Проблемы сфинкса

Антон Алексеевич Воробьев
Проблемы сфинкса

Что касается «ароматов» в названии королевской резиденции – то они, разумеется, присутствовали. Правда, подавляющую часть человеческий нос был не в состоянии уловить. Я чувствовал лишь легкий запах жасмина и мяты.

Ну и главное, на мой взгляд, достоинство дворцового комплекса, состояло в том, что здесь было прохладно. Собственно, уже ради этого стоило наведаться в гости к принцессе. Вся территория Дворца была накрыта силовым полем, внутри которого регулировались температура и влажность.

– …которые перестроила очередная династия. Но иногда так хочется разнообразия! Вот я и подумала – почему бы не обратиться к мотивам иноземной архитектуры? – продолжала между тем хозяйка. – Принялась просматривать описания в сети и случайно наткнулась на статью о земных фараонах. И вот результат, – сделала широкий жест рукой принцесса.

Мы послушно задрали головы, разглядывая высоченные колонны, синий потолок, украшенный звездами, и рисунки на стенах. Широкий зал, в который мы вошли минуту назад, был копией храма в Луксоре – разумеется, не тех развалин, которые я видел в Египте пятнадцать лет назад, а 3D-реконструкции, созданной земными археологами.

– Вы, должно быть, сталкиваетесь по работе с множеством разных инопланетных рас? – решил я поддержать разговор.

– Множеством, – одарила меня принцесса странным взглядом.

Распорядитель, тенью следовавший за нами, что-то коротко сказал на канийском.

– Извините, мне надо ненадолго отлучиться, – с сожалением констатировала хозяйка. – Некоторые дела не терпят отлагательства.

– Конечно, конечно, мы понимаем, – поспешил заверить её Ленивый.

– Чувствуйте себя как дома, – ободряюще улыбнулась принцесса и удалилась вместе со своим немногословным спутником.

Розвик повернулся ко мне и с важным видом заметил:

– Вот, Егор, что значит элита! Безупречные манеры и классическое образование в сочетании с незаурядным интеллектом – не зря канийцы входят в Совет Галактики.

Я скептически поджал губы и уже собрался заявить, что не услышал пока ничего особо интеллектуального, но тут у меня перед глазами всё поплыло. Колонны, цветные рисунки, надутый от важности Розвик размазались радужными полосами и совершили небольшой кульбит, в результате которого я оказался лежащим на полу. Белые звезды на синем потолке заслонила большая голова осьминога, на мой лоб опустилось щупальце.

– Дружище, ты как, в порядке? – с озабоченным видом спросил Ленивый. – Давай-ка я отнесу тебя к фонтану.

Я чувствовал Других. Это было первое ощущение, достигшее моего сознания. Другие были рядом – и я почему-то знал, что теперь так будет всегда. Я не видел их глазами, не слышал ушами, но прикасался к ним разумом. И они ощущали меня и друг друга таким же образом. Мы все были вместе. И мы все были разными.

Нам выделили гостевой домик. Розвик развил кипучую деятельность по приведению меня в нормальное состояние: вызвал специалиста по иноземным формам жизни из столичной больницы (который потрогал мой нос и заявил, что воды ещё не отошли), земного консула (с которым мы уговорили пару бутылок местного пива), выбил разрешение остаться на ночь во Дворце и специализированный канал гиперсвязи «для консультаций».

Собственно, я оклемался минут через пять после падения, даже первая помощь Ленивого в виде воды из фонтана (вперемежку со слюнями осьминога), которой он меня обрызгал, была уже лишней. Но товарищ настаивал, время от времени отчаянно подмигивая правым глазом. Не знаю, чего он там задумал… Видимо, не хотел опять жариться на городском солнцепеке.

Во всей этой суете незаметно пролетел день. Под вечер нас посетила принцесса Зи, справилась о моём здоровье. Убедившись, что я – цел и невредим, нас с Розвиком оставили в покое.

– Будь на чеку, Егор, – невнятно пробормотал осьминог, развалившись на своей койке.

– Это ты к чему? – не понял я.

Но в ответ Ленивый только громогласно захрапел. Ну и ладно. Я закрыл глаза и полез в сеть (нам выдали гостевые аккаунты) на предмет туземного колорита. Пятая серия саги о зарождении королевской династии Сириуса плавно перетекла в сон.

Разбудил меня негромкий и противный звук входящего звонка.

– Да, – произнес я, не открывая глаз.

– Куда ты там опять вляпался?

Что меня всегда поражало в Геннадии Викторовиче, так это его способность дозвониться хоть до другого края Галактики.

– И вам доброе утро, шеф.

– Давай мне краткий доклад по ситуации.

– Какой ситуации? – спросонья я даже на минуту забыл, что нахожусь в законном отпуске.

– Розвик тут весь наш отдел на уши поставил, говорит, тебя там кто-то сканировал каким-то навороченным оборудованием.

– Правда? – я приоткрыл глаз и покосился на хитрую рожу осьминога.

Тот дрых без задних щупалец. Вот же старый хессу, почему мне-то ничего не сказал?!

– А чего он ещё говорит? – поинтересовался я.

– Мне начальник контрразведки Сириуса каждые полчаса названивает. Давай, Егор, соберись и накидай картину с деталями.

– Да тут и накидывать нечего… – я как мог, описал вчерашний день.

– Ясно, – буркнул шеф. – «Упал, очнулся – гипс». Теряешь форму, Шелестов!

Рейтинг@Mail.ru