Бог из Пустоты

Алексей Петрович Гапоненко
Бог из Пустоты

Глава VIII – На пороге кошмара

Пустота…

Люди – странный вид. Есть в вас что-то необычное, даже для меня. Живёте на огромной планете с прекрасными условиями и всё, вроде бы, хорошо. Вокруг поля, леса, реки, озёра, горные вершины и дикие не хоженые пустыни. Живи, размножайся да радуйся, но нет. Ваша жадность так велика, что даже этого вам мало. Вы всегда хотите больше, почти так же сильно, как Он. В этом вы напоминаете моего злейшего врага. Можете принять это за комплимент, хотя это вовсе и не он.

Впервые увидев, как горит дерево человек не бежит в страхе, дико вопя на всю округу. О нет, человек крадётся, рычит, машет дубиной, пугая неизвестную силу. Проходит пара сотен лет, и вот он уже жарит сочный кусок мяса на костре. Скажите, мелочь? Но, как знать. Не так много видов приспосабливали окружение под себя. Подавляющее большинство действуют в точности, наоборот. Меняются сами, но не вы. Эволюция не ваш метод. И это раздражает меня!

У вас нет ни когтей, ни клыков. Слабый скелет и тщедушные мышцы. Совсем не хищник, но почему-то именно вас боятся саблезубые тигры, обходя стоянки племён десятой стороной. Вы не можете прыгнуть и на три метра от земли, но летаете в небе. Не можете задержать дыхание на пару часов, но бороздите глубины океанов своей по праву голубой планеты. Ваш род отказался от собственных тел, увяз в объятиях искусственных видений и иллюзий, но сумел захватить всю звёздную систему. Пожалуй, вы даже немного пугаете своей жаждой власти и безмерной жадностью.

Вы были бы любимыми детьми Древобога или его злейшими врагами. Прямо, как я.

Интригующее животное…

***

Кажется, я уснул. Когда зашипел привод, открывающий дверь грузовика, я не сразу понял, где нахожусь. Едва разлепив глаза, пришлось сразу же их зажмурить – свет был нестерпимо ярок. Но до слуха донеслись голоса:

– Старший офицер, и всё-таки я не понимаю, почему мы приехали сюда. Разве вы не собирались доставить его в главный штаб? – судя по голосу, говорила Сара. Через резь и слёзы в глазах я едва ли мог видеть её: лишь вздёрнутый пик забавной причёски. Из-за него силуэт на фоне ярко-белого напоминал рожок с мороженным.

– «Словно, инопланетяне похитили…» – усмехнулся я про себя, приподнимаясь с мягкого войлока.

– Здесь проведут анализы, помощник. Не беспокойся так, – из белого моря возник силуэт Марека. Его рука потянулась ко мне. – Подозреваемый, вставайте и идёмте с нами.

На секунду мне захотелось запротестовать, выкрикнуть что-нибудь нелицеприятное в его адрес или ещё лучше СГК в целом, попытаться выпрыгнуть из кузова и сбежать. В общем, в голову лезла всякая чушь, но помня о больнице и всём том бреде, случившемся после, я отмёл всё это и смело шагнул из грузовика. Ну, да… они же не могут сделать со мной нечто за пределами закона? Хотя учитывая обвинения, опирающиеся на ничто, возможен любой исход.

Покинув салон левимобиля, не без помощи офицера, я оказался на гладком покрытии с металлическим блеском. Босые ноги неприятно холодило, ступать по такому полу было не слишком приятно. Взглянув вниз, понял, что это санитарный «бетон» – материал, не позволяющий микробам и любым бактериям развиваться на своей поверхности. Таким обычно заливали хирургические кабинеты в современных клиниках, оснащённых по последнему писку технологий.

– Не стой столбом, идём! – поторопил меня поляк-переселенец, недвусмысленно подтолкнув в плечо.

– Да, иду я, иду. Что уже и по сторонам посмотреть нельзя?

Не теряя времени, я вновь осмотрелся. Оказалось, что высадили меня в небольшом коридоре. Грузовик, стоящий сзади, полностью перекрывал вход, размер помещения был спроектирован под кузов стандартного полицейского автозака. Справа от меня находилась узкая металлическая дверь. Наверное, через неё мои «похитители» и зашли в коридор. Сбоку от неё примостилась маленькая панель управления замком: обычная серая консоль сантиметров пятнадцать в поперечнике. Если бы я и попытался сбежать, то попросту не смог бы пробиться наружу: сзади грузовик, по бокам стены и запертая дверь. Единственный путь – идти вперёд, вглубь таинственного коридора. Так я думал тогда.

– А где это мы? Не очень похоже на управление СГК.

– Как будто ты там бывал! – усмехнулся офицер, но всё же пояснил. – Это биостанция. Здесь проведут твой осмотр: анализы и всё остальное. Потом…

– Зачем вам мои анализы? Я же только вчера из больницы! Меня и так каждый день проверяли, – нагло перебив Зелински, я повернулся к нему. Лицо-маска по-прежнему держалась: ни один мускул не дрогнул. Казалось, он вовсе не обратил внимания на мою подначку.

– Тебе всё расскажут во время осмотра, – всё ещё продолжая хранить спокойствие, офицер продолжил говорить, – а теперь топай!

– «И всё же я смог его немного задеть, ну надо же…»

Скучный коридор всё тянулся и тянулся: Марек шёл позади, а Сара впереди. Такая расстановка несказанно радовала и на самую малость смущала. Наблюдая за качающимися бёдрами девушки, я сам не заметил, как чуть не врезался в неё, когда она неожиданно остановилась. Несколько неудобно вышло. Но не сказать, что неприятно. Подняв взгляд, я увидел лишь серую поверхность стены:

– «Служивые привели меня в тупик? Но зачем?» – повернув голову, я посмотрел на старшего офицера, тот как раз отдавал жест-команды для своего ПДР. В очередной раз захотелось увидеть допреал. Интересно же, что он там делает. Скорее всего, этот глухой тупик выглядит совсем иначе с ПДР.

Обрывая мои размышления, послышался глухой скрип. Медленно обернувшись, я тут же понял, что именно издавало такой громкий звук. То, что казалось тупиком, на самом деле огромные двухстворчатые ворота. Внутри них происходили какие-то перестановки, сопровождаемые гулкими механическими скрежетами.

Словно пытаясь меня поразить ещё больше, что-то громко пискнуло и прямо из гладкого на первый взгляд пола выскочили несколько небольших столбиков. Снова раздался писк, а затем на вершине каждого из них загорелась ярко-красная, как волосы Сары точка. Скорее всего, нас сканировали.

Не прошло и трёх секунд, как столбики также неожиданно скрылись под полом, а ворота разъехались в стороны, причём совершенно беззвучно. Стоило им скрыться в стенах, как Сара двинулась дальше. Девушка явно не в первый раз видела всё это. Я же попросту замер на месте, поражаясь серьёзности систем безопасности:

– «Зачем все эти сложности? Это же обычная биостанция, или как он там её назвал?..» – кожа покрылась мурашками. У меня возникло очень плохое предчувствие относительно всех этих анализов, СГК и ситуации в целом. И моё чутьё меня не обмануло ни на грош.

– Топай! – офицер вновь напомнил о себе, тычком в спину.

– «И когда он растерял все свои манеры? Или с пособниками террористов, он забывает о вежливости? А, может, он сам поскорее хочет покинуть это место? Столько вопросов…»

Переступив через порог, я словно оказался на обложке модного научного журнала или скорее уж в агитационном ролике, восхваляющим работу правительства и нашу науку. Всё вокруг буквально кричало о баснословной стоимости. Стены, полностью покрытые тем же самым санитарным «бетоном», стёкла кабинетов, выполненные исключительно из металлокерамики, способной изменять плотность и пропускную способность. Некоторые прямо сейчас были абсолютно серы, скрывая своё содержимое.

Никаких ламп или светильников в коридоре видно не было. Вместо них весь потолок был одним сплошным источником света. Если в достаточно хорошей больнице, где я лежал после взрыва, такие панели были лишь в центре потолка. Тут же на компромиссы не шли. Нужен свет – вот вам светящийся потолок. Я боялся представить, сколько бюджетных средств вбухано в одну эту «биостанцию» СГК. Честно говоря, я всё сильнее сомневался, что Марек сказал мне правду. Когда это обычные биостанции стали походить на научные комплексы? Может быть, я так долго спал в кузове грузовика, и прошло лет сто?

– Что это за место?! – с нажимом спросил я, неустанно разглядывая каждую мелочь вокруг. Происходящее нравилось мне всё меньше, усиливая неприятные ощущения.

– Я уже говорил, – последовал очередной тычок в мою многострадальную спину, – топай!

– Что значит, говорил? Куда вы меня привезли?! – попытался было запротестовать, но тут же получил болезненный тычок под рёбра. Зато разнообразие. Скривившись, я обернулся, чтобы увидеть, как офицер вместо ответа нехотя достаёт из кобуры ССКОП – здоровенную штуку, отдалённо напоминающую штурмовые винтовки прошлого. Разве что гораздо короче последних. Максимум сорок сантиметров в длину, но даже такого размера с лихвой хватало, чтобы вызвать нервную дрожь. Эти угловатые комплексы огневого подавления имели дурную славу, ведь могли стрелять на поражение. Да-да, закон не распространялся на агентов СГК. Это и было одной из главных причин массового страха перед ними. Никогда не знаешь, что в голове у вооружённого ССКОП агента.

Словно читая мысли, Марек показательно переключил его в шоковый режим, движением большого пальца. Угловатые формы оружия дрогнули, на глазах перестроившись в гладкий ствол, покрытый фиолетовыми диодами. Маленькие точки вспыхивали в такт моему сердцебиению. Покачав пушкой, офицер кивнул, мол, иди уже, наконец. Девушка-помощница, стоящая сбоку от меня, напряглась и тоже потянулась к кобуре. Не видя другого выхода, я проглотил все свои обиды и уже развернулся, как вдруг раздался радостный крик:

– Вот и он! Великолепно! – из-за поворота вышел высокий молодой человек в белом халате. Увидев нас, он так широко улыбнулся, сверкая белоснежными зубами, что я почти позабыл о пистолете офицера. Ох, что-то здесь не так.

Быстрым шагом врач (это был именно он, а не медик, судя по белому цвету халата), устремился в нашу сторону, на ходу стягивая с рук медицинские перчатки:

– Ты всё-таки привёл его, молодец! Я не сомневался в тебе, Мар… разве что чуть-чуть… – сделав дурацкую театральную паузу, парень как-то странно взглянул на офицера, от чего тот едва заметно отступил назад и опустил готовый к бою ССКОП.

 

– «Он что его боится? Кто же этот парень?» – пока я мучился вопросами, подозрительно весёлый незнакомец переключился на меня.

– Так-так-так… Бледность, истощение, отёки под глазами, как вы себя чувствуете? – он резко придвинулся ко мне, от чего его лицо оказалось в каких-то паре сантиметрах от моего. Я непроизвольно отступил на шаг назад. И как назло, сзади меня была небольшая тумбочка с какими-то склянками. Натолкнувшись на неё, я чуть не свалил их на пол. В последний момент, мне удалось ухватиться за покачнувшуюся тумбу и удержать её от падения. Стеклянные банки и сосуды противно звякнули, протестуя против моей слоновьей аккуратности.

– Осторожней! – воскликнул парень. – Не пораньтесь! Что же вы так не аккуратно.

– Просто, просто вы так… эм… – я никак не мог собраться с мыслями. Врач, если это конечно врач, так быстро и по-дурацки говорил, что сразу же терялась суть разговора. – Вы кто? – наконец, выпалил я.

– Я? – слишком искренне удивился улыбчивый. – Я – главный специалист этой… свалки, – театральные паузы, кажется, были его любимой забавой. Весьма специфичной забавой.

– Свалки? – изумление чётко проявилось на моём лице.

– Да, видите, в каких условиях приходится работать. Полный мрак! Людей не хватает, все, что есть, как на подбор, кретины. Сплошные вопросы, никакой самостоятельности, а сроки горят. Просто ужас, вы согласны? – тараторил врач, окидывая всё вокруг своим взглядом. Не дожидаясь, пока я отвечу, он кивнул сам себе и повернулся к офицеру, оставляя меня один на один с вопросом: почему он называет этот роскошный комплекс свалкой? – Ещё раз спасибо, всегда приятно, когда твои «просьбы» так быстро выполняются. Останешься на чашечку кофе или дела?

– Мне нужно оформить отчёт для полиции и разобраться с другими делами, – Зелински сохранял на лице маску, но я уже поднаторел в искусстве распознавания эмоций офицера, поэтому легко узнал раздражение. Видимо он не особо любит улыбчивого. Точнее, совсем не любит. Но тогда почему помог ему с моей доставкой сюда?

– Ясно-ясно, значит, весь в делах. Что же тогда не буду отвлекать, – по мановению тонкой руки из-за поворота появились двое крепких парней, похожих на охранников или солдат, одетых на медицинский лад. Достаточно агрессивная форма: плотные штаны с наголенниками и паховой защитой, на поясе дубинки, поверх голубой рубахи массивный жилет с множеством карманов, к кольцу пристёгнут фонарик, причёски короткие. В общем, вылитые солдаты или вышибалы. Подойдя к нам, ребятки встали позади белобрысого, тот же мельком взглянул на них и кивнул в мою сторону. По отмашке босса, бравые ребята сразу же подступили ко мне. Левый коротко бросил:

– Иди за мной, – и сразу же развернулся. Не успел я и слова сказать, как второй не слишком дружелюбно шагнул в мою сторону, сверля маленькими глазками.

– «Да что за день то такой. Топай! Топай! Топай!!! Я что вам собака что ли?»

– Позвольте, а что происходит? – я решил попытать счастья и обратился напрямую к начальнику «свалки». Он расплылся в фирменной улыбке и ответил:

– Ну как же, анализы. Вы же сюда приехали, конечно же, из-за ваших анализов.

– А, ну да. Но разве это не работа СГК? – я повернулся к Мареку в поисках хоть какого-нибудь ответа.

– Не беспокойся, господин Жульен позаботится о тебе, – процедил сквозь зубы офицер и, кивнув доктору, чеканя шаг, пошёл на выход. Удивлённая Сара, автоматически последовала за ним, как вдруг опомнилась, повернулась к врачу и тоже попрощалась. Тот, всё так же улыбаясь, кивнул и даже помахал рукой. Такое детское движение, отчего-то вызвало у меня нервные мурашки по всему телу. Этот молодой парень был либо сумасшедшим, либо совершенно без комплексов. Чтобы так себя вести в присутствии подчинённых, да ещё и при незнакомом человеке. Да что с ним не так? Или наоборот всё так?

– За мной, – раздражённо повторил охранник.

Мне больше ничего не оставалось, поздно дёргать лапками, поэтому я просто пошёл следом. На этот раз впереди и позади меня шли двое новых сторожей:

– «Почему все так переживают, как бы я чего не выкинул? Разве я давал повод?»

К слову, биостанция оказалась достаточно крупным комплексом. Меня провели минимум через шесть коридоров, и в конце каждого нам приходилось задерживаться перед модульными воротами, точно такими же, как на входе. Разве что теперь из пола не вылезали столбики, и никто нас не сканировал. Врач или, как я теперь знал, Жульен просто подносил запястье с закреплённым на нём ПДР к панели управления, и двери сразу же беззвучно открывались.

В коридорах нам встречалось множество людей в голубых и, что странно, белых халатах. Кто-то спешил из кабинета в кабинет, на ходу приветствуя начальника «свалки», другие останавливались для короткого разговора. В такие моменты охранники замирали, а я прислушивался к разговорам. В целом в них не было ничего особенного. Почти всегда люди просто узнавали у Жульена какие-то детали по химическим опытам или уточняли расписание анализов, подтверждая его слова о несамостоятельности.

Лишь один короткий разговор действительно привлёк моё внимание. Когда мы прошли пятые ворота, окружение сменилось. Стены больше не были белыми, вместо санбетона их покрывали чёрно-красные панели из незнакомого мне металла. Атмосфера переменилась. Охранники, что вели меня прежде, остались с той стороны ворот, уступив своё почётное место двум другим. Если старые выглядели как вышибалы, то двое мужчин, встретивших нас на шестом уровне комплекса, выглядели совершенно иначе.

Чёрная форма, укомплектованная по-военному. Лёгкий автомат на ремне через плечо, визор на правом глазу, гибкий ворот, закрывающий шею и скрытый курткой. Я видел такой в одной передаче по телику. Какая-то разновидность бронежилетов, поглощающих кинетический импульс.

– «Что такое вооружение делает на обычной биостанции? Я что в фильме ужасов или это передача «Вас снимает скрытая камера»? Поверьте, ребята, мне хватает нервов за последние дни. Вы определённо лишние!»

Я как раз хотел задать вопрос белобрысому, как его окликнула женщина. Она стояла возле стены и, по-видимому, ждала его. Одетая в точно такой же белый халат и выглядящая лет на тридцать пять. Тонкие очки на носу и старомодная причёска придавали ей ещё больший внешний авторитет. А если начинать сравнивать с пацаном-начальником, так она и вовсе казалась умудрённой опытом светской львицей, по случайности оказавшейся здесь.

Словно подтверждая мои догадки, парень заметно переполошился, едва завидев её. Когда же она шагнула ему наперерез и заговорила, он и вовсе перестал улыбаться, что было настоящим событием:

– Жульен, сколько можно?! Я ждала результатов еще… – тут она заметила меня и двух бойцов сопровождения. Резко осёкшись, женщина перевела взгляд с меня на него и обратно. Нахмурившись, она открыла, было, рот, но парниша перехватил инициативу:

– Прежде чем ты начнёшь ругаться, сестра…

– «ЧТО?! Это его сестра? Ничего себе, да как такое вообще возможно. Они же ни разу не похожи. Начиная с внешности и заканчивая характером».

– … я хочу представить тебе кое-кого, – обернувшись ко мне, он призывно помахал рукой. Даже в этом простом движение ощущалась некая элегантность и женственность что ли. Может он гомо или би? Одним словом, мутный и какой-то неадекватный тип.

Шагнув к ним ближе, я вышел из оцепления бойцов. И уже тогда смог рассмотреть женщину получше. У неё были карие глаза, в отличие от голубых Жульена и вздёрнутый носик. Ничего общего с «братом». А он тем временем продолжил:

– Это Стив Виндсикер.

– Тот самый? – её брови поползли вверх. На лице читалось явное удивление.

– Да, выживший при взрыве, – идиотская улыбка вернулась к парню, озаряя коридор белизной зубов.

– «Ничего не понимаю. Почему она так удивилась? Да, я выжил и что с того? Почему мне кажется, что я здесь вовсе не из-за анализов?»

– Так это правда вы? – она напрямую обратилась ко мне, напрочь игнорируя брата. Её глаза светились восхищением.

– Да, это я. Может, хотя бы вы мне объясните, что здесь происходит?

Удивлённо переведя взгляд с меня на парня, женщина непонимающе моргнула:

– Слушай, тут такое дело. Он обвиняется в каком-то преступлении. Не смотри на меня так! Сам только недавно узнал, но какая разница. Я договорился с Мареком, он решит все вопросы.

– Марек? Это тот офицер СГК?

– Да, он самый. Так вот, он как раз сейчас занимается этим вопросом, а мы можем спокойно провести иссл… – оборвав себя на полуслове, Жульен кинул на меня быстрый взгляд и со смехом закончил. – Эмм… исследовательские анализы! Конечно! Не переживай, Стив, мы хорошенько всё посмотрим. Терентьев же говорил тебе о странностях с твоими анализами?

– [Ложь…] – голос в голове искренне возмутился, но, как и прежде остался без моего внимания. Виски вновь начало сдавливать от переизбытка информации:

– «Этот парень никогда не замолкает? Как же быстро он говорит. И кто такой этот Терентьев? Боже, почему я ничего не понимаю? Как же надоело шарахаться впотьмах, пытаясь нащупать хоть какую-то крупицу информации о происходящем!..»

Видя, что я не совсем понимаю, о чём идёт речь, начальник свалки добавил:

– Ты, похоже, не помнишь, да? Николай Терентьев – твой лечащий врач. Он проводил осмотр и вёл тебя, пока ты лежал в больнице одиннадцатого сектора.

– А, вот вы о ком! Да, он, кажется, что-то такое говорил. Извините, но за последние дни столько всего случилось, что я уже ни в чём не уверен, – массируя виски, ответил я предельно честно.

– Ну да, ну да, конечно! Подумать только, сестра, представляешь, его похитили -террористы! Самые настоящие, что ни на есть террористы!

– Что? – казалось, что брови женщины уже не могут подняться выше, но нет. Они полезли вверх. – Как это террористы?!

– Да-да, именно! Я тоже удивился, но сейчас не об этом! – он резко переключился на другую тему, повернувшись ко мне. Теперь брат с сестрой стояли бок обок, сверля меня взглядами, словно букашку под стеклом. И всё равно я не находил между ними ничего общего.

– Понимаешь… друг, – он не сразу подобрал слово, – твои анализы очень странные. И когда я говорю очень странные – это значит, что они крайне необычны! – Жульен начинал говорить всё быстрее, от чего часть смысла его слов ускользала от меня. Однако главное всё же уловить удалось.

– Поэтому меня держали в карантине?

– Точно, – кивнул он, цепко хватаясь за мою догадку. – Все, кто контактировал с тобой в больнице, уже доставлены сюда. Их я тоже осмотрю, но позже.

– Что? Зачем вам это? Со мной что-то не так? – кажется, этот парень может знать, что со мной творится в последние дни. Все эти приступы жара или озноба и вечно ноющая голова.

– «Мартышки не могут знать этого», – мысль в моей голове прозвучала лениво и вальяжно.

– «Что? Какие ещё мартышки? О чём я вообще думаю?»

Не зная, какая каша начала вариться в моей голове, белобрысый немного задумался над вопросом. Даже его улыбка слегка потускнела, придавая ему вид печального клоуна. Если бы у него брызнула струя слёз из кармана, я бы не удивился. Нет, честно! Пока он размышлял, на помощь пришла сестра:

– Тот метеорит, всё дело в нём. Понимаете, там был обнаружили вирус.

– Что?! – едва не задохнулся я.

– [Вирус?! Да, как ты смеешь, одноклеточная тварь!] – Я неожиданно захотел ударить женщину, произнёсшую гадкие слова. Поборов импульс, я никак не мог сообразить в чём причина моего гнева. Он накатил так внезапно, что я едва удержался:

– «Да, что со мной творится? Успокойся, Стив, всё хорошо. Слушай, что они говорят, возможно, это ответы на все вопросы!» – успокаивая себя, я постарался дышать ровнее и вскоре помутнение развеялось.

– Главное, не волнуйся, – видимо, одноклеточная приметила мой порыв. Стоп, одноклеточная? Почему мне в голову пришло именно это слово?

– К счастью, он содержался в спящем состоянии. В виде варионы – это такая готовая к заражению частица, ждущая носителя. Из-за взрыва и последовавшего за ним пожара, есть вероятность, что вариона активизировалась. Поэтому мы и хотим досконально проверить тебя и всех, с кем ты контактировал.

– Да-да, сестра права! Это очень опасно, сам понимаешь, но бояться не стоит, ты в надёжных руках. Если вирус действительно активен и смог закрепиться в тебе, мы быстро об этом узнаем.

Я просто не мог поверить в услышанное. В метеорите был вирус, и я мог им заразиться? А этот клоун, которому лет двадцать пять от силы, говорит мне успокоиться. Я в надёжных руках, да? Но почему мне так совсем не кажется.

– [А эти обезьяны не так глупы. Это, может быть, опасно, носитель ещё не готов…]

– «Нужно покинуть это место. …покинуть место… Да, и правда было бы неплохо свалить. Почему я раньше не додумался? Но как теперь отсюда уйти», – покосившись на двух бойцов, я тяжело вздохнул. – «Фиг они дадут мне куда-то уйти. Вон, как пацана глаза горят. Будто всю жизнь мечтал вирус из метеорита исследовать!»

 

– Подождите, это что получается, эта виора была внутри метеорита? – вслух ответил ваш покорный слуга.

– Именно, если точнее, то в породе, из которой он состоял, – улыбаясь, согласился парень. – Мы боимся не за тебя или какой-то вирусный апокалипсис! – он потряс руками, делая акцент на последнем слове, словно насмехаясь над этой идеей. – Важен сам факт того, что этот вирус не земного происхождения. Это яркое подтверждение существования жизни за пределами нашей планеты. Это очень важно, Стив! Понимаешь?

– То есть этот вирус прилетел откуда-то, где тоже есть жизнь?

– Да.

– Но, а как же я? Этот вирус, он опасный?

– О, нет! Не беспокойся об этом, – белобрысый усмехнулся, махнув рукой. – Даже если ему удастся справиться с твоим иммунитетом, в чём я сильно сомневаюсь, шанс что внеземной патоген сможет развиться в условиях не родной для него жизни, ничтожно мал. Меньше одной миллионной, если быть точным.

– [Хмм… видимо, ошибся. Туп, как кроган. Но оно и к лучшему…]

– Но шанс всё-таки есть, так?!

– Не стоит так пугаться, я же говорю, ничего страшного не произойдёт. Прямо сейчас мы проведём полный спектр процедур и досконально тебя изучим.

– Изучите? – мне совершенно не понравилось это слово. От него начало крутить живот, а воображение нарисовало картинку подопытной мыши… маленькой беленькой препарированной на столе мышки с кишками наружу!

– Да-да, глубоко и всесторонне. Если вирус действительно присутствует, мы его сразу же найдём, – парень продолжал меня убеждать и успокаивать, непрерывно улыбаясь. Но вместо него я почему-то смотрел на женщину. Слушая брата краем уха, она поправила очки и начала внимательно меня разглядывать. Чем дольше её взгляд блуждал по моему грязному халату и босым ногам, тем противней я себя ощущал. На миг мне показалось, что в её глазах я именно та самая подопытная мышь, но наваждение прошло, как только она кашлянула и отвела взгляд. Осталось ощущение, что меня вскрыли морально, но явно хотели бы это сделать и физически. Маньяки какие-то.

– Давайте, парни, отведите Стива в кабинет, там его уже ждёт медсестра, – с этими словами Жульен отступил к стене, давая нам возможность пройти. Охранники мгновенно двинулись вперёд, слегка подталкивая меня. Но теперь это не требовалось, я и сам живо зашагал по коридору. Когда врач говорит, что в тебе «возможно» сидит какой-то инопланетный вирус, начинаешь быстрее шевелить ногами.

Не буду врать. Даже тогда какие-то сомнения у меня были. Конечно, и предчувствие никуда не делось. Вся эта неразбериха с СГК совершенно не вязалась с тем, что говорил доктор. С его слов выходило, что СГК, словно собачки поехали за мной лишь для того, чтобы доставить сюда. Но зачем? Неужели нельзя было официально перевести меня силами больницы. Зачем вся эта показуха? К тому же я верил Мареку. И из воспоминаний Сары я знал, что приказ на мой арест был вполне официальным и пришёл сверху. Так каким боком здесь всплыл Жульен? Ну, да ладно, в любом случае после неожиданно открывшейся правды о цели моего приезда сюда, всё это отошло на второй план. Умирать мне точно не хотелось.

Миновав последний коридор, мы свернули, немного не доходя до очередной двери с консолью. Войдя в узкую дверь сбоку, охранники провели меня в абсолютно белую комнату. Здесь не было ничего, кроме железного стула, стоящего прямо по центру. Рядом с ним нас и правда ждала молоденькая медсестра с маской на лице и чемоданчиком в руках:

– Здравствуйте, садитесь, пожалуйста, – дежурно вежливо поздоровалась она, указывая на стул.

Я молча занял предложенное место, разглядывая девственно чистые стены и потолок. В комнате не было окон, сплошной массив стены. После чёрного покрытия коридора, белые краски немного раздражали, но времени задумываться о дизайне, у меня не было. Медсестра быстро раскрыла чемоданчик и достала из него два автоматических инъектора. В одном была светло-розовая жидкость, другой пустовал.

– Слабый раствор анализатора, – отвечая на мой немой вопрос, произнесла девушка. Умело закатав рукав моего халата, она посмотрела мне в глаза и зачем-то уточнила. – Готовы?

– Прямо сейчас? – опомнился я, подняв взгляд на Жульена. – Никаких бумаг и подписей?

– Нет ничего такого. Случай неординарный сами понимаете, да и важна скорость. Мы и так задержались из-за ваших… приключений, – опять эти паузы, но в целом всё понятно. Какие тут бумаги, когда такие дела творятся… наивный подход, конечно, но хочется верить в лучшее.

– Ясно. Тогда давайте уже… – кивнул я. Игла пронзила кожу и инъектор выдал мне дозу розовой дряни. Сначала ничего особенного не происходило, но спустя десяток секунд по телу разлилась необычайная прохлада. Свет потолка начал казаться гораздо мягче, а лицо медсестры за маской немного расплывчатым. Веки потяжелели, сознание утекало в трубу. Уже теряя его, я расслышал:

– Наконец-то! Сколько мороки. Проведите полный спектральный, молекулярный и химический анализ. Все результаты ко мне на… – сознание сдалось, и голос Жульена растворился во тьме.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29 

Другие книги автора

Все книги автора
Рейтинг@Mail.ru