Расплата за любовь

Дина Варламова
Расплата за любовь

– Куда мы едем? – спросила я Андрея, когда мы сели в машину.

– Как куда? В Управление писать показания, – усмехнулся он.

– Всё шутишь? – обиделась я.

– Ладно. К тебе домой устроит. Я могу записать показания и там.

– Лебедев, ты неисправим, – сказала я и отвернулась к окну.

Улицы были пустынны. Недавно прошёл дождь, и тусклый свет фонарей отражался в лужах. Машина остановилась около моего подъезда. Андрей вышел первым и помог мне. Мы молча поднялись на нужный этаж. Я остановилась у закрытой двери и по привычке сунула руку в карман. Меня ждало горькое разочарование, ключи от квартиры исчезли. На помощь как всегда пришёл Лебедев, он извлёк из кармана джинсов связку и протянул её мне.

– Откуда у тебя ключи? – удивилась я.

– Извлёк из вещдоков, – отозвался он.

Я посмотрела на связку в своей руке, это были ключи Игоря. Вообще от моей квартиры было четыре комплекта ключей: у меня, у отца, у Игоря и ещё одна связка хранилась на всякий случай дома. Теперь мой комплект исчез. Колени противно задрожали. Господи, ключи от моей квартиры вполне могут оказаться у Воронова.

– Надо бы сменить замки, – словно прочитав мои мысли, заметил Лебедев.

Я согласно кивнула и открыла дверь. Включила свет и осмотрелась. В моё отсутствие в квартире ничего не изменилось.

– Сколько меня не было? – спросила я Андрея.

– Два дня.

Взгляд мой упал на зеркало, которое висело в прихожей. На меня смотрело приведение с бледным лицом в пятнах крови и с огромными бешеными глазами.

– Кошмар, – сказала я, рассматривая своё отражение. Под левым глазом красовался огромный синяк, разбитая губа продолжала кровоточить.

– А что? Неплохой макияж для Хеллоуина, – вмешался Лебедев.

Я схватила с комода расчёску и запустила в него. Он с лёгкостью её поймал.

– За что? – обиделся он.

– Почему ты не предупредил меня, что я ужасно выгляжу? – прошипела я.

– Не начинай истерику. Ты всё-таки не с курорта приехала. Радуйся, что жива осталась.

– Лебедев, знаешь, почему ты меня раздражаешь?

– Понятия не имею.

– Потому что ты всегда прав. Я в ванну, меня не беспокоить часа два.

– Тебе помочь?

Я демонстративно взяла вазу и замахнулась.

– Понял, не дурак. Дома есть что-нибудь съестное?

– Не знаю, посмотри в кухне, – сказала я и отправилась в ванную.

Прислушавшись, что делает Лебедев, я включила воду. Разделась и осмотрела свой спортивный костюм. Выглядел он вполне сносно, правда, немного испачкан кровью. Я закинула его в корзину для белья. Сегодня мне точно не до стирки. Я забралась в ванну, постанывая от боли, погрузилась в тёплую воду, закрыла глаза и попыталась расслабиться.

Вскоре я уже смогла снова почувствовать себя человеком. Я вытерлась и внимательно осмотрела себя в зеркало. После водных процедур, моё отражение нравилось мне намного больше. Правда, синяк под глазом выглядел весьма впечатляюще. Я замазала его тональным кремом, потом нашла пластырь и аккуратно заклеила разбитую бровь. Вот так гораздо лучше. Причесала волосы и облачилась в махровый халат. Конечно, нехорошо появляться в таком виде перед малознакомым мужчиной, но мой домашний костюм временно пришёл в негодность, так что Лебедеву придётся это пережить.

Когда я вышла из ванной, Андрей сидел в кухне, перед ним на столе красовалась одна из чашек, которую я приобрела в день гибели Игоря. Услышав мои шаги, он повернулся.

– Есть будешь? Могу пожарить тебе яичницу. Правда придётся обойтись без хлеба, – сказал он.

Я отрицательно покачала головой и села рядом с ним.

– Что пьёшь? – проявила я любопытство, взяла чашку и сделала глоток. Я непроизвольно поморщилась и зажмурила глаза. Там оказался кофе, причём очень крепкий и без сахара.

– Как можно пить такую гадость на ночь, да ещё и кофе растворимый. Хочешь, сварю тебе настоящий?

– Как-нибудь в другой раз, – отозвался Андрей.

– Должна же я как-то отблагодарить своего спасителя, – заметила я.

– Пригласи меня на завтрак, – предложил он. – И я с удовольствием попробую приготовленный тобой кофе.

– Значит, завтрак и кофе… как я понимаю, в постель.

– Заметь, про постель я ничего не говорил, – усмехнулся Лебедев. – Хотя, если тебе так хочется, можно и в постель.

Я закатила глаза, хотя и сама нарвалась.

– Шучу, – успокоил меня Андрей. – Главное, что ты жива. Если бы с тобой что-то случилось, я бы себе этого никогда не простил.

– Почему? – поинтересовалась я.

– Потому что я клятвенно пообещал одному человеку, что позабочусь о тебе, – пояснил он. – Знал бы, что ты так любишь совать нос не в своё дело, ни за что не взял на себя такие обязательства.

– А разве ты, окажись на моём месте, поступил бы по-другому? – спросила я.

– Нет, – ответил Лебедев.

– Что и требовалось доказать, – улыбнулась я.

Я достала сигарету и минуты три молча курила, рассматривая кухню. Андрей тоже молчал, но по его лицу читалось, что он хочет мне что-то сказать, но не знает, как начать. И, кажется, я догадываюсь, на какую тему будет разговор.

– Никита нанял человека, чтобы убить Игоря, – сказала я.

– Я в курсе, – отозвался Лебедев.

– Откуда? – удивилась я.

– Залез в твой компьютер. Узнал много интересного.

Я открыла рот, чтобы высказать всё, что о нём думаю. Андрей остановил меня.

– Ты тоже рылась в моём столе, – заметил он.

Я покраснела.

– Ну, так вот, если бы вы, Валерия Сергеевна, не скрыли от следствия показания Розы Константиновны, мы бы давно раскрыли это убийство, да и вашей бы жизни ничего не угрожало. О том, что Воронов имеет отношение к этому убийству, я догадывался давно, а когда узнал, что вы знакомы, то последние сомнения отпали.

– Тот парень в форме? – перебила его я.

– Он самый.

– Кто он?

– Человек из охраны Колосова.

– Как вы узнали?

– Пригласили Никитину, составили фоторобот. Портретик оказался знакомым. Парень проходил по одному делу в моём городе, но тогда отвертелся. Воронов договаривался с ним напрямую. Ни Колосов, ни даже Холодов ничего не знали о планах Никиты.

– Где он? – спросила я.

– Кто?

– Никита, – уточнила я.

– Сбежал, а парень у нас, только одного я не понял, чем Игорь не угодил Воронову?

– Тем, что жил со мной.

Андрей удивлённо посмотрел на меня.

– Игоря убили из-за меня, – продолжила я. – Мы случайно встретились с Никитой в супермаркете. По его словам, он влюбился с первого взгляда. Короче, он запомнил номер моей машины, а со связями его папочки узнать обо мне всё не составило большого труда. Поняв, что на горизонте появился серьёзный соперник, Никита решил избавиться от него. Видишь, как всё просто?

Я замолчала, Андрей медленно переваривал полученную информацию.

– Ты винишь себя в смерти Игоря? – неожиданно спросил он.

– Глупый вопрос. А кого же ещё? Знаешь, так противно, как будто сама нажимала на курок. Никогда не могла представить, что стану причиной гибели человека, тем более самого близкого.

– Ты очень любила Игоря?

Я резко затушила сигарету.

– Извини, но я не хочу продолжать этот разговор. Игорь был для меня всем и мне будет сложно привыкнуть жить без него. Знаешь, а я подозревала тебя в убийстве.

– Взаимно. За что такая немилость? – удивился Лебедев.

– Не вовремя ты появился. Почему ты переехал в наш город?

– Так обстоятельства сложились.

– Решил скрыться?

– Не без этого. Это допрос?

– Нет, простое женское любопытство, – слукавила я. – А у тебя есть девушка?

– Что это с тобой? Тебя по голове не били? Или на тебе стресс так сказывается?

Я обиделась и отвернулась, демонстративно уставившись на стену.

– Лера, ну не дуйся.

– Я даже не думала об этом, – буркнула я.

– Ну, хорошо, – сдался он, – Только, чтобы удовлетворить твоё нездоровое любопытство. Девушки у меня в данный момент нет, зато есть жена, правда бывшая, – добавил он, заметив моё удивление.

– Ты женат?

– Было дело.

– А где она сейчас?

– Не знаю. Да и знать не хочу.

– Она тебе изменила?

– Нет.

– А почему вы расстались?

– Не сошлись характером, – усмехнулся он. – Не мне тебе объяснять, что значит жить с ментом: дежурства по праздникам, работа по ночам, небольшая зарплата и всё такое. Какая женщина это выдержит?

– Я, например.

– Ты другая, тебе проще, ты сама живёшь такой жизнью.

Мы замолчали. Все темы для разговоров были исчерпаны. Андрей посмотрел на часы.

– Уже поздно, иди спать, а я поеду домой.

– Андрей, ты можешь остаться здесь? – попросила я.

– Зачем? – кажется, удивился он моей просьбе.

– Мне страшно,– пояснила я, не придумав более вразумительного аргумента.

– Почему?

– Вдруг Никита вернётся за мной…

– Ты просто устала, – попытался успокоить меня он.

– Господи, неужели ты не понимаешь! – почти прокричала я. – У меня пропали ключи от квартиры! Я уверена, что они у Воронова!

– Ладно, – согласился он. – Хотя я сомневаюсь, что он посмеет сюда сунуться. Сегодня уж точно. А завтра вызови слесаря, поменяй замки и спи спокойно.

– Обязательно, можешь устроиться на диване. А завтра утром как раз рассчитаюсь с тобой, – порадовала его я. – Будет тебе и завтрак, и кофе… в постель.

Он улыбнулся. Я принесла ему комплект постельного белья, подушку и одеяло.

– Помочь? – предложила я.

– Не надо, – отозвался он. – Спокойной ночи.

Я не могла заснуть и лежала с открытыми глазами, изучая потолок. События последних недель выбили меня из ритма жизни. Я забыла, когда нормально спала. Бессонница стала моей постоянной спутницей. В эту ночь я думала о своей жизни. Пыталась собрать осколки, но поняла, что это бесполезно. Моя жизнь рухнула. Я уже никогда не стану такой, как была раньше. Игоря больше нет… И это я его убила. Как я буду жить теперь? Дом, работа – всё напоминает о нём.

 

Была ещё одна причина моего беспокойства. Так как Лебедев занял уже ставший мне почти родным диван, мне ничего не оставалось, как перебраться в спальню, где я не ночевала с того самого дня, когда узнала о гибели Игоря. Так что одной на просторной кровати было как-то непривычно и даже немного страшно. Всё-таки быстро привыкаешь, когда любимый всегда рядом. Проснувшись ночью можно долго прислушиваться к его ровному спокойному дыханию, и стоит только протянуть руку, чтобы понять, что он здесь, совсем близко. В эти минуты кажется, что так будет всегда, что вы всегда будете вместе и ничто вас не разлучит…

Страшно захотелось курить. В спальне я никогда не курила, да и сигареты остались на кухне… Я встала, набросила халат и тихо пробралась в кухню, порадовавшись, что там горела одинокая лампа, так что мне не пришлось плутать в темноте. Лебедев мирно спал в гостиной. Я сидела, курила и наблюдала за ним. Дело в том, что гостиная и кухня в моей квартире составляли единое помещение, которое разделяло некое подобие барной стойки, служившей обеденным столом. Вдвоём за ним было вполне удобно, а посиделки большой компанией мы обычно устраивали в гостиной. Вдвоём… Мы… Похоже, пора выбросить эти слова из своего лексикона.

Я затушила сигарету, ещё раз взглянула на Лебедева. Как он всё-таки похож на Игоря, особенно, когда спит. Он лежал на спине, сбросив одеяло до пояса. Что это? Я присмотрелась. В неярком свете лампы я заметила несколько шрамов у него на груди и животе. Один был рядом с сердцем. Аккуратная цепочка, почти на одном и том же расстоянии друг от друга. «Автоматная очередь!» – мелькнуло у меня в голове, и я с двойным интересом уставилась на Лебедева.

– Нехорошо подглядывать за спящими мужчинами, – насмешливо сказал он.

Я вздрогнула от неожиданности.

– Не спиться? – спросил он, встал, натянул джинсы, переместился на кухню и сел на табурет рядом со мной.

Я кивнула. Он молча повертел в руках пачку сигарет и отложил в сторону.

– Откуда у тебя эти шрамы? – наконец решилась спросить я.

Андрей изменился в лице.

– Прости, это не моё дело, – сказала я и попыталась встать.

Он остановил меня.

– Ладно, раз уж у нас сегодня вечер откровений, – сдался Лебедев. – Это произошло больше года назад, когда я был в командировке в Чечне. Во время ночного патрулирования села, мы остановили машину. Проверили документы, всё в порядке, но чутьё подсказывало, что что-то не так, решили осмотреть автомобиль. Водитель сделал вид, что открывает багажник, а потом неожиданно открыл стрельбу. Двое ребят, которые были со мной, погибли на месте. А меня врачи смогли спасти. Я почти год пролежал в госпитале.

– А твоя жена? Вы тогда были ещё вместе? – перебила я.

– Она бросила меня, когда узнала, что я, скорее всего не смогу ходить, бросила, когда больше всего была нужна мне. Опасения врачей не подтвердились. Я вернулся в родной город, но вскоре понял, что мне трудно жить в нём, слишком много воспоминаний. Поэтому я решил уехать оттуда. Мне предложили место здесь, и я согласился. Вот и всё…

Он замолчал, я сидела и рассматривала свои руки. Молчание явно затянулось.

– Игорь тоже два раза был в Чечне, – вздохнула я. – Ещё до того, как мы начали встречаться, а когда собрался в третий раз, я устроила такую истерику, схватила пистолет и орала, что пристрелю его или себя, но не отпущу туда. Какая я была дура. Старалась уберечь и сама подставила под пули. Я не смогу с этим жить.

– Значит, – изрёк Андрей, – нам ничего не остаётся, как пустить себе пулю в лоб.

– Почему нам? – вдруг дошёл до меня смысл его слов.

– Потому что это самый простой выход из ситуаций, в которых мы с тобой оказались…

Я молча наблюдала за ним. Что это он несёт? Совсем недавно он устроил мне промывку мозгов, когда узнал, что я хочу свести счёты с жизнью, а сейчас сам предлагает покончить с собой. Я с подозрением посмотрела на него. Андрей сидел и о чём-то думал. Непослушная прядь волос соскользнула на лоб. «Совсем как у Игоря», – мелькнуло у меня в голове. Я не удержалась и поправила её. Андрей взял мою руку, наши глаза встретились. Какая-то неведомая сила тянула меня к этому человеку. Я приблизилась к нему и поцеловала его в губы. Неожиданно он ответил на мой поцелуй. Казалось, прошла вечность, а мы всё продолжали целоваться. У меня начала кружиться голова, а дыхание перехватывало. Ещё несколько секунд и я просто потеряю сознание. Я оттолкнула его, отвернулась и прошептала:

– Прости.

Я резко встала и направилась в коридор.

– Лера,– позвал он.

Я на мгновение остановилась. Этого мгновения ему хватило, чтобы преодолеть расстояние, разделявшее нас, схватить меня за руку и, притянув к себе, снова поцеловать. Я обняла его. Что я делаю? Но тело отказывалось повиноваться разуму. Я выбросила ненужные мысли из головы. Будь, что будет. Он взял меня на руки и, продолжая целовать, понёс к дивану…

Я дремала у него на плече, слушая глухие удары его сердца.

– Мы не должны были этого делать, – неожиданно сказал Андрей.

Я открыла глаза и посмотрела на него:

– Почему?

– Ты будешь жалеть, – продолжил он.

– О чём? – не понимая, к чему он клонит, спросила я.

– Обо всём, что было между нами. Лично я чувствую себя предателем… Соблазнил невесту лучшего друга…

– Хочешь достучаться до моей совести? – сонно спросила я. – По-моему, раньше надо было думать. Я уже наделала столько ошибок, что мне теперь всё равно. Помнишь, как говорила Скарлетт О'Хара? Я не буду думать об этом сегодня, подумаю об этом завтра…

– У тебя всё тело в синяках, – неожиданно сменил он тему разговора.

– Ты только сейчас заметил? – съязвила я.

– Ну, не совсем, – смутился он.

– Тогда зачем спрашиваешь? Не волнуйся, Никите тоже досталось. Я ему так физиономию раскроила.

Андрей улыбнулся и притянул меня к себе.

– Ты самая храбрая девочка, которую я когда-либо встречал, – сказал он и поцеловал меня…

Когда я проснулась, было раннее утро. Осторожно, стараясь не разбудить Андрея, я выскользнула из его объятий, набросила халат и вышла на балкон. Вдохнула прохладный утренний воздух, закурила и медленно выпустила струю дыма. «Ну, вот и всё, Валерия Сергеевна, – подумала я: Вы сдержали своё обещание, и нашли убийцу Игоря». Я посмотрела вдаль. Над рекой всходило солнце. Начинался новый день… Первый день новой жизни…

Рейтинг@Mail.ru