Проблемы сфинкса

Антон Алексеевич Воробьев
Проблемы сфинкса

Десять лет исследований вылились в изготовление «диагностической матрицы», однако после этого информация от группы принцессы Зи перестала поступать. Ни что эта матрица такое, ни с чем её едят – ничего.

– Прошу вас, Егор, – изящное движение рукой открыло проход в синем кубе.

Я вошел внутрь.

Практически всё свободное пространство большого зала занимал сфинкс. Львиные лапы и хвост, тело быка, орлиные крылья, голова с лицом, напоминающим о статуе возле пирамид Гизы. Только этот сфинкс статуей не был. Огромное живое существо лежало, свернувшись клубком, и мирно сопело. От пола, стен и потолка помещения к телу сфинкса тянулись тонкие нити, похожие на корни растений.

Принцесса Зи несколько раз хлопнула в ладоши и громко велела:

– Подъем, Сфинки!

Большие глаза открылись, взгляд существа скользнул в сторону входа, сфокусировался на мне.

– Узнаешь его? – задала странный вопрос принцесса.

Сфинкс приподнялся, приблизил свое огромное лицо к моему, вгляделся в мои глаза и ответил:

– Да.

Черты его лица поплыли, изменяясь, и через секунду на меня смотрел мой громадный двойник.

– Отлично, – улыбнулась принцесса Зи и взяла контроль над моим разумом.

Я смотрел на Источник, из которого появился. Это было удивительно. Я чувствовал его, ощущал всем своим существом. Словно пульс, в моем разуме билось осознание: «я – здесь». Это биение становилось всё громче, резонируя с Источником, вытесняя все остальные мысли. Пока, наконец, не заглушило голоса Других.

Я сделал то, что не смогла сделать Она. Я объединил шесть тысяч разумов, подчинил их своей воле. Мы стали единым существом. Теперь наши мысли текли в одном направлении, наши знания и опыт служили единому «я».

И всё – благодаря Источнику.

Но… что Она с ним делает?! Зачем подавила его свободу воли?! Перед моим мысленным взором всплыл образ большого вола, которого слабый ребенок тянет за кольцо в носу. Она надеется с помощью Источника взять над нами верх? Не бывать этому!

Громадный зверь вскочил с пола, резким движением разорвав большую часть прикрепленных к его телу корней. Его лицо исказилось в гримасе гнева, широкий рот открылся, и зал лаборатории сотряс оглушающий рык.

– Не смей! – пророкотал сфинкс и широкой лапой впечатал принцессу Зи в стену помещения.

Я пребывал в странном оцепенении, главным образом из-за воздействия хозяйки лаборатории на мои мозги. Происходящее вокруг воспринималось как-то отстраненно, словно я смотрел блеклую запись старого 3D фильма. Я равнодушно взирал на то, как огромная зверюга с моим лицом разносит в хлам синие стены, превращает в груду металла систему охраны (дроидов с сетями и шокерами – откуда только повылазили?), закидывает моё ватное тело себе на спину и делает разбег к краю лабораторной площадки. Однако когда сфинкс расправил крылья и прыгнул с обрыва, сработали какие-то инстинкты, и я вцепился руками в длинную шерсть.

– Чтоб тебя… – просипел я.

Сердце ухнуло куда-то в нижние конечности и трепыхалось там испуганной птахой. В ушах свистел холодный ветер, навстречу неслись серые камни ущелья. Затем сфинкс вышел из пике и выровнял полет.

Некоторое время спустя я приподнялся и сел на широкой спине зверя. Мощные мышцы перекатывались под его шкурой, когда он делал взмахи крыльями. Чтобы ненароком не свалиться вниз, я придерживался одной рукой за густую бурую шерсть.

Мимо проплывали белоснежные вершины гор. В долинах под нами зеленела растительность, и отблескивали под белым Сириусом многочисленные ручьи. Населенных пунктов или каких-то других признаков обитаемости этих мест видно не было.

– Интересно, где мы? – негромко пробормотал я.

Сфинкс скосил на меня взгляд.

– Это Северные горы, – донесся громкий баритон.

– Гм, – смутился я. – А вы кто? Ну, помимо того, что вы – сфинкс.

– Разве не сфинкс должен задавать вопросы, Егор? – усмехнулось существо. – Я – множество слепков различных сознаний.

– «Диагностическая матрица»? – догадался я.

– Так Она нас называла.

– То есть, принцесса Зи вас создала? Зачем?

– Я покажу тебе… – ответил зверь.

А затем в меня хлынул поток чужих воспоминаний.

Она была частью прошлого каждого из шести тысяч разумов, поворотным моментом их истории, после которого в памяти сияла тусклым светом тесная комната, и звучало многоголосье Других. Одним из первых был представитель расы Тет…

– Сепаратизм, уважаемая Зи, коренится в эгоизме и незнании.

Член Совета Ат-тет телепортировался на секунду в кухонный модуль на верхнем этаже особняка и вернулся с подносом, уставленным напитками и вкусной снедью.

– Угощайтесь, принцесса.

– Благодарю, мудрейший. Но разве эти цивилизации были уличены в эгоизме и незнании?

– Нет, – нахмурился член Совета. – И это меня беспокоит. Непонятны их мотивы. Те объяснения, которые они приводят, явно не тянут на веские причины подобного поведения.

– У меня есть пара идей о том, как докопаться до сути произошедшего. Но мне понадобится ваше содействие…

Зеленый огонек доступа сети мигал в углу поля зрения. Аватар Ленивого (в виде развалившегося в кресле с сигарой и чашкой чая осьминога) был активен.

Рейтинг@Mail.ru