Нелюбимый

Даниил Сергеевич Гарбушев
Нелюбимый

«Да, вы правы», – задумчиво сказал Олег ребятам, и вновь встав со своего места, медленно побрёл куда-то в лес. «Ты куда?», – спросил его Саша, «Пройдусь», – ответил Олег, не оглядываясь. Через минуту Олег ушел уже довольно далеко, как рядом оказался Саша. «Бежал за мной?», – спросил его Олег, «Нет, шёл, ты просто очень сильно шумишь травой, когда идёшь, тебе точно нельзя идти в разведчики», – ответил ему Саша, теперь идя уже с ним наравне. «Да вы всё правильно сказали, чё уж и пройтись нельзя?», – скромно спросил Олег, на что Саша тяжело вздохнул и ответил: «Да не слушай ты нас, неважно, что мы там сказали, главное, что мы твои друзья, и всегда когда надо готовы тебя поддержать и утешить». «Утешить в чём?», – спросил Олег, остановившись. «В том, что у тебя случилось, – ответил Саша, продолжая идти дальше, – ну в смысле по поводу её, Маши, ну ты знаешь, о чём я». «А, спасибо, но зачем, зачем мне это?», – спросил Олег. «Ну как зачем, это важно с нашей стороны, иначе мы просто не твои друзья», – ответил Саша. «Вы рядом и это уже утешение, – сказал ему Олег, – тем более я уже об этом и не думаю, так сказать практически». «Ну и славно, главное…», – не закончил фразу Саша, как Олег перебил его: «Главное, не надо меня жалеть, я не жертва, я камень преступления, я оружие, что точно также как и всё вокруг страдает от происходящего, изнашивается, если просто сказать. И теперь мне без разницы на то, что там когда-то было, теперь я просто боюсь», «Чего?», – спросил Саша с понимающим взглядом. «За вас, не хочу, чтобы то, что случилось практически со сторонним человеком, случилось бы с кем-то из друзей, это страшнее даже собственной гибели, кому как, а для меня уж точно», – ответил ему Олег. «Понимаю, понимаю, – сказал Саша, – но ты держись, а мы за тебя, ведь в слабостях сила, именно в них становится ясно, кто настоящий друг, настоящая любовь, преданность и многое другое». «Да, конечно, именно так», – подтвердил Олег, и они пошли к поляне с ребятами.

Под вечер уже более жизнерадостный Олег приехал домой. Попрощавшись с теми, кто ещё был в машине, Олег зашел в дом. «Опять он за своё, снова напился», – услышал Олег голос отца, доносившийся с кухни, «А ты что лучше что ли? – ответила ему мама Олега, – также напьется и пол ночи спать не даёт, почему я, почему Аня, почему мы должны страдать, от этой вашей дурацкой прихоти, почему нельзя по нормальному себя вести, а не наоборот как вам надо, как свиньям, а нам этого не надо, мы этого не заслужили». «Что случилось?», – спросил Олег, зайдя на кухню, «Да ничего», – махнув рукой, ответил его папа, и быстро ушел в зал. «Да Вася опять напился, как отец твой постоянно, и Анечка не знает, куда деваться теперь, хотя чё, ей деваться есть куда, а вот мне, сам знаешь, всегда некуда было деться. Всё вы с ним похожие, но может хоть ты непьющий, не будешь таким со своей, хотя ругаешься часто и кричишь бывает на меня, тебе вообще пить не надо». «Наверно, наверно», – раздумчиво сказал Олег, пройдя в свою комнату. Зайдя в неё, он присел на диван и немного задремал.

Примерно через полчаса Олег услышал, как отец отчитывал на пороге Васю: «Ты что вообще творишь, ты сколько уже можешь её мучить, а?», на что Вася так и ничего и не ответил, а только зашел в дом и направился в комнату Олега. «К тебе можно?», – спросил Олега Вася, немного приоткрыв дверь, «Да», – ответил Олег. Вася зашел в комнату, немного покачиваясь. Вообще, что в последнее время, что и раньше, по Васе никогда особо не было видно, что он слишком пьян, это больше проявлялось в его возможностях мыслить. Нежели его друг с которым он работал в своей мастерской, того вообще при опьянений, даже не особо сильным, качало в обе стороны, из-за чего тот не как ни мог идти ровно, даже если очень сильно пытался. Вася посмотрел в окно, и медленно переведя взгляд на Олега, рухнул рядом с ним на диван.

«Что скажешь?», – спросил очень ровным голосом Вася, «А что я могу сказать, – ответил Олег, обняв Васю за голову, что тот положил ему на живот, – судить других мне не дано, а тем более вас, хотя критика так и напрашивается. Много ты Василий работаешь, много, я не говорю, что надо меньше работать, может просто стоит уделять Ане больше времени, и тогда вам будет полегче. Да, правда, как кто-то сказал:

Как тяжело отдавать свою любовь…

Тем, кто близок больше всех на свете…

Но так просто распространить на них боль…

И даже не заметить…

Вот и вам надо, конечно не забывать про работу, но и про друг друга тоже не забывать, вы же те, кто однажды полюбили друг друга, вытащили друг друга из этого моря, болота, котлована мира людей, а теперь что, хотите отпустить друг друга обратно, нет, вы должны держаться друг за друга как никто другой».

Глава 7. «Теперь ты знаешь»

Прошла где-то неделя, и Олег вновь, как ни в чём не бывало, отправился на работу в офис, на этот раз, взяв с собою только блокнот, так как на этот день в компании была запланирована длинная планёрка на время всего рабочего дня. Олег надеялся, что не встретится с руководителем лицом к лицу, но всё же это случилось. Руководитель опять напомнила Олегу, что у него давно не было сделок, и что это очень плохо в первую очередь для него самого. Отсидев планёрку, Олег наконец-то покинул офис, с каким-то двояким чувством. Он одновременно понимал, что узнал сегодня много полезного, но и одновременно думал о том, что никак не может применить это в своей работе, из-за отсутствия нормальных адекватных клиентов, в данный момент.

Обратно домой Олег решил поехать, так как чувствовал себя полностью выжатым. Он зашел в набитую пассажирами маршрутку и расплатившись за проезд так и остался неподвижно стоять у входа. Неудобство нахождения в маршрутке не давало думать ни о чём больше, чем только о нём. Оставалось только терпеть, не переставая ждать своей остановки – так сказать наибольшим желанием оказалось освобождение от оков неудобств, соединяющих всех людей находящихся под крышей этого автомобиля.

Вдруг боковым зрением Олег заметил, что кто-то смотрит на него из толпы, даже возможно знакомый. Но чувство неуверенности никак не давало Олегу, даже на секунду взглянуть на того человека, хотя бы мельком. И всё же решившись на хитрость, Олег стал вглядываться в окна, будто он проверяет, там ли он едет, где ему надо, или нет. Немного пригнувшись, Олег медленно повёл свой взгляд по окнам, и тут перед его глазами оказалась Майя. «Привет», – широко раскрыв глаза от удивления и дружелюбно улыбнувшись, произнесла Майя. «Привет», – как-то очень непринужденно ответил ей Олег, тем самым чётко закончив их беседу встав к ней боком. Майя тоже в свою очередь перестала улыбаться и отвела от него свой взгляд.

Маршрутка уже подъезжала к пересечению дороги с трамвайными путями, как вдруг водитель начал сбавлять скорость. «Странно, – подумал Олег, – обычно по новым правилам маршрутки не останавливаются не по остановкам». На пыльной обочине стоял широкоплечий мужчина, что явно бы не поместился в и так переполненную маршрутку, но всё же водитель остановился прямо рядом с ним.

Дверь маршрутки открылась, и Олега буквально выдавило из салона. Хоть ему и оставалось доехать пол остановки, он всё же решил вернуться в салон, но тут подсуетился тот самый мужчина с обочины и занял его место. Олег забрался сразу за ним, и начал немного подпирать его спину своим плечом, намекая на то, что ему стоит продвигаться дальше в салон, иначе дверь просто напросто не сможет закрыться. Но вдруг этот мужчина, почувствовав, что его кто-то подпирает, тут же развернулся к Олегу с таким недовольным выражением лица, будто его обсчитали на всю его зарплату, и так же возмущенно толкнул Олега об плечи своими здоровенными руками, из-за чего тот тут же вылетел из салона, ухнувшись в придорожную пыль.

После всего случившегося автоматическая дверь маршрутки закрылась, и микроавтобус, как ни в чём не бывало, поехал дальше. Олег лишь в полном недоумении продолжил сидеть на обочине, не в силах встать с земли. Он равнодушно посмотрел вслед этой маршрутке, что уже совсем скоро должна была скрыться за поворотом, как вдруг увидел, что та остановилась. Из неё вышла Майя и прокричав громким голосом прямо в салон: «Идиот», пошла в сторону Олега.

«Ну вот, дожили, чтоб меня ещё девчонка жалела», – согнув ноги в коленях и положив на них лицо, подумал Олег. Майя оказалась рядом в одно мгновение. «Что с тобой?», – спросила она, и Олег поднял на неё глаза. Мая сидела рядом с Олегом на корточках, белый низ её летнего платья полностью скрывал её ноги, чуть касаясь земли. «Случилось что-то серьёзное?», – вновь спросила Майя, «Ничего», – отведя взгляд, равнодушно ответил Олег. «Ну я же вижу, что что-то случилось», – сказала Майя внимательно рассматривая Олега. «Ну и что же по-твоему?», – спросил Олег, вопросительно разведя руками. «Не знаю что, но по тебе видно, что что-то серьёзное, по крайней мере, мне так кажется», – ответила ему Мая, на что он сказал: «Вот в том то и дело, что ничего, совсем ничего не случилось в моей жизни. Хоть что-нибудь, а у меня ничего».

«Ладно, подымайся», – сказала Майя, встав с корточек. «Зачем?», – как-то совсем без чувств, спросил её Олег. «Ну ты же не будешь сидеть здесь вечно!», – ответила Майя немного наклонившись и подав руку, после чего Олег принял её руку, и сделав над собой усилие, встал на ноги. «Пойдём к Марьяновым, приведёшь себя в порядок», – сказала Майя, легонечко взяв его за руку. «Зачем, мне домой ближе», – сказал Олег, стараясь освободить свою руку. «Ну а что тебе дома делать? Семья? Дети? Нет! Так что пошли к нам в гости, с тобой веселее, подумай, ты сам разве против?», – спросила его Майя, всё так же не навязчиво. «Да нет, не против вроде, просто в таком виде», – ответил Олег. «О господи, там себя в порядок и приведёшь», – сказала Майя, видимо уже совсем уговорив его.

По дороге Олег то и дело отряхивался от пыли, но это особо не помогало. И естественно пришлось поддерживать беседу с Майей. Они разговорились о разном. На вопрос Майи Олегу о его жизненных интересах, тот ответил, что интересуется архитектурой, особенно её историей, и неразглашённых фактах строительства различных старинных зданий. Довольно быстро Олег очень сильно разговорился, перечислив целый спектр своих знаний, и вдруг заметив, что Майя только и делает, что молчит и внимательно его слушает, спросил её: «Слушай, а я ни много болтаю, а то ты вообще только молчишь и молчишь?». «Я тоже об этом подумала, – рассмеялась Майя, и добавила, – продолжай, продолжай, мне очень интересно».

 

Минут через пять они уже подошли к дому Марьяновых. «И всё-таки в гости, и в таком виде», – немного переживал Олег, пока ехал с Майей в лифте. «Ничего, мы же не чужие люди, друзья, всё понимаем, чего стыдится то?», – утешила его Майя. Через минуту они уже заходили в квартиру Марьяновых. «А вот и мы, – сказала Майя, быстро перешагнув порог, и что-то прошептав на ушко Наде, после чего та не выдержала и тихонько хихикнула, сказав Олегу: «Проходи быстрее», – и тот тут же направился в ванную, краем глаза заметив, что в зале есть ещё кто-то из гостей.

Зайдя ванную и закрывшись, Олег в первую очередь помыл руки и лицо, после чего начал вытираться влажным полотенцем, стирая пыль со своей одежды. Заканчивая приводить себя в порядок, Олег вдруг услышал, как девчонки в зале расхохотались, видимо разговаривая о чём-то своём, и через пару минут, уже в более опрятном виде вышел к ним.

В зале, за столиком с чаем и сладостями, на диване и в креслах сидели младшая и старшая сёстры Марьяновы и Оксана с Майей. Всё бы ничего, но лишь присутствие Оксаны немного напрягало Олега, но он всё же сел к ним на диван. Оксана тут же взяла со столика чашку чая и подала Олегу. «Спасибо», – как-то вскользь сказал он ей, вырвав чашку из её рук, сразу принявшись пить чай, будто им одолела сильная жажда.

«Олег, мы тут, пока тебя не было, размышляли, что такое "Настоящий мужчина", и хотели бы узнать, что ты можешь сказать по этому поводу, ты же всё же мальчик, может тебе виднее?», – спросила его старшая Марьянова. «О, наконец-то кто-то назвал меня мальчиком, а то всё только и слышу: "Мужчина", "Дяденька", "Товарищ", а я мальчик, всего лишь мальчик в свои-то двадцать! – ответил Олег, от чего на лицах девчат проявилась невольная добродушная улыбка, – я считаю, что мужчина это тот, кто может отвечать за свои поступки, и не только за поступки, но и за свои мысли, так сказать образ мыслей, свою совесть, свои мотивы, свою личную мораль». «Да, глубоко копаешь», – сказала Оксана задумчиво, «Лишь до грунтовых вод, на практике всё намного сложнее», – добавил Олег серьёзно, из-за чего все девчонки расхохотались. «Так говоришь, прям как философ», – сказала младшая Марьянова не переставая смеяться. «И это, по-вашему, смешно?», – немного недовольно, но всё же также с юмором спросил Олег, после чего взглянул на Майю, что почти не смеялась, а только лишь улыбалась за компанию.

Через полминуты смех стих, и младшая из Марьяновых спросила Олега: «Ну тогда что по-твоему представляет настоящая девушка, ну или женщина?», на что Олег ответил: «Но вы-то, уже рождены женщинами». «В каком смысле?», – очень удивлённо спросила Оксана, на что Олег ответил: «Вы уже имеете статус слабого пола от рождения, в отличие от мужчин. Мы-то парни рождены изначально мальчиками – беззащитными детьми, и просто обязаны в своё время приобрести статус настоящего мужчины, а у вас ваш статус сразу, комплектом, можно так сказать. Нет, я ничего не говорю, могут быть сильными и женщины, как и духом, так и физически. Только вот ещё в чём загвоздка, некоторые парни, что конечно очень жаль, так и не получают статус настоящего мужчины в своё время. А вы девушки, ну это так обобщённо, здесь таких не присутствует, наоборот бывает, теряете свой статус настоящей женщины», «Ты про быдло?», – спросила Олега Оксана, на что Олег ответил: «Да, да, про них, хотя и мужчина может стать быдлом, а это уже не лишение статуса настоящего мужчины или женщины, это уже лишение статуса "человека" в общем». «Ну ты про тех быдло, что пьют до потери пульса, и ведут себя как свиньи, и всё такое, в этом роде, да?», – спросила Майя Олега, «Да про них, именно про них», – подтвердил он.

«А у меня другой вопрос, – обратилась к Олегу Оксана, – если парень боится девушку, ну или женщину, не важно, он настоящий мужчина, или нет?», на что девчата немного нахмурились, будто не особо поняли что имеет в виду Оксана, но Олег не подал и виду, ведь прекрасно понял, что это была провокация чистой воды. «А я считаю так, – задумчиво сказал в ответ Олег, – женщин бывает приходиться боятся по многим причинам, но главное в этом вопросе, это не страх, а необходимость остерегаться такой женщины, что представляет из себя одно коварство и неявные цели, то есть если, к примеру неясно, что она от тебя хочет, то это значит что она заберёт у тебя всё».

Девчата вдруг замолкли, после того как Олег это сказал. «Понятно, – ответила ему Оксана, – а если образ мыслей мужчины не ясен, напротив стоящей ему женщины, то она должна уважать, эти его размышления, и жизненные принципы?», – спросила Оксана Олега. «Да, но только если он, как я уже говорил, может ответить за свои мысли и жизненные принципы, почему он так поступает и что его к этому подталкивает, а не руководствуется отговорками типа "Все так делают" или "Родители так воспитали", это не ответ, мужчина должен понимать для себя самого, почему так и не иначе». «Да, выходит, ты по праву, дал этот ответ», – проболталась Оксана, из-за чего все ещё больше удивлённо нахмурились и обратили взор уже на неё. «А, ну, это, в смысле, не важно», – нервно смеясь на каждом слове, сказала им Оксана. «Когда это он такой ответ давал?», – удивлённо спросила Оксану Надя. «Она же сказала не важно, значит не важно, – сказал Олег, вставая с дивана, – ладно, пойду я, засиделся я у вас, спасибо за приём», – как-то одновременно неловко, но при этом довольно серьёзно сказал Олег, и вышел в коридор. «Я провожу», – сказала Майя ему вслед. «Ты извини её, она Оксана такая, сам понимаешь, очень неформальная, мы ничего плохого сказать не хотели», – сказала она уже обувающемуся Олегу, «Понимаю, – ответил он ей, приоткрывая дверь, – понимаю, даже не представляешь, на сколько я это понимаю, а вы, если что не бойтесь, не чем вы меня не обидели и Оксана тоже, просто мне уже и в правду пора, вот и всё». «Ладно пока, ещё приходи, ага», – сказала Майя Олегу вслед, когда тот уже открывал дверь тамбура. «Ага, ага, приду, приду, пока», – сказал он, прикрыв за собой дверь, после чего Майя медленно села на пол, подперев собою входную дверь. Олег что-то замешкался на лестничной площадки, как вдруг тамбурная дверь проскрипела за его спиной. Он снова подошел к ней с намерением закрыть, но не смог этого сделать, так как замок оказался неисправным. «Видать язычок запал», – подумал Олег, осмотрев замок в том свете, что сейчас был в его распоряжении. Олег, было хотел вернуться, открыв квартирную дверь, но вдруг заметил что она слегка приоткрыта. Олег хотел уже дернуть за ручку, как услышал, что за дверью кто-то тихо плакал. Это была Майя, сидевшая у основания двери. «Майя плачет, с чего это вдруг», – подумал Олег и прислушавшись ясно расслышал, что это была точно она, и тут же услышал что кто-то вышел из зала в коридор. К Майе вышла Надя.

Рейтинг@Mail.ru