Фулл. Книга 1

Даниил Сергеевич Гарбушев
Фулл. Книга 1

Intelligency – August


Глава 1. «Хуже смерти»

В дверь квартиры неожиданно позвонили. Все тут же переглянулись, мысленно рассуждая, что больше никто никого не ждёт. Лиза пошла открывать дверь, и уже через минуту вернулась в зал, уже со Славой.

– Всем привет, – протянул он радостно, обращаясь ко всем присутствующим.

Все молчали, застыв как каменные статуи. Даже мимика их лиц, казалось даже не застыла, а немного обвисла на своём недавнем месте.

Вячеслав немного постаял на месте и растерянно переглянувшись, присел на ближайшее свободное место.

– А чего это все молчат, что-то случилось? – спросил он, набираясь смелости, и уже потихоньку теряя былую растерянность.

– Да нет, что ты! – произнесла громко Лиза, как бы взывая всех к возобновлению шума, и все вновь разговорились.

– Кто его пригласил? – спросил Сурен, так тихо, чтобы его не услышал Слава.

– Да не кто! – ответила Лера.

– Я пригласила, – тихо произнесла Роза, как раз в тот момент, когда мимо неё проходил Вова, идущий на кухню.

– Ты что? – медленно затормозив, двигаясь при этом как мумия, спросил её шипящим голосом Вова, немного наклонившись к ней своим лицом, – хочешь, чтобы нас тут всех от церкви отлучили?

– Нет, просто мало лишь болтать, чтобы во всём разобраться, – чётко, но одновременно теряясь от нахлынувшего чувства неуверенности, ответила Роза, сказав тем самым поистине светлую мысль, на что Вова лишь переглянулся с Суреном и Ильёй, и не найдя что ответить, вышел в коридор.

– Пойдём, – сказал Сурен Илюхе, слегка толкнув его своей рукой, и уже через мгновение они втроём были в коридоре.

– Короче, надо как-то спросить, – предложил Илья.

– Здесь неудобно! – протвердил Вова.

– Ну тогда где? – взъерепенился Илья.

– Ну знаешь, – протянул Сурен, мельком глянув в сторону двери, чтобы убедится что их не слышит Слава, – можно на улицу его позвать, подышать воздухом, так сказать.

– Можно, а чё думаешь, сработает? – спросил Вова, вытянув свою длинную худую шею, из-за чего отдалённо напоминал индюка.

– Может и сработает, – предположил Илья, – ясно только одно, так просто это оставлять нельзя. Если кто-нибудь из Пасторов узнают, что мы принимали его в своём обществе, несдобровать никому!

– Короче, я зову? – спросил Сурен.

– А каким образом? – уточнил растерянно Илья.

– Смотри и учись, – сказал Сурен, размяв плечи и шею.

– Только тихо! – шепнул ему Вова, на что тот совсем не обратил внимания.

– Слав, – позвал того Сурен присвистнув, высунувшись на половину из дверного проёма, и дружески улыбаясь.

– Я? – как-то удивлённо спросил он, и встав со своего места пошёл к выходу.

– Да, ты, – сказал ему Сурен, когда тот уже почти вышел из зала, легонько выволочив его в коридор, после чего дверь в зал наглухо захлопнулась.

Следующая сцена не желала быть лучше или хуже, она просто была, неумолимо происходила, сияя напрасным варварством, так и пышущим из глаз всех трёх Славиных товарищей. Вова, Илья и Сурен окружили Славу, как гопники, из-за чего тот не мог сдвинуться и с места.

– Что случилось ребят? – всё также добродушно спросил Слава.

– А ты сам ничего не хочешь нам сказать? – спросил Сурен, являющийся самым здоровенным и высоким из присутствующих парней.

– О чём вы вообще? – как-то замучено спросил Слава, пытаясь вернутся в зал.

– Да так, ни о чём, – произнёс загадочно Владимир, вместе с Суреном преградив ему путь.

– Знаешь, пойдём лучше воздухом подышим, ради такого разговора, – дружелюбно сказал Илья, подойдя сзади и положив на его плечо свою руку.

– Ладно, – согласился Слава, совсем не понимая, что здесь всё-таки происходит, и принялся обуваться.

Между тем ребята тоже начали судорожно быстро обуваться, и буквально вытолкали Славу из квартиры. Когда дверь в квартиру за ними захлопнулась, в коридор вышла Лиза, и тут же вернувшись в зал, с ужасом произнесла: «Они ушли!». Все оставшиеся в квартире тут же ринулись обуваться, исчезая в темноте квартирного тамбура один за другим.

– Нет, я всё-таки не пойму, о чём вы со мной хотите поговорить? – пытался спросить ребят Слава, когда они уже подходили ко второму этажу.

– Ты иди, не останавливайся, – говорил Сурен, сильно подталкивая его вперёд, из-за чего тот чуть ли не летел с лестницы, почти падая.

Проскочив тёмный первый этаж, четверо ребят вышли на вечернюю улицу, громко хлопнув магнитной дверью подъезда. Слава спустился с высокой придверный плиты, и немного споткнувшись, пронёсся вперёд, пытаясь не упасть. Ребята подумали, что он убегает, и рванули за ним, но тут же остановившись, так как Слава тоже остановился, сумев сбалансировать.

– Ну что? – развернувшись к ним, спросил Слава.

– Это ты нам скажи, как ты до такого докатился? – наехал на него Вова.

– Да о чем вы вообще наконец?

– Не понимаешь, да? – спросил Сурен недовольно, и схватив Славу за воротник, проорал ему в ухо, – к проститутке этой хреновой ты зачем ходил?

– К какой ещё проститутке? – косясь, и еле как отделавшись от него, держась за своё левое ухо, спросил Слава.

– Эх, – тяжело вздохнул Вова, схватив его за грудки, – Эльвира! Эльвира! Ты тварь такая, трахаешся с проституткой, и ещё имеешь совесть приходить к нам и к девчонкам.

– Да не было ничего такого, – пытался оправдаться Слава, – да и не проститутка она вовсе, я ей помогал…

– Лужу выдавить ты ей помогал, или она тебе помогала девственности лишиться? – орал Вова перебив и совсем не дав ответить, всё также тряся его за грудки.

Вдруг из подъезда вышли все остальные.

– Вов, успокойся, – просил его Илья, пытаясь разорвать его мёртвую хватку.

– И кто вам вообще такое сказал? – поинтересовался Слава, кое-как отпихнув от себя Вову, не заметив как следом большинство подошедших встали вокруг него плотным кольцом.

– Толя, ну ты знаешь, живёт тут недалеко, – ответила за всех Лера.

– И что, слушайте вы их больше, мало ли что он сказал, клянусь, ничего не было, да я и знать не знал что она проститутка!

– Вот видишь, врёт, – уверенно сказал Сурен, подойдя сзади, резко и крепко зажав Славины плечи, своими сильными здоровенными руками, – ведь сказано: «Не клянись ни небом, ни землёй», а ты клянёшься, значит всё-таки Толян, нам про тебя правду молвил.

– Ну конечно же не правду. Был я у неё, но совсем по другому поводу.

– А он ещё сказал, что видел вас в постели! – произнесла Полина, как бы для провокации, для проверки, чтобы Слава сразу бы опроверг её слова.

К удивлению Полины никто даже не взбеленился против сказанного ей, кроме Славы.

– Почему? – заорал Слава, от чего толпа расступилась, – почему вы верите ему, а не мне? Кто он вам? Это же я ваш друг, я вам ближе! Стал бы я вас обманывать, заранее зная, что вы всё ровно, рано или поздно, узнаете правду?

И как только договорил он, Илья тут же подошёл к Славе, и со всей злостью щёлкнул его своей рукой по левому уху, о чего тот тут же повалился на асфальт. Не долго думая, трое ребят принялись отпинывать своего рухнувшего товарища.

– Ребята, что вы делаете? – прокричала, со страшным воплем, кто-то из девчат, ринувшись с остальными спасать Славу.

Но не тут-то было. Свободные ребята тут же подхватили их за животы, и уволокли за угол дома.

– Стойте блин здесь, и никуда блин не суйтесь, без вас разбёрёмся, – бросил им Тимофей, как бы отгоняя и прогоняя, когда они уже были в зрительной недосягаемости от Славы.

Девчата в замешательстве застыли на месте, не в силах даже пошевелиться. А месиво тем временем продолжалось. Слава лишь прикрывал лицо локтями, уже не надеясь ни на что в своей жизни, кроме как на Бога, тихо молясь: «О Господи, о Господи, не дай умереть от рук друзей, коли я не умер когда-то от рук врагов. О Господи, о Господи, помоги Господи, Господи». Пока они пинали его, Сурен частенько подходил поближе к Славиному лицу, и крепко хлопал его по открытой части щеки, чтобы тот не потерял сознание.

На всю улицу, со стороны дороги, прозвучала сирена. Это была совсем непричастная к избиению скорая помощь, проехавшая далеко от того места, где лежал Слава. Но резкий визг её, взбудоражил ребят, напугав их до полусмерти, из-за чего все тут же бросились бежать.

И как же быстро помчали они, каждый на своих двоих, сквозь всю автомобильную стоянку, как метущиеся души демонов, скрывающиеся от божьей благодати, излитой самым первым лучиком солнца, ложащегося на землю с приходом утра.

Кто-то зацепился ногой об оградку палисадника, кто-то больно ударился об бордюр, не успев вовремя его перешагнуть, но все как бы то ни было достигли угла дома, оббежав его и встретившись лицом к лицу с девчонками, сбив их с ног.

Девушки, поддавшись панике убегавших товарищей, ушли вместе с ними, а Слава так и продолжил лежать среди улицы, весь в кровяных подтёках, и грязных следах на одежде. Убрав с лица руки, он пощупал его, пытаясь понять, не сломана ли челюсть.

– Спасибо Господи, спасибо! Умер бы так, ты спас, спасибо, о Господи, – взмолил он к небу, запрокинув голову.

Глава 2. «Конец весны»

Вечер последнего весеннего дня, пришёлся жарким и раздирающе душным. Как только солнце скрылось за горизонтом, по улице прошёл самый настоящий ливень, обильно выпрыснувший все недожатые маем осадки.

Как только дождь стих, из ближайшего винно-водочного вышел продавец, молодой человек, лет восемнадцати, чуть ниже среднего роста, с белобрысой как пшеничная солома башкой, и широкой как радуга улыбкой. Неподалёку, по дворовой проезжей части промчался чёрный автомобиль, расплескивающий вокруг себя огромную лужу, ставшую на пути, закидывая капли грязной воды на предмагазинную плиточную дорожку.

– Идиот, – недовольно произнёс молодой человек, затягивая свою сигарету, уже за углом.

 

Скурив её одной резкой затяжкой, и швырнув бычок в туже самую лужу, с ещё рябящей водой, он мигом заскочил в свой магазин, дрожа от лёгкого ветерка, резко хлынувшего на улицу в этот самый момент. Окурок не потух мигом, а ещё немного потлел, даже слегка разгорелся, всё ещё держась на плаву в неспокойной воде. Мятый фильтр вспыхнул ярким пламенем, и вскоре впитав немного влаги, пошёл на дно, под уже почти утихшую гладь тёмной воды.

– Ты чё, одно затяжкой? – спросил Слава Никиту, который уже аккуратно надевал на своё лицо защитную медицинскую маску.

– Ну да, а чё?

– Да так, ничего, просто быстро вы курите, что ты, что Лёша, одной затяжкой и готово. Мне то что, мне не понять, я не курю.

– Ну да, это точно, тебе не понять, – подметил Никита, проходя за кассовую стойку, – вот только вот мне не понять другого, как ты можешь игнорировать такие святые вещи…

Не успел он договорить, как на весь магазин раздался взрыв, скорее даже взрывная волна, повалив обоих сотрудников на пол.

Слава стал приходить в себя спустя лишь полминуты, и то, будто бы заставляя себя открыть глаза, и шевелиться. Голова кружилась, а в глазах сверкали искры. Оглушительный рёв и писк пожарной сигнализации бил по Славиным ушам, что и так были забиты недавним взрывом.

Ещё не до конца придя в себя, Слава принялся искать глазами Никиту, тут же обнаружил его рядом с собой, почти всего заваленного коробками чая и конфет. Закрывая одно ухо рукой, а другое плечом, Слава тут же выгреб из под завалов Никиту, что был уже без сознания, весь в шампанском, с большим синяком на лбу. Слава немножко подтянул его к себе, как за его спиной со стеллажа упала большая пузатая коньячная бутылка, ударившаяся об пол и разбившаяся с громким дребезгом. Разлившийся коньяк тут же воспламенился, заблокировав выход из кассовой стойки.

Слава лишь мельком, боковым зрением заметив пламя, аккуратно схвотил Никиту, и еле как передвигаясь сам, перевалил того через кассовую стойку в сторону выхода. Огонь перекинулся на коробки, под которыми только что лежал Никита, и уже почти не обращая на это внимания, теперь уже сам Слава перелез через стойку, зацепившись об никому не нужный монитор. Ползком добравшись до двери, Слава с трудом открыл её, подперев встроенным фиксатором. Затем он вытянул Никиту на улицу, таща его по полу за обе руки. Но на складе оставалась ещё Ира, совсем неизвестно живая ещё или нет.

Когда Слава вновь зашёл в магазин, ему предстало ещё более ужасное зрелище. Пожар распространился повсюду. Потолочная плитка, загоревшись жёлтым пламенем, летела вниз, ударяясь об пол, и распыляя вокруг свои пылающие искры, похожие на капли лавы. Бутылки с крепким алкоголем, начали зажигаться, как коктейли Молотова, вспыхивая с горлышка, и выплёвывая свои крышки, бросаясь со стеллажей вниз.

Слава схватил бутылку воды лежавшую на полу, и смочив её свою маску взял в руки огнетушитель. Дорогу на склад заволокло огнем, и как только Слава собрался тушить её, то вдруг заметил, как из под складской двери высунулась рука Иры, обессилено упав на ещё не объятую огнём плитку. Закутавшись в собственный жилет, Слава направил струю огнетушителя в сторону Иры, и вскоре проложил к ней путь из покрытой порошком тропинки. Выбросив огнетушитель из рук, он ринулся к ней, и крепко схватив за руку, одним усилием выволок Иру на улицу.

Что было дальше, Слава уже не мог различить, хоть ему и удалось ненадолго придти в себя. В тот момент к ним, обессиленным, лежащим на плитке сотрудникам магазина, подъехала скорая помощь. Суматоха переливающихся повсюду огней машин прибывших служб пожарных и скорой помощи, покрылась кислородной маской, после чего Слава вновь потерял сознание.

Рейтинг@Mail.ru