Империя Млечного пути. Книга 3. Пилигрим

Денис Бурмистров
Империя Млечного пути. Книга 3. Пилигрим

– Я пыталась ей помочь.

– Я знаю, милая, знаю. Ты и сама уже на грани, я вижу. А Виктор, этот напыщенный, непробиваемый фанатик, ради своих амбиций тащит нас на верную гибель. И я действительно с ужасом думаю о судьбе Полины.

Короткий нервный вздох – так Софья старалась остановить слезы. Она больше не могла прятаться за панцирем миротворца, не могла сдерживать эмоции. Ее голос тих и хрупок:

– Взять с собой Полину – самая большая наша ошибка.

– Все еще можно исправить! – жарко заверил Кирилл, судя по звукам, приобнявший жену. – Я сегодня объявлю Суратову о нашем решении прекратить дальнейший полет и лечь на обратный курс. Если он не захочет возвращаться с нами, то уходим одни.

– Любу с Маргариткой жалко.

– Надеюсь, они примут нашу сторону и со своей стороны надавят на Виктора.

– Сомневаюсь.

– Что ж, тогда у нас не останется выхода.

Короткая пауза, мягкий шепот:

– Ляжем в сверхглубокую гибернацию, автоматика сама приведет нас к дому… Дом, Софья, дом. Небо с облаками и ласточками, трава, влажная от росы, пахнущий хвоей воздух…

С хищным шипением ожила рация, в разговор вклинился звонкий женский голос из динамиков:

– София, прием!

Должно быть, супруги Ильины замерли в объятиях друг друга, словно пойманные с поличным заговорщики.

– София! Кирилл! Прием!

Женский вздох, шум движений, легкие шаги. Щелчок интеркома.

– Слушаю тебя, Любочка, – голос Софьи профессионально позитивен.

– София, мы сейчас в секторе 27–10, выше горизонта позиционирования на сорок градусов. Видите нас?

– Не визуально, на радаре.

– Виктор предложил состыковаться, провести совместный ужин. Вы как?

Секундная пауза, за которую, должно быть, произошло несколько многозначительных взглядов и кивков.

– Да, отличная идея, – радостно ответила Софья.

– Тогда подлетайте к нам, сюда. Вы уже закончили сканирование?

– Да. Сигма Капеллы оказалась довольно скудной на сюрпризы.

Смех из динамика.

– Да, так и есть. Вы тогда подлетайте, а мы с Маргариткой пока выйдет наружу, проверим крепление отражателей.

– Договорились, ждите.

Рация замолкла, кресло мягко ударилось о пульт, когда София уперлась о спинку. Прочистил горло Кирилл, по-детски шмыгнул носом.

Фломастер завершил последнюю линию под черной звездой. Чуть отстранился, словно любуясь кривой надписью «Ада». Под другими звездами тоже красовались имена – Матвей, Валентин, Алексей.

Она отложила фломастер и провела тонкими пальцами по чистому участку стены. Будет ли здесь когда-нибудь и ее имя? Это светлое пятно должно дарить надежду, но оно словно тыкает в лицо подготовленным могильным камнем.

«Подростковый фатализм» – говорит мать. «Закономерный итог» – поют в песнях.

Ее взгляд опустился ниже, где на краю одеяла лежала ее любимая в детстве книга – «Волшебник Изумрудного города».

Хорошо бы, чтобы, как в книжке, налетел ураган, подхватил бы ее в этой капсуле, и унес прочь, к новой жизни.

– Смотри, Софья, – в голосе отца мешаются удивление и настороженность. – Звезды куда-то пропали…

* * *

Гарин открыл глаза, какое-то время не понимая где находится. Но потом навеянные сном образы медленно растаяли, вместо них проступил серый потолок «Полыни». Но что осталось, так это острое, почти тактильное ощущение одной вещи, которую Юрий только что видел.

Книга! Та самая, из медицинского бокса «Пилигрима-2»! Он до сих пор помнил шероховатость переплета и хрупкость пожелтевших страниц! Как помнил и нехитрую историю, которую читал вслух – о девочке Элли, которую вместе с собачкой Тотошкой ураган унес в неведомую страну колдунов и волшебников.

Но вот все остальное, все эти люди… Хотя, фамилия «Суратов» казалась очень знакомой. А еще имя «Полина» – не та ли эта «Полина», про которую рассказывала Элли?

Память предательски вязла в дремотных мыслях, разрушая и без того хрупкую структуру сна. Уже через полчаса в голове остались лишь разрозненные отрывки, но о книге, Полине и Суратове Гарин успел сделать наброски в памятке вифона. Нужно будет обсудить это с Элли.

Только вот где она? Почему пропала? Когда появится?

Чертыхнувшись, Юрий перевернулся на другой бок, сжимая край подушки.

Но до самого утра уснуть у него так и не получилось.

* * *

Во время полета Глебович, по просьбе товарищей, развернул в углу «блошиного» кубрика один из взводных коммуникаторов, на который те пытались ловить сигналы далеких мультимедийных ретрансляторов. Подобное применение дорогостоящего оборудования не приветствовалось, но Юрий смотрел на подобное нарушение сквозь пальцы – в свете идущей войны и локальных гражданских волнений многие переживали за своих родных и близких, хотели знать как можно больше о происходящем в Империи, выискивая в эфире обрывки новостей и эхо радиопередач.

И именно благодаря коммуникатору «блохи» узнали о прибытии в Сигма Капеллы раньше, чем об этом объявили по корабельной связи – до того молчавший эфир вдруг ожил, начав активно накручивать счетчик перехваченных сообщений.

– Кажется, Арку прошли, – задумчиво протянул Рэй, меланхолично разглядывая шахматную доску, на которой Гарин загнал его ферзя и ладью в коварную «вилку».

Иова радостно воскликнул, выскочил из-за стола, перепрыгнул сидящего на полу в позе для медитации Брамму и оказался возле коммуникатора. Развернул виртуальную панель и принялся перелистывать пиктограммы файлов, выискивая интересные. К нему с небольшим опозданием присоединился Журавлев, что-то подсказывая и тыкая пальцем.

– Я когда-то был в этой системе, – ни к кому конкретно не обращаясь, сообщил Баччан, простирая руки в стороны и сводя вместе лопатки. – Когда путешествовал с друзьями.

– Здесь, вроде, какая-то туристическая достопримечательность, – подал голос Ярвис из своей капсулы. – Эй, молодые! Найдете маркеры на игровые ресурсы или что-нибудь про сектор Таби – свистните!

Маракши лишь махнул ему рукой.

– Таби – это где? – спросил Зарыга, подняв лохматую бровь.

– Ужасно далеко отсюда, – Рэнт усмехнулся. – Небольшой астероидный сектор в созвездии Лебедя. Камни, пыль, радиация и огромные дрейфующие планеты-фабрики. В общем, не то место, где хотелось бы проводить свой отпуск.

– Ты оттуда родом? – догадался Батор.

Ярвис согласно отсалютовал.

– Брамма, – окликнул подчиненного Юрий, у которого в голове до сих пор блуждали обрывки ночного видения. – Что в этой системе интересного?

Баччан оживился, охотно сказал:

– По истории именно здесь Император попал в Черный шторм, после чего научился делать Арки и вообще стал тем, кем стал. С тех пор ничего подобного тут больше не происходило, но для туристов сделали несколько интересных тематических станций – мне особенно понравилась интерактивная выставка «Полет сквозь вечность». Также можно посмотреть на обломок звездолета «Эмпирей», кружащий вокруг местного светила, но оно того не стоит – есть мнение, что железяка поддельная. Также могу посоветовать…

– А я слышал, – подал голос Маракши, перебив Брамму. – Что Император сам создал Черный шторм, чтобы на нем покорить Вселенную и принести людям дар Арок.

Зарыга фыркнул, широко улыбнулся Баччан.

– Чего вы ржете? – обиделся Иова. – У нас многие в это верят.

– А как Император мог создать шторм, если до этого самого шторма он был обычным человеком? – спросил Журавлев.

Маракши снисходительно посмотрел на него.

– Кто тебе сказал, что он был обычным человеком? – криво усмехнулся он.

– Ерунда это все, – не согласился Брамма.

– Ерунда у тебя в штанах! – не остался в долгу Иова.

Пока подчиненные спорили, Юрия вдруг озарило – Суратов, имя из сна, это и есть Император! Как он мог такое забыть?

Да также, как не мог себе представить, что его сны станут транслировать события трехсотлетней давности глазами девочки Полины, которая со своими родителями, Софьей и Кириллом, также находились в экспедиции «Эмпирей». Той самой Полины, о которой говорила Элли!

Кстати, а не сама ли Элли источник этих снов? Решила подкрепить свой рассказ таким вот образом?

Юрий потряс головой. Он уже не знал что думать. Но, в любом случае, нужно найти информацию о полете команды Суратова и изучить все подробнее. Сверить, так сказать, реальность и сновидения.

Кто-то включил проектор, и над столом рассыпались сразу все загруженные пакеты – новостные, рекламные, развлекательные. Из-за начавшейся какофонии рейтары дружно загудели, и Глебович жестом руки стер виртуальные окна, оставив лишь меню.

– Включите новости! – громко попросил Журавлев. – У меня сейчас сестра в Волчьей глотке!

Наручный вифон требовательно завибрировал – Юрия вызывали на командирский мостик.

– Ты куда? – повернулся к нему Рэй, отвлекшийся на трансляцию.

Гарин многозначительно ткнул пальцем в сторону офицерской палубы, сказал:

– Приду – доиграем, – переставил одну фигуру на доске. – А пока тебе шах.

Одегард выпучил глаза, но больше для виду – было понятно, что его сейчас больше увлекают новости внешнего мира, чем проигранная шахматная партия.

* * *

Первое, что увидел Юрий, переступив порог капитанской рубки, была хищная акулья морда имперского корвета по ту сторону обзорного окна. Пусть он и был размерами меньше «Полыни», но выглядел куда опаснее – новенький и агрессивный, с мощными наростами коротких дюз, с расчехленными башенками рельсовых орудий, с раскрытыми торпедными шахтами и «скорпионьим хвостом» плазменного орудия.

– Входите, господин Гарин, – услышал Юрий голос Кимуры.

Капитан сидел в своем кресле, положив ногу на ногу, и постукивая ногтем по высокому стакану с прозрачной водой. Помимо него в рубке находилось всего несколько офицеров – бессменный пилот Си Ифмари, кодировщик Эрик Али и один из двух связистов, вроде бы Андрей. Гарин поприветствовал их вежливым кивком. Андрей и Си Ифмари ответили приветливо, Эрик мазнул холодным взглядом и отвернулся к своей рабочей панели.

 

Юрий хмыкнул, запоздало доложил:

– Рэй-мичман Гарин по вашему вызову прибыл.

Кимура отставил стакан в сторону, сверху вниз посмотрел на Юрия.

– Господин Гарин, – черные глаза капитана как обычно смотрели цепко, словно могли видеть мысли собеседника. – Как вы помните, Сигма Капеллы является одной из контрольных точек нашего полета. Вы что-то слышали про эту систему?

– Немного, – Юрий тут же вспомнил недавний разговор в «блошином» кубрике. – Черный шторм, Император, туристы и развлекательные станции.

– Вполне наглядно, – тонкие губы Кимуры чуть тронула легкая улыбка. – Лишь одно дополнение – система находится на военном положении, все туристические объекты временно законсервированы, допуск и перемещение гражданских в системе строго ограничены. Со дня на день здесь ожидаются ударные силы Содружества, и местное командование не хочет, чтобы кто-то, тем более Высший дистант, мешался под ногами. Однако…

Капитан чуть повернулся, щелчком сбросил с панели управления полупрозрачную папку, которая раскрылась в воздухе схематической картой Сигма Капеллы. Продолжил:

– Учитывая наш рейтарский статус, нам позволили провести кратковременный рейд по точкам интереса нашего гостя. Я принял решение выделить для этой задачи шаттл под управлением господина Си Ифмари.

Аджай отреагировал на свое имя улыбкой.

– В состав группы, – продолжил капитан. – Войдут сам мистер Грюнера, госпожа Рубин и господин Али – для поддержания связи с координатором имперского флота.

Юрий скосил глаза в сторону офицера связи, но тот даже не повернулся.

Кимура поднялся из кресла, заложив руки за спину.

– Местное командование пообещало нам сопровождение, – сказал он, посмотрев на корвет по ту сторону бронированного стекла. – Однако, я считаю делом престижа нахождение рядом с господином Грюнером охраны из числа бойцов мобильной группы «Полыни». Пусть такая защита будет номинальной – это моя принципиальная позиция. Поэтому, господин Гарин, я прошу вас подобрать двух сопровождающих, экипировать их соответствующим образом.

Юрий кивнул, прочистив горло, уточнил:

– Охрану осуществлять на «големах»?

Кимура покачал головой:

– Будет достаточно и полевых скафандров.

Гарин оценил решение капитана – нечего веселить флотских устаревшей техникой.

– Разрешите выполнять? – спросил он, разглядывая острый профиль Акиямы.

– Выполняйте, – командир чуть повернул к нему голову. – Группа должна быть готова через сорок минут.

* * *

Из шаттла выгрузили ровер, и какое-то время десантно-грузовой отсек выглядел вызывающе пустым и унылым. Однако, все изменилось, как только в пузатое нутро аппарата начала грузиться группа, которую иначе как разношерстной назвать было нельзя.

Аглая Рубин в обтягивающем скафандре демонстративно пересекла отсек, оценивающе поглядывая по сторонам. Попыталась попасть в кабину пилота, где оставалось одно свободное место, но Си Ифмари ее не пустил, сославшись на инструкции. Аглая поджала губы, недовольно устроилась на свободном месте, раздраженно оттолкнув в сторону трубку для забора рвотных масс.

Следом появился бхут в своем странном красном костюме, вблизи больше походившем на большую вазу, чем на скафандр. «Господин Грюнер» величественно проплыл мимо контракторов, завис между полом и потолком в дальней части отсека. Юрий, представив, как внутри этой кажущейся монолитной фигуры медленно извиваются и переплетаются гигантские разумные черви, шумно сглотнул.

– Госпожа Рубин, – обратился он к представительнице корпорации. – Возможно, как-то следует закрепить, э… нашего пассажира?

– Мы-я благодарю Юрия Гарина за заботу, – отозвался в наушниках голос бхута. – Уверяем, мы-я достаточно закреплен.

Гарин не стал спорить, кивнул. Повернул голову, встречая взглядом очередного пассажира.

И чуть отступил к стене, положив руку на автомат – над пандусом беззвучно плыл энергетический робот Высшего, икс-джинн. Внешне забавный и даже чем-то милый, весь словно из мыльных пузырей с белоснежными снежинками внутри. Только вот Юрий помнил, как с этим творением не могли справиться трое бронированных контракторов.

Последним на борт поднялся Эрик Али в стандартном легком комбинезоне. Он бросил безразличный взгляд на Юрия, словно вместо того стоял робот-погрузчик, с важным видом перевесил на живот черную коробку шифровального устройства и полез в кабину. Как бы кому не хотелось, возразить было нечего – место офицера связи возле пилота.

– Надутый мешок с костями, – Аоки с ухмылкой прокомментировала дефиле старшего лейтенанта Али. – Не обижайся, доно, но мы этого типа не любим. Когда мимо вахтенных проходит, так обязательно прицепится из-за ерунды.

– Почему я должен обижаться? – удивился Юрий, жестом приглашая девушку в шаттл.

– Я субординацию знаю, – хитро улыбнулась Кира. – К тому же, мало ли что происходит в вашем офицерском кругу. Вдруг вы друзья на век, словно винтик и гаечка.

И рассмеялась своим задорным смехом, усаживаясь возле левого борта.

Гарин лишь покачал головой, тем не менее, улыбаясь. Скользнул взглядом по фигуре Аоки – ее гибкость и кошачью грацию, казалось, не мог скрыть никакой боевой скафандр. Уселся напротив, зафиксировался. Сообщил по рации Си Ифмари:

– Все на борту.

– Отлично, – откликнулся аджай. – Внимание! Настоятельно рекомендую проверить еще раз страховочные устройства – шаттл не оснащен генератором искусственной гравитации. Также напоминаю о соблюдении мер безопасности…

Пока молодой офицер говорил, десантный пандус плавно закрылся, с коротким шипением сработали вакуумные засовы. Мигнули полоски освещения под потолком, чуть заметно дрогнул пол – это погрузчики толкали катер в сторону шлюза.

Десантные шаттлы не были предназначены для комфортабельных прогулок среди звезд, на них отсутствовали привычные для туристов удобства, не было иллюминаторов, а кресла-капсулы больше подходили для стремительного падения на поверхность планеты, чем для приятного и уютного полета. Однако это было хоть какая-то смена обстановки, и, принимая решение кого взять в полет, Юрий без раздумий выбрал Аоки. Надеясь, заодно, восполнить пробел в общении.

– Наблюдаю учащение пульса, – ожил прикрепленный к затылку модулятор. – Ввести успокоительное или включить романтическую музыку?

– У тебя нет успокоительного, – Гарин почувствовал себя пойманным с поличным, смущенно отводя взгляд от Киры. – И с музыкой повремени.

– Как будет угодно. Включить запись события?

– Нет. Опять себе новое имя придумал?

– Да. Сейчас я идентифицирую себя как Марту.

– Ты обработал то видео, о котором я говорил?

– Насколько смог. Смею напомнить, я все же реанимационный модуль, а не инба.

Порой в голосе искусственного интеллекта Юрию слышался сарказм, что уже говорило о неких эмоциях, не свойственных простейшим нейроаппаратам. Тем не менее, Юрий предпочитал очеловечивать своего электронного помощника чуть больше, тем тот, возможно, заслуживал.

– А рассуждаешь ты как полноценная инба, – хмыкнул Гарин.

– Я все же сложная система сверхтонкой организации, а не пульт от кондиционера, – ответил Марту. – Внимание, познавательное! Имеется занимательная статистика гибели шаттлов класса «Ундина» за период с…

Голос модулятора стремительно ушел на второй план, в наушниках раздался насмешливый голос Киры:

– Ты сам с собой общаешься, доно? Плохой знак.

Гарин посмотрел через проход на девушку. Та ответила ему кривой улыбкой, склонив голову на бок.

– С модулятором говорю, – пояснил Юрий. – Он слишком болтливый сегодня.

Губы девушки задвигались, из наушника донеслось:

– Обычно инба подстраивается под черты хозяина. Насколько я понимаю, это не твой случай.

– Мне этот модулятор перепрошил один знакомый аджай-кирасир, – Гарин указала пальцем на свой затылок. – До этого он практически всегда молчал.

– Хочешь, могу покопаться в архитектуре? – предложила Кира.

Юрий, не задумываясь, отмахнулся:

– Не надо. Я уже привык.

Предупреждающе мигнули лампы над пандусом, тут же все тело словно потянули вверх – шаттл покинул ангар и вылетел в открытый космос. Недовольно воскликнула Аглая, цепляясь за подлокотники.

– Госпожа Рубин! – окликнул чиновницу Юрий. – Лучше снять шлем – на случай внезапной тошноты.

В ответ Аглая лишь фыркнула.

– Некоторым лучше блевать в скафандре, – философски заметила Кира. – Это вполне соотносится с их жизненной позицией.

– Чем она-то тебе не угодила? – удивленно усмехнулся Гарин.

– Не люблю холеных кошечек, – дернула подбородком Аоки. – У них самые острые когти.

– А ты еще и в кошечках разбираешься?

– Доно, ты очень многого обо мне не знаешь.

– Ну, так расскажи, – повел рукой Гарин.

– Вы меня сначала на ринге одолейте, господин рэй-мичман, а потом вопросы задавайте.

– Эй! Я тебя победил!

– Босс, временами ты такой наивный!

Время за словесной пикировкой летело незаметно. В какой-то момент Юрий подумал, насколько такое общение уместно при посторонних – наверняка навороченный икс-джинн имел возможность подслушивать радиопереговоры контракторов, а, значит, мог передавать их «господину Грюнеру». С другой стороны, они не обсуждали ничего постыдного или секретного, обычный товарищеский треп – по крайней мере, так себе представлял Юрий. И если Высшему дистанту совсем нечем заняться, как слушать разговоры двух людей, то пусть себе развлекается.

В первую точку они прибыли спустя полчаса. Си Ифмари открыл малый десантный шлюз, через него бхут, икс-джинн и «блохи» выбрались наружу.

Юрий не любил выходить в космос в обычном скафандре, предпочитал держать между собой и холодной безжизненной бездной преграду вроде обшивки звездолета или брони «голема». Рэй считал, что у Гарина развилась своеобразная фобия, возникшая на фоне не самых приятных воспоминаний. Юрий, в свою очередь, считал, что фобия – это нечто большее, а Одегард просто пытается прилепить броское словечко к обычному чувству самосохранения.

Как бы там ни было, оказавшись на внешней стороне шаттла, Юрий на секунду зажмурился – голова закружилась от открывшейся вокруг черной пустоты.

– Ты в порядке? – поинтересовалась Кира.

– В порядке, – мгновение слабости прошло, Гарин вновь был готов работать. – Закрепляйся.

Они пристегнули карабины страховочных лееров к специальным скобам, включили магнитное сцепление ботинок.

– Готово, доно, – отрапортовала девушка.

– Все. Стоим, ждем.

И они замерли, два крошечных существа на спине маленького катера, с вызовом взирающие на бесконечную Вселенную.

Гарин попытался найти взглядом Арку, возле которой дрейфовала «Полынь». С трудом обнаружил несколько светящихся объектов чуть крупнее далеких звезд – туристическую станцию и боевую платформу, прикрывающую сектор перед Аркой. Поднял голову, прищурился, разглядывая сквозь плотный светофильтр местное светило – оно казалось надутым багровым пузырем с плывущими контурами. За ним виднелся белый щербатый шар единственной в системе планеты.

В целом, унылый пейзаж. Кому захочется драться и умирать за этот мир?

Но где-то здесь Виктор Суратов начал путь к бессмертию. И где-то здесь пролетала вместе со своей семьей Полина Ильина.

Или, точнее, Элли Гарина?

– Доно познает экзистенциальное? – осведомилась Аоки.

– Когда ты перестанешь называть меня «доно»?

– То есть, слово «экзистенциальное» тебя не смутило?

Гарин многозначительно посмотрел на девушку, хотя боевой шлем не мог передать его эмоций, погрозил Кире кулаком. Та рассмеялась, повернулась и побрела в сторону командирского мостика, тяжело передвигая магнитные ботинки.

Юрий цокнул языком, улыбаясь, посмотрел в сторону, где на небольшом отдалении висел в своем странном скафандре бхут. Вокруг него, вытянувшись в цепочку, медленно кружил икс-джинн, извиваясь и время от времени вспыхивая. Что именно у них там происходило, понять было невозможно. Наверное, робот подобным образом проводил сканирование пространства, а бхут собирал и обрабатывал информацию. Впрочем, с тем же успехом это мог быть своеобразный танец – эдакая причуда Высшего.

Господин Грюнер занимался своими делами около пятнадцати минут, после чего они с роботом вернулись в шаттл. Когда следом за ними в отсек вплыли контракторы и заняли свои места, Си Ифмари продолжил путь.

Они делали еще четыре остановки – и все повторялось заново, с той лишь разницей, что в два последних раза в открытый космос также выходила и Аглая – видимо, чтобы развеять скуку.

– Боагтар, – любопытства ради, обратился к пилоту Юрий, когда они в очередной раз закрыли шлюз и пристегнулись ремнями. – Мы уже посещали сектор 27–10?

 

– Нет, – откликнулся из рубки аджай. – Это в стороне от маршрута, на самом краю системы. А что там такого?

– Да нет, ничего, – не стал продолжать Юрий.

Как объяснить, что эти координаты ему просто приснились?

Внезапно заговорил бхут.

– Гарин Юрий уже бывал здесь? – раздался в наушниках его странный голос.

– Нет, господин Грюнер, не приходилось.

Гарин поймал на себе пытливый взгляд Киры. Повернулась к нему и Рубин. Стало неловко.

А потом он решил – а почему бы и нет? Когда еще выпадет возможность проверить свои видения?

– Сектор 27–10, выше горизонта позиционирования на сорок градусов, – громко проговорил он отпечатавшиеся в памяти данные. – Мне кажется, там может быть что-то интересное.

Бхут молчал всего секунду – за это время, скорее всего, успел прогнать услышанное через свою информационно-аналитическую базу. Наконец спросил:

– Гарин Юрий, какую именно плоскость считать за горизонт?

Здесь Юрий не знал что ответить. Действительно, что считать за точку отсчета в открытом космосе?

Но на помощь пришел Си Ифмари:

– Традиционно, если не указано иное, – поделился он. – За условный горизонт в планетарных системах принято считать плоскость вращения вокруг звезды ближайшей планеты. Поскольку у нас тут лишь одна планета, то плоскость условного горизонта вполне определённая.

Юрию показалось, что господин Грюнер вопросительно смотрит на него, как бы ожидая подтверждения, потому лишь пожал плечами, мол, разбирайтесь сами.

– Мы-я добавляю точку интереса, – судя по голосу, бхут принял решение. – Господин пилот, проследуйте по указанным Гариным Юрием координатам.

– Хорошо. Только, перелет займет достаточно много времени.

– Время субъективно, – ответил бхут. – Оно не имеет значения.

– Что ж, – в голосе аджая послышался легкий смешок. – Тогда устраивайтесь удобнее, путь неблизкий.

Шаттл развернулся, с глухим шумом включились маршевые двигатели.

– Доно, ты эти цифры просто назвал? – спросила Кира, почесывая затылок о подголовник кресла. – Так сказать, чтобы продлить наш тет-а-тет?

– А что? – поднял брови Юрий. – Ты против?

– У меня от длительного ничегонеделания шестеренки закисают, – девушка состроила печальную мину. – И задница становится плоской. Вы любите плоские задницы, доно?

Гарин мученически вздохнул, закатив глаза. Кира расплылась в довольной улыбке.

До нужного места действительно летели больше пяти часов, Юрий даже успел немного задремать. Несколько раз на связь выходила «Полынь» – капитан Кимура решил следовать параллельным курсом, в противном случае, у шаттла попросту не хватило бы энергии для возвращения. Их какое-то время вел имперский фрегат, потом отстал, предоставив охрану рейтаров дальнобойным гренадерским орудиям с платформы.

Чем ближе приближались к сектору, тем больше Юрий задумывался, что же именно он хотел там обнаружить. И хотел ли обнаружить что-то вообще?

Прибыли в сектор. Пилот погасил скорость и остановил шаттл. Бхут с роботом и контракторы полезли наружу.

Черный космос, редкие звезды, багровый шар звезды вдалеке. И ничего больше, лишь пустой холодный вакуум.

Гарин еще раз огляделся, разочарованно хмурясь. Под предостерегающий возглас Киры отстегнул страховочный леер и обошел катер по периметру.

Ничего, как и в других местах этой системы. Лишь зря летели.

И тут Юрий себя осек – а что он, собственно, планировал тут найти? Обломки миссии «Эмпирей»? Так их давно бы уже обнаружили – туристы, поди, каждый квадрат прочесали в поисках загадочного Черного шторма. Какой-то знак, оставленный Элли-Полиной? Но если сон действительно из ее прошлого, то в те времена Гарина и в планах еще не было.

Но почему номер этого сектора ему запомнился? Глупая случайность? Нелепое совпадение?

– Глянь на наших червячков, – толкнула его в бок Кира. – Такого еще не было.

Красный скафандр-кувшин бхута раскачивался из стороны в сторону, он походил на охотничью собаку, пытающуюся определить направление добычи. Икс-джинн вдруг распался на отдельные пузыри, которые стремительно разлетелись в разные стороны и принялись совершать петлеобразные движения.

– Вы что-то нашли, господин Грюнер? – не удержавшись, выкрикнул Юрий.

В ответ раздалось какое-то бульканье, которое вполне можно было принять за помехи в эфире.

Пузыри разлетелись еще дальше, вновь начали свои пчелиные танцы. Потом еще раз, отдаляясь от шаттла на приличное расстояние.

Действо продолжалось около получаса, потом робот собрался воедино и они вместе с красной фигурой поплыли к шаттла.

Пролетая мимо «блох», дистант сказал:

– Мы-я хочу расспросить Гарина Юрия. Заинтересован.

– Я зайду по возможности, – уклончиво пообещал Юрий.

Он проводил взглядом господина Грюнера, размышляя, что для него важнее – любопытство или невесть откуда возникшее ощущение необъяснимой тревоги.

* * *

В офицерской кают-компании царило непривычное оживление – пока шаттл мотался по системе, «Полынь» получила очередной информационный пакет. Новости вызвали бурные споры и обсуждения.

Официальные ресурсы сообщали о тяжелых, но победоносных боях в «горячих» секторах. Благодаря умелым действиям флотоводцев Империи, силы Содружества были полностью окружены и уничтожены в зоне Внешнего рукава. Во Второй Персея наконец снята блокада Арки – рхейцы ничего не смогли противопоставить имперскому дредноуту. Флотилия легендарного контр-адмирала Титанова совершила дерзкий прыжок в Туманность Андромеды, десант высадился на подконтрольные Содружеству планеты.

Региональные новости показывали чуть другую картину, более эмоциональную и страшную – у рхейцев появились звездолеты с принципиально новыми двигателями, которым значительно уступали любые имперские аналоги. Таких кораблей пока было немного, но и они успели посеять панику, использую тактику стремительных рейдов. На уничтожение неуловимых рейдеров отрядили дополнительные полицейские силы, но о результатах говорить пока что было рано. Также сообщалось о переполненных госпиталях, о дефиците биоматериалов для трансплантаций, о новой волне мобилизации.

Несколько известий сухо и кратко сообщали о восстаниях в удаленных системах. Несколько раз всплывала информация о промышленных колониях в системе Бетта Лару – профсоюзные лидеры сместили имперских чиновников и объявили о своем суверенитете. Полицейские силы и части войск планетарной обороны, состоящие преимущественно из местных, встали на сторону восставших.

Первые отростки Язвы были обнаружены в границах Млечного пути, но все еще далеко от обитаемых миров.

На фоне этих событий дурацкой шуткой выглядели сообщения о встречах с неведомыми существами, о жертвах необъяснимых явлений и странных событиях, происходящими в разных уголках Империи. Обычно подобные истории были обязательным элементом развлекательной части информационных пакетов, существовали как в формате тематических программ, так и в виде одиночных сюжетов. Такие истории очень любили Ярвис и Маракши, запоем просматривая антологии всевозможных страшилок в темном углу кубрика. Но всерьез подобные «новости» не воспринимали даже они.

Однако, в этот раз все было несколько иначе – о событиях рассказывали вполне серьезные медиагенераторы, сюжеты не выглядели дешевыми поделками, были наполнены конкретикой и свидетельствами экспертов.

На нескольких планетах бесследно исчезли колонисты. На одном необитаемом спутнике военные роботы ликвидировали неизвестное животное, слишком близко подошедшее к охраняемому периметру космодрома. Что-то или кто-то убил экипаж орбитальной научной станции в системе Рипли. Жители венерианского подземного города жаловались на кровожадных чудовищ в отводных коллекторах.

Однако, судя по всему, кроме Гарина эти тревожные новости не занимали больше никого.

В кают-компанию он зашел случайно – решил пополнить запасы кофейных брикетов для своей кофемашины. За время своего пребывания в должности командира мобильной группы, Юрий успел «избаловать» себя качественным напитком, а не той бурой мутью, что получалась из дешевых капсул со складов Биттона. Поэтому Гарин, время от времени, наведывался в офицерскую комнату отдыха, прихватывал оттуда пару-тройку черных прессованных таблеток. Подобное не возбранялось, да и Юрий старался особенно не наглеть.

В этот раз, решив после вылета угостить Рэя кофе, Юрий оказался в эпицентре настоящих политических баталий. А еще заметил редкого здесь гостя – лейтенанта Джаббара. Он удостоил вошедшего Гарина хмурым кивком.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34 
Рейтинг@Mail.ru