены были увешаны книжными полками. Среди огромного количества книг я заметила внушительную коллекцию современных детективов и справочников по медицине. Хозяйка, устроив меня в кресле, скрылась в сторону кухни. Вскоре она вернулась, неся коробочку с лекарствами.

– Снимай брюки, – скомандовала она.

Я смутилась.

– Не бойся, – сказала она. – Я сорок лет проработала врачом, так что первую помощь оказать могу.

Я выполнила её просьбу. Она осмотрела мою ногу.

– Перелома нет, – сделала она вывод. – Но ушиб сильный, надо бы холод приложить!

Она снова направилась в сторону кухни, принесла полотенце и замороженную курицу.

– Никитина Роза Константиновна, – представилась она.

– Лера, – отозвалась я.

– Надо же, в жизни бы не подумала, что такие симпатичные девушки служат в милиции.

Я решила перейти к делу.

– В четверг в вашем подъезде при задержании опасного преступника погиб сотрудник милиции, – мой голос задрожал. – Вы что-нибудь знаете об этом?

– Слышала от соседок. Я в тот день на дачу уехала. Только в воскресенье вернулась. А они сидят как раз на лавочке и обсуждают. Такая стрельба, говорят, была, что аж стены дрожали. С самого начала мне не понравился новый жилец. А вон видишь, бандитом оказались. Соседки-то его знали, говорят бабка его здесь раньше жила. Я-то всего полгода назад сюда переехала, ещё особо никого не знаю. Милиционер-то, которого убили, говорят, молодой был?

Чем дальше она говорила, тем бледнее я становилась.

– Эй, тебе плохо? – спросила Роза Константиновна.

– Немного, – прошептала я.

– Давай чаю попьём, у тебя глаза на мокром месте. Заодно и успокоишься.

Я кивнула. Хозяйка принесла чайник, две чашки, сахарницу и вазочку с печеньем и аккуратно расставила всё на столе. Боль в ноге немного утихла, я оделась. Роза Константиновна протянула мне чашку ароматного чая с мятой. Такой когда-то делала моя мама.

– Ты знала его? – спросила она.

– Кого? – не поняла я.

– Того, которого убили, – пояснила Роза Константиновна.

– Даже слишком хорошо, я собиралась за него замуж, Через полтора месяца у нас должна была состояться свадьба.

Я больше не могла сдерживать слёз, расплакалась и рассказала Розе Константиновне о себе всё.

– Бедная девочка, – произнесла она, когда я закончила свой рассказ. – Но я ничем не могу тебе помочь. Меня в тот день не было дома.

– Во сколько вы примерно уехали? – спросила я, постепенно приходя в себя.

– Где-то после десяти, хотела успеть на последний автобус, а то у них потом перерыв до трёх.

– С утра в подъезде кого-то постороннего видели? – продолжила я.

– Да нет вроде бы. Хотя…

Я напряглась.

– Мастер был, – вспомнила она.

– Какой? – насторожилась я.

– Который кабельное телевидение проводит. Собираюсь я на дачу, слышу, кто-то идёт по лестнице. Смотрю в глазок, а там молодой парень в синем костюме на чердак полез. Они у нас всё лето ходят. Вот я форму их и приметила.

– А как он выглядел? – поинтересовалась я.

– Высокий, светловолосый, симпатичный такой. Я потом, когда выходила, снова с ним столкнулась.

– Узнать его сможете?

– Не знаю, может быть.

Так, похоже, есть первый подозреваемый.

– Спасибо, вы мне очень помогли, – сказала я и стала собираться.

Роза Константиновна проводила меня до двери.

– Позвоните мне, если ещё что-нибудь вспомните, – протянула я ей визитку.

– Обязательно, – кивнула она.

Мы попрощались, как старые знакомые. Я еле дошла до машины, прикидывая поехать ли сейчас в компанию, которая проводит кабельное телевидение, или появиться на работе. Не надо было выходить из отпуска. Хотя тогда бы я не получила копию дела и сидела бы дома, находясь в полном неведении о том, как идёт расследование. Что-то Лебедев не пожелал вчера поделиться со мной своими мыслями. Ну и пусть оставит их при себе. Я и без него всё узнаю. Мысленно проклиная весь свет и Лебедева в частности, я всё же решила съездить на работу.

Не встретив никого из знакомых, я проскользнула в свой кабинет. Отлично, дежурный меня видел, так что если я кому-нибудь понадоблюсь, он сообщит, что я на месте. Но сегодня в моих услугах никто не нуждался, а все свои дела я передала другим, когда уходила в отпуск. Поэтому остаток рабочего дня я провела, раскладывая пасьянс на компьютере и мысленно злясь на себя за то, что не поехала к кабельщикам. Но, вспомнив о больной ноге, успокоилась. Когда я уже собиралась уходить, неожиданно в дверь постучали, и на пороге возник Лебедев.

– Привет, – улыбнулся он.

– Что тебе здесь надо? – не очень вежливо спросила я.

– Просто узнал, что ты здесь, и решил зайти.

Рейтинг@Mail.ru