Проблемы сфинкса

Антон Алексеевич Воробьев
Проблемы сфинкса

– Чего поделываешь, старый хессу? – спросил я.

– Егор, куда ты пропал? – в голосе Розвика слышалась неподдельная обеспокоенность. – Что там у вас произошло? Тут во Дворце все на ушах стоят, по слухам, принцесса в коме… Короче, рассказывай!

– Зи сканировала членов Совета Галактики. Примерно как меня. Под благовидным предлогом напрашивалась в гости или сама их приглашала… Кстати, надо пробить, откуда у неё такое оборудование. Чтобы сделать пси-копию инопланетянина высшей расы…

– Пробьём, пробьём, ты не отвлекайся.

– Потом наша дама объединила все полученные «сканы» в одну психо-матрицу. И стала прогонять различные варианты воздействий на неё. Примерно полгода назад принцесса обнаружила, что между диагностической матрицей и членами Совета существует обратная связь.

– Ого!

– Но поскольку единого сознания у матрицы не было, эта связь носила хаотичный характер. Зи стала искать способ объединить эти копии сознаний. И сегодня у неё получилось.

– Ясненько. Так где сейчас эта матрица?

– Мы с ней летим в столицу.

– Э-э… летите? На каком флайере?

– Увидишь, – усмехнулся я.

– Егор, я должен предоставить эту информацию ребятам из контрразведки Кани, – серьезным тоном сказал Розвик. – Мы обязаны обеспечить безопасность доставки этого объекта. Группа штурмовой авиации уже вылетела к лаборатории, я передам им твои координаты, они проводят твой флайер до столицы.

– Давай, – хмыкнул я.

– Жду тебя здесь, – отсалютовал чашкой чая осьминог.

Штурмовики появились минут через пять. Пристроились за нами обратным клином, помигали огоньками на хищных обводах. И выпустили пару ракет.

– Черт!

Я с трудом удержался на спине сфинкса: зверь сложил крылья и нырнул в штопор, пытаясь уйти от атаки. Мы двигались слишком медленно, ракеты должны были настичь нас секунды через две. Но тут мой крылатый «конь» издал смешок и резко дернулся в сторону. Как оказалось, это был короткий «прыжок» в пространстве, похожий на тот тип перемещений, которым владели некоторые расы Совета. Ракеты временно потеряли нас из вида и заложили вираж, выискивая цель. Затем последовал ещё один резкий рывок, и мы оказались над центральным штурмовиком. Сфинкс приземлился на обшивку, и боевая машина под его весом начала терять высоту.

– Надо уходить! – проорал я, заметив, как соседние штурмовики разворачиваются в нашу сторону и берут на прицел.

Зверь занес тяжелую лапу над кабиной пилота, с рычанием ударил силовую защиту. Одновременно с этим другие боевые машины выпустили по нам длинные очереди каких-то мелких крылатых штуковин.

Рывок. Мы оказались в ста метрах над сценой сражения, под нами осенним листом кувыркался штурмовик. Мелкие дроиды, не застав цель на месте, слились в один рой и летели к нам черными пчелами. И на подходе были две ракеты.

– Держись, Егор! – предупредил сфинкс.

И началась свистопляска. Зверь зависал в одной точке на секунду-две, подпускал к себе ракеты (которых становилось всё больше) и затем «прыгал» в другое место, на сто-двести метров. Большие расстояния, видимо, были ему недоступны.

Каждый такой рывок ударял по внутренним органам резиновой подушкой, я чувствовал, что меня вот-вот вывернет.

Долго так продолжаться не могло. Черный рой миниатюрных дронов расползался во все стороны, уменьшая число мест, свободных для «прыжка», да и сфинкс не мог перемещаться бесконечно. К тому же, пилоты наверняка вызвали подкрепление…

Огонек входящего вызова я заметил почти случайно. Аватар в виде крокодила Гены нетерпеливо ходил взад-вперед. Шеф.

– Шелестов, где тебя носит? Почему до сих пор нет доклада?

– Геннадий Викторович, некогда объяснять. Мне нужен прямой канал связи с королём Сириуса.

– Ясно, – пыхнул трубкой аватар.

Вот за что уважаю шефа, так это за понимание. Человек безо всяких «что?» да «почему?» сделает всё необходимое для работы. Через десять минут болтанки, когда мой желудок уже освободился от своего содержимого, а сознание с трудом воспринимало происходящее, открылся канал спецсвязи.

– Говорите, – прозвучал спокойный голос.

– Ваше величество, отмените приказ об уничтожении психо-матрицы! – прокричал я.

– Нет, – ответили ровным тоном. – Она слишком опасна.

– Вот именно! Неужели не понятно?! Что будет, если сфинкса припрут к стенке? Что сделает существо, контролирующее Совет Галактики? Вам объявят войну! Все расы! Флот Сириуса готов воевать против объединенной галактической армии?

Ответа не последовало. Через секунду канал молча закрылся. А через минуту атака штурмовиков (которых к тому времени было уже пятнадцать штук) прекратилась.

– Егор, ты «везунчик» ещё тот, – заявил Розвик. – Вот куда мне теперь в отпуск прикажешь ездить?

Мы сидели в космопорту, ждали звездолёт на Негару. Рядом терлись охранники: нас объявили персонами нон-грата в королевстве, ребята следили, чтобы мы по дороге в каюты никуда не свернули.

– А, мистер «я передам им твои координаты», – буркнул я в ответ.

– Кто ж знал, что они так на вас накинутся, – виновато порозовел осьминог.

– Чья идея была меня втемную использовать? – задал я риторический вопрос. – Теперь не жалуйся.

Рейтинг@Mail.ru